: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Апухтин В.Р.

Народная военная сила. Дворянские Ополчения в Отечественную войну

Москва, 1912.

 

Публикуется по изданию: Апухтин В.Р. Народная военная сила. Дворянские Ополчения в Отечественную войну. М., Т-во "Печатня С.П. Яковлева", Петровка, Салтыковский пер., дом Т-ва, №9. 1912.

 

Рязанское ополчение

 

[41] В войне 1812 года рязанские ратники не сражались на поле битв, их участие ограничилось только охранительной деятельностью, но в 1813 г. под Гамбургом, Дрезденом и Глагау они приобрели себе место среди наиболее блестящих имен, прославившихся в Отечественную войну.
На дворянском собрании46) постановлено было дать 15600 человек и составить из них один полк конных казаков, два полка егерей и 4 полка пеших ратников; места офицеров, унтер-офицеров и урядников занимали дворяне. Начальником ополчения был избран генерал-майор Измайлов, рязанский предводитель дворянства, который и занимал это место в продолжение всего времени. Начальниками полков избраны были: полковник Маслов, дейст. статск. сов. Шишков, полковник Дубовицкий, ген.-м. Шишкин, князь Друцкой, полковник Рынкевич. Желание послужить в ополчении было очень велико У жителей Рязанской губернии: земские исправники, напр., тоже непременно хотели поступить в ополчение и даже этим ввели в смущение губернатора – он боялся, что при перемене состава всей земской полиции он не сумеет поддержать тишину и спокойствие во вверенной ему губернии. Таким же желанием воспламененные судейские чиновники, из дворян, все решили оставить свои места. К сожалению, ничего неизвестно пока о других обстоятельствах, сопровождавших формирование Рязанского ополчения, а также и точной суммы пожертвования. Из донесения рязанского гражданского губернатора, посланного на имя министра полиции в августе 1812 г., видно, что всего пожертвованных денег было около 80,000, но в числе их были также пожертвования и других сословий. В Моск. отд. арх. гл. шт. найден еще один интересный документ по этому вопросу: главнокомандующий армией доносил Государю Императору, что начальник Рязанского ополчения генер.-м. Измайлов „из отличного своего усердия к Высочайшей службе ... пользовал и содержал на свой собственный счет 475 человек больных нижних чинов, которые потом вновь отправились в армию“47). Есть известие также о пожертвовании в армию рязанскими дворянами 800 лошадей, назначенных для Рязанского ополчения: их послали с конным полком ополчения, под командой ротмистра Вердеревского48).
Рязанское ополчение, входящее в состав первого округа, назначенного для охранения Москвы, тотчас после сформирования [42] было двинуто по направлению к ней. Из донесения министру полиции от 2 августа видно, что предполагалось направить ополченцев из сборного места в селе Дединове к границе Рязанской губернии и расположить их близ города Каширы. Но потом, когда Москва была взята, в Рязанской военной силе уже не было там необходимости. По приказанию Растопчина, Измайлов 3-го сентября послал курьеров догнать ополченцев и возвратить вновь на сборное место в село Дединово49). Возвратившееся ополчение расположилось на биваках по правому берегу Оки, а по левому постоянно разъезжали разъезды. Все суда, барки и лодки были придвинуты к правому берегу, на всякий случай из предосторожности против покушения неприятеля. И это все, что могли сделать рязанцы на случай нападения. Огнестрельного оружия у них не было, и „они были хотя готовы отражать неприятеля, но имели возможность удержать занимаемую позицию“. Впрочем, и сделанные ограждения были довольно надежны, да к тому же неприятель, как будто сведущий о том, бегал мест, ополчением занимаемых, и страшился приближения к ним. Были командированы отряды из ополченцев для разведок о месте нахождения неприятеля: иногда они случайно сталкивались с владимирскими ополченцами, но правильных сношений не было, потому что трудно было назначить время и место50). Один из таких отрядов доносил о вторжении неприятеля в Богородск и о следовании его по Касимовской дороге. В пределах Рязанской губернии ополчение стояло довольно долго. В конце концов стал даже ощущаться недостаток в провианте. Все ополчение было сконцентрировано в окрестностях села Дединова, а некоторые уезды отстояли от Дединова на 200 верст и более; естественно, что подвоз припасов очень замедлялся и войска терпели в них недостаток. Мы нашли среди документов один рапорт на имя министра полиции от ноября 1812 года, где в виду того, что Рязанская губерния находится в безопасности, испрашивается позволение распустить ополченцев по домам, с тем, чтобы они тотчас же были бы готовы в поход, как только это будет нужно. В рапорте указывается и на то, что дворянство вернулось также бы к своим семействам, хотя оно и охотно оставило свои дома, идя на защиту Веры, Царя и Отечества. И действительно, должно быть скучно и утомительно было стоять ополчению на сборном месте! Все оторванные от семейств, окруженные лишениями и чувствующие, что они не делают того дела, к которому призваны, томились и скучали. Но [43] по домам они распущены не были. По предписанию Государя, Рязанское ополчение было присоединено к третьему округу и переведено под начальство графа Толстого51). По другому же предписанию, на имя графа Толстого, всем ополчениям третьего округа указывалось и направление движения их. Вот это предписание: „При неблагоприятных обстоятельствах предполагалось ополчению, Вам вверенному, действовать на левый фланг неприятеля, но ныне, когда, благословением Всевышнего, армии фельдмаршала князя Кутузова преследуют ретирующегося неприятеля ... , почитаю я нужным ополчению Вашему следовать на Муром, Рязань, Орел и Глухов и расположиться в губерниях малороссийских. Сверх сего, предписываю Вам принять в свое начальство ополчения Рязанское и Тульское, которые должны следовать за Вами по тому же направлению... Сим расположением прикроются изобильные наши провинции на случай какого-либо неприятельского со стороны сей покушения в то время, как регулярный наши армии займутся дальнейшим преследованием неприятеля, а внутренние губернии, ныне ополчением занимаемые, облегчатся в продовольствии столь знатного количества людей“. Со дня вступления в поход ополчение Рязанское, в деле продовольствия и жалованья, должно было зависеть от провиантского и комиссариатского департаментов52). В малороссийских губерниях ополчение не остановилось. В конце декабря граф Аракчеев рапортовал главнокомандующему повеление Государя, чтобы граф Толстой, с ополчением, ему вверенным, не останавливался в Малороссии, но двигался дальше в Волынскую губернию и расположился около Житомира, Новграда-Волынского, Овруча и Мозыря53). Таким образом, 18 декабря 1812 года мы встречаемся с Рязанским ополчением последний раз в этом году. Мы будем иметь случай удивляться и преклоняться доблести рязанских дворян, читая описание их подвигов за границей в 1813-м году.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru