: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Кадетские корпуса и российские кадеты

В. М. Крылов

 Глава 10. Сиятельные пажи

 

 Эта глава завершает серию зарисовок о воспитанниках кадетских корпусов. В ней пойдет речь о наиболее известных выпускниках Пажеского корпуса.

10.1. ОТ ПАЖА ДО ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДЦЕЙХМЕЙСТЕРА

Генерал-фельдцейхмейстер П. И. Шувалов (1711-1762)

Генерал-фельдцейхмейстер П. И. Шувалов (1711-1762) Петр Иванович Шувалов среди пажей, отдавших свои знания, силы и энергию Отечеству и армии, по месту и по времени, отведенным ему в истории Пажеского корпуса, по праву назван одним из первых.
В судьбе «типичных пажей» Шуваловых отразились важнейшие вехи истории России середины XVIII в., сходство и различнее судьбами воспитанников-пажей из дворян. Краткие статьи о П.И. Шувалове, отметившие этапы карьеры, пожалования, награды, соединяют в себе путаницу фактов биографии и пренебрежение к военному аспекту деятельности, за исключением заслуг в артиллерии.
Началом своей военно-придворной карьеры Петр и его старший брат Александр Шуваловы обязаны отцу - Ивану Максимовичу, вписавшему собственные строки в историю Северной войны. Петр Шувалов родился в 1711 г. в дворянской семье, не вполне известной в России до 40-х гг. XVIII в., имевшей поместье в Костромской губернии. Иван Максимович был в числе тех, кто, вызванный к службе реформами Петра I, занимал в те годы должности значительные, хотя и не первостепенные. Он участвовал в Северной войне капитаном и организовывал уже полковником по приказу Петра взятие Нейшлота в 1714 г. В качестве первого комиссара от России после подписания Ништадтского мира определял границу со Швецией. Затем генерал-майором служил комендантом Архангельска. Крепость св. Анны - последнее место службы генерал-лейтенанта И. М. Шувалова, к тому времени кавалера ордена св. Александра Невского. Там он и скончался, как сообщили «Санкт-Петербургские ведомости», в 1735 г.

В последние годы царствования Петра Великого И. М. Шувалов, обер-комендаит Выборга, имел случай определить своих сыновей пажами к Высочайшему двору. Не было секретом, что образованием пажей того времени была сама служба и мелкие поручения, участие в обедах и ассамблеях-«мир, двор, путешествия, походы и балы», а отнюдь несерьезная учеба.
В записках камер-юнкера Голштинского двора мы встречаем упоминание о церемонии коронования Екатерины в 1724 г., в которой участвовал бригадир Шувалов, возглавлявший депутацию от провинции. В процессии в парадных зеленых бархатных кафтанах, белокурых париках и с белыми перьями на шляпах - пажи, среди которых братья Шуваловы. Сроки службы пажей, присягнувших «живота не щадить», а что «поверено будет, со всей молчаливостью тайно содержать», составляли от 4 до 6 лет. Это давало возможность усвоить обычаи двора и получить подготовку для продолжения придворной карьеры или службы офицерами в гвардии или армейских полках.

Годы пажеской службы П. И. Шувалова, с 1726 г. уже камер-пажа при дворе герцога Голштейн-Готторпского - мужа цесаревны Анны, можно считать первыми шагами в его военно-придворной карьере. Затем на два года судьба развела братьев Шуваловых: Петр в составе русской половины Голштинского двора убывает в Киль, а Александр остается в Петербурге. Время, проведенное за границей, было для Петра Шувалова периодом продолжения образования и приобретения жизненного опыта. После рождения сына-будущего императора Петра III - герцогиня Анна умирает. Сообщения «Санкт-Петербургских ведомостей» в октябре-ноябре 1728 г. о возвращении из Киля судна с телом Анны Петровны, где в списке состава траурного эскорта значился гоф-юнкер Петр Шувалов, подвели черту под недолгим периодом его пребывания за границей. Кстати, в то время в Киле произошло событие, повлиявшее на дальнейшую судьбу Шувалова - знакомство с ближайшей подругой Елизаветы, юнг-ферой (фрейлиной. -Авт.) цесаревны Анны - своей будущей женой Маврой Шепелевой. Именно эти обстоятельства - удачная женитьба и близость к императрице, как считали многие, определили успех карьеры Шувалова и облегчили путь к осуществлению всех его начинаний и «прожектов».
По возвращении из-за границы П. И. Шувалов попадает в состав малого двора Елизаветы, где его брат Александр служит уже несколько лет и играет немаловажную роль в решении хозяйственных задач, подписывая денежные ведомости и распоряжения. Последующие десять лет для Петра Шувалова заполнены выполнением поручений цесаревны на Украине, в Сибири, хотя ярких примеров проявления его способностей в каких-либо областях мы еще не встречаем.

Поворотным пунктом в жизни будущего генерал-фельдцейхмейстера стали события 25 ноября 1741 г. Бывшие пажи камер-юнкеры П. и А. Шуваловы, М. Воронцов, А. Разумовский были теми из немногих придворных, кто. рассчитывая на поддержку гренадерской роты Преображенского полка, способствовали восхождению Елизаветы на российский престол. Этот «бескровный» переворот нес идеи возвращения к традициям Петра Великого, стремление покончить с засильем немецкого влияния при дворе. Став переломным в судьбе участников переворота, 1741 г. определил на двадцать лет будущее всей России, да и судьбу Шувалова, высвободив энергию и силы, дремавшие в нем.
Участники переворота получили высочайшие почести: рота гренадеров, капитаном которой стала сама императрица, была объявлена Лейб-компанией, все рядовые получили дворянство с надписью на гербах "За ревность и верность", земли и крестьян. Пожалованные в качестве награды 31 декабря 1741 г. ставшим действительными камергерами двора Шуваловым звания подпоручиков Лейб-компании, приравненных к армейскому званию генерал-майора, определили перспективы их блестящей служебной карьеры. Они были приближены к высшему кругу управления двором и стали одними из первых лиц периода елизаветинского царствования.
Первое знакомство Шуваловых с военной стороной своей деятельности было парадным. Во время коронования Елизаветы в Москве в апреле 1742 г. они участвовали в церемониале, сопровождая императрицу, командуя взводами конных гренадер Лейб-компании. В дальнейшей службе задача взвода Шувалова, как и всей роты, ограничивалась участием в парадах и несении караульной службы. Чин же подпоручика стал для Шувалова начальной ступенью в военной службе, завершившейся получением звания и жезла генерал-фельдмаршала.

Близость к императрице обусловила стремительное вхождение в круг проблем двора, жизни гарнизонов столиц - Петербурга и Москвы, да и государства в целом. Знакомство с финансовыми и хозяйственными вопросами дворцовой жизни, выполнение поручений императрицы, общение с высшими кругами власти и армии уже в 1744 г. подтвердили мысль о необходимости возврата к курсу петровских реформ, поиска путей решения проблем, связанных с управлением, финансами, промышленностью и армией. Елизавета Петровна, в свою очередь, увидела в таких преданных людях, как П. Шувалов и М. Воронцов, тех, кого можно привлечь к решению задач возрождения былого могущества России. Шувалов в 1744 г. назначается к присутствию в Правительствующем Сенате, сосредоточившем в себе высшую законодательную, судебную и исполнительную власть.
Активность Шувалова в государственной жизни стала проявляться с 1745 г., когда им был разработан первый проект, в котором речь шла о сборе подушной подати и борьбе с недоимками. Через несколько лет он вносит предложения, касающиеся замены прямых налогов косвенными, сбора рекрут для армии, добычи соли, чеканки медных денег. Через год после назначения к дивизии П. И. Шувалов, предложив провести генеральное межевание российских земель с целью ликвидации кровавых земельных споров, тянувшихся из прошлого столетия, назначается государственным межевщиком. Именно команды из числа офицеров и солдат дивизии Шувалова участвуют в проведении межевания в центральных губерниях.

В 1753 г. реализуется один из важных проектов, предусматривавший отмену таможенных пошлин при провозе хлеба по России. На заседании Сената Петр Иванович, награжденный несколько ранее орденом св. Андрея Первозванного, в присутствии императрицы в 1754 г. выдвинул идею составления нового Свода законов Российской империи и возглавил Уложенную комиссию, подготовившую через некоторое время проекты нескольких глав.
Последующие пожалования званий генерал-поручика (1745), генерал-адъютанта (1748), генерал-аншефа и определение к командованию дивизией (1751), а также возведение в графское достоинство в 1746 г. Петр Шувалов получал одновременно с братом. Позже их пути на государственном поприще разошлись - Александр Иванович возглавил печально известную Тайную канцелярию.
П.И. Шувалов становился одним из самых влиятельных лиц России, принимающим наиболее активное и действенное участие в обсуждении важнейших вопросов государственной жизни, в том числе и военных, в Правительствующем Сенате, а с 1756 г. - в Конференции при Высочайшем дворе. Участие в организации рекрутских наборов и комплектовании войск, служба генерал-адъютантом, командиром дивизии, Обсервационного корпуса, участие в подготовке войск, которыми командовал, к заграничному походу в Пруссию, командование артиллерией и военными инженерами, руководство вопросами перевооружения артиллерии - вот самые важные страницы военной биографии бывшего пажа, а позднее сенатора и конференц-министра, генерал-фельдцейхмейстера и генерал-фельдмаршала Петра Ивановича Шувалова.
Отметим, что военная сторона деятельности П. И. Шувалова долгое время не рассматривалась, а зачастую и игнорировалась. Если шефство его над Обсервационным корпусом и руководство артиллерией являлись лишь поводом для разбора ошибок, то обязанности генерал-адъютанта, командира дивизии, инженерного корпуса относили к разряду второстепенных.

В 1748 г. Шувалов вслед за братом назначается генерал-адъютантом Ее Императорского Величества - на должность, долгое время считавшуюся парадной и формальной в отношении обязанностей: она заключалась в организации дежурств, во время которых доводились Указы и повеления императрицы Сенату. Сам П. И. Шувалов объявлял их более 140 раз. Но в большей степени дежурства служили для организации и контроля за караульной службой частей гвардии в столичном гарнизоне, расследования инцидентов, приема челобитчиков к императрице и обеспечения парадов с участием войск, безопасности двора во время выездов в пригородные дворцы и во время пребывания двора в Москве.
С присвоением 5 сентября 1751 г. А. И. и П. И. Шуваловым званий генерал-аншефов состоялось их назначение к командованию дивизиями. Граф Петр Шувалов, отмечалось в ведомостях Военной коллегии, «имеет команду над обретающими в Лифляндии, Курляндии и Эстляндии полками». Вместе с тем долгое время с ошибки Д. Н. Бантыш-Каменского утвердилось мнение, что дивизия П. И. Шувалова была сугубо «придворной» и роль ее можно рассматривать только с этой точки зрения. Мнение о командовании П. И. Шуваловым придворной дивизией, дислоцированной в Петербурге, - ошибочно. Основанием для подобной ошибки стало поверхностное использование имевшихся источников, в том числе и неправильное трактованное «Объяснения П. И. Шувалова о своих заслугах по гражданской и военной части», написанного в последние годы жизни.

Сегодня непросто определить круг вопросов, решавшихся командирами дивизий середины XVIII в., ибо большинство из них никакими особыми обязанностями себя не обременяли, как и не пользовались и значительными правами. Должность не считалась значимой в мирное время, поэтому получить назначение к любой из пяти дивизий, существовавших в то время, при размещении войск на винтер-квартиры, можно было совершенно случайно по прилагавшемуся на утверждение императрице списку старшинства. Наиболее часто решавшиеся командирами дивизий вопросы производство в чины и распределение офицеров. У командующих не было заинтересованности в организации обучения, обеспечении подчиненных войск всем необходимым.
П. И. Шувалов же в должности командира дивизии, к которой он отнесся более чем ответственно, предстает перед нами как человек реально знавший проблемы своей дивизии, занимавшийся вопросами расстановки, перемещения и выдвижения кадров от унтер- и обер-офицеров до генералитета, обучением, комплектованием, вооружением, обмундированием войск14. Он получает от Военной коллегии разрешение на обучение солдат для должностей канониров, подает проект о создании «гаубицы с овал истым калибе-ром», предлагает к рассмотрению образцы фузей и холодного оружия.
Изучение обстановки на прусской границе в годы, предшествовавшие Семилетней войне, позволило оценить мероприятия, проводившиеся Шуваловым. Это - разведка и обобщение полученных сведений, вывод войск в летние лагеря для обучения, изменение дислокации полков с приближением их к границам. После вывода войск в лагеря - организация несения караулов на границе и фортификационные работы в крепостях, доукомплектование войск вооружением, обмундированием, провиантом и лошадьми, проведение стрельб15.
Активная и целеустремленная деятельность делала II. И. Шувалова одним из заметных командиров дивизий русской армии середины XVIII в.. в ряду с П. Румянцевым и 3. Чернышевым, и позволила ему внести важный вклад в подготовку войск русской армии к заграничному походу.

С началом Семилетней войны основную часть действующей армии составили полки дивизии Шувалова, которые 19 апреля 1756 г. было приказано вывести в компаменты (лагеря. - Авт.). «Все сии корпусы, как в экстракте конференции объявлено, ныне в разные места по границе располагаемые, ко единому главному принадлежащие, до особливого указу поручить в команду генерал-аншефу и кавалеру графу Петру Ивановичу Шувалову»17. Так закрепилось до выхода действующей армии назначение П. И. Шувалова Главнокомандующим.
Из дивизии Шувалова 17 полков были включены в состав действующей армии и направлены в Пруссию. С 9 сентября 1756 г. утвержденный Главнокомандующим С. Ф. Апраксин принимает «дела секретные, касающиеся до похода, от графа Шувалова». А Петр Иванович переключает свои силы на подготовку артиллерии и созданного по решению Конференции Обсервационного корпуса -резервного объединения, предназначавшегося первоначально для действий «в пределах Отечества».

Говоря об Обсервационном корпусе, надо отметить, что современниками далеко не однозначно оценивалось то, как П. И. Шувалов с октября 1756 г. решал эту задачу. Идея создания резервного корпуса была не нова, задачи комплектования и подготовки войск знакомы, и Петр Иванович с присущей ему энергией взялся задело. 9 июня 1757 г. корпус в составе шести полков, укомплектованный в большом количестве новой артиллерией и частично новыми образцами огнестрельного оружия, начал движение к границам. Шувалов, до последнего момента руководивший подготовкой корпуса, передав командование генералу П. С. Салтыкову, будущему Главнокомандующему, получил разрешение остаться шефом корпуса для решения проблем, связанных с обеспечением его всем необходимым'. Он вел переписку с главнокомандующими и командирами корпуса по этим вопросам, участвовал в разборе действий корпуса в сражениях Семилетней войны, а с окончанием активных боевых действий в июне 1760 г. предложил расформировать его для доукомплектования полков Главной армии.
Но наиболее важным с началом Семилетней войны для Шувалова стало назначение командующим артиллерией и инженерным корпусом, остававшимися с 1748 г. без командира. Вопрос, как отмечала Военная коллегия в представлении императрице, стоял так остро, что, казалось, «само поправление, буде не весьма поздно, то однако крайне трудно будет». Наибольшее беспокойство вызывали вооруженность артиллерии тяжелыми орудиями, низкая подготовка артиллерийских частей, их плохая укомплектованность офицерами, слабая обученность личного состава. Назрела необходимость улучшения управления во всех звеньях ведомства- от Канцелярии Главной артиллерии и фортификации до полков и дивизий, где не было даже должностей начальников артиллерии, введенных лишь осенью 1756 г. Отмечались также серьезные недостатки в инженерном корпусе.

П. А. Шувалов назначен был на должность генерал-фельдцейхмейстера 31 мая 1756 г., хотя еще в декабре 1754 г. представлялся на эту вакансию Военной коллегией, а в декабре 1755 г. ему уже направлялись бумаги по представлению на офицеров артиллерийского ведомства.
Если в качестве одной из предпосылок назначения Шувалова считалась близость к двору, то совершенно не бралось в расчет, что, становясь генерал-фельдцейхмейстером, Шувалов переставал быть кандидатом на должность Главнокомандующего русскими войсками в заграничном походе, хотя по старшинству он и без этого формально не был в числе первых кандидатов после А. Б. Бутурлина, С. Ф. Апраксина и своего брата А. И. Шувалова.

Самой действенной причиной назначения Шувалова на должность следует считать его участие в создании гаубицы с овальным каналом ствола - от подачи проекта до изготовления опытных и серийных образцов орудия, названного впоследствии его именем.
2 июня 1753 г. Шувалов подает в Сенат проект новой гаубицы -орудия, «из которого рассуждается в стрелянии картечами лучший способ». Сенат одобрил проект и дал команду возглавлявшему Артиллерийскую контору в Москве «генерал-майору Толстому две (гаубицы. -Авт.) отлить, при сенаторе пробу учинить». Реализовать идею Шувалову помогли генерал-майор М. А. Толстой, майор К. Мусин-Пушкин, ученик пушечного мастера в Московском арсенале М. Степанов. Из протоколов архива Сената за 1753 -1754 гг. видно, как непросто шел процесс обсуждения и принятия на вооружение гаубицы. Десять раз - в июне, октябре и ноябре 1753 г. и трижды в 1754 г. члены Сената в той или иной постановке ставили и рассматривали вопросы, имевшие отношение к новому орудию23. Положительные результаты стрельб не стали основанием для принятия решения Сенатом: были приглашены члены Военной коллегии С. Ф. Апраксин и В. И. Суворов. А 10 ноября 1753 г. стрельбы для сравнения с орудиями 1734г. проводятся в присутствии членов Сената, Военной коллегии и высшего генералитета. Заключение в протоколе гласило: «Несравненно против старой гаубицы сильнее и далее бьет и по линии фрунта более 21 саженей (сажень = 2,1 м-Авт.) захватывает, а в баталии и первая и вторая линии полков были бы поражены».

Гаубица принимается на вооружение артиллерии для поражения пехоты противника и получает официальное наименование в честь автора проекта и организатора ее создания - «гаубица Шувалова», что и вырезано на стволе экспоната, хранящегося почти 250 лет в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи.
Пример с созданием и принятием на вооружение «шуваловской гаубицы» был, как ни странно, типичен для непростой ситуации с рассмотрением многих проектов и предложений «всемогущего», как считали некоторые, Шувалова. Подавая «прожекты», касающиеся различных сфер жизни государства, Шувалов, несмотря на его близость к императрице и участие в работе Сената и Конференции, отнюдь не всегда этим пользовался, полагаясь на свои собственные силы.
Впоследствии это стало, как отмечалось уже, одной из предпосылок назначения Шувалова на пост главы артиллерийского ведомства, а орудия, названные секретными в целях сохранения в тайне формы канала ствола, модернизировались и получили признание на полях сражений Семилетней войны, хотя и были сняты с вооружения после смерти их создателя из-за сложности производства. Сыграли свою роль при назначении Шувалова и те знания, которые он в течение ряда лет выказывал при представлении проектов Сенату, Военной коллегии. Были важны и его личное участие в полигонных испытаниях, деятельность на посту командира дивизии, организация ее подготовки к заграничному походу, организаторские способности в бытность его дежурным генерал-адъютантом и, вероятно, не в последней степени - близость к императрице.

Еще в период командования дивизией Шувалов имел контакты через Военную коллегию с Канцелярией Главной артиллерии и фортификации, поднимая вопросы подготовки артиллерийских служителей, поставки пороха для экзерциций (учебных занятий -Авт.), организации его хранения . Начало деятельности нового генерал-фельдцейхмейстера было связано с решением двух задач: «армию достаточной артиллерией снабдить и достойными артиллеристами и инженерами наполнить». С этой целью уже через неделю после назначения П. И. Шувалов разделяет задачи генерал-фельдцейхмейстера и Канцелярии Главной артиллерии и фортификации. В своем ведении он оставляет общее руководство и решение кадровых вопросов. Канцелярии поручаются вопросы снабжения войск всем необходимым. В самое короткое время войска начали пополняться новыми орудиями - «секретными гаубицами», «близнятами», «вновь инвентованными пушками». Деятельность конструкторов М. Мартынова и М. Данилова по созданию более надежных орудий, стреляющих всеми видами снарядов того времени, привела к изобретению единорогов, первые образцы которых поступили в войска уже летом 1757 г. Прекрасно зарекомендовав себя в сражениях Семилетней войны, единороги простояли на вооружении отечественной артиллерии более ста лет.

Шуваловым была введена новая часть артиллерии Главной армии - Бомбардирский корпус «секретных гаубиц». Вопросы выдвижения, прохождения службы офицерами и генералами генерал-фельдцейхмейстер взял под свой контроль, он добивался обеспечения войск всем необходимым, помогал выяснить эффективность боевого применения и использования артиллерии и инженерного корпуса в сражениях под Цорндорфом, Паль-цигом и Кунерсдорфом. Следует отметить вклад Петра Ивановича в развитие инженерного корпуса, реорганизацию понтонного парка и принятие на вооружение легких парусиновых понтонов А. Немого, организацию инженерного полка, внимание к укреплению крепостей, взаимодействию артиллерии и инженерного корпуса.

К вопросам, решавшимся Шуваловым в этот период, относилась и реорганизация военного образования. Его проекты, к созданию которых привлекался, например, М. В. Ломоносов, «Об учреждении академии военных наук и бытии оной при Шляхетном кадетском корпусе, определяя в место профессоров искусных и довольно знающих военнослужащих» (1753), «Об учреждении при Шляхетном кадетском корпусе военного департамента для обучения офицеров военному искусству» (1755), «План о учреждении при артиллерии Шляхетного кадетского корпуса» (1758) занимают видное место в разработке основ высшей военной школы и специального военного образования в России.
Проекты Шувалова, как считалось, не осуществились из-за отсутствия средств в условиях Семилетней войны. Однако будучи генерал-фельдцейхмейстером, он предпринял шаги, направленные на соединение Артиллерийской и Инженерной школ, предложив «без лишних затрат, ограничиваясь малыми средствами, улучшить систему обучения, создать единую военную базу, обеспечить новое учебное заведение штатом подготовленных преподавателей для обучения офицеров для артиллерии и инженерных войск». Шувалов Добился «усиления денежных средств на содержание Артиллерийской и Инженерной школы до учреждения корпуса», решения о выпуске из школы учеников первыми офицерскими чинами в годы войны.
При Екатерине II проект этот был взят за основу и воплощен в созданном Артиллерийском и Инженерном Шляхетном кадетском корпусе.
Период, когда Шувалов командовал артиллерией и инженерным корпусом, для русской армии в Семилетней войне 1756-1763 гг. стал временем реорганизации, перевооружения, приобретения боевого опыта и повышения значимости этих родов войск.
П. И. Шувалов умер 4 января 1762 г., отойдя от дел управления артиллерией и инженерным корпусом из-за тяжелой болезни лишь в октябре 1761 г. и получив в последние дни жизни звание генерал-фельдмаршала от только взошедшего на престол императора Петра III. Похоронен он на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

Лучшие черты характера Шувалова, его профессиональные качества проявились в умении организовать и довести задуманное дело от проекта до его реализации. Способность объединить проявивших себя, не без поддержки и внимания Шувалова, генералов и офицеров, ставших его единомышленниками, - М. Толстого, И. Глебова, К. Бороздина, П. Гольмера, А. Ганнибала, М. Мордвинова, М. Мартынова, М. Данилова. И. Меллера, А. Немого и других известных артиллеристов и инженеров, подтверждает организаторские способности П.И. Шувалова и его личный вклад в проводимые им реформы в артиллерии.
В годы царствования Елизаветы Шувалов, стоявший за возвращение к традициям Петра Великого, был среди тех, кто определял внутреннюю политику России. Об этом свидетельствует даже простое перечисление его чинов и наград к концу жизни: граф, генерал-фельдмаршал, генерал-фельдцейхмейстер, сенатор, министр Конференции при Высочайшем дворе, Ее Императорского Величества генерал-адъютант, действительный камергер, Лейб-компании подпоручик, государственный межевщик. Обсервационного корпуса шеф: кавалер орденов св. Апостола Андрея Первозванного, Белого Орла, св. Александра Невского и св. Анны.

Жизнь и военная деятельность П. И. Шувалова, начавшего путь от пажа императрицы и дошедшего до генерал-фельдмаршала, в течение длительного времени несла груз противоречивых оценок и выводов. Внимательная работа с опубликованными и неопубликованными архивными документами позволит в дальнейшем уточнить многие сегодня неизвестные или спорные страницы биографии Петра Ивановича Шувалова.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru