: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Кадетские корпуса и российские кадеты

В. М. Крылов

 Глава 10. Сиятельные пажи

 

10.7. ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ СИБИРИ

Генерал-лейтенант Н. Н. Муравьев-Амурский (1809- 1881)


Генерал-лейтенант Н. Н. Муравьев-Амурский (1809- 1881)Николай Николаевич Муравьев-Амурский, сын статс-секретаря Николая Назаровича Муравьева, родился в Санкт-Петербургской губернии. С отличием окончил Пажеский корпус, имя его помещено на мраморной доске. События 14 декабря 1825 г. застали Николая Николаевича в звании камер-пажа. Он принимал участие в коронации императора Николая I. Выпущен из корпуса 25 июня 1827 г. прапорщиком в лейб-гвардии Финляндский полк, один из самых забытых в гвардии. Желая поднять его на более высокий уровень, Николай I посоветовал пажам не пренебрегать им, вот Николай Николаевич и начал в нем службу, хотя мог бы использовать более престижную вакансию в первой дивизии.

В 1828 - 1829 гг. Муравьев принимал активное участие в турецкой войне, в осаде крепости Варны, отличился при взятии приступом редутов под Шумлою, за что 18 марта 1829 г. награжден был орденом св. Анны 3-й степени с бантом. В 1831 г. он участвовал в польской кампании в составе гвардии, за сражение при Рудках награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. В этом бою получил ранение пулей в левую ногу. За взятие в 1832 г. Коцка, Опаля, Вженовец и Юзефова награжден Золотым оружием с надписью «За храбрость».
В 1833 г. Муравьев вышел в отставку и четыре года занимался хозяйством в имении Стоклишки Виленской губернии, пожалованном его отцу в пожизненное владение. Когда в 1838 г. родственник Николая Николаевича генерал Е. А. Головин, при котором он состоял в турецкой войне адъютантом, был назначен командующим отдельным кавказским корпусом и главноуправляющим гражданской частью, Муравьев был определен к нему для особых поручений и неоднократно принимал участие в боевых стычках против горцев: в сентябре 1838 г. он участвовал в движении генерала Фези по Самуру и «в награду отличного усердия, оказанного при исполнении данных ему поручений», награжден орденом св. Анны 2-й степени. В 1839 г., будучи членом экспедиции, лично предпринятой генералом Головиным, за проявленную храбрость был удостоен императорской короны на орден св. Анны 2-й степени и ордена св. Станислава 2-й степени с императорской короной.

С 1840 по 1844 г. Н. Н. Муравьев состоял начальником одного из отделений Черноморской береговой линии. В 1843 г. за успешные действия в боях с горцами, проявленное при этом мужество и благоразумные распоряжения при движении отряда в Псху награжден орденом св. Станислава 1-й степени. Бывший начальник Черноморской береговой линии генерал Анреп писал Головину: «Не могу быть достаточно благодарным Вашему Высокопревосходительству за назначение начальником 3-го отделения линии в Сухеме такого превосходного высокодаровитого штаб-офицера, как полковник Муравьев». Современники вспоминали, что он умел ладить с горцами, которые другим офицерам подчинялись с трудом. Административная умелость обратила на Муравьева внимание Николая I, который произвел его в генералы и отправил губернатором в Тулу, дав сначала время ознакомиться с гражданскими делами при ревизии Новгородской губернии.
В Туле Николай Николаевич оставался недолго, но он первый из всех русских губернаторов поднял вопрос об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Девять помещиков, в том числе князь Голицын и один из Норовых, подписали приготовленный по внушению Муравьева адрес государю об освобождении крестьян. Император был очень доволен, но повелел продолжать дело с предельной осторожностью и прежде всего добиться большего числа помещичьих подписей под адресом. А поскольку таковых собрать не удалось, то дело, к сожалению, на этом и завершилось.

Будучи приписан к министерству внутренних дел, Н. Н. Муравьев обращал серьезное внимание на нужды вверенной ему губернии и в отчете о первой своей ревизии указывал на неудобства тюремных помещений, на упадок сельского хозяйства, для развития которого он проектировал учреждение в Туле губернского общества сельского хозяйства. Государь не забыл, как он выразился, «либерала и демократа», благородного и человеколюбивого губернатора и в 1848 г. молодым генерал-майором послал его управлять Восточной Сибирью102.
Это в Российской империи было своего рода событием. Некоторые губернаторы посчитали для себя такое назначение оскорблением. В Омс-ке-генерал-губернатор Западной Сибири князь Горчаков, когда узнал, что у него соседом будет молодой человек 38 лет, пришел в негодование. Увидев пришедшего на дежурство чиновника, закричал: «Поздравляю тебя -ты министр!». А когда этот молодой чиновник недоуменно на него посмотрел, прибавил: «Ты не веришь, вот тебе доказательство: Муравьев такой же мальчишка, как ты, сделан генерал-губернатором».

По прибытии в Сибирь Николай Николаевич попытался несколько облегчить положение политических ссыльных, но это человеколюбивое желание было весьма плохо принято сибирской администрацией. Иркутский губернатор Пятницкий, зол на Муравьева за его старание уничтожить взяточничество, послал на него донос. При разборе дела Пятницкий был уволен со службы, а про Муравьева император выразился так: «Наконец нашелся человек, который понял меня, понял, что я не ищу личной мести этим людям, а исполняю только государственную необходимость и, удалив преступников отсюда, вовсе не хочу отравлять их участь там.

О генерал-губернаторстве Н.Н. Муравьева в Сибири следует сказать особо. Ему принадлежит почин в возвращении России Амура, отданного Китаю в 1689 г. Еще до отъезда в Сибирь Муравьев заручился поддержкой Невельского, исследовавшего устья Амура и остров Сахалин. Исследования, доказавшие доступность устья Амура для больших судов, поставили вопрос о присоединении этих земель силовым методом к империи с целью выхода в Тихий океан. Муравьев, однако, встретил сильное противодействие в Петербурге. Правительство, не желая разрыва с Китаем, предпочитало более осторожный способ действий. Тем не менее, факт занятия Невельским устьев Амура был признан, и в течение 1851-1853 гг. производились исследования лимана Амура, острова Сахалин, везде были основаны русские поселения.
За значительный вклад в укрепление и расширение границ Российской империи, за преданную службу государю и Отечеству граф Н.Н. Муравьев был отмечен многими высшими российскими наградами. 26 ноября 1850 г. ему пожалован орден св. Георгия 4-й степени за 25 лет безупречной службы, а 6 декабря того же года «за неутомимую деятельность и полезные труды по исполнению важных и многочисленных обязанностей по управлению обширным краем Восточной Сибири-орден св. Анны 1-й степени.

23 апреля 1853 г. «за примерно-ревностные и неутомимые труды в развитии благосостояния обширного края и быстрые успехи по устройству казачьего сословия Восточной Сибири» Муравьев удостоен был ордена Белого Орла; 6 декабря 1854 г. награжден орденом св. Александра Невского «за отличную службу, неутомимую деятельность и особые труды, государю императору известные, на пользу и устройство вверенного ему края»; 26 августа 1856 г. ему были пожалованы алмазные знаки на орден св. Александра Невского. Таков неполный перечень наград, полученных покорителем Восточной Сибири.

Н. Н. Муравьеву всегда были свойственны решительность и принципиальность, что нравилось далеко не всем. Весной 1857 г. в Чите представлялись ему местные чиновники и строители многих казенных зданий в ; только что возникавшем областном городе. Николай Николаевич советовал им быть возможно более экономными при составлении смет на постройку зданий. Кто-то сослался на то, что сметы составляются на основании «Урочного положения». «Ах, не говорите мне, пожалуйста, про эту гнусную книгу: ведь она сочинена чиновником, чтобы обкрадывать государство. Мы с Вами можем делать что-нибудь и лучшее».
Или другой случай. В 1856 г. при коронации императора Александра II князь Барятинский, стоявший ниже Муравьева по спискам генерал-лейтенантов, был произведен в полные генералы. Николай Николаевич тотчас подал в отставку, того же попросил другой, не менее известный своей правдивостью генерал-губернатор князь Сумароков. Государь просьб не принял, но князь Сумароков при встрече с Муравьевым во дворце сказал ему: «Мы с вами, Николай Николаевич, кажется, одни в России генерал-лейтенанты, остальные-лакеи»

Назревавший разрыв с западными странами заставил правительство России обратить внимание на защиту Камчатки. Единственный удобный путь, которым можно было туда отправить войска, был по Амуру. 11 января 1854 г. император Николай II предоставил Муравьеву право вести переговоры с китайским правительством о разграничении восточных окраин и разрешил переправу войска по Амуру. В мае 1854 г. произошла первая переправа, год спустя - вторая: в устье Амура прибыли первые русские переселенцы. Долго длились переговоры Муравьева с китайским правительством, и только 16 мая 1858 г. заключен Айгунский трактат, по которому Амур до самого устья сделался границей России с Китаем. Муравьев получил после этого титул графа Амурского.
Однако обладания левым берегом Амура было недостаточно для России, так как флот не имел еще свободного выхода в море. Дело в том, что левый берегу устья вскрывался ото льда значительно позже, чем правый. Этот недостаток Айгунского трактата было дополнен Пекинским договором, заключенным в 1860 г. графом Игнатьевым, по которому Россия приобрела не только Уссурийский край, но и южные порты.
Будучи генерал-губернатором Восточной Сибири, Муравьев делал попытки заселить пустынные места по Амуру, но они показались безуспешными. Дальнейшие поселения происходили по наряду из забайкальских казаков, а добровольные поселения на Амуре приостановились. Также неудачными оказались попытки организовать поселения на реке Мае в 1851 г. или устроить пароходное сообщение по Амуру и почтовый тракт. Имея в виду главное возражение противников захвата Амура - отсутствие постоянного войска для защиты области от вторжения китайцев-Муравьев выхлопотал разрешение на освобождение нерчинских крестьян от обязательных работ в рудниках и сформирование из них 12-тысячного корпуса казачьего войска, поселенного на берегах Амура.

19 февраля 1861 г., так как не был принят проект Муравьева о разделении Восточной Сибири и Амурского края на два генерал-губернаторства, он попросил об увольнении по состоянию здоровья от должности, которую занимал 13 лет со славою и пользою для страны. Просьба была удовлетворена. В «воздаяние долговременной его службы Престолу и Отечеству, ознаменованной неоднократными подвигами личного мужества в военных действиях и многолетними полезными заслугами на поприще гражданского управления» Муравьеву-Амурскому был пожалован орден св. Владимира 1-й степени с мечами.

С этого времени, собственно, и начинается его недеятельная жизнь, которая продолжалась 20 лет. Он был назначен членом Государственного совета, в основном жил за границей и только изредка наведывался в Россию на заседания совета, членом которого был до самой кончины. Тем не менее в его способностях к широкой и плодотворной деятельности не сомневались даже люди, в сущности его не любившие: ему было предложено управление Польшей и Кавказом.
От первого назначения он отказался, заметив: «Пусть мне скажут сначала, чего хочет правительство в Варшаве: искреннего мира или полицейского спокойствия и порядка? Уступок полякам или усмирения их? Тогда я пойду. А вилять - не в моем характере». Это было в злополучный период колебаний правительства, когда не один Муравьев, от природы горячий и резкий, уклонялся от назначения в Польшу, но и многие другие.
Кавказ предложили графу после увольнения князя Барятинского. Один влиятельный генерал получил поручение спросить Николая Николаевича, пойдет ли он на наместническое место в Тифлис. «Как! Разве князь Барятинский умер?» - отвечал, вскочив со стула, Муравьев. -«Нет, но он увольняется от должности». - «Так помилуйте, как же я могу быть его преемником? Ведь влияние его при дворе сохранится и здесь, в Петербурге, на все кавказское будут смотреть его глазами, так что я наместник, буду пешкою». - «Что же я должен сказать тем, которые поручили мне спросить Вас?» - «А то и скажите, что слышали, да прибавьте, что по мнению моему после князя Барятинского самостоятельным правителем Кавказа может быть только член императорской фамилии». Так оно и случилось. Муравьев же был предан забвению.

Но полное забвение было невозможно, несмотря на старания многих редакторов и докладчиков номерных бумаг. За Муравьева не раз кто-то вступался, общественное мнение всегда было на его стороне. А приезжие в Париж русские искали как особой чести и удовольствия встретиться со стариком-юношей. И он высоко ценил это внимание, особенно со стороны сибиряков, привозивших ему байкальских омулей и амурские яблоки, иногда присылавших сочувственные телеграммы. Перестав начальствовать, он стал симпатичнейшим человеком, каким был от природы. Часто любил беседовать не только о прошлом, а и о современном и грядущем России, особенно азиатской ее части, о благе народа и счастье.

Умер Николай Николаевич Муравьев-Амурский в Париже 18 ноября 1881 г., похоронен на Монмартрском кладбище. В 1891 г. в знак признания в городе Хабаровске, на берегу Амура, ему воздвигнут памятник.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru