: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Кадетские корпуса и российские кадеты

В. М. Крылов

Часть II. Кадетские корпуса и подготовка артиллерийских и инженерных кадров русской армии XVIII-XIX вв.

 Глава 4. Артиллерийский и Инженерный Шляхетский - 2-й кадетский корпус - крупнейший в России центр по подготовке артиллерийских офицеров и военных инженеров

 

Подготовка артиллерийских и инженерных кадров, как показывает анализ деятельности первых кадетских корпусов России, осуществлялась во всех этих военно-учебных заведениях. Для сухопутных войск (армии) офицерские кадры готовились в 1-м и 2-м КК, Пажеском корпусе, Дворянском полку, Гродненском (с 1807 г. - Смоленском) КК и частично в Императорском Военно-сиротском доме. В периоде 1775 по 1796 г. офицеров готовили также в Корпусе Чужестранных единоверцев, являвшемся в те годы филиалом АИШКК. Именно эти военно-учебные заведения осуществляли подготовку офицерских кадров русской армии накануне Отечественной войны 1812 г., в том числе в артиллерию и в инженерные войска.

4.1. АНАЛИЗ ВЫПУСКОВ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ И ИНЖЕНЕРНЫХ ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ ИЗ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ

Объектом анализа вклада кадетских корпусов в подготовку артиллерийских офицеров и военных инженеров явились перечисленные выше старейшие и наиболее крупные кадетские корпуса, готовившие офицеров для службы в армии, то есть в сухопутные войска.
По этой причине из числа рассматриваемых исключен Морской кадетский корпус.
Предметом исследования стали выпуски из кадетских корпусов с 1731 г. (с момента учреждения Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса) по 1862 г., когда выпуск офицеров из кадетских корпусов был прекращен. Разбивка выбранного временного интервала на менее продолжительные периоды связана с созданием или преобразованием учебных заведений:
1 -й период- 1731 -1806 гг. (до создания Дворянского полка в 1807 г.);
2-й период - 1807-1833 гг. (до отделения Дворянского полка от 2-го кадетского корпуса);
3-й период - 1834-1862 гг. (до начала преобразования кадетских корпусов в военные гимназии).

Анализу подверглись данные о ежегодных выпусках кадет, приведенные в исторических очерках о кадетских корпусах 1,2,3, при этом определялось общее количество выпущенных воспитанников и число ежегодно направляющихся в артиллерию и инженерный корпус. Наиболее полные сведения получены о выпусках из 2-го кадетского корпуса, Дворянского полка, Московского кадетского и Пажеского корпусов. Следует при этом заметить, что статистические данные по 2-му кадетскому корпусу обрабатывались с 1762 г., Московскому (Гродненскому) — с 1785-го, Пажескому корпусу — с 1796 г., то есть со времени первых выпусков.
К сожалению, таких полных данных о выпусках из 1-го кадетского корпуса нет. Связано это с тем, что, по-видимому, основная масса выпускников из него направлялась в гвардию, сухопутные полки и частично в кавалерию, а количество назначений в артиллерию и инженерный корпус было намного меньше общего числа и измерялось единицами, да и назначения эти не были регулярными. Известно, например, что в 1746 г. из корпуса выпущено 38 человек, в 1756 г. - 68 (в межевики), а всего за 1-й период в инженерный корпус направили около 120 человек 4 . В то же время можно назвать несколько известных артиллеристов и инженеров, подготовленных в Сухопутном Шляхетном кадетском корпусе: в 1747 г. из него выпущен Михаил Иванович Мордвинов, впоследствии генерал-инженер, директор Военно-инженерной школы и Артиллерийского и Инженерного Шляхетного кадетского корпуса (АИШКК); в 1750 г. - будущий генерал от артиллерии Петр Иванович Мелиссино, известный артиллерист, многие годы возглавлявший тот же АИШКК.

Данные о выпусках из Московского (1-го Московского) кадетского корпуса в отдельные годы отсутствуют. Это связано либо с переездами корпуса и войной, либо с тем, что в 1812 и 1830 гг. выпусков не было. Первый пробел восполнен путем интерполяции или экстраполяции - приблизительного определения количества выпускников по сходным по своим характеристикам выпускам в ближайшие 5-6 лет.
Результаты анализа выпусков из пяти старейших и крупнейших военных учебных заведений (1-го и 2-го КК, Дворянского полка, Пажеского и Московского (1-го Московского) кадетского корпусов) с 1731 по 1862 г. представлены в таблице 4 и на диаграммах 1-2, из которых видно, что на первом этапе, с 1731 по 1806 г., основным центром по подготовке артиллеристов и военных инженерных кадров (ИК) был 2-й кадетский корпус; значительно меньше офицеров этих специальностей готовили другие военно-учебные заведения закрытого типа. За этот период артиллеристы и военные инженеры, подготовленные 2-м кадетским корпусом, составили почти 70 процентов от всего выпуска.
Преобладающая роль 2-го кадетского корпуса в подготовке артиллерийских и инженерных офицерских кадров сохранилась и в период с 1807 по 1833 г., особенно если учесть, что в Дворянском полку, как филиале 2-го кадетского корпуса, подготовлено было еще 593 артиллериста, хотя они составляли всего 6,5 процента от всего количества выпускников Дворянского полка.

Следует отметить, при этом и вклад Московского (1-го Московского) кадетского корпуса (с учетом выпусков из Гродненского и Смоленского КК) в подготовку названных специалистов (212 артиллеристов и 22 инженера) - 38 процентов от общего числа выпускников этого заведения.
На третьем этапе, с 1834 по 1862 г., общая картина с выпускниками выглядит уже иначе. Основную роль в подготовке офицеров-артиллеристов и военных инженеров выполняет Дворянский полк, превратившийся с 1833 г. в самостоятельное военно-учебное заведение и преобразованный в 1855 г. в Константиновский КК. За указанный период в Дворянском полку было подготовлено 1239 артиллеристов и 189 военных инженеров, хотя эти специалисты составили всего 27 процентов от общего выпуска Дворянского полка. Вторая и третья позиции остались за 1-м Московским (431 артиллерист и 74 инженера) и 2-м (368 артиллеристов и 88 инженеров) кадетскими корпусами.
И все же за весь 130-летний период, с 1731 по 1862 г., как видно из итоговых данных таблицы 4, основной вклад в подготовку артиллерийских и инженерных офицерских кадров русской армии внес 2-й кадетский корпус, причем эти специалисты составили 54 процента от всего количества выпускников корпуса за 100 лет.
На втором месте -Дворянский полк, являвшийся до 1832 г. филиалом 2-го кадетского корпуса и использовавший в этот период для подготовки своих воспитанников материальную базу, учебные классы и, главное, преподавательский состав названного корпуса.

Таблица 4.
Выпуски воспитанников из кадетских корпусов с 1731 по 1862 г.

Количество воспитанников / Процент от общего числа

Годы Всего из КК 1-й КК 2-й КК Дворянский полк
 (Константиновский КК)
Пажеский корпус 1-й Московский КК
Всего Арт. ИК Всего Арт. ИК Всего Арт. ИК Всего Арт. ИК Всего Арт. ИК
1731-1806 6196 3737 - 120
32,1%
1660 с 1762
940
56,6%
210
12,6%
- - - 182 с 1796
9
4,9%
- 617 с 1799
96
16%
11
18%
1807-1833 14518 2631 - - 1496 782
52,3%
140
9,4%
9070 593
6,5%
7
0,08%
712 53
7,4%
29
4%
609 212
34,8%
22
3,6%
1834-1862 10227 859 - - 1526 368
24%
88
5,8%
5113 1239
23,3%
189
3,6%
859 56
6,5%
14
1,6%
1670 431
25,8%
74
4,4%
Итого 30941
100%
7227
23,4%
- 120
32,1%
4682
15,1%
2090
44,6%
438
9,4%
14383
46,5%
1832
12,7%
196
1,4%
1753
5,6%
118
6,4%
43
2,4%
2896
9,4%
739
25,5%
107
3,6%


На третью позицию по общим итогам вышел Московский (1-й Московский) кадетский корпус, в котором представители артиллерийской и инженерной специальностей составили менее 30 процентов от общего числа выпущенных офицеров.
На основе проведенного анализа можно сделать главный вывод: с момента основания и в течение ста последующих лет 2-й кадетский корпус оставался основным центром по подготовке артиллерийских и инженерных офицерских кадров русской армии, причем эта роль значительно усилилась в связи с созданием при нем Дворянского полка. Заметный вклад в подготовку артиллеристов и военных инженеров внес Московский (1-й Московский) кадетский корпус, и это следует учитывать, особенно при анализе роли воспитанников кадетских корпусов в защите Отечества.
В свете сделанных выводов заслуживает особого внимания анализ выпусков из Артиллерийского и Инженерного, а с 1800 г. - 2-го кадетского корпуса за столетний период: с 1762 по 1862 г.

 

4.2. АНАЛИЗ ВЫПУСКОВ ВОСПИТАННИКОВ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО И ИНЖЕНЕРНОГО ШЛЯХЕТНОГО - 2-го КАДЕТСКОГО КОРПУСА с 1762 по 1862 г.

За основу анализа взят "Именной список выпущенных в офицеры из воспитанников Артиллерийского и Инженерного Шляхетного и 2-го кадетского корпуса" 5. Временные интервалы, которыми ограничиваются исследуемые выпуски, определялись периодами царствования высочайших особ России, так как каждая из них вносила определенные изменения в организационную структуру и учебно-воспитательный процесс кадетских корпусов.
Результаты анализа сведены в таблицу 5 и отражены на диаграммах 3-8 (диаграммы в электронную версию не включены). Из количества, судя по ним, ежегодно выпускаемых офицеров определялось в абсолютном и относительном выражении число направленных в артиллерию, инженерный корпус и саперные батальоны, гвардию, пехотные полки и кавалерию. В графу "Прочие" попали выпускники, оставленные при кадетском корпусе корпусными офицерами или преподавателями, направленные во флот или штабы флигель-адъютантами. Учету подлежали и кадеты выписанные, то есть отчисленные из кадетского корпуса по различным причинам.

Основные результаты анализа заключаются в следующем:
1. С момента учреждения АИШКК и до его преобразования во 2-й кадетский корпус подготовка артиллеристов и инженеров носила в нем преобладающий характер и соответственно составила: около 71 процента до 1796 г.; около 80 процентов до 1801 г., причем более половины офицеров выпускалось в артиллерию (54,3 процента - до 1796 г., 66,2 процента - до 1801-го), а выпуски в инженерный корпус составили соответственно 16,2 и 13,3 процента.
2. Выпуски в артиллерию и инженерный корпус продолжали оставаться определяющими и четверть века спустя, после преобразования АИШКК во 2-й кадетский корпус, хотя формально это учебное заведение утратило свою специфическую направленность вследствие принятия единой для всех кадетских корпусов программы обучения. Доля выпускников-артиллеристов и военных инженеров за этот период составила около 62 процентов от общего количества, причем по-прежнему выпуск в артиллерию составил более половины всех выпущенных из корпуса (52,3 процента).
3. Накануне Отечественной войны 1812г. выпуски резко увеличились: при среднегодовом выпуске из 2-го КК в 60 человек, в 1811 г. выпущено было 100, в 1812-м - 184 человека, причем в пехоту в эти годы направлено соответственно 56 и 59 процентов выпускников; увеличилось и количество офицеров, направленных в артиллерию. Увеличение числа выпускников было достигнуто за счет досрочного выпуска кадет старших классов, именно по этой причине в 1813 г. выпуска из 2-го кадетского корпуса не было.
4. После 1826 г. преобладающий характер (более 50 процентов) выпусков в артиллерию сохранился лишь в 1830, 1833, 1838 и 1846 гг.
5. За 100 лет существования АИШКК - 2-го КК 699 его воспитанников (около 14 процентов) возвращены к родителям по причине их профессиональной или физической непригодности к службе и 342 человека (около 7 процентов) направлены в войска нижними чинами по причине нежелания или неспособности учиться в кадетском корпусе. Отметим при этом, что после 1825 г. процент отчислений из кадетского корпуса резко увеличился и составил в общей сложности 46,2 процента. Это можно объяснить более широким доступом в кадетские корпуса других слоев населения, кроме дворян.
На основании приведенных в таблице 5 и на диаграммах данных можно сделать главный вывод о том, что, несмотря на формальную утрату в 1800 г. специальной направленности на подготовку артиллерийских и инженерных офицерских кадров, 2-й кадетский корпус про-I должал оставаться ведущим и основным центром по подготовке артиллеристов и военных инженеров русской армии в течение первых ста лет своего существования. Доля офицеров названных специальностей за указанный период составила около 55 процентов от общего числа выпускников этого учебного заведения.

Таблица 5
Выпуски воспитанников АИШКК - 2-го КК с 1762 по 1862 г.

Период Количество воспитанников / Процент от общего количества
Всего В артиллер. В инж. и сап. бат. В гвардию В армию В кавалерию Прочие Выпис. нижними чинами Возвр. родителям
1762-1796
(Екатерина II)
1294 703
54,3%
210
16,2%
35
2,7%
336
26%
- 73
0,06%
3
0,0002%
48
3,7%
1797-1801
(Павел I)
374 248
66,2%
50
13,3%
1
0,003%
66
17,6%
2
0,006%
7
0,019%
10
2,7%
14
3,7%
1802-1825
(Александр II)
1489 781
52,3%
140
9,4%
11
0,007%
536
36%
- 21
0,014%
14
0,9%
90
6%
1826-1855
(Николай I)
1573 495
32%
83
5,3%
112
7,1%
782
49,9%
101
6,4%
- 286
18,2%
444
28%
1856-1862
(Александр II)
418 77
18,7
25
6%
32
7,7%
248
60%
16
3,8%
20
4,72%
29
6,6%
103
24,6%
Итого 5249 2304
44,8%
508
9,9%
223
4,3%
1973
38,3%
121
24,4%
120
2,3
342
6,6%
699
13,6

 

4.3. УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС В АРТИЛЛЕРИЙСКОМ И ИНЖЕНЕРНОМ - 2-м КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ

Вопрос о состоянии учебно-воспитательного процесса в кадетских корпусах является на сегодняшний день наиболее изученным и исследованным отечественными и зарубежными историками. Это объясняется тем, что, во-первых, в нашей стране в конце 30 - начале 40-х гг. он приобрел сугубо практическое значение в связи с созданием в довоенный период специальных военных школ (спецшкол), а затем уже в ходе Великой Отечественной войны - Суворовских и Нахимовских военных училищ, во многом позаимствовавших опыт кадетских корпусов дореволюционной России, и прежде всего опыт организации учебно-воспитательной работы в них; во-вторых, изучение состояния учебно-воспитательной работы в военно-учебных заведениях закрытого типа в дореволюционной России практически не было связано с обращением ко многим персоналиям дворянского происхождения.
Первыми исследованиями, посвященными учебно-воспитательной работе в дореволюционной школе интернатного типа стали названные уже диссертация, а затем и монография Н. И. Алпатова, а также кандидатская диссертация М. Н. Жестковой.

Центральными вопросами, которые рассматривались в этих работах, были:
- организация учебно-воспитательной работы в военно-учебных заведениях дореволюционной России;
- постановка учебного процесса и его совершенствование по мере развития КК;
- изменение содержания, форм и методов учебно-воспитательной работы в связи с реформой военного образования и преобразованием КК в военные гимназии и военных гимназий обратно в КК.

Детальный анализ учебно-воспитательной работы на примере Псковского кадетского корпуса дан в диссертационной работе A. А. Михайлова. Отдельные вопросы воинского воспитания в КК, в частности музыкального, в системе военного образования России в период 1700-1917 гг. исследованы в диссертационной работе B. В. Семичева.

В силу указанных причин в данной главе автор монографии, не повторяя уже достаточно хорошо известных аспектов учебно-воспитательной работы в кадетских корпусах, главное внимание уделяет особенностям ее организации в АИШКК - 2-м КК.

ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ

Кадетские корпуса, как было показано выше, представляют собой уникальное явление в военной истории России. В них получили военное образование многие прославленные полководцы, известные военачальники, видные ученые, деятели культуры и искусства, общественные деятели.
Воспитанников кадетских корпусов всегда отличали глубокие профессиональные знания, широкая образованность и эрудиция, высоко развитые чувства патриотизма, воинского долга и чести, войскового товарищества.
Что же позволило воспитать в кадетских корпусах высокообразованных и преданных Отечеству офицеров, прекрасно проявивших себя на военном и гражданском поприщах, оказавшихся в центре культурной и общественной жизни русского общества?
Ответ на поставленный вопрос следует искать прежде всего в самой организации учебно-воспитательной работы.
Считается общепризнанным, что первые кадетские корпуса в России были созданы по образцу и подобию западноевропейских, в первую очередь прусских, французских и датских.
Позволим себе высказать несколько иную точку зрения. Первый из созданных в России кадетских корпусов - Сухопутный Шляхетный -действительно во многом копировал прусскую систему подготовки молодых дворян к военной службе, которую отличали четкая организация учебного процесса, казарменная система воспитания кадет и жесткая дисциплина. Созданные же в 1752 и 1762 гг. Морской и Артиллерийский и Инженерный Шляхетный кадетские корпуса использовали в значительной степени опыт, накопленный их отечественными предшественниками - навигационной, артиллерийскими и инженерными дворянскими школами.
Учебно-воспитательный процесс в них отличался большей гибкостью, демократичностью и был, на наш взгляд, более прогрессивным: кадеты занимались по индивидуальным расписаниям, допускающим досрочное освоение учебных программ, части воспитанников разрешалось находиться на "своем коште" в течение длительного времени, при кадетских корпусах существовал экстернат.
Говоря об организации учебно-воспитательной работы в кадетских корпусах, следует отметить, что эффективность обучения и воспитания в них зависела от полноты и глубины охвата воспитательным процессом всех сторон жизни кадет: учебы, быта и отдыха. Здесь немаловажную роль играло численное отношение количества кадет к числу их воспитателей и учителей.

Анализ этого показателя на примере наиболее крупных кадетских корпусов6 приводит к выводу, что он на всех этапах их создания и развития оставался высоким. И это является самым убедительным подтверждением действенности учебно-воспитательной работы в кадетских корпусах.
Конкретные цифры, подтверждающие эту мысль, приводятся в таблице 6.

Таблица 6
СООТНОШЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА КАДЕТ, УЧИТЕЛЕЙ И ВОСПИТАТЕЛЕЙ В КАДЕТСКИХ КОРПУСАХ

Учебные заведения 1825 1854
Кадеты, чел. Учителя и воспитатели, чел Соотношение Кадеты, чел. Учителя и воспитатели, чел Соотношение
Пажеский корпус 170 36 4,7:1 150 64 2,3:1
1-й КК 1000 92 10,8:1 600 120 5:1
2-й КК 700 85 8,4:1 600 123 4,9:1
1-й Московский КК 500 52 9,6:1 650 106 6,1:1
Александровский КК для малолетних - - - 400 57 7:1


С момента создания и вплоть до 1825 г. соотношение кадет и учителей и воспитателей составляло:
В Пажеском корпусе -4,7:1; 1-м КК - 10,8:1; 2-м КК -8,4:1, Московском КК - 9,6:1; в Дворянском полку с кавалерийским эскадроном -44,7:1 (из-за двухлетнего срока обучения и больших выпусков в период войны с Наполеоном).
В 1854 г., наряду с приобретением значительного опыта воспитания и обучения кадет, этот показатель оказался существенно улучшенным. В Пажеском корпусе он составил 2,3; в 1-м КК - 5; во 2-м - 4,9; в 1 -м Московском КК -6,1; Дворянском полку -6,1; Александровском КК для малолетних - 7.

Вторым несомненным условием высокого уровня учебно-воспитательной работы являлся тщательный отбор учителей и воспитателей. По мнению одного из столпов военной педагогики прошлого Ивана Ивановича Бецкого, успех воспитательного заведения зависит преимущественно "от удачного выбора начальствующих и учителей, одаренных здравым разумом и благонравием и не заразившихся надутым видом и угрюмостью''.
"Без хороших воспитателей тщетны все предписания", - говорил он 7.
Ему вторит М. И. Голенищев-Кутузов, директор Сухопутного' Шляхетного кадетского корпуса (СШКК) с 1794 по 1797 г., считавший преподавателя центральной фигурой в процессе обучения и воспитания: "Без толковых учителей совершенного офицера никогда произвести не можно".
Прежде всего, считал И. И. Бецкой, совершенно необходимо, чтобы все воспитатели и учителя "не только в науках были искусны, но и юношеству бы во всем примером служить могли" 8.
В отличие от Сухопутного, Артиллерийский и Инженерный Шля-хетный кадетский корпус с момента учреждения имел полный штат высококвалифицированных преподавателей, приобретших педагогический опыт еще в период работы в Соединенной Артиллерийской и Инженерной школе (САИШ).
"Преподаватели корпуса, по свидетельству его воспитанника генерала В.Ф. Вохина, были люди почтенные, знающие свой предмет и с любовью передающие его своим ученикам" 9.
Позднее к преподаванию стали широко привлекать преподавателей с университетским образованием или окончивших педагогический институт.

Многое в организации воспитательного процесса зависело от личности директора кадетского корпуса. И. И. Бецкой так определял, каким он должен быть: "Во главе управления корпусом должен стоять человек в воинских трудах состарившийся и искусный как в этих делах, так и в правилах, к гражданскому житию принадлежащих, трудолюбивый, кроткий, ласковый и обходительный, но в важных воинских упражнениях вид строгости имеющий..."10.
Именно такими директорами стали в Сухопутном Шляхетном кадетском корпусе (СШКК) сам И. И. Бецкой (1765-1787), граф Ф. Е. Ангальт (1878-1894), М. И. Голенищев-Кутузов (1794-1797); в Морском кадетском корпусе - адмирал И. Л. Голенищев-Кутузов, возглавлявший корпус в течение 40 лет; в АИШКК - опытные педагоги и воспитатели: генерал-инженер М. И. Мордвинов, более 20 лет командовавший кадетским корпусом, генерал-поручик П. И. Мелиссино, известный своей образованностью, прекрасный артиллерист, руководивший корпусом 15 лет; герой Отечественной войны П. П. Коновницын и другие заслуженные генералы.

Не менее строгими были требования к отбору корпусных офицеров. В штаб-офицеры корпуса, то есть в старшие офицеры, необходимо избирать, по Бецкому, людей, "имеющих великие достоинства в рассуждении наук и нравственных качеств", все же корпусные офицеры вообще должны "знать воинское дело опытами нескольких кампаний".
Прогрессивно мыслящие директора кадетских корпусов решительно отказывались от физических наказаний как средства воспитания кадет. Сошлемся опять на И. И. Бецкого: "Исправления нравов скорее и удобнее можно достигнуть способами кротости, нежели строгостью и силой; ежели начальники, офицеры и учители питомцев своих наставлять будут с любовью и ласкою, а учить их станут больше разговорами и рассуждениями, то юношество великие окажет во всем том успехи"" .
Категорически запретил применять к кадетам какие-либо меры физического воздействия, обращая внимание на убеждение с учетом возрастных особенностей кадет, директор СШКК М.И. Голенищев-Кутузов. "Когда наказание становится частым и чрезвычайным, - говорил он, - худые поступки умножаются".

Основательным было религиозное воспитание кадет, что нашло отражение в учебных программах, распорядке дня, в котором отводилось специальное время для молитв, и в строительстве церквей на территории кадетских корпусов.
Так, в АИШКК, в котором одна треть воспитанников была из числа лифляндских и эстляндских дворян, а также кадеты немецкой национальности, французы и даже итальянцы и где на правах филиала существовала Греческая гимназия (позже - Корпус Чужестранных единоверцев), построили три культовых сооружения: в 1804 г. церковь св. Александра Невского архитектором Федором Ивановичем Демерцовым на Ждановской наб., 1312, немецкая евангелическо-лютеранская церковь св. Георгия на Б. Спасской (ул. Красного курсанта, 16), ныне сохранившаяся13, и римско-католическая часовня-каплица по адресу: Ждановская иаб., 11/13, претерпевшая значительные утраты14.
Важным элементом воспитательного процесса оставалось активное использование корпусных музеев, художественных библиотек, драмкружков, выпусков литературных журналов, приобщение кадет к художественным ремеслам. Следует особо подчеркнуть важность установившейся традиции отслеживать судьбы воспитанников - георгиевских кавалеров, устанавливать мемориальные доски в честь особо отличившихся и так называемые "черные доски" с фамилиями погибших в боях и кратким описанием обстоятельств их гибели.

Заслуживает внимания и сложившаяся традиция награждения лучших кадет вызолоченными и серебряными медалями за достигнутые успехи в учебе и примерное поведение. Так, в АИШКК - 2-м КК начиная с 1789 г. наиболее преуспевающие воспитанники (не более 12 человек) ежегодно представлялись к награждению медалью "За прилежность и хорошее поведение". Награжденные получали некоторые привилегии: обедали за отдельным столом, при встрече другие кадеты должны были отдавать им честь, снимая шляпу; медаль вносилась в формулярный список выпускника.
Безусловным достижением учебно-воспитательного процесса в КК можно считать проверенную временем и оправдавшую себя на практике систему набора и продолжительность обучения.
Поначалу считалось, что начинать воспитание следует с самого раннего возраста. Так, Феофан Прокопович в проекте, поданном Петру I в 1721 г., советовал принимать в Семинарию "отроков не выше 10 лет, ибо такового возраста дети еще не вельми обучились злонравию и если обучились, однако же запретили обычаем, и мощно таковых не трудно отучить; також бунтовать и бежать прочь не могут еще"15 .
Первоначально, например, в СШКК принимали детей не старше 6-го года, и первый возраст воспитанников лежал в пределах от 5 до 9 лет. Однако впоследствии установились проверенные длительным опытом единые для КК правила приема в кадетские корпуса детей в возрасте 12-13 лет. Считалось, что в этом возрасте вредное влияние улицы не столь значительно, чтобы могло сказаться на поведении, привычках, формировании взглядов будущих кадет.
Срок обучения в кадетском корпусе определялся так, чтобы у воспитанников могли сложиться за время пребывания в нем устойчивые навыки и стереотипы воинской жизни, основанные на выполнении требований воинских уставов; чтобы в кадетах со временем начала чувствоваться "военная косточка", чтобы армейский образ жизни вошел, как говорится, в плоть и кровь, стал для них и естественным, и необременительным. За долгие годы существования КК срок обучения и активного воинского воспитания в них свелся, в конечном итоге, к 7 годам.
Такими были в КК особенности организации достаточно действенной учебно-воспитательной работы. Конечно, их не следует идеализировать: на разных этапах развития КК имели место и деформации, и искажения, и педагогические недоработки. Но крупные достижения военной педагогики в КК несомненны, и они остаются актуальными и полезными в настоящее время.

УЧЕБНАЯ РАБОТА

С момента создания кадетские корпуса имели двоякую цель: они должны были давать военное и гражданское образование и готовить офицеров для армии и гражданских чиновников для государственных учреждений.
Эта цель сохранилась за кадетскими корпусами до 1863 г. Во времена И.И. Бецкого кадетские корпуса были военными в основном только по наименованию, на самом же деле их стремились сделать образцом среднего общеобразовательного учебного заведения.
2-му кадетскому корпусу было суждено столкнуться со всеми перипетиями, обусловленными становлением военной школы. В этой связи необходимо обратить внимание на доклад императрице генерал-фельдцейхмейстера русской армии П.И. Шувалова в 1758 г.16, где дан анализ и изложены предложения по совершенствованию русского образования. Так, при поступлении в дворянскую школу объем знаний не устанавливался, от поступающих требовалось только умение читать и писать по-русски. Распорядок дня был казарменный. Поднимались в 4 часа 45 минут. На классные занятия отводилось 6 часов в день, на строевые упражнения - 4.

В 1756 г. П. И. Шувалов добился более существенных изменений в учебном процессе. По его рекомендации в учебные программы ввели гуманитарные предметы - географию и историю. Стремясь объединить два учебных заведения в АИШКК, он представил названный доклад, который являлся первым трактатом об обучении и воспитании кадет. Был предложен штат корпуса и учебная программа, рассчитанная на пять лет, предлагалось также ввести 22 учебных предмета. Ежегодно весь корпус выводился на два месяца в лагерь для отработки управления войсками и несения военной службы. Экзамены проходили публично в присутствии высших чинов военного ведомства.
В учебном процессе отводилось время для получения практических навыков в ружейной и пушечной экзерциции. Кадетов направляли на учения не к осадным полкам, а в артиллерийские подразделения.
На учениях старшие кадеты должны были исполнять обязанности унтер-офицеров, капралов и рядовых. С ними же находились и все малолетние, они приглядывались к условиям, сами учились некоторым первейшим обязанностям, глядя на старших. Все документы, касающиеся учебного процесса утверждались самим графом Шуваловым. Он же утверждал состав учителей, присутствовал на экзаменах и практических учениях.
Проект был подписан 27 апреля 1758 г., но Семилетняя война задержала его осуществление.

Генерал-фельдцейхмейстер А. Н. Вильбоа вернулся к проекту организации учебного процесса, разработанному Шуваловым. Он преобразовал Артиллерийскую и Инженерную школу в АИШКК. Сохранив учебные программы, увеличил количество часов на практические занятия, чтобы обеспечить выпуски вполне подготовленных кадет для службы в специальных войсках унтер-офицерами, мастеровыми и художниками.
Образование АИШКК стало более прогрессивным этапом развития учебного процесса, так как при этом в основу был положен новый принцип, который позволял учитывать индивидуальные наклонности учеников и предоставлял им самим возможность выбирать гражданскую или военную службу.

25 октября 1762 г. Екатериной II был утвержден проект устава корпуса со штатом и табелью. Впервые началось печатание учебных книг, были выделены два 3-фунтовых единорога и отпущены средства на обучение кадет стрельбе из орудий и артиллерийским приемам.
В каждую роту выделялся один дежурный офицер. Подъем был в 5 часов. Обязательно читали два раза в неделю воинский устав и артикулы. Занятия в классах проводились 8 часов в день. Наблюдение за учебным процессом поручалось одному из корпусных учителей.
П. И. Мелиссино, будучи директором, усовершенствовал учебный процесс. Кадеты распределялись по возрастам (три возраста). В младшем и среднем было по два класса, в старшем - три. По предложению Мелиссино увеличился объем часов по истории и географии, введены были тактика и естественная история, из физических упражнений - верховая езда.
Учебные предметы положено было вести согласно табелю, то есть учебным программам. В результате можно сделать вывод, что при П. И. Мелиссино была завершена реорганизация учебного процесса АИШКК.

Директор был наделен особыми правами: повышать кадет в звании от капрала до сержанта, награждать преуспевающих серебряными и вызолоченными медалями; он же расширил библиотеку, оборудовал кабинет естественной истории и артиллерийскую лабораторию. При нем изменилась методика преподавания дисциплин в сторону усиления наглядности обучения. Шире стали применяться консультации преподавателей, меры убеждения вместо мер принуждения. Повышению интереса кадет к наукам способствовали библиотека, натуральный кабинет, ботанический сад, арсенал, механическая и архитектурные каморы, галерея живописи, исторический и физический кабинеты.
В последующем при генерале А. И. Маркевиче был восстановлен курс тактики. После успешных экзаменов кадетам, отличившимся в науках, раздавали награды, состоящие из книг и чертежных инструментов. Для тех, кто имел плохие результаты, организовывался учебный класс, занятия в котором проводились в каникулярное время.

В 1830 г. был составлен "Устав для военно-учебных заведений" и "Общее положение", а также штаты и табели17.
Устав делился на три части. Первая посвящалась физическому и нравственному воспитанию, вторая - умственному образованию кадет, в третьей - распределительной - излагался порядок управления военно-учебными заведениями по всем частям.
В 1836 г. был утвержден единый учебный план18 для кадетских корпусов (таблица 7), из которого видно, что значительное время (почти треть) отводилось изучению языков (с первого класса и до последнего), большое внимание уделялось математике, истории, географии и естественным наукам (физике, химии).
Военные науки изучались только в специальных классах. Через 12 лет в учебный план были внесены изменения. Самостоятельными предметами были выделены физика, химия, механика, математическая и физическая география, за счет сокращения часов на русский и иностранные языки увеличено время на изучение законоведения и военных наук.
Одновременно с учебным планом 1836 г. было произведено перераспределение учебного материала по классам. К этому времени определились и типовые недостатки в преподавании многих учебных дисциплин.
Подготовка кадет для гражданской и военной службы проходила по одним и тем же учебным предметам, что приводило к многопредметности учебных программ. По многим дисциплинам отсутствовали руководства и учебники, часто кадетам приходилось использовать для овладения материалом иностранную литературу.
Из отечественных учебников наибольшей популярностью пользовалась арифметика Л. Ф. Магницкого, сочинения М. В. Ломоносова, учебники и руководства преподавателей корпуса: "Руководство арифметики" Я. П. Козельдского (1764), '"Практическая геометрия" Назарова (1760), переводная книга Вобана "Об атаке и обороне крепостей", служившая основным пособием по фортификации до начала XIX в.
В учебной библиотеке корпуса имелись книги на французском и немецком языках, были словари, учебные пособия по математике, военном уделу, описания путешествий, военных кампаний.
В целом учебный процесс в КК был достаточно совершенным и обеспечен учебной литературой.

 

Таблица 7
УЧЕБНЫЙ ПЛАН КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ

Предметы Отделение  Всего часов
Подготовит. Общее  Специальное
I кл. II кл. I кл. II кл. III кл. IV кл. I кл. II кл.
Закон божий 1 1 1 1 1 1 1 1 8
Французкий язык 4 4 3 3 3 3 2 2 24
Немецкий язык 4 4 3 3 3 3 2 2 24
Русский язык и словесность 4 4 4 3 3 3 2 2 25
Матем атика 3 3 5 6 5 3 3 3 32
Естественные науки 2 2 - - 2 2 2 2 12
География и статистика - - 3 3 2 2 2 2 14
История политическая - - 2 3 3 3 3 3 17
Законоведение - - - - - - 1 2 3
Чистописание 3 3 1 - - - - - 7
Рисование 1 1 1 1 1 1 - - 6
Черчение - - - - - 1 1 1 3
Военные науки - - - - - - 7 8 15
  22 22 23 23 23 22 26 28  

 

4.4. ДИРЕКТОРА, ПРЕПОДАВАТЕЛИ И КОРПУСНЫЕ ОФИЦЕРЫ

ДИРЕКТОРСКИЙ КОРПУС

Состояние учебно-воспитательного процесса, его совершенствование, степень обеспечения наглядными пособиями и учебной литературой, использование на занятиях современной военной техники и вооружения в значительной степени определялись личностью директора кадетского корпуса, его отношением к перечисленным вопросам. И надо сказать, что выходом на передовые позиции военной педагогики, превращением в ведущий и крупнейший в России центр по подготовке артиллерийских и инженерных кадров АИШКК обязан успешной деятельности на посту директора прежде всего таких руководителей, как М. И. Мордвинов и П. И. Мелиссино.

Первый директор АИШКК Михаил Иванович Мордвинов получил военное образование в СШКК, из которого был выпущен в 1747 г. Через два года, в 1749 г. в чине инженер-прапорщика он определен в Военно-инженерную школу в помощь ее начальнику. В 1757 г. сам возглавил ее 19 .В 1758 г. инженер-подполковник Мордвинов стал директором Соединенной Артиллерийской и Инженерной школы, а с 1762 г. - директором АИШКК.
Благодаря постоянной заботе и настойчивости директора в учебно-воспитательной работе сохранялись те оправдавшие себя педагогические принципы и тот положительный опыт, которые были накоплены в Соединенной Артиллерийской и Инженерной школе и благодаря которым АИШКК превратился в число ведущих кадетских корпусов России. К числу таких определяющих принципов М. И. Мордвинова можно отнести: привлечение к педагогической деятельности опытных и перспективных преподавателей из числа офицеров, гибкий учебный процесс, широкое внедрение занятий по индивидуальному плану, сохранение "своекоштных" учеников, набор ежегодно до 40 сверхкомплектных учеников, образование экстерната, написание методических указаний и руководств по читаемым дисциплинам, отказ от физических наказаний. Много сил М. И. Мордвинов отдал благоустройству кадетского корпуса, введению в строй типографии и ее использованию для издания учебной литературы.
В 1775 г. М. И. Мордвинов добился создания при АИШКК на правах филиала Гимназии Чужестранных единоверцев и за короткое время превратил ее в престижное военно-учебное заведение, в которое стремились попасть не только дети греческого, но и представители русского и прибалтийского дворянства.
С 1764 по 1771 г. М. И. Мордвинов был отозван из КК и назначен "директором от строения дорог", но 28 февраля 1771 г. вновь возвращен на пост директора АИШКК, на котором оставался вплоть до своей 1 кончины 5 октября 1882 г. 20 (опечатка в оригинале, вероятно 1782 г.??)
Директором корпуса после смерти М. И. Мордвинова по представлению князя Г. А. Потемкина был назначен генерал-майор артиллерии Петр Иванович Мелиссино, известный своими обширными познаниями и прославивший себя на военном поприще, особенно в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 г.

П. И. Мелиссино (1726-1797) окончил в 1750 г. СШКК, с 1783 по( 1797 г. возглавлял АИШКК, исполнял одновременно с 1796 г. обязанности инспектора всей артиллерии.
П. И. Мелиссино принадлежал к замечательным личностям времени царствования Екатерины П. Его отец - лекарь, греческий дворянин, выехавший в Россию при Петре I, впоследствии занимал пост вице-президента Медицинской канцелярии.
В 14 лет Петр, отданный на воспитание в СШКК, блестяще окончив курс наук, 7 октября 1750 г. был произведен в прапорщики и оставлен офицером при корпусе. Через год получил чин капитан-поручика. В 1756 г. он уже капитан. По собственному желанию в марте 1759 г. переведен в артиллерию, принимал участие в Семилетней войне. В 1764 г. П. И. Мелиссино произведен в подполковники, участвует в сражении при взятии Хотина; в 1770 г. произведен в генерал-майоры, командовал артиллерией в войсках графа Румянцева, отличился при Ларге и Кагуле, награжден орденом св. Георгия 3-й степени. В 1773 г. в битве под Силистрией ранен, за переправу через Дунай награжден орденом св. Анны 1-й степени. Возвратясь в Россию, продолжил службу в артиллерии, был определен присутственным членом Канцелярии Главной артиллерии и фортификации. 23 июня 1783 г. произведен в генерал-поручики и назначен директором АИШКК.
Время его начальствования - самая светлая эпоха в истории корпуса. За отличную службу ему был пожалован орден св. Владимира 1-й степени. По вступлении Павла I на престол П. И. Мелиссино произведен в генералы от артиллерии и награжден орденом св. Андрея Первозванного 21 .
П. И. Мелиссино продолжил начатый М. И. Мордвиновым процесс превращения АИШКК в ведущее военно-учебное заведение России. Он разработал проект преобразования КК: увеличил его численность, введя вместо Школы художеств Школу солдатских детей, усилил гуманитарную подготовку кадет, ввел экзамен через каждую треть года, ужесточил порядок увольнения кадет, связав его с обязательной для этого "одобрительной аттестацией от учителей".
При П. И. Мелиссино в 1794 г. было начато сооружение каменных зданий для АИШКК, представлявших собой своеобразное четырехугольное каменное каре. В 1784 г. новый проект и штаты кадетского корпуса, представленные П. И. Мелиссино, были утверждены".
Плодотворная деятельность П. И. Мелиссино на посту директора АИШКК была прервана его кончиной в 1797 г.

Преобразование АИШКК во 2-й кадетский корпус произошло при директоре корпуса генерале от инфантерии Валериане Александровиче Зубове (1771-1804), родном брате фаворита Екатерины II Платона Александровича Зубова.
Полный список директоров АИШКК - 2-го КК, полученный на основе анализа данных, приведенных в Историческом очерке 2-го КК, сведен в таблицу 8 23.

Помимо указанных директоров важную роль в развитии КК и совершенствовании форм и методов учебно-воспитательной работы сыграли Главные директора кадетских корпусов, осуществлявшие общее, целенаправленное руководство всеми видами деятельности кадетских корпусов. Это были высокообразованные, имеющие большой жизненный и воинский опыт генералы, немало сделавшие полезного для КК: герой Отечественной войны 1812 г. генерал от инфантерии, генерал-адъютант граф Петр Петрович Коновницын, воспитанник АИШКК, исполнявший должность главного директора кадетских корпусов с 1819 по 1823 г.; генерал-адъютант, участник Отечественной войны 1812 г. Павел Васильевич Голенищев-Кутузов (1823-1826) и генерал-адъютант Н. И. Демидов, пребывавший в должности главного директора кадетских корпусов с 1826 по 1833 г.

Таблица 8
ДИРЕКТОРА АИШКК -2-го КК С 1762 ПО 1912 г.

п/п Воинское звание Фамилия, инициалы Годы командования КК Примечание
1 Инженер-капитан, инженер-генер ал М И. Мордвинов 1758-1764, 1771-1782 Вып. СШКК
2 Полковник, генерал-майор М С. Бегичев 1764-1771  
3 Генерал-майор П. И. Мелиссино 1783-1797 Вып. СШКК
4 Генер ал-майор А. И. Корсаков 1797-1799 Вып.АИШКК
5 Генерал-майор A. А.Клейнмихель 1799-1800, 1804-1816  
6 Генерал от инфантерии B. А. Зубов 1800-1804  
7 Генерал-майор, генерал от инфантерии Д.Д.Курута 1816-1831 Вып.АИШКК
8 Полковник, ге нер ал -лейтенант А. И. Маркевич 1816-1832 В отсутствие Куруты
9 Генерал-майор А. И. Кениг 1832-1835 Вып.АИШКК
10 Генерал-майор Ф. Я. Миркович 1835-1840  
11 Генерал-майор А. И. Бибиков 1840-1849  
12 Генерал-майор Д. В. Путята 1849-1855  
13 Генер ал-майор П.А. Степанов 1855-1863  
14 Полковник Г. Г. Данилович 1863-1877  
15 Генерал-майор Г. П. Кузьмин-Караваев 1877-1878  
16 Полковник, генерал от инфантерии А. Н. Макаров 1878-1891  
17 Генерал-майор А. С. Курбатов 1891-1895  
18 Генерал-майор, генерал от инфантерии К. Н. Дуроп 1895-1900  
19 Генер ал -майор И. С. Сумароков 1900-1906  
20 Генерал-майор А. К. Линденберг 1906-1912  

 

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ

Как уже отмечалось, отличительной особенностью АИШКК стало использование с первых дней его деятельности накопленного Соединенной Артиллерийской и Инженерной школой (САИШ)- предшественницей АИШКК - опыта организации учебно-воспитательного процесса, создания учебно-материальной базы и, главное, - формирования преподавательского состава.
Так, по данным архива ВИМАИВиВС 24 , на первую треть 1760 г. ведущими преподавателями САИШ были:
- артиллерии майор Иван Харламов, 46 лет, вступивший в службу 1 марта 1730 г.;
- артиллерии капитан Иван Картмазов, 35 лет, вступивший в службу в октябре 1738 г.;
- артиллерии капитан Иван Вельяшев-Волынцев, вступивший в службу 1 марта 1747 г.;
- артиллерии поручик Павел Флоринский, 24 года, вступивший в службу 26 октября 1756 г.;
- артиллерии подпоручик Яков Козельский, вступивший в службу 9 сентября 1759 г.;
- артиллерии подпоручик Яков Мартынов, 26 лет, вступивший в службу 8 марта 1746 г.

Все эти преподаватели перешли в 1762 г. в АИШКК. Им принадлежат основные учебные пособия, которые в течение многих лет использовались в процессе обучения кадет. Преподаватель математики и артиллерии И. А. Вельяшев-Волынцев написал учебное пособие "Артиллерийские предложения для обучения благородного юношества Артиллерийского и Инженерного кадетского корпуса", изданное в 1767 г. отдельной книгой. В течение 50 лет (до 1816г.) оно было единственным руководством для русских артиллеристов 25.
Преподаватель по фортификации капитан И. Р. Картмазов стал автором учебного руководства по фортификации, преподаватель начальной математики Я. П. Козельский - автором учебных записок "Арифметические предложения" и "Механические предложения". По мере совершенствования учебного процесса стали широко привлекаться гражданские преподаватели с университетским образованием, среди которых было немало прогрессивно настроенных общественных деятелей, революционных демократов, выдающихся ученых, видных литераторов, писателей, поэтов.
В течение трех месяцев 1850 г., нескольких месяцев 1853 г., а затем с 24 января 1854 г. по 14 ноября 1855 г. «служил во 2-м кадетском корпусе учителем 3-го ранга по предмету русской словесности титулярный советник Н.Г. Чернышевский, уволенный со службы "по домашним обстоятельствам", получив при увольнении отличную аттестацию 26».
Преподавал в 1836/1837 учебном году русский язык украинский поэт и баснописец революционный демократ Евгений Павлович Гребенка, в 1861 г. физическую географию и химию - 27-летний магистр физики и химии Дмитрий Иванович Менделеев, создавший в учебных классах корпуса первую в Санкт-Петербурге химическую лабораторию 27.

Читали лекции и проводили занятия с кадетами: по русскому языку М. И. Сухомлинов, впоследствии профессор и академик; по математике - профессор И. М. Вышеградский, ставший затем министром финансов, по истории - профессор П. П. Ламбин, по русской словесности - Н. Л. Ломан, автор «Исторического обозрения 2-го кадетского корпуса». Пополняли преподавательский состав кадетского корпуса и воспитанники АИШКК профессора С. Е. Гурьев, выпускник 1784 г.28, и В. И. Висковатов, выпущенный из АИШКК в 1796 г.29; в 1787 г. выпущен поручиком армии с оставлением при корпусе преподавателем математики и артиллерии Алексей Аракчеев 30, преподавателем - Федор Карамзин; штык-юнкером с оставлением учителем при корпусе Василий Ефимов 31. Оставлен по окончании КК в 1846 г. репетитором по артиллерии поручик Матвей Степанович Лалаев, впоследствии генерал от артиллерии. В 1854 г. им впервые составлен каталог книг, находившихся в корпусной библиотеке, а также опись приборов и инструментов физического кабинета.

Именно тщательным подбором преподавателей, назначением на эти должности людей незаурядных, передовых взглядов, умеющих работать с молодежью, в значительной степени можно объяснить тот примечательный факт, что среди воспитанников кадетского корпуса оказалось немало достойных сынов России, прославивших своими воинскими подвигами и благородными делами Отечество. Среди них мы встречаем героев Отечественной войны 1812 г., декабристов, крупных политических деятелей, дипломатов, ученых, известных поэтов, художников.

КОРПУСНЫЕ ОФИЦЕРЫ

О требованиях, предъявляемых к корпусным офицерам, говорилось выше. Они в равной мере распространялись на штаб-офицеров и на офицеров-воспитателей, большинство из которых было обер-офицерами.
Традиционно значительная часть корпусных офицеров набиралась из числа выпускников кадетского корпуса, хорошо представляющих особенности быта и психологии кадет и поэтому легко находящих с ними общий язык, без каких-либо осложнений устанавливающих более тесные, доверительные контакты.
Осуществляемый со времен П. И. Шувалова тщательный отбор корпусных офицеров, равно как и преподавателей, дал, несомненно, свой результат.
П.И. Шуваловым еще при составлении проекта преобразования САИШ в АИШКК предусматривалась возможность отбора корпусных офицеров и их замена в случае необходимости самим генерал-фельдцейхмейстером: «В обер-офицеры в кадетский корпус, как на первый случай, так и впредь, дозволять выбирать ему (генерал-фельдцейхмейстеру. - Авт.) таких, которые, по усмотрению его, способными к тому найдутся, и от команд, по его требованию, оных к нему присылать. Ежели из учителей военного класса и впредь кого он заблагорассудит другим способнейшим переменить, то, для лучшей пользы и успеха, и сие ему дозволить, почему одного истребовать, а другого в такую команду, в которой он больше способен к службе, отослать имеет»32.

Анализ выпусков из АИШКК - 2-го КК показал, что с 1765 по 1823 г. при кадетском корпусе и Греческой гимназии - КЧЕ - было оставлено корпусными офицерами 74 выпускника, или 2,5 проц. от общего числа выпущенных кадет. Следует заметить при этом, что большинство корпусных офицеров, пройдя этап пребывания в КК в обер-офицерских чинах, не оставались в нем, а направлялись в войска. Так, стали известными артиллеристами бывшие корпусные офицеры Николай Корсаков 33, Петр Ставицкий 34, Александр Апушкин 35, Карл Клингенберг 36; профессорами математики - уже упоминавшиеся Семен Гурьев и Василий Висковатов; генерал-лейтенантом - А. К. Жерве 37, генералом от артиллерии, преобразователем отечественной артиллерии Алексей Андреевич Аракчеев 38; декабристом - поручик Полтавского драгунского полка Алексей Усовский 39.
В 1793 г. вступил на русскую службу корпусным офицером в АИШКК 17-летний француз Сен-При, получивший образование в Гель-дейбергском университете и через 2 года 7 месяцев переведенный поручиком в л.-гв. Семеновский полк 40. В том же году направлен корпусным офицером из Нежинского драгунского полка 16-летний капитан Алексей Ермолов 41. Получив образование в Благородном пансионе при Московском университете, он за полуторагодовое пребывание в кадетском корпусе существенно пополнил свои воинские знания, особенно в артиллерии и фортификации.
Обер-офицерами корпуса были также его воспитанники Карл Федорович Клингенберг 42, ставший впоследствии директором Павловского кадетского корпуса, генерал-лейтенантом и главным директором всех кадетских корпусов; Алексей Иванович Корсаков 43, впоследствии генерал-лейтенант, директор 2-го КК, впоследствии инспектор всей артиллерии; Адольф Иванович Кениг 44, впоследствии директор 2-го КК.

ВЫВОДЫ:

1. Анализ выпусков из старейших и наиболее крупных кадетских корпусов показал, что АИШКК - 2-й КК являлся с момента основания и в течение 100 лет основным центром по подготовке артиллерийских и инженерных офицерских кадров русской армии. Передовые позиции в вопросах подготовки артиллеристов и военных инженеров оставались также за Дворянским полком и Московским кадетским корпусом.
2. С момента учреждения АИШКК и до его преобразования во 2-й КК в 1800 г. подготовка в нем артиллеристов и военных инженеров носила преобладающий характер.
3. Выпуски в артиллерию из 2-го КК продолжали оставаться определяющими и четверть века спустя, несмотря на то, что он формально (с 1800) утратил свою специфическую направленность из-за принятия единой для всех кадетских корпусов программ обучения.
4. Доля подготовленных артиллеристов и инженеров за 100 лет соответственно от общего числа выпускников 2-го КК составила 54,7 процента.
5. Из всего комплекса вопросов, касающихся деятельности кадетских корпусов, наиболее исследованным ранее является учебно-воспитательный процесс. На примере АИШКК - 2-го КК выделены главные его особенности:
-тщательный и системный подбор директоров, преподавателей и корпусных офицеров;
- поддержание высоких показателей отношения количества кадет к числу преподавателей и воспитателей: до 1825 г. они составили 8,4:1, а в 1854-4,9:1;
- постоянное совершенствование учебно-материальной базы, создание специализированных классов и кабинетов;
- активное использование в воспитательной работе корпусных
библиотек и музеев, религиозных обрядов и служб.
6. К проведению занятий с кадетами были привлечены наиболее подготовленные и известные в том время педагоги, ученые, литераторы и общественные деятели. В АИШКК преподавали Н.Г. Чернышевский, Д. И. Менделеев, профессора математики И.М. Вышеградский и С. Е. Гурьев, В. И. Висковатов, М. И. Сухомлинов, профессор истории П. П. Ламбин и другие.
7. Учитывая высокий уровень подготовки кадет, а также необходимость установления тесных доверительных контактов между воспитателями и кадетами, часть лучших воспитанников назначалась при выпуске корпусными офицерами. С 1765 по 1823 г. оставлено корпусными офицерами 2 процента выпускников от общего их количества.
8. За время существования АИШКК - 2-го КК сложилась оптимальная система набора и обучения кадет, предполагающая их набор в возрасте 10-12 лет с продолжительностью пребывания в корпусе 7 лет.

 

Примечания

1 Висковатов А. В. Упом. ист.
2 Антонов А. Н. Упом. ист.; 125-летний юбилей Первого кадетского корпуса, 1732-1857. СПб., 1857, с. 16-39.
3 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 1-ХХХ1.;Гольмдорф М. Упом. ист.; Лившиц Д. М. Пажеский Его Императорского Величества корпус за 100 лет. 1802-1902 гг., т. 2. СПб., 1902.; Исторический очерк образования и развития Первого Московского кадетского корпуса. СПб., 1878.
4 Висковатов А. В. Упом. ист.
5 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. I-IXXX.
6 Лалаев М. С. Упом. ист., с. 136.
7 Там же, с. 52.
8 Там же, с. 53.
9 Жерве Н. П., Строев В. К. Упом. ист., с. 178.
10 Лалаев М.С.Упом. ист., с. 53-54.
11 Там же, с. 52.
12 Храмы Петербурга. Справочник-путеводитель. СПб., 1992, с. 84.
13 Там же, с. 156.
14 Там же, с. 154.
15 Лалаев М. С. Упом. ист., с. 52.
16 Жерве Н. П., Строев В.К. Упом. ист., приложение II, с. 4-39.
17 Мельницкий Н. Упом ист., т.2, с. 244.
18 Алпатов Н. И. Учебно-воспитательная работа в дореволюционной школе интернатного типа (из опыта кадетских корпусов и военных гимназий России). М., 1958.
19 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 43.
20 Там же, с. 120.
21 Архив ВИМАИВиВС, ф.2, оп. Список старшипств (сп. ст.), т.32, с. 1-4.
22 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 127-141.
23 Жерве Н. П. , Строев В. К. Упом. ист., с. 50-51,69,125,127,152,175,213, 224,282,339,343,369,436.
24 Архив ВИМАИВиВС, ф. сб. 2, оп. 13, д. 22, л. 6-6об.
25 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 102.
26 Жерве Н. П., Строев В. К. Упом. ист., с. 459-460.
27 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 194.
28 Там же, с. XI.
29 Там же, с. XX.
30 Там же, с. XIII.
31 Там же, с. XV; Жерве Н. П., Строев В. К. Упом. ист., с. 454-458.
32 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. 93.
33 Там же, с. 1.
54 Там же, с. XIV.
35 Там же, с. XX.
36 Там же, с. XIV.
37 Жерве Н. П., Строев В. К. Упом. ист., с. 126, 133.
38 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. XIII.
39 Там же, с. XIV.
40 Военная галерея 1812 года. СПб., 1912, с. 220.
41 Архив ВИМАИВиВС, ф. 2, оп. сп. ст., д.32, л. 100об-101.
42 Ломан Н. Л. Упом. ист., с. XIV.
43 Там же, с. III.
44 Жерве Н. П., Строев В. К. Упом. ист., с. 339.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru