: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Кадетские корпуса и российские кадеты

В. М. Крылов

Глава 9. Воспитанники рыцарской академии

 

Как отмечалось уже, Сухопутный Шляхетный (с 1800 г.- 1-й) кадетский корпус был первым из созданных в России кадетских корпусов.
В его стенах прошли обучение многие будущие военачальники, снискавшие славу на полях сражений. Давая своим воспитанникам основательную военную подготовку и всестороннее образование, кадетский корпус со временем стал не только престижным военно-учебным заведением, но и крупным центром образования и культуры, подлинной «рыцарской академией».
Ниже пойдет речь о некоторых выпускниках СШКК - 1-го КК, отличившихся как в русско-турецких войнах, так и в схватках с армией Наполеона.

9.1. «ПРЕДВОДИТЕЛЬ РАЗУМНЫЙ, ИСКУСНЫЙ, УСЕРДНЫЙ»

Генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев (1725-1796)

Генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев (1725-1796) Среди имен, составляющих военную гордость России, звездой первой величины сияет имя прославленного русского полководца Петра Александровича Румянцева.
Граф Петр Александрович Румянцев родился 4 (15) января 1725 г. в Москве. Его отец, генерал-аншеф Александр Иванович Румянцев, потомок старинных, но незнатных и небогатых костромских помещиков, занимал почетное место среди любимцев Петра Великого, который высоко ценил его как храброго офицера, честного, дельного и знающего дипломата.
Мать полководца. Мария Андреевна, принадлежала к знатнейшей фамилии своего времени. Ее дед - Артамон Сергеевич Матвеев -«ближний боярин» царя Алексея Михайловича, вторая жена которого. Наталья Кирилловна, была воспитанницей в семье деда. Отец матери, Андрей Артамонович. - видный дипломат, сподвижник Петра I.
Будущего фельдмаршала и назвали в честь императора. Шестилетним мальчиком Петр был зачислен в солдаты и обучался дома под наблюдением отца, сосланного в период правления Анны Иоанновны в свою деревню. Мальчик получил хорошее домашнее образование, владел французским и немецким языками, очень много читал.
В 1739 г. юного Румянцева направляют в Берлин дворянином посольства для приобретения навыков в дипломатической службе. Но на следующий год за шалости и проказы его отозвали, и он поступает в Сухопутный Шляхетный кадетский корпус. Там проучился он всего четыре месяца. Юношу не увлекали единообразные занятия в корпусе, и, пользуясь тем, что возвратившийся из ссылки отец был в это время чрезвычайным и полномочным послом в Константинополе, он оставил учебу. Выпустился П.А. Румянцев из кадетского корпуса в октябре 1740 г. в звании подпоручика. Службу начал в войсках в Финляндии. В 1741 г. он уже капитан.
За доставку подписанного его отцом в городе Або мирного договора со Швецией в 1744 г. императрица Елизавета Петровна произвела Румянцева сразу в полковники и назначила командиром Воронежского пехотного полка. Блистательный молодой офицер «удальством превосходил товарищей, пламенно любил прекрасный пол и был любим женщинами». В это время он был известен различного рода чудачествами и скандальными проделками, которые были замечены самой императрицей.
Однако с годами все постепенно переменилось. Этому способствовала и его женитьба в 1748 г. на княжне Екатерине Михайловне Голицыной -дочери знаменитого фельдмаршала Михаила Михайловича Голицына, сподвижника Петра Великого. В этом же году П. А. Румянцев участвует в походе русского корпуса князя В. А. Репнина на Рейн для оказания помощи австрийцам, сражающимся против французов в Нидерландах. Поход позволил Румянцеву практически ознакомиться с военным искусством европейских армий. Он упорно и серьезно занимается повышением боевой подготовки и улучшением бытовых условий вверенных ему солдат, много читает литературы, касающейся военных и государственных вопросов. Природные способности и неплохие знания помогают ему стать опытным и образованным офицером. В преддверии Семилетней воины 1756 - 1763 гг. ему поручается формирование новых гренадерских полков и переформирование части драгунских полков в кирасиры. Весь 1756 г. молодой генерал-майор П. А. Румянцев занимается подготовкой подчиненных полков к походу.
В Семилетней войне П. А. Румянцев участвовал с первого и до последнего дня, последовательно командуя отдельным сводным отрядом конницы, пехотной бригадой, дивизией, корпусом. Победы русской армии при Грос-Егерсдорфе (1757) и Кунерсдорфе (1759) неразрывно связаны с инициативными, решительными и нешаблонными действиями Румянцева. За отличие в сражении при Кунерсдорфе, закончившемся полным разгромом армии прусского короля Фридриха II, где дивизия П. А. Румянцева занимала центр позиции русской армии, он был награжден орденом св. Александра Невского с девизом «За труды и Отечество».

Особенно ярко проявилось военное дарование П. А. Румянцева в Кольбергской операции в 1761 г. Русские войска уже дважды, в 1758 и 1760 гг., осаждали прусскую крепость Кольберг, расположенную на берегу Балтийского моря, в Померании. Обе осады были неудачными, несмотря на то, что тогда крепость была еще слабо укреплена и ее гарнизон не превышал несколько сот человек. А между тем Кольберг имел очень большое значение для обеих воюющих сторон. Расположенный на расстоянии двухсот с небольшим километров от Берлина, он открывал русским дорогу к столице Пруссии. Используя порт Кольберга, русские могли развернуть мощную базу снабжения своих войск, подвозя к ней все необходимoe морем. Этим в несколько раз сокращался пробег гужевого транспорта, который при тогдашних дорогах был наиболее узким местом при ведении войны.
В плане на 1761 г. предусматривалось выделение для действий против Кольберга достаточно сильного отдельного корпуса. Командование им было поручено П. А. Румянцеву. Осада велась во взаимодействии с флотом, который блокировал крепость с моря, высадил десант и вел бомбардировки укреплений. Задача, стоявшая перед Румянцевым, была трудной. Вокруг Кольберга пруссаки создали сильный укрепленный лагерь, в котором оборонялся корпус полевых войск принца Вюртембергского. Снабжение крепости и лагеря осуществлялось по коммуникации Нижний Одер - Кольберг. Противник пытался сорвать блокаду крепости действиями выделенного из главных сил прусской армии кавалерийского корпуса. Произошел ряд боевых столкновений, в результате чего коммуникация была пресечена, войска принца Вюртембергского оказались вынужденными покинуть лагерь под Кольбергом и крепость 5 декабря 1761 г. капитулировала.
Это была первая самостоятельная операция Румянцева. В ходе ее проведения проявились и некоторые новшества в русском военном искусстве. Так, в этот период Румянцевым в войсках осадного корпуса были сформированы два легких батальона. В директиве, которой они вводились, давались и указания по тактике этих частей. В частности, П. А. Румянцев рекомендовал при преследовании противника «лучших же стрелков и в одну шеренгу выпускать». Такая шеренга при действиях на пересеченной местности превращалась в рассыпной строй. Местностью, наиболее выгодной для использования легкой пехоты, директива указывала леса, деревни и другие стесненные проходы. Это явилось исходным пунктом широкого развития в русской армии нового типа пехоты - егерской - и нового способа ведения боя - рассыпной строй.
После взятия Кольберга казалось, что окончательное поражение Пруссии неизбежно и близко. Но смерть императрицы Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 г. и воцарение на престоле Петра III принесли изменение политической обстановки. Петр III -друг и почитатель прусского короля - заключает с Фридрихом II мир и возвращает ему Восточную Пруссию.

Однако Петр III сумел оценить П. А. Румянцева. Он жалует ему звание генерал-аншефа, награждает орденами св. Анны и св. Андрея Первозванного и назначает Главнокомандующим русской армией в готовившейся войне с Данией за восстановление единства Голштинского герцогства. Это назначение стоило Румянцеву впоследствии многих неприятностей, так как после устранения с престола Петра III Румянцев не присягал Екатерине II до тех пор, пока не удостоверился в смерти свергнутого императора. За это Екатерина отстранила его от поста Главнокомандующего, назначив на его место генерал-аншефа Петра Ивановича Панина.
П. А. Румянцев подал прошение об увольнении в отставку. Однако Екатерина II предоставила только отпуск на лечение, а через полгода предложила стать командиром Эстляндской дивизии. Вскоре (в ноябре 1764 г.) она назначила его генерал-губернатором Малороссии, президентом Украинской коллегии и главным командиром украинских и запорожских казацких полков и Украинской дивизии. Вплоть до 1768 г. Румянцев занимается вопросами административного устройства Украины, реорганизацией подчиненных войск, осуществляет ряд мероприятий по организации надежной обороны южных границ России от опустошительных набегов крымских татар, входивших тогда в состав Турции. Южная граница в то время проходила восточнее Днепра по открытой степи, примерно от Екатеринослава (Днепропетровск), южнее Бахмута (Артемовск) и дальше на крепость святого Дмитрия Ростовского (Ростов) к устью Дона.
Граница прикрывалась укрепленной «украинской линией», на которой отдельными отрядами располагались местные войска (так называемый кордонный способ охраны). Татарские отряды конницы легко прорывали этот кордон, бесчинствовали, грабили население, захватывали пленных и безнаказанно обратно уходили в степи. Румянцев организовал оборону по-новому. Сконцентрировав меньшую часть войск в нескольких укреплениях, запиравших важнейшие направления возможных ударов противника, он из основных сил сформировал в тылу три отряда, назначение которых состояло в перехвате и уничтожении татар при прорыве их через «украинскую линию».

Целесообразность мероприятий П. А. Румянцева полностью оправдалась в 1768 г. Тогда из большого отряда татар, прорвавшихся на Украину, назад и без всякой добычи вернулись немногие. Но для кардинального решения пограничного вопроса Румянцев еще в 1765 г. в своей записке «Примечания военные и политические» считал совершенно необходимым вернуть славянские земли, утраченные в период татарского нашествия. Приазовье, Северное Причерноморье были захвачены сначала татарскими ханами, образовавшими Крымское ханство, а потом Оттоманской империей, подчинившей себе и Крымское ханство. Не раз русские войска ходили в Крым, чтобы освободить свои исконные земли. Но поход Петра к Пруту в 1711 г. был неудачен. Безрезультатной оказалась и война 1736 -1739 гг. Поэтому борьба с Турцией была неизбежной.
К 70-м гг. XVIII в. политическая обстановка в Европе изменилась. Боясь чрезмерного усиления России, европейские державы всячески противодействовали ее успехам. Так, Австрия, Пруссия и Франция приняли живейшее участие в организации и поддержке восстания в Польше. В 1768 г., когда Россия уже вела борьбу с польскими конфедератами, Франция добилась вступления Турции в войну. Осенью 1768 г. турецкий султан потребовал от русского посла Алексея Михайловича Обрескова немедленного вывода русских войск из Подолии. Обресков, ссылаясь на отсутствие на это полномочий, отказался. Тогда Турция объявила России войну.
В ходе борьбы с поляками и турками России пришлось выставить Две армии и четыре корпуса. Первая армия действовала в Молдавии, Валахии и на Дунае; вторая - на Украине и на Днестре, а затем против Крыма. Корпуса действовали против польских конфедератов, в Крыму, на Кубани и в Закавказье. В кампании 1769 г. Румянцев командовал 2-й (Украинской) армией, которая имела вспомогательную задачу. Главную Же задачу - поход на Дунай - должна была решить первая армия под командованием соратника Румянцева по Семилетней войне генерал-аншефа А. М. Голицына. Фактический ход кампании 1769 г. свелся к борьбе за крепость Хотин на правом берегу Днестра, которая велась Голицыным вяло, с чрезмерной, осторожностью. Благодаря активным действиям Румянцева, который двинул армию к реке Буг, а сильные передовые отряды к реке Днестр и крепости Бендеры, турецкий главнокомандующий - великий визирь был введен в заблуждение относительно количества сил и намерений Румянцева. И поэтому действовал в районе Хоти на нерешительно. Отвлечение части турецких сил против 2-й армии способствовало победе Голицына под Хотином. Недовольная медлительностью Голицына. Екатерина II сменила его Румянцевым. 27 сентября 1769 г. II. А. Румянцев вступил в командование первой армией. Командующим второй армией был назначен генерал-аншеф П. И. Панин.
Прибыв к войскам первой армии, Румянцев оставляете Хоти не гарнизон, отводит главные силы на зимние квартиры, а для занятия Молдавии выделяет сильный отряд. Турки терпят поражение под Фокшанами. Бухарестом, Журжей и Браиловом. Но все же крепость Браилов остается за ними. В зимний и весенний периоды П. А. Румянцев провел большую работу по подготовке войск армии к предстоящей кампании 1770 г. Именно к этому периоду (8 марта 1770) относится разработка им наставления под названием «Обряд службы», определяющего основные принципы обучения и воспитания войск. Необходимость такого документа была вызвана несовершенством существующих уставов, основная масса которых хотя и вышла в 1763 - 1766 гг. и учитывала боевой опыт Семилетней войны, но не давала ясных и подробных указаний в части внутренней, гарнизонной и полевой служб. Вследствие этого в войсках был большой разнобой как в организации этих видов службы, так и в обучении солдат. Многие военачальники, не довольствуясь существующими уставами, разрабатывали собственные инструкции. «Обряд службы» Румянцева с 1788 г. был распространен на всю армию в качестве обязательного устава'. Внедрение основных положений этого документа в жизнь войск первой армии способствовало повышению ее боеспособности уже в предстоящих операциях лета 1770 г.

Согласно плану, разработанному в Петербурге военным советом при императрице, главная задача в кампанию 1770 г. возлагалась на вторую армию. Ей поручалось овладеть стратеги чески важным объектом -крепостью Бендеры в нижнем течении Днестра. Первая армия должна была обеспечить действия второй со стороны Дуная и удерживать Молдавию. Однако способ действий первой армии при этом не указывался. Пользуясь этим, Румянцев сразу же наметил для армии наступательный план: двигаться между реками Прут и Серет и не допускать турок на левый берег Дуная. От частей передового отряда, занимавшего Молдавию, Румянцев знал, что главные силы турецкой армии к весне 1770 г. постепенно концентрируются на правом берегу Дуная у Исакчи, где готовятся к переправе через реку. Крупные силы татарской конницы намеревались нанести удар в направлении на Яссы. Чтобы избежать поражения по частям, Румянцев приказывает передовому корпусу под командованием генерал-поручика X. Ф. Штофельна отойти на север для соединения с армией, а сам с главными силами выступил из лагеря под Хотином и двинулся на юг вдоль левого берега Прута.
Крымские татары, заметив отход войск передового корпуса, с 14 мая переходят к решительным действиям, стремясь разбить корпус по частям. Однако в нескольких крупных стычках отряды корпуса успешно отражают нападение татар и к концу мая сосредотачиваются на западном берегу реки Прут против урочища Рябая Могила. С 1 по 10 июня положение корпуса было очень тяжелое, но новый командир корпуса генерал-поручик Н. В. Репнин сумел удержать занимаемый район до подхода главных сил. Гористая местность и плохие дороги затрудняли марш войск Румянцева. Но их движение происходило значительно быстрее благодаря новой организации марша. Главные силы армии Румянцев вел семью колоннами с расчетом, чтобы они могли быстро перестроиться в три каре в случае встречи с конницей противника. Пройдя за пять суток более 100 километров, армия П. А. Румянцева 9 июня прибыла к урочищу Цецора.
11 июня после наведения понтонного моста через Прут корпус Н. В. Репнина перешел на восточный берег. На западном берегу были оставлены небольшие отряды генерал-майора Г. А. Потемкина и полковника Н. Н. Каковинского. Под прикрытием корпуса Репнина главные силы армии скрытно подошли и сосредоточились перед позицией татар и турок в урочище Рябая Могила. Силы Румянцева при этом достигали 39 тысяч человек при 115 орудиях. Противник имел 50 тысяч татар и 22 тысячи турок, всего 72 тысячи человек при 44 орудиях. Проведя тщательную разведку, Румянцев делит атакующие войска на четыре группы и 17 июня по общему сигналу атакует неприятеля с разных направлений. При этом отряд Г. А. Потемкина переправляется через Прут и ударяет в тыл противника. Такая атака создала у него впечатление полного окружения. Турки и татары бросились бежать на юг. Для их преследования Румянцев направил всю кавалерию, но она не могла угнаться за легкими татарскими и турецкими конями.
Увлеченная погоней русская конница допустила уход турецкой пехоты. Пехота русских не могла поспеть за бегущими турками. В результате турки, хотя и в беспорядке, но в основной массе ускользнули от уничтожения. Победа при Рябой Могиле открыла русским долину реки Прут. Однако неясность обстановки заставляла П. А. Румянцева действовать с осторожностью.
Главные силы турок к этому времени еще не построили мост у Исакчи и находились на правом берегу Дуная. Поэтому армия П. А. Румянцева, сохраняя инициативу, продолжала свой марш вдоль Прута, выдвинув в целях разведки сильные авангарды. Разведка установила, что противник численностью до 80 тысяч человек - около 15 тысяч турок и 65 тысяч татар - снова занял выгодную естественную и хорошо укрепленную позицию при впадении реки Ларги в Прут. Кроме того, великий визирь выслал с правого берега Дуная несколько тысяч турок на помощь войскам, действующим на Ларге. Оценив обстановку, П. А. Румянцев решает атаковать противника и разбить его до подхода подкрепления с Дуная.«... Слава и достоинство наше не терпят, чтобы сносить присутствие неприятеля, стоявшего в виду нас, не наступая на него», - говорил он 5 июля на военном совете. 7 июля русские войска атаковали противника. В атаке принимали участие все войска, кроме отряда полковника Н.Н. Каковинского. Наступление предусматривалось тремя группами: правая группа генерал-поручика П.Г. Племянникова - 6000 человек при 25 орудиях; левая группа, состоявшая из двух отрядов: генерал-квартирмейстера Ф.В. Бауэра - 4000 человек при 14 орудиях и генерал-поручика Н. В. Репнина - 11 000 человек при 30 орудиях; главные силы под личным командованием П. А. Румянцева-19 000 солдат при 50 орудиях.
К двум часам все группы заняли исходное положение и начали наступление, к четырем отряды П. Г. Племянникова, Н. В. Репнина и Ф.В. Бауэра сбили передовые посты и приблизились к укреплениям неприятеля. Противник открыл сильный артиллерийский огонь. Для огневого усиления отрядов П. В. Репнина и Ф. В. Бауэра П. А. Румянцев высылает от главных сил бригаду полевой артиллерии под командой генерал-майора П. И. Мелиссино в составе 17 орудий. Губительный огонь бригады П. И. Мелиссино заставил турецкую артиллерию быстро замолчать. Не выдержав огня пехоты и артиллерии с разных направлений, противник стремительно бежал, оставив на поле боя около тысячи человек убитыми, 33 орудия, 8 знамен и весь лагерь. Армия Румянцева потеряла 90 человек (29 убитыми и 61 ранеными). Однако основным силам противника, несмотря на решительное поражение, опять удалось уйти. Турки отступили на юг, татары - на юго-восток.
За эту победу Екатерина II прислала победителю орден св. Георгия 1-й степени - высшую воинскую награду, учрежденную в 1769 г. В своем письме П. А. Румянцеву императрица писала: «Вы займете в моем веке неизменно превосходное место предводителя разумного, искусного и усердного. За долг почитаю вам отдать сию справедливость...».

14 июля великий визирь, не дождавшись, пока будет построен мост, на 300 судах форсировал с главными силами Дунай. На левый берег было переправлено 150 тысяч человек, в том числе 50 тысяч пехоты, 100 тысяч конницы и 130 орудий. Обе армии постепенно сближались. Положение Румянцева сделалось весьма опасным. Впереди он имел огромные силы турок, а с востока - большую угрозу коммуникациям армии представляли массы татарской конницы численностью до 80 тысяч человек, которые, оправившись после поражения при Ларге, совершили стратегический обход русской армии. Поэтому для прикрытия транспортов с продовольствием Румянцеву пришлось выделить сильный корпус численностью около 10 тысяч человек. После этого в главных силах первой армии осталось 27 750 человек, включая и нестроевых.
Когда армии сблизились до 7 километров, турки расположились лагерем на восточном берегу реки Кагул (левом притоке Дуная). Оценив особенности местности, П. А. Румянцев принял решение атаковать их, несмотря на огромное численное превосходство противника, и нанести главный удар по его левому флангу, сковывая действия турок в центре и на правом фланге относительно небольшими силами. С этой целью он сосредоточил против левого фланга неприятеля группировку до 19 тысяч человек.
Наступление началось около 5 часов утра 21 июля. Оно не явилось неожиданностью для турок, которые в ночь перед атакой сильно укрепили свои позиции. На фронте до 2 километров они построили четыре ряда окопов, расположив их ярусами по высотам хребтов, и встретили русские войска сильным артиллерийским огнем. Многочисленная конница атаковала каре русских. Губительным огнем русские отбили эти атаки. Однако, когда в центре наметился успех, верховный визирь бросил туда свое отборное войско - 10 тысяч янычар, которым удалось нарушить центральное каре и частично обратить в бегство его войска. В эту критическую минуту П. А. Румянцев лично бросается в гущу боя против янычар, останавливает дрогнувших солдат и организует отпор контратакующему противнику.
Воспользовавшись возникшей задержкой, русские войска охватили левый фланг турецких окопов и ворвались в них. Этот успех облегчил фронтальную атаку позиции турок. Центральное каре сдвинуло свой ряды и устремилось вперед. Через тройные рвы россияне ворвались в укрепления. Визирь, пораженный разгромом янычар, обратился в бегство. К 10 часам русские взяли все укрепления. Потери турок были огромны. Весь турецкий лагерь, обоз, 140 орудий достались победителям. Преследуя противника, корпус Ф.В. Бауэра разгромил его при Картале, а корпус И. В. Репнина овладел крепостью Измаил. Более 20 тысяч турок погибло на поле боя и потонуло в Кагуле и Дунае.
В Кагульском сражении, при Картале и Измаиле было взято 60 знамен и знаков, 203 орудия, множество боеприпасов и весь обоз, пленено более 2 тысяч человек. Русские войска потеряли убитыми 353 человека, ранено было 550 и без вести пропало 11 человек" .

Румянцев, не останавливаясь, шел вперед и брал крепости одну за другой: 22 августа - Килию, 15 сентября - Аккерман, 10 ноября -Браилов. Имя Румянцева гремело по всей Европе. Он одержал на реке Кагул решительную победу при таком соотношении сил, равного которому трудно найти в истории войн. За победу при Кагуле П. А. Румянцев получил звание генерал-фельдмаршала12. В честь славной победы Румянцева в Екатерининском парке Царского Села был установлен Кагульский обелиск, а солдаты нарекли своего командира «прямым солдатом».
В победоносной кампании 1770 г. Россия отодвинула свою южную границу к берегам Черного моря и к реке Дунай. На очереди стояла задача овладения Крымом. Ее успешно решила в кампанию 1771 г. вторая армия, командование которой принял генерал-аншеф В. М. Долгорукий. Армия Румянцева в эту кампанию прочно удерживала завоеванные области на северном берегу Дуная и захватала часть турецких крепостей на его южном берегу. Но долгожданный мир не наступал. С мая 1772 г. по март 1773-го велись переговоры, стороны находились в состоянии перемирия. Однако турки не приняли условия России, и переговоры закончились безрезультатно.

В 1773 г. П. А. Румянцев по настоянию Екатерины II переносит боевые действия за Дунай, в Болгарию. Несмотря на тяжелое положение армии, вызванное недостаточным укомплектованием и обеспечением войск, он за счет частых ударов прочно захватывает инициативу и сковывает действия противника. Одним из методов такого сковывания неприятеля одновременно на нескольких направлениях стали так называемые поиски -частные удары на ограниченную глубину по укрепленным пунктам противника с возвращением в исходное положение. В этих боях отличились генерал-майор А. В. Суворов, генерал-поручик Г. А. Потемкин, генерал-майор О. А. Вейсман. Но к осени истощение войск и запасов достигло таких размеров, что П. А. Румянцев вынужден был прекратить дальнейшие действия и отдать приказ о размещении на зимние квартиры.
К началу кампании 1774 г. силы армии Румянцева были очень ограниченны. Она насчитывала не более 55 тысяч человек с учетом всех пополнений. Кадры славных ветеранов 1770 г. к этому времени сильно поредели. Они таяли в боях и трудных походах. Однако энергичные меры, принятые генерал-фельдмаршалом по обучению пополнения и сколачиванию укомплектованных частей, обеспечили высокую боеготовность армии. Боевые действия начались в апреле. П. А. Румянцев разделил свою армию на три основные группы, поручив дивизии генерал-поручика И. П. Салтыкова осадить Рущук, дивизии генерал-поручика Ф. И. Глебова - Силистрию, дивизиям генерал-поручика М. Ф. Каменского и генерал-майора А. В. Суворова двинуться через Базарджик к Шумле и сковать армию визиря до окончания осады Силистрии и Рущука.

20 июня А. В. Суворов разбил при Козлудже 25-тысячный корпус турок. М. Ф. Каменский двинулся к Шумле и неожиданным маневром блокировал силы визиря в крепости. Турки запросили мира. В соответствии с представленными Екатериной II полномочиями генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев в селении Кучук-Кайнарджи подписал долгожданный мирный договор. Турки приняли все условия русских. Россия превратилась в черноморскую державу. Окрепли ее позиции на юге, в Закавказье и на Балканах. Императрица щедро наградила выдающегося полководца. Он получил фельдмаршальский жезл, осыпанный бриллиантами, шпагу с алмазами, алмазный лавровый венок и масличную ветвь, алмазную Андреевскую звезду, титул Задунайского и другие награды.
По окончании войны осыпанный наградами генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев возвращается на должность генерал-губернатора Украины, где вновь занимается реорганизацией, воспитанием и боевой подготовкой армии. Свои мысли он изложил в докладной записке Екатерине II в 1777 г., известной под названием «Мысль»13. В 1776 г. по приказанию Екатерины II Румянцев сопровождает будущего императора Павла Петровича в Берлин по случаю его женитьбы на племяннице прусского короля Фридриха II, который устроил прославленному полководцу торжественную встречу и наградил его орденом Черного Орла.

Во время второй русско-турецкой войны 1787- 1791 гг. П.А.Румянцев вновь в действующей армии. Екатерина II назначила его Главнокомандующим Украинской армией, которая являлась вспомогательной по отношению к главной Екатеринославской армии, возглавляемой генерал-аншефом Г. А. Потемкиным. Это назначение глубоко оскорбило генерал-фельдмаршала, и он, сославшись на болезнь, попросил отставки. Екатерина II не отпустила П. А. Румянцева в отставку. Она оставила за ним его посты на Украине, но отстранила от руководства армией и заменила Н. В. Репниным. Старый генерал-фельдмаршал уехал в свои поместья под Киевом и уже никогда не оставлял их. Здесь он получил в 1791 г. известие о смерти Г. А. Потемкина и выразил по этому поводу искреннее сожаление. Несмотря на все личные обиды, П. А. Румянцев высоко ценил деятельность Г. А. Потемкина на пользу России и ее армии.
В 1794 г. Екатерина II приказала П. А. Румянцеву, командовавшему русскими войсками в Подол и и и на Волыни, содействовать генерал-аншефу Н. В. Репнину в его действиях против Польши. Румянцев поручил это бывшему под его командованием генерал-аншефу А. В. Суворову, дав ему директиву с требованием энергичных действий. Суворов блестяще завершил кампанию в Польше, за что был удостоен звания генерал-фельдмаршала. П. А. Румянцева императрица наградила домом в Петербурге, перед которым возвышался памятник с надписью «Победам графа Румянцева-Задунайского», а также деревнями в Литовской губернии. Смерть императрицы Екатерины II глубоко огорчила Румянцева. Он пережил ее только на 32 дня. 19 декабря 1796 г. великий полководец скончался.
В память о его заслугах перед Отечеством император Павел I объявил по армии трехдневный траур. Останки генерал-фельдмаршала были перевезены в Киев и похоронены в Печерской лавре, возле клироса соборной Успенской церкви.

Русская армия и в особенности люди, близко знавшие П. А. Румянцева, высоко ценили его. Он во многом явился новатором в области русского военного искусства. Последователь воинской школы Петра Великого, П. А. Румянцев ломал устаревшие положения уставов в вопросах быта, обучения войск и ведения боя. Он много сделал в плане развития русской военно-теоретической мысли. Благодаря таким людям, как Румянцев, русское военное искусство во второй половине XVIII в. достигло исключительного подъема, намного опередив военное искусство других стран.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru