: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Апухтин В.Р.

Народная военная сила. Дворянские Ополчения в Отечественную войну

Москва, 1912.

 

Публикуется по изданию: Апухтин В.Р. Народная военная сила. Дворянские Ополчения в Отечественную войну. М., Т-во "Печатня С.П. Яковлева", Петровка, Салтыковский пер., дом Т-ва, №9. 1912.

 

Смоленское ополчение

 

Смоленская губерния в момент организации ополчения была одна из ближайших к театру военных действий; поэтому можно себе представить, какие неблагоприятные обстоятельства сопровождали эту организацию. Не прошло и месяца со времени объявления войны, а уже Смоленская губерния испытала на себе все ее тяжести: было лето – самое горячее время для полевых работ, [44] но приходилось бросить их в виду надвигающейся грозы. Через губернию проходили наши войска, везли артиллерию, продовольствие для армии – было постоянное движение. Несмотря на такую неблагоприятную обстановку, Смоленское дворянство чрезвычайно быстро организовало ополчение: дворяне были уже давно готовы к этой жертве и еще ранее манифеста всем сердцем стремились к ней. Мы уже имели случай указывать на предложение Смоленского дворянства Его Императорскому Величеству во время Его пребывания в Смоленске. Тогда дворяне предполагали дать около 20.000 ратников, но в это трудное время для Смоленской губернии число их естественно уменьшилось. Было собрано 12,447 ратников (XXXVI) в необыкновенно короткий срок. Из донесения Смоленского гражд. губ. барона Аша Министру полиции мы видим, что ополчение было готово уже через 8 дней. Начальником ополчения был избран ген.-лейт. Лебедев, а после его смерти командующим был ген.-М. Вистицкий. Сборным пунктом для ратников был назначен Дорогобуж, по предписанию Главнокомандующего армиями от 23 июля54). Для вооружения ополчения Барклай-де-Толли назначил некоторое количество ружей и карабинов; из западных армий ружья и карабины были также розданы и удельным крестьянам, чтобы они, „оставаясь вооруженными в своих жилищах, могли защищать их от неприятеля“. Для принятия ружей, карабинов и патронташей были откомандированы несколько чиновников из дворян Смоленского и Красинского уездов; в числе их полковник Курош и майор Рарог. Следовательно, вооружение Смоленского ополчения можно назвать более или менее удовлетворительным, но в такой короткий срок, который имелся в распоряжении, обучение его, конечно, не могло далеко подвинуться. Пожертвования Смоленской губернии, как говорил Мих.-Дан., – неимоверны. „Доколе наши войска находились в ее пределах, отдавала она все, что имела, что могла, без счета и меры, без веса и квитанций, выставляя вдвое, втрое против того, сколько требовалось“ (XXXVII). Смоленская губерния доставляла провиант и фураж для западных армий, поставляла подводы. Об этой губернии можно сказать, что она пожертвовала все свое достояние и пожертвовала бы и больше, но у нее уже ничего не оставалось. После выступления неприятеля из Смоленской губернии жители ее терпели страшную нужду, и уже им не на что было содержать ополчение.
Организация Смоленского ополчения была иная, чем всех других ополчений: оно делилось на сотни по уездам и на [45] пятидесятки. О деятельности Смоленского ополчения мы имеем, к сожалению, очень неполные сведения, может быть потому, что губерния слишком быстро была занята неприятелем. По все же мы можем утверждать, что действия эти были в высшей степени положительны, если судить на основании наградных списков и некоторых документов, дошедших до нас. Так в рапорте ген.-лейт. Лебедева на имя главнокомандующего мы читаем следующее: „Смелость приемлю Вашей Светлости всепокорнейше представить из пожертвованного всем Смоленской губернии дворянством... ополчения об отличившихся во все продолжение нынешней кампании... о неутомимой деятельности во всех бывших по обеим армиям военных действиях“ (XXXVIII). Мы имеем также сведения о деятельности как отдельных лиц, так и целых отрядов. Смоленского ополчения подполковники Вяземский и Давыдов помогали адъютанту Его Императорского Высочества, Государя Цесаревича полковнику Шульгину в сборе по разным местам раненых и отставших, а также и в других делах по прекращению всех неустройств в армии55). Отряд Смоленского ополчения успешно действовал против мародеров из французских драгун и даже отбил у них штандарт с Георгиевским гербом56). В августе мы находим Смоленское ополчение при деревне Сычевке, затем в сентябре оно передвинулось к деревне Панкам и далее все время находилось в движении. Положение его в губернии, которая служила только что театром военных действий, было очень тяжело. Ген.-лейт. Лебедев все время жалуется на недостаток провианта и на невозможность найти его57). Губерния была в полном смысле слова разорена войной, а также отчасти и самими жителями. Вот, что пишет по этому поводу Мих.-Дан.: „хотя нашествие неприятеля застало Смоленскую губернию врасплох, но жители без всякого стороннего внушения сделали все то, что могла произвесть самая горячая любовь к отечеству. Без руководства и совета, добровольно и единодушно народ решился не поддаваться врагам. Исполнение сей мысли было различно, но мысль у всех была одна: „ничто не доставайся неприятелю и не иметь ему ни приюта, ни покоя“! Каждый делал то, что умел. Одни, взяв с собой только самое нужное... и предав остальное имущество огню, отправились в армию... другие... ушли в леса... Пожары распространялись“ (XXXIX). Сами войска наши старались все предавать пламени, чтобы ничто не доставалось в руки неприятеля. Так мстили Смоленские жители за разорение своей губернии и бедствие всей России. Нашествие [46] врага захватило Смоленскую губернию как раз во время полевых работ, и поля были заброшены, жилища сгорели, запасы уничтожены. В городе сгорело множество лавок и складов Смоленского купечества. Потери, понесенные Смоленским дворянством, громадны: большое количество помещичьих усадеб сгорело, а те, которые уцелели, были разорены. Война тяжела была для всей России, но для жителей Смоленской и Московской губерний она была еще тяжелей. После войны для них на очереди стояла тяжелая задача восстановления разоренных городов и селений. Надо было много любви к Родине, много преданности и терпения, чтобы безропотно снести все эти бедствия и потери, и Смоленские жители сумели сделать это как настоящие герои. В печатном объявлении Кутузова он так характеризует их поведение во время грозных событий в их губернии: „Достойные Смоленские жители, любезные соотечественники! С живейшим восторгом извещалось отовсюду о беспримерных опытах в верности и преданности вашей к Престолу Августейшего Монарха нашего и к любезнейшему отечеству. В самых лютейших бедствиях вы показываете непоколебимость своего духа... Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущества, наложить на вас тяжкие оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец ваших. Таковы Россияне!“ – Таким образом, и тогда уже были оценены самопожертвование и преданность жителей Смоленской губернии в страдную эпоху Отечественной войны.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru