: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Апухтин В.Р.

Пензенское Дворянское Ополчение 1812–1814 гг.

Под редакцией Пензенского Губернского Предводителя Дворянства, Дмитрия Ксенофонтовича Гевлича.
Издание Пензенского Дворянства.

 

Публикуется по изданию: Апухтин В.Р. Очерк формирования Дворянством Пензенской губернии и действий ополчения в отечественную и освободительную войны 1812-1814 гг.: М., Т-во "Печатня С.П. Яковлева", 1912.

 

Отдел I (очерк)

Глава I. (1812 г.)

[VI]
Благородное Дворянство Российское в судьбах нашей родины всегда играло первостепенную роль. В трудную минуту дворяне русские являлись по первому зову Главы Государства на службу Государеву „конными, людными и вооруженными“. В тяжелую 1812-ю годину наше Дворянство блестяще доказало, что в нем жив был дух славных предков – помещиков и вотчинников Московского государства. По призыву Обожаемого Государя Императора Александра Павловича, выраженному в Всемилостивейшем Манифесте от 6-го июля 1812-го года в следующих знаменательных словах: „Благородное Российское Дворянство! Ты во все времена было спасителем Отечества“, единодушно в Собраниях своих дворяне постановляли дать людей в воины (ратники) Ополчения и сами почти поголовно, даже юноши и старцы, решали стать в ряды войска, ополчившегося для защиты Отечества.

По Всемилостивейшему Манифесту от 18-го июля в числе 17-ти губерний, в коих Высочайше повелено было учредить временное внутреннее ополчение, поименована была и Пензенская. Вместе с Казанской, Нижегородской, Костромской, Симбирской и Вятской губерниями она вошла в составь 3-го округа ополчения. Государь, входя в нужды крестьян, соизволил повелеть, „не отрывать предназначенных помещиками людей от сельских работ впредь до указа о сборе“. Первоначальное назначение ополчений было, по Манифесту от 6-го июля 1812-го года, составление внутренней силы – второй ограды, в подкрепление к первой (действующим войскам), „для защиты домов, жен и детей каждого и всех“. Ниже мы увидим, что Пензенское Дворянское ополчение и по изгнании неприятеля из пределов России было призвано к участию в освободительной войне 1813 года, храбро сражалось под Дрезденом и участвовало в осаде крепостей Магдебурга и Гамбурга. Пензенский же конный полк из состава ополчения показал чудеса храбрости: 7-го октября 1813 года конные Пензенцы ходили в атаку на неприятельские пехотные колонны, взяли одно орудие и привели в расстройство неприятеля. Гр. Беннигсен в приказе своем поставил подвиг Пензенского конного полка в пример всей кавалерии. Память о таких славных подвигах не должна забываться. Нам думается, что пешие и конные полки ополчений, которые в случае войны должны быть составлены из ратников и отставных [VII] офицеров (после Японской войны способных еще к военной службе г.г. офицеров стали зачислять Высочайшими приказами в пешее или конное ополчения Российских губ.; им ведется, подобно запасным, учет), должны являться носителями тех боевых отличий и славного боевого прошлого одноименных полков тех же номеров ополчения. Необходимо только, подобно казачьим полкам 2-ой и 3-ей очередей, иметь кадровых чинов и периодически созывать полки для сборов. В случае мобилизации полки ополчения будут являться тогда не вновь созданными частями войска, а полками со славным прошлым, со знаменами, бывшими в делах, со святыми иконами, сопутствовавшими их боевым предкам, тем более что знамена и иконы ополчений 1807, 1812 и 1855 годов сохранились во многих городах. Так в Пензенском кафедральном соборе до сих пор хранятся немые свидетели доблестных подвигов Пензенцев в 1812–1814 годов – 14 штандартов, из коих пять конного полка (по числу эскадронов), три 1-го пешего полка (1-го, 2-го и 3-го батал.), два 2-пешего (1-го и 3-го бат.) и четыре – 3-го полка (по числу батал.). Штандарты эти имеют древко с копьем, внутри которого укреплены крест и вензельное изображение в лавровом венке. На самых штандартах имеется такое же изображение с одной стороны и кроме того вышитые золотою канителью литеры П. О. (Пензенское ополчение), а внизу надписи, какого полка и эскадрона или батальона. На обратной стороне – златотканое изображение в виде круглого сияния с надписью внизу: „с Нами Бог“. Сделаны штандарты из зеленой шелковой материи. Величина его в развернутый лист писчей бумаги.

О высоком подъеме патриотического чувства, который охватил все слои населения Пензенской губернии во время формирования Ополчения, свидетельствуют записки местного дворянина Вигеля, очевидца событий. Он пишет: „при сборе ратников (вопреки тому, что бывало при обыкновенных рекрутских наборах) радость была написана на лице тех, на коих пал жребий; семейные их: жены, матери, сыновья, осыпали их ласками и дарили, чем могли. Названия: дружина, ратники – совершенно отечественные всем были приятны“, и далее: „В городах дамы отказывались от французского языка и многие из них оделись в сарафаны, кокошники и повязки“.

Пожертвование Пензенского Дворянства в 1812-м г. по случаю нашествия неприятеля не ограничилось только формированием [VIII] ополчения. Оно пожертвовало еще обмундирование одного пехотного полка, волов для армии и проч. Из дела Деп. Соб. 1812-го г. видно, что Пензенское Дворянство, во исполнение Высочайшего рескрипта, данного в г. Вильно 13-го мая 1812-го дня на имя Пензенского Гражданского Губернатора Князя Г. С. Голицына, в Собрании своем 21-го июня того же года исчислило на обмундирования одного полка сумму 153.657 р. 91 к. В том же Собрании, согласно 2-го Высочайшего рескрипта, данного 25-го мая 1812-го г. на имя того же Гражд. Пенз. Губернатора, Дворяне Пензенской губернии определили пожертвовать волов для подъема воинских тяжестей и на продовольствие армии, всего 2.600 голов, на что ассигновано 406.242 р.

Один из документов военно-ученого архива Главного Управления Генерального Штаба приводит подсчет всех пожертвований Пензенского Дворянства в Отечественную войну. Помещаем этот документ целиком в приложениях.

В документах Московского отделения общего архива Главного Штаба имеются также списки Дворян Пензенской губернии по уездам с отметками, кто из них подлежит зачислению в Ополчение. Списки же назначенных чиновников в полковые, батальонные, сотенные и ротные начальники, а также и в прочие обер-офицеры полков ополчения имеются в архиве Пензенского Двор. Депут. Собрания.

Начальником Пензенского ополчения был избран отставной Генерал-Майор Николай Федорович Кишинский. Для сбора пожертвований организована была Комиссия, которая открыла свои действия 2-го сентября 1812-г. Во главе ее стоял Отст. Бригадир Н. С. Кашкаров; членами же были: от Дворянства – Поручик Л. Г. Караулов, от купечества – И. В. Казицин, от правительства – Ф. Ф. Вигель, секретарем И. Е. Афанасьев и казначеем А. С. Мартынов.

Выше уже упомянуто, что Пензенское ополчение, по Манифесту от 16 июля 1812-го г., вошло в составь III-го округа, командующим которым Высочайшим рескриптом, данным 17-го июля того же года, был назначен Генерал-Лейтенант Сенатор Граф Петр Александрович Толстой. 26-го июля того же года последовал и указ Правит. Сената о бытии Ген.-Лейт. гр. Толстому командующим военною силою в губерниях: Нижегородской, Симбирской, Казанской, Вятской, Пензенской и Костромской. 8-го сент. на имя Гр. П. А. Толстого дан был Высочайший рескрипт, который начинался словами; „Граф Петр Александрович! Хотя и не имею Я достоверного [IX] сведения, но по предшествуемым обстоятельствами полагать должно, что, к всеобщему сокрушению, Москва, быв оставлена вашими войсками, занята на время неприятелем. Сие происшествие никак не ослабляет во мне решимости продолжать брань противу хитрого врага, но возлагает напротиву сего священную обязанность, удвоить усилия для преодоления его“. Далее в рескрипте предписывалось гр. Толстому, собрав вверенное ему ополчение, находиться в непрерывном сношении с Главнокомандующим армиями Ген. Фельдмаршалом кн. Кутузовым и совокупно действовать к истреблению врага. Еще ранее, а именно 31-июля того же года, Высочайшим же рескриптом Гр. Толстому повелено приступить к набору во внутреннее ополчение вверенного ему округа, расположив этот набор по частям, без отягощения поселян, и соображаясь с ходом полевых работ и с местными обстоятельствами жителей, при чем указано было, на первый случай собрать только несколько полков, которые должны были послужить образцом для сформирования прочих.

Во исполнение последнего рескрипта Гр. Толстой 7-го сент. рапортом доносил Главнокомандующему кн. Михаилу Ларионовичу Кутузову, что к сбору воинов в ополчение, соображаясь с обстоятельствами, по сделанной им раскладке – по четыре человека со ста ревизских душ – он приступил во всех губерниях вверенного ему округа. К донесению же его от 19-го окт. 1812-го г. приложена ведомость, из которой видно, что по рапорту от 8-го октября Губернского Начальника Пензенского ополчения с Пензенской губернии уже было собрано 7.336 воинов, следовало же собрать всего 9.292 чел., а потому в недоборе к 8-му окт. по Пензенской губернии было 1.956 чел. воинов. Из того же донесения видно еще, что воины были вооружены только одними пиками, а потому Гр. Толстой просил о вооружении вверенных ему полков также ружьями.

10 октября Гр. Толстой просил Главнокомандующего о доставлении в вверенный ему округ орудий, дабы, имея артиллерию и три рода оружия, он мог со своим корпусом действовать, наравне с прочими корпусами, против неприятеля самостоятельно.

Пензенское Ополчение действительно имело свою артиллерию, и начальником был назначен подполковник Зимнинский. Из ведомости, приложенной к рапорту гр. Толстого (17 окт. 1812 г.), видно, что только одно Пензенское, из 5 вверенных ему ополчений, имело 4 орудия, случайно найденных в Пензе. Из той же ведомости усматривается, что в Пензенском ополчении к тому времени, по польскому сбору, должно было быть 14 пеших [X] батальонов и 5 конных сотен и всего 9.292 чел. воинов. В ведомости показан недобор по Пензенской губернии в 1956 воинов. Далее в Высочайшем на имя гр. Толстого указе говорится, что сделано распоряжение о снабжении вверенного ему ополчения и артиллерией, прикомандированы к нему иррегулярных конных полков, следовавших из Оренбурга от кн. Волконского, а потому вверенное ему, графу, ополчение составляло в полном смысле слова корпус, образованный из войск всякого рода оружия. Далее в указе говорится, что первоначально, при неблагоприятных обстоятельствах, предполагалось ополчение гр. Толстого направить для действий на левом фланге неприятеля, но так как, по благословению Всевышнего, армии фельдмаршала кн. Кутузова преследуют поспешно ретирующегося неприятеля, то ополчению гр. Толстого было предписано следовать из Нижнего Новгорода на Муром, Рязань и Орел и расположиться в Малороссийских губерниях. Этим передвижением оно должно было прикрыть изобильные губернии (провинции) на случай какого-либо со стороны неприятеля покушения. Со дня выступления ополчений в поход Дворянство освобождено было от продовольствия, снабжения жалованьем и провиантом сданных ими воинов, т. к. таковые приняло на себя Военное Министерство.

13-го ноября Управл. Военным Министерством кн. А. И. Горчаков писал главнокомандующему кн. М. И. Кутузову, что для ополчения 3-го округа назначено 10.000 ружей. Между тем 20 ноября гр. Толстой снова просил у Главнокомандующего уделить для его округа ружей, которых, по его мнению, должно было много быть в армии от пленных французов.

Таким образом, Пензенское ополчение, в составе 3-го округа, через Нижний Новгород, Муром, Рязань и Орел, по указу от 3-го ноября 1812-го г., было двинуто в Малороссийские губернии, где оно и значится находящимся в одной из ведомостей, составленной в декабре 1812-го г. Между тем в рапорте гр. Аракчеева ген. фельдмаршалу кн. Кутузову-Смоленскому от 18-дек. 1812-го г. Высочайше повелено было гр. Толстому с вверенными ему ополчениями не останавливаться в Малороссии, a следовать в Волынскую губернию, где и расположиться около Житомира, Новгорода-Волынска, Овруча и Мозыря. В списке войск, идущим в Волынскую губ. под командою Ген.-Лейт. гр. Толстого показано следующее списочное состояние Пензенского ополчения, следовавшего к Стороконстантинову и Заславлю: 12 бат. пеших – 7.800 людей и 192 лош. и один конный полк – 500 чел. и 750 лошадей. [XI]

Так Пензенскому Ополчению и не пришлось в 1812 году сразиться с врагом, но в 1813-м году доблестные полки его приняли уже деятельное участие в освободительной войне, покрыв себя неувядаемой славой. В следующей главе опишем их заграничный поход и его боевые действия.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru