: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Апухтин В.Р.

Нижегородское Дворянское Ополчение 1812–1814 гг.

Публикуется по изданию: Апухтин В.Р. Нижегородское Дворянское Ополчение 1812–1814 гг.: М., Т-во "Печатня С.П. Яковлева", 1912.

 

Краткий очерк истории формирования и действий Нижегородского Дворянского ополчения в Отечественную и освободительную войну 1812–1814 гг.

Глава I (1812-ый г.)

 

[VII]
Приближается юбилей знаменательной в жизни русского народа войны народной, Отечественной. Видное место в истории этой войны должно быть уделено дворянским ополчениям. В судьбах России дворянство играло всегда первостепенную роль. Потомки княжеских дружин – помещики и вотчинники Московского Государства в трудные минуты являлись на защиту ВЕРЫ, ЦАРЯ и Отечества «конными, людными и вооруженными». Ровно 201 год ранее Отечественной войны, в эпоху междуцарствия, по инициативе гражданина Минина, доблестные предки Нижегородского дворянства оказали России важные услуги, выставив ополчение, которое, под начальством незабвенного князя Д. М. ПОЖАРСКАГО, очистило Москву от врагов и способствовало воцарению ныне благополучно Царствующего Дома РОМАНОВЫХ. Драгоценная реликвия – стяг кн. Д. М. ПОЖАРСКОГО в копии ныне хранится в Нижегородском кафедральном соборе1 как немой свидетель славных подвигов нижегородцев. Верные заветам своих предков Нижегородские дворяне в страдную пору второй половины 1812-го года, когда неприятель потряс спокойствие России, блестяще доказали, что в них жив был дух их доблестных пращуров. По первому зову обожаемого Монарха, выраженному в Всемилостивейшем Манифесте от 6-го июля 1812-го года в следующих знаменательных словах: «Благородное Российское Дворянство! Ты во все времена было спасителем Отечества»,– дворяне всех уездов Нижегородской губернии, как видно из документов архива Нижегородского дворянства, единодушно постановляли пожертвовать во внутреннее ополчение своих крепостных людей со ста ревизских душ по четыре здоровых и годных к защите отечества человека, первое время содержать за свой счет и, если надо, то и вооружить ратников. Дворяне же, даже юноши и старцы, считали священным долгом своим поголовно встать в ряды ополчения.
Всемилостивейший Манифест о составлении внутри государства новых сил, которые составляли бы вторую ограду в подкрепление [VIII] к первой и защиту домов, жен и детей каждого и всех, 6-го июля 1812-го г. в г. Полоцке данный, был получен в Нижнем Новгороде с нарочным ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА курьером в 4 часа пополудни 17-го июля. В тот же день к Нижегородскому губернскому предводителю дворянства действительному камергеру и кавалеру князю Георгию Александровичу Грузинскому было послано из Нижегородского Губернского Правления отношение о сборе внутри государства новых сил к отражению неприятеля. Во исполнение сего Манифеста кн. Г. А. Грузинский, воспользовавшись тем, что, по случаю ярмарочного времени, большая часть гг. дворян Нижегородской губернии находилась в г. Макарьеве, почел удобным сделать там собрание гг. наличных уездных предводителей и дворян 25-го июля, о чем и сообщил 19-го июля Нижегородскому Губернскому Правлению. Далее из документов архива Нижегородского дворянства видно, что правящий должность Нижегородского гражданского губернатора вице-губернатор Александр Семенович Крюков, по личному объяснению с князем Грузинским, решил пригласить в город Макарьев всех гг. уездных предводителей наличных дворян и служащих по выбору уездных судей, и исправников для «елико возможно скорого исполнения Высочайшей воли Манифеста, поелику собственная и общая безопасность от нападений видимого врага России непременно того требует». К отношению этому (от 23-го июля) приложен церемониал собрания дворян, назначенного на 25-е июля. Порядок был установлен следующий: предводители и дворянство должны были собраться в соборной монастырской церкви для слушания Божественной литургии, по окончании которой перед началом молебна должен быть прочитан Манифест. Затем предводители, дворяне и купцы Нижегородской губернии должны были последовать в дом, назначенный для собрания, где дворянство должно было решить положение о дворянском своем ополчении и утвердить это положение своими подписями. Далее же дворянство и купечество должны были открыть подписку на пожертвование для вооружения сих новых сил, в защиту и оборону отечества предназначенных. В делах архива дворянства имеются постановления дворян по данному вопросу по уездам (округам): Нижегородскому, Горбатовскому, Арзамасскому, Ардатовскому, Лукояновскому, Сергачевскому, Княгинскому, Васильскому, Макарьевскому, Балахнинскому и Семеновскому. Не буду останавливаться на подробном описании постановлений дворян по уездам, так как целиком помещаю их в приложениях. Перейду [IX] теперь к описанию губернского собрания, которое объединило единодушные и одинаковые почти постановления уездных собраний. Приведу подлинные слова постановления губернского собрания. «Собрание дворян, с благоговением внимая воззванию ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕГО ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, и со свойственными сему сословию рвением за обязанность поставляет не только что из подвластных себе людей составить новые силы, но и собственно собою жертвовать на пользу и защиту ГОСУДАРЯ и отечества».
11 пунктов постановления губернского дворянского собрания мы считаем нужным поместить полностью в приложении. В том же собрании в кандидаты от уездов к выбору в начальники ополчения было представлено по одному человеку, а всего 11 человек, при чем на следующий день, 26 июля, по баллотировке оказался по большинству избранным в начальники Нижегородского губернского ополчения князь Г. А. Грузинский (с оставлением его в исполнении должности губернского предводителя) и первым кандидатом по нем генерал-майор Василий Сергеевич Шереметев.
18-го июля 1812-го года, в Москве, дан был ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ Манифест о составлении временного внутреннего ополчения. По этому Манифесту Нижегородская губерния вместе с Симбирской, Казанской, Вятской, Пензенской и Костромской вошла в состав III-го округа ополчения, командующим которым был назначен ВЫСОЧАЙШИМ рескриптом от 17-го июля генерал-лейтенант, сенатор и кавалер, граф Петр Александрович Толстой. Штаб III-го округа ополчения находился в г. Нижнем Новгороде, а потому на формирование Нижегородского ополчения граф Толстой обратил особенное внимание. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, отечески входя в нужды поселян, изволил приказать до особого повеления не собирать ополченцев, дабы не отрывать их от сельских работ. Рескрипт о начатии сбора ополченцев III-го округа последовал на имя графа Толстого 31-ro июля, при чем было повелено расположить этот сбор по частям без отягощения поселян и, соображаясь с ходом полевых работ и с местными обстоятельствами жителей, при чем указано было на первый случай собрать только несколько полков, которые должны были послужить образцами для прочих ополченских частей войск.
В совещании, созванном графом Толстым, о скорейшем образовании ополчения III-го округа участвовали корпусной командир сего ополчения генерал-майор Муромцев, Нижегородский [X] губернский предводитель князь Грузинский, вице-губернатор статский советник Крюков и начальник Главного Штаба сего ополчения полковник Муравьев, при чем 19-го августа были утверждены означенным совещанием следующие положения: 1) о пожертвованиях, 2) о вооружении, 3) о провианте и 4) о приеме воинов (всего 37 пунктов). 17-го августа граф Толстой предписал князю Грузинскому немедленно приступить к предварительным работам по набору, с 1-го сентября же начать набор воинов в ополчение по всем уездам Нижегородской губернии.
24-го августа состоялось собрание губернского и уездных предводителей, которое слушало предложение графа Толстого о начатии сбора и положение, выработанное совещанием, и постановило 17 пунктов (привести которые мы считаем нужным в приложении). 25-го августа князь Грузинский сообщал исправляющему должность гражданского губернатора Крюкову о том, что в Комитет пожертвований избран от дворянства Нижегородских уездных предводителей гвардии прапорщик Павел Алексеевич Ленивцев, казначеем – секретарь дворянства Салманов (он же назначен правителем дел Комитета). 26-го августа Комитет открыл прием пожертвований в доме дворянства. В число членов Комитета пожертвований избраны: от правительства полковник князь Шаховской и от купечества Александр Костромин – Нижегородский купец. Еще до открытия Комитета находившимися на Макарьевской ярмарке первой гильдии купцами Стариковым и Расторгуевым сделаны крупные на ополчение Нижегородское пожертвования, а именно: Московский купец Никифор Стариков внес 20,000 р. деньгами и на такую же сумму пожертвовал сукна для обмундирования ополчения, купец же г. Вольска Саратовской губернии Расторгуев пожертвовал 50,000 р., из коих внес 15,000 р., остальную же сумму обязался доставить в октябре месяце 1812-го года.
Высокий подъем патриотизма охватил все сословия Нижегородской губернии; как и в смутную эпоху, так и в то страдное время 1812 г. каждый нижегородец считал своею священною обязанностью внести свою лепту. Об этом свидетельствует список пожертвований, сделанных населением Нижегородской губернии в 1812-м году (список этот полностью помещаем в приложении). Жертвовали отдельные лица, правительственные (казенные) и общественные учреждения. По раскладке с дворян Нижегородской губернии надлежало собрать 12,275 пеших, 653 конных, а всего 12,928 человек воинов и 660 лошадей.
[XI]
В делах архива дворянства имеются списки служащих на государственной и по выбору службе дворян, назначенных в ополчение, и против каждого отметка назначенных на их должности. Нельзя не отметить очень симпатичного решения дворян о выдаче денежного вспомоществования поступившим в ополчение недостаточным дворянам. В делах же имеются общие списки всех дворян Нижегородской губернии с отметками, кто из них были назначены в ополчение и кто за старостью или за занимаемой должностью освобожден от этой службы.
8-го октября на имя графа Толстого последовал ВЫСОЧАЙШИЙ рескрипт, начинавшейся словами: «Граф Петр Александрович! Хотя и не имею Я достоверного сведения, но по предшествуемым обстоятельствам полагать должно, что, ко всеобщему сокрушению, Москва, быв оставлена нашими войсками, занята на время неприятелем. Сие происшествие никак не ослабляет во Мне решимости продолжать брань против хитрого врага, но возлагает, напротив сего, священную обязанность удвоить усилия для преодоления». Далее графу Толстому предписывалось собрать вверенное ему ополчение III-го округа и находиться в непрерывной связи с главнокомандующим армиями. Желая иметь в своем распоряжении все 3 рода оружия: пехоту, кавалерию и артиллерию, граф Толстой рапортами просил главнокомандующего армиями оставить в его распоряжении проходивших с Урала казаков и снабдить орудиями. Из рапортов графа Толстого видно, что воины были вооружены только одними пиками, а потому он настоятельно просил о снабжении вверенного ему ополчения ружьями. Все эти просьбы графа Толстого были исполнены: по ВЫСОЧАЙШЕМУ указу от 8-ro ноября 1812-го г. было отпущено 10,000 ружей, артиллерия и, наконец, к округу прикомандированы все иррегулярные казачьи полки, следовавшие через Нижний из Оренбурга; в указе этом, между прочим, говорилось: «Следовательно, ополчение, вам вверенное, уже есть в полном смысле корпус, составленный из разного свойства войск, нужных для сего предмета». О том, как шел набор воинов в Нижегородской губернии, свидетельствует ведомость, приложенная к рапорту графа Толстого на имя князя Голенищева-Кутузова, а именно в Нижегородской губернии к 17-му октября было собрано уже 12,440 человек воинов, и недобор составлял всего по губернии 488 человек в то время, как, например, в Симбирской губернии почти половина людей только была собрана. Из той же ведомости видно, что в Нижнем Новгороде предположено сформировать 20 батальонов и 5 сотен. [XII]
В ВЫСОЧАЙШЕМ указе, на имя графа Толстого 8 ноября 1812-го г. данном, говорилось, что первоначально, при неблагоприятных для России в начале войны обстоятельствах, предположено было вверенное ему графу ополчение III-го округа направить на левый фланг неприятеля, но так как ныне, по благословенно Всевышнего, армия фельдмаршала князя Кутузова преследует поспешно ретирующегося врага, то ополчению графа Толстого предписано было следовать из Нижнего Новгорода на Муром, Рязань, Глухов и Орел и расположиться в Малороссийских губерниях; этим передвижением должны были ополчения III-го округа прикрыть изобильные провинции на случай какого-либо со стороны французов покушения. Со дня выступления ополчения поступили уже на иждивение казны (до того полки ополчения продовольствовало дворянство за свой счет). Таким образом, Нижегородское ополчение в составе III-го округа было передвинуто в Малороссию через Муром, Рязань и Орел. В одной из ведомостей, составленной в декабре 1812 г., Нижегородское ополчение значится поставленным в Малороссии, между тем как из рапорта графа Аракчеева на имя главнокомандующего князя Голенищева-Кутузова-Смоленского от 18-декабря, по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению, указано было графу Толстому не останавливаться с вверенными ему ополчениями в Малороссийских провинциях, a следовать прямо в Волынскую губернию, где и расположиться в районе городов: Житомира, Новграда-Волынскаго, Овруча и Мозыря. В списке войск, следовавших под командой графа Толстого, отмечено списочное состояние шедшего к Новграду-Волынскому Нижегородского ополчения: 15 пеших батальонов (11,250 воинов и 240 лошадей) и 1 конный полк (760 человек и 674 лошади).
В 1812-м году так и не удалось Нижегородскому ополчению сразиться с врагом, но зато в следующем 1813-м году доблестные полки Нижегородского ополчения, как мы увидим из следующей главы, покрыли себя неувядаемой славой.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru