: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лесли И.П.

Смоленское Дворянское ополчение 1812 года

Публикуется по изданию: Лесли И.П. Смоленское Дворянское ополчение 1812 года. Смоленск, Губернская Типография. 1912.

 

Дворянин Василий Клочков

 

Письмо к издателю из Духовщины. Вестник Европы 1814 года № 111 стр. 130.
Неистовый Наполеон с бесчисленным и кровожадным воинством своим ворвался в пределы любезного отечества нашего тогда, когда все состояния с беспечностью наслаждались совершенным спокойствием. Трудолюбивые крестьяне ожидали снять благословенные плоды богатой жатвы, воображая, что 1812 год будет достопамятнейший плодородием. Но как поражены умы всех сынов отечества, когда прочли манифест огорченного до глубины сердца добродетельнейшего Монарха Нашего Александра 1, что до тех пор не положит [56] он оружия, доколе не останется на земле Русской одного врага и пр. Все оцепенели от ужаса ... Все дворяне решили жертвовать жизнью и имуществом, пролить последнюю каплю крови, чтобы содействовать воле чадолюбивого МОНАРХА, что и исполнили.
Смоленский дворянин, Духовской Округи ротмистр Петр Клочков, слушая с величайшим вниманием Манифест ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА и слышав, что ГОСУДАРЬ надеется в каждом дворянине видеть Пожарского и пр. сказал в присутствии всех дворян и предводителя, что, имея 500 душ, жену, шесть человек малолетних детей, что более 14 лет живет на покое и в изобилии, но несмотря на это, на то, что он отец семейства, он желает вступить в военную службу, что советует всем дворянам последовать его примеру: когда отечество гибнет, то сыны его должны положить мирный посох и препоясаться мечом на брань для защищения ЦАРЯ, Отечества, детей и старцев, что никто не имеет более права на пожертвование имущества и жизни, как отцы семейств. Все слушали его с благоговением, все одобрили благородный поступок его. Поражен будучи участью отечества, он возвращается в дом свой с ручьями слез и говорит жене и детям о своем намерении. Отчаянная супруга цепенеет от ужаса, умоляет, чтобы он не оставил ее и детей сиротами; растроганный отец и супруг обнимал любезных сердцу и рыдал... но был непреклонный. Он говорил, что если все последуют его примеру, то Отечество будет спасено, но если все предадутся бездействию и будут засыпать на лоне роскоши, тогда враг восторжествует. Горестная жена становится с детьми на колени, умоляет со слезами проводить ее, по крайней мере, в безопасные Ярославские деревни. «Нет, не требуй от меня этой жертвы»,– сказал он, рыдая. «Если бы сии малютки были бы в состоянии владеть оружием, то я бы их вырвал из твоих нежных объятий и вместе с ними пожертвовал бы жизнью для любезного отечества моего. Ничто меня убедить не может когда средина царства нашего превращается извергом в пустыню, отчаянные отцы семейств с младенцами не имеют убежищ: верные [57] сыны отечества, защищая грудью области царства нашего, пали как герои на поле чести. Я видел, как кровь моих соотечественников дымилась...» Слезы прервали голос его, он вырвался из объятий жены и милых детей своих, рыдая, закрыл платком глаза свои, не слушая стона несчастного семейства – ускакал в Смоленск, явился к главнокомандующему и определился на военную службу. Храбрый генерал Лихачев, узнав о соревновании сего благородного дворянина и пленясь его достоинствами, взял его к себе в адъютанты. Я слышал от сослуживцев его, что он сражался как лев, был не отлучен при нем, при всех опасностях и во время Можайского сражения при взятии крепости французами хотя и мог ускакать, но был так храбр и непоколебим, что никак не хотел оставить своего больного генерала, который по болезни, сидя в кресле, командовал, и был взят вместе со своим генералом. По возвращении моем в Смоленск я слышал о бедственном положении сего страдальца: он был ограблен извергами и терпел ужасную бедность. С 200 человек был засажен в пустую церковь: ему давали малое количество гнилых сухарей. Ежедневно, два раза в день гоняли на Днепр для удовлетворения жажды с другими несчастными, а после опять запирали. По прошествии трех дней выслали их во Францию. Сей страдалец и по сие время томится в плену. Такая пламенная любовь к Отечеству достойна внимания любезных Россиян. Я имел счастие узнать происшествия сего страдальца, описал и с восторгом препровождаю к Вам, Милостивый Государь. Уверен, что Вы с величайшим удовольствием собираете и печатаете доблестные подвиги храбрых сынов отечества, отличившихся неувядаемою славою в деле защиты и спасения нашего Государства. Известно, что Вестник Европы не для одних Россиян издается, а читают его и занимаются им так же иностранцы. Чем более они будут видеть в нашем Вестнике подобные происшествия, тем надежнее будет слава любезного отечества нашего и ужаснее Россия для врагов.
Имею честь пребыть и пр.
Василий Клочков.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru