: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Автор-составитель А. Ю. Бондаренко Кавалергарды: История, биография, мемуары /Автор-составитель А. Ю. К 12 Бондаренко. - М.: Воениздат, 1997. - 399 с.: ил. - ("Полки русской армии"). ISBN 5-203-01680 - 1. Книга "Кавалергарды" открывает новую серию "Полки русской армии" и рассказывает о самом блестящем и привилегированном полку русской гвардии со времен Петра I до последнего императора Николая II. Издание, составленное на основе подлинных текстов четырехтомной "Истории кавалергардов. 1724-1795-1899* (Спб., 1899-1912 гг-.) и четырехтомного "Сборника биографий кавалергардов" (Спб., 1401-190S гг.), включает историю полка, биографии офицеров, сыгравших заметную роль в жизни России и армии, а также опубликованные в разное время мемуары бывших кавалергардов. Старинные тексты и прекрасные иллюстрации позволяют ощутить само дыхание ушедшей эпохи. Книга рассчитана на заинтересованных читателей, которым дорого прошлое своего Отечества, и в частности история русской армии. (c) Автор-составитель А. Ю. Бондарейка, 1997 (c) Публикация текста и оформление: Воениздат, 1997

 ПРЕДИСЛОВИЕ О ПОЛКОВЫХ ИСТОРИЯХ КАК ТАКОВЫХ И САМОМ КАВАЛЕРГАРДСКОМ ПОЛКУ

Штандарт кавалергардов

Мы не стремимся быть первыми, но не допустим никого быть лучше нас. 

Генерал-адъютант граф А.И. Мусин-Пушкин, кавалергард 

 

На рубеже XX века, словно бы ощущая близкий конец "старого мира" и стремясь сохранить хоть какую-то овеществленную память о прошлом, в большинстве полков русской армии поспешили издать свои полковые истории. Впрочем, основным поводом написания полковых биографий послужили грядущее празднование столетия Отечественной войны 1812 г. и начавшиеся двухсотлетние юбилеи петровских полков - первых в регулярной русской армии, сформированных во времена великого преобразователя России. Но самые первые издания полковых историй увидели свет гораздо раньше - еще в царствование Николая J. В 1S32 г. вышла "Краткая история Кавалергардского ее императорского величества полка" А. В. Висковатова; в 1843 г. - "Краткая история гренадерского Перновского полка"; в 1852 г. - "История лейб-гв. Павловского полка" О. X. Гоувальта и "Изюмский Слободской казачий полк. 1651-1765 годы" Я, Я Гербеля... Все эти книги изданы в Санкт-Петербурге.

Тогда это были единичные выпуски, а впоследствии, как уже сказано, издание полковых историй приняло более планомерный характер. Например, в 1899 г. вышло в свет не менее девяти наименований таких книг, а в следующем, 1.900 г, - двенадцати (не исключено, впрочем, что какие-то книги остались неучтенными). Единой установленной формы выпуска и оформления полковых историй не было. Они могли представлять собой роскошные фолианты, обтянутые мундирным офицерским сукном, украшенные полковыми знаками, обширно иллюстрированные, - или же являться тонкими книжечками в неброской с виду обложке. Могли они быть как многотомными изданиями - подобно "Истории 44-го драгунского Нижегородского -полка" В. А. Потто (т. 1-11, Санкт-Петербург - Тифлис, 1892-1908), так и очень скромными брошюрами-"памятками" для нижних чинов, как, например, "Наш полк. Краткая история 59-го пехотного Люблинского полка" А. Н. Рещикова (Одесса, 1911, с иллюстрациями).

Весьма обширной оказалась и география выпуска этих книг. Многие из них, как и самые первые, вышли в Санкт-Петербурге; немало было выпущено 8 Москве, Варшаве, Киеве, Тифлисе. Печатались полковые истории также в губернских, даже в уездных городах, вплоть до далекого Николъска-Уссурийского, где В 1911 г. вышел "Краткий очерк о 8'м Восточно-Сибирском стрелковом полку", или заштатных Бендер, в которых в 1895 г. отпечатана книга Е. Я, Ястремского "Материалы для истории 55-го пехотного Подольского полка за время русско-турецкой кампании 1877-1S78 годов". То есть книги зачастую, хотя и не всегда, издавались там, где в данное время дислоцировался полк. 

 Последняя из таких книг увидела свет в том году, когда было расформировано подавляющее большинство полков прежней русской армии, - в 1918 г. (Некоторые полки были распущены или самораспустились в 1917 г., иные - после 1918-го. Есть легенда, что некий конный полк просуществовал чуть ли не до 1926 г., - пока о нем не вспомнили и не расформировали.) Это оказался исторический очерк фон Толя "14-й пехотный Олонецкий полк. 1798 -1914", выпущенный в Корее. 

А сколько книг так и осталось ненаписанными, неизданными! Ведь если каждый из полков пешей и конной гвардии, гвардейские саперы, артиллеристы, моряки выпустили, что было вполне справедливо и заслуженно, как минимум, хотя бы по одной своей полковой книжке (В частности, по Преображенскому полку вышли такие книги: "Потешные Преображенские - лейб-гвардии Преображенский полк. 1863 - 1912. Спб.; "История лейб-гвардии Преображенского полка" О. П. Бобровского, т. 1-2. Спб., 1900-1904; "История лейб-гвардии Преображенского полка. 1683-1883 гг." А. К. Чичерина, С Н. Долгова, Л. Н. Афанасьева, т. 1-4. Спб,, 1Ш и др.) , то многие армейские части, в том числе даже самые известные, коренные, прославленные во многих знаменитых походах и сражениях, остались без боевых летописей. Нет, например, истории значившегося в списках русской армии под номером первым Невского пехотного его величества короля Эллинов полка, сформированного в 1706 г., отличившегося на полях Отечественной и Русско-турецкой 1877-1878 tt. войн. Нет истории славного 5-го гусарского Александрийского ее величества государыни императрицы Александры Федоровны полка - знаменитых "черных", или "бессмертных", гусар, в разные годы не единожды громивших турок, поляков, австрийцев, французов... А вот из всей многолетней истории основанного еще в 1651 г. 12-го гусарского Ахтырского ее императорского высочества великой княгини Ольги Александровны полка, в рядах которого в лихую годину Отечественной войны 1812 г. служил знаменитый поэт-партизан генерал-лейтенант Д. В. Давыдов, в свет успел выйти только один, причем второй, том, охватывающий период с 1765 по 1796 г. ("История Ахтырского полка" С. И. Одинцова, В. А. Потто. Спб., 1902). 

Можно было бы еще и еще перечислять пробелы в полковой историографии, однако это заняло бы слишком много места. Но чем, однако, интересны подобные книги, написанные, как правило, не профессиональными литераторами и не историками-специалистами? Разумеется, не своими литературными достоинствами и не широтой охвата и осмысления исторического материала. Зато в них нередко содержатся уникальные сведения из полковых архивов, преданий и воспоминаний ветеранов, официальной и личной переписки, документов, некогда захваченных у противника. Особую ценность имеет взгляд автора - как правило, полкового офицера - на события минувших дней, его трактовка исторических событий, оценки и выводы. Ведь одно дело - беспристрастный взгляд историка, литератора, и совсем другое - точка зрения человека военного, принадлежащего все к той же полковой семье, пусть и столетия спустя после описываемых событий. Офицер, носящий, предположим, измайловский или павлоградский мундир, не может быть сторонним, Равнодушным очеркистом, когда идет речь об истории его полка, той самой части, службой в которой он гордится. 

Нередко полковые истории, особенно боевых армейских частей, сохраняют на своих страницах детальные описания сражений и целых кампаний, которые сегодня фактически совершенно забыты. Они или замалчивались на протяжении многих десятилетий вульгарной историографией, или были затенены последующими грандиозными событиями. Так Отечественная война 1812 г. фактически заслонила собой героические события Русско-шведской войны 1808 - 1809 гг.; но и действия войск генералов М. Б. Барклая-де-Толли и князя П. И. Багратиона на главном направлении отхода русской армии в 12-м году скрыли от нас первые победы Отечественной войны, успехи 3-й армии генерала А. П. Тормасова... Подробное описание событий, оставшихся за рамками не только учебников истории, но подчас и серьезной военно-исторической литературы, можно найти именно на страницах летописей полков, непосредственно участвовавших и отличившихся в тех делах и кампаниях. 

Каждый полк гордился своими героями. Почетные места в историях занимают описания ратных подвигов офицеров, солдат, целых подразделений. Если, к примеру, перелистать историю славного 84-го пехотного Ширванского полка, долгое время воевавшего на Кавказе - "Служба ширванца. 1726 - 1909 гг." (Тифлис, 1910), - то как много имен забытых ныне героев встречаешь на ее страницах: генерал-майор Гуляков, с честью павший перед рядами своего полка; унтер-офицер Махонин, который с горстью солдат в течение пяти часов удерживал редут от отчаянных атак шестисот чеченцев; рядовой Куксенко, спасший товарища в бою; барабанщик Головченко, первым ворвавшийся через пролом в стене в крепость Ахалцих и в кругу изумленных ту рок ударивший на барабане сигнал тревоги... Список этот можно продолжать еще долго. Каждый подвиг предков становился образцом для подражания воинов последующих поколений, на этих героических примерах воспитывались гордость за принадлежность к полковой семье, верность сложившимся в ней традициям. 

Интересно и поучительно узнавать о судьбах забытых героев, но не менее ценны и встречающиеся на страницах книг первые упоминания о будущих великих полководцах, военачальниках, проходивших обер- или штаб-офицерскую, а порой и солдатскую службу в рядах гвардейских или армейских полков. 

Немного, очевидно, найдется изданий по истории Отечественной войны 1812 г., где не упоминалось бы имя прославленного генерала Н. Н. Раевского. Корпусной командир, он был одним из главных действующих лиц той кампании. Но куда скромнее представлялась роль Николая Николаевича во времена похода к Дербенту и Шемахе в 1795-1796 гг., когда он, двадцатичетырехлетний полковник, командовал Нижегородским драгунским полком. По-настоящему подробно рассказано об этом важном этапе биографии будущего военачальника всего в одной книге: уже упомянутой "Истории 44-го драгунского Нижегородского полка".

В книге "Очерк истории Санкт-Петербургского гренадерского полка. 1726-1880" Ф. Ф. Орлова (Спб., 1881) (Слово "очерк" не должно смутить читателя представлением о чем-либо кратком, объем данной книги - более 800 страниц) не единожды упомянуто имя батальонного командира премьер-майора М. Б. Барклая-де Толли - участника войны с Польшей 1794 г. Если же обратиться к "Истории -25-го пехотного Смоленского полка за два века его существования" В. П. Максутова (Спб., 1901), то можно узнать, что 6 сражении при Рымнике отличился состоявший при генерал-аншефе А. В. Суворове поручик Иван Дорохов - тот самый гусарский генерал-лейтенант И. С. Дорохов, что был в числе замечательных партизанских начальников 1812 г.

Каждый полк гордился своей причастностью к судьбам прославленных людей. Материалы об их службе в полку собирались со всей тщательностью, а имена их были воистину святы для полковой семьи. Недаром даже в названиях некоторых полков русской армии сохранились фамилии бывших сослуживцев, командиров и шефов - 4-й гренадерский Несвижский генерал-фельдмаршала князя Барклая-де Толли; 11-й гусарский Изюмский генерала Дорохова... Портреты и подробные жизнеописания этих людей украшали полковую историю. Перечисленные особенности этих книг, изданных, как правило, иждивением (т. е. на средства) офицерского корпуса полка, определяли интерес к ним не только достаточно узкого круга людей, в той или иной степени причастных к имени данного полка, но и широкого круга ревнителей отечественной военной истории, любознательных читателей, в особенности юношества. 

Нет сомнения, что и сейчас, в период нашего возвращения к истокам собственной биографии, эти старинные издания интересны не одним лишь специалистам. Однако по вполне понятным причинам полковые летописи давно уже стали раритетами. Выпущенные довольно ограниченными тиражами, многие эти книги погибли в огне революций и войн или увозились за границу - сперва в качестве самых дорогих реликвий, затем, ближе к нашему времени, как ценный товар. 

Горько признать, но немало этих книг было намеренно уничтожено как в качестве источников "монархической пропаганды", так и из желания откреститься от "заблуждений прошлого". Ведь в большинстве книг были "атрибуты монархизма" - портреты царей и цариц, высочайшие рескрипты, верноподданнические реляции. Впрочем, многие издания, вероятно, просто исчезли во времени, как вообще исчезают старые книги. Те же, что до сих пор хранятся в публичных и личных библиотеках, в частных коллекциях, в музеях, доступны весьма ограниченному числу читателей, в основном, разумеется, специалистам . 

И вот теперь Военное издательство обращается к старым полковым летописям, открывая большую серию "Полки Русской армии". Первой книгой этой серии становятся "Кавалергарды". 

К а в а л е р г а р д ы... 

Слово, звучанием своим напоминающее скрежет вынимаемого из ножен боевого палаша, топот лошадиных копыт по мерзлой земле, разрыв картечного снаряда над головой... Слово, в котором эхом отзываются наименования Аустерлиц и Кульм, в котором, слышатся отголоски понятий "империя", "престол", "коронация". Кавалергардский ее императорского величества полк российской гвардии - первый из кавалерийских полков как по своему номеру, так и по своему статусу. Кавалергарды были почетной стражей у трона в торжественные дни коронований почти всех российских императоров и императриц. Ни одна из других частей гвардии или армии не имела столь же удивительной, уникальной истории, подобной истории Кавалергардского полка. Вернее, не совсем так... 

Боевое прошлое кавалергардов, крещенных огнем при Аустерлице, отличившихся при Бородине, побывавших затем еще в нескольких кампаниях, но в основном в качестве кавалерийского резерва, а много позже понесших немалые потери на полях первой мировой войны, кажется весьма скромным на фоне послужных списков многих и многих не только армейских полков, порой десятилетиями не выходивших из боев, но даже и большинства гвардейских. Однако во главе тех самых прославленных боевых полков, бригад, дивизий, корпусов весьма часто стояли генералы, ранее имевшие честь носить кавалергардский мундир. В рядах этих полков нередко командовали эскадронами и дивизионами бывшие кавалергарды. Порой и в солдатских шеренгах все тех же полков находились разжалованные за различные проступки или провинности кавалергардские офицеры, стремившиеся своей удалью и отвагой возвратить утраченный чин... 

Именно люди, в разные времена служившие в кавалергардах, создали ту уникальную историю полка, которой не оказалось равных. Не было в России другой воинской части, в чьих списках значилось бы столько знаменитых имен прославленных полководцев, известных государственных деятелей - начиная от самого Петра Великого и ближайших его сподвижников, от блистательных фаворитов Екатерины II и заканчивая министрами и видными деятелями Государственной думы времен последнего царствования... Историю кавалергардов невозможно было запечатлеть вне истории императорского двора, вне истории всей России. В этом случае она сразу бы потускнела, утратила свою масштабность, свелась бы к простому перечислению лиц, в большинстве своем мало известных современному читателю: тогда-то, допустим, шефом кавалергардов являлся граф Юлий Помпеевич Литта, а тогда-то, предположим, служил в рядах полка князь Николай Григорьевич Репнин... Многим ли сейчас знакомы эти некогда славные, знаменитые имена? 

Но стоит лишь более подробно обратиться к биографиям кавалергардов, выйти за строгие рамки собственно полковой истории - и тут же погружаешься в мир дипломатических таинств, придворных интриг, политических заговоров, ожесточенной борьбы за власть, прикасаешься к тайным пружинам, двигавшим внутреннюю и внешнюю политику России и определявшим взаимоотношения ее с государствами Европы и Азии. 

Вместе с тем через биографии многих из кавалергардов проходят блестящие боевые дела, войны, почти стершиеся в памяти последующих поколений, заслоненные иными, подчас и не более громкими, но более близкими к нам по времени событиями, узнаешь о судьбах героев, чьи подвиги не сохранились в истории лишь потому, что даже она не в силах сберечь все имена...

Историю полка невозможно также представить без имен декабристов - деятелей тайного общества, героев и мучеников 14 декабря 1825 года. Двадцать восемь офицеров, служивших в ту пору или ранее в Кавалергардском полку, оказались в той или иной степени замешаны в заговоре - ни один полк не был столь тесно связан с движением декабристов... 

При чтении биографий кавалергардов возникает достаточно обширная картина жизни, быта, нравов, культурного уровня и интересов российского общества в самых различных его слоях. Ведь бывшие кавалергарды становились полководцами и министрами, царедворцами и заговорщиками, известными деятелями культуры и дипломатами, армейскими офицерами и жандармами, столпами промышленности и пионерами сельского хозяйства, религиозными адептами... 

Кавалергардские биографии изобилуют не только образцами подлинной самоотверженности на полях сражений, беззаветной жертвенности, верности присяге, престолу и воинскому долгу, что всегда было в традициях русской армии, но и дерзкими гвардейскими "шалостями", поединками, любовными интригами, тем лихим молодечеством, которое было присуще офицерской среде былых времен. Интерес к биографиям обусловливается также семейными, родственными, дружественными связями многих кавалергардов с выдающимися личностями отечественной культуры и истории, косвенной их причастностью к событиям, определявшим судьбы империи... 

Удивительная история кавалергардов нашла и совершенно необыкновенное воплощение в исторической литературе. В период с 1899 по 1912 г. в Санкт-Петербурге вышли четыре больших по формату, роскошно изданных, богато иллюстрированных тома "История кавалергардов. 1724-1799-1899. По случаю столетнего юбилея Кавалергардского ее величества полка" С. А. Нанчулидзева. Тогда же, в 1901-1908 гг., были выпущены точно такие же по виду и оформлению четыре тома "Сборника биографий кавалергардов. По случаю столетнего юбилея Кавалергардского полка" - уникальное, не имеющее аналогов издание. 

Чтобы этот четырехтомник составить, в 1897 г. в Санкт-Петербурге была издана книга "Сведения, которые желательно иметь для Сборника биографий кавалергардов". Книга представляла собой обращение к ветеранам полка, наследникам бывших кавалергардов, их родственникам и друзьям, ревнителям отечественной истории, которые могли обладать материалами, связанными с жизнью и деятельностью служивших в кавалергардии лиц. В книге был помещен список всех служивших в полку - с самого его первого дня, с образования роты драбантов, дан перечень обстоятельных вопросов по пятнадцати позициям касательно происхождения, родственных связей, образования и военной подготовки, службы, как военной, так и статской, наград, семейного положения и прочих подробностей из жизни людей, имевших честь когда-либо носить кавалергардский мундир. 

Через четыре года было начато издание биографий кавалергардских генералов и офицеров, кавалергардов Лейб-кампании, а также рядовых кавалергардов того периода, когда в полку служили исключительно дворяне... Биографии эти получились весьма различными по объему, они не только включали период непосредственной службы в полку, но и представляли собой достаточно подробные биографические очерки. Их объем определялся ролью и значением данной личности в истории полка, в истории России. Поэтому, например, явно выделяются биографии А. Д. Меншикова, А. Г. Орлова-Чесменского, Г. А. Потемкина, А. И. Чернышева, Д.В. Давыдова, П. Д. Киселева и других. 

В 1-й том вошли биографии кавалергардов от Петра Великого до Лейб-кампании Елизаветы Петровны, во 2-й - кавалергардов времен Екатерины И и Павла I; 3-й том целиком посвящен биографиям офицеров царствования Александра I, эпохи наполеоновских войн; 4-й охватывает почти вековой период - от Николая I до Николая П. Биографии, прослеживающие жизнь целых династий кавалергардов, расположены в последовательности поступления офицеров в полк - или их производства из эстандарт-юнкеров в офицеры в самом полку. Исключения составляют некоторые полковые командиры, биографии которых передвинуты ближе к биографиям тех офицеров, которыми они командовали. Так, в частности, биографический очерк шефа полка генерала от кавалерии Ф. П. Уварова, поступившего в кавалергардию в августе 1799 г., при Павле I, помещен не во 2-м, как бы следовало, а на открытии 3-го тома, так как практически всю четверть века александровского царствования Уваров прослужил шефом полка, был одним из знаменитых деятелей той эпохи. 

Несмотря на то что в книге-обращении "Сведения, которые желательно иметь..." перечислены все без изъятия фамилии кавалергардов, однако впоследствии оказались исключения из общего списка. В предисловии к 3-му тому указано: 

"Настоящая книга заключает в себе биографии офицеров, служивших или числившихся в Кавалергардском полку при императоре Александре I, а именно с 12 марта 1801 г. по 1 января 1826 г., за исключением биографий следующих 22 лиц: М. С. Лунина 1-го, князя С. Г. Волконского, М. Ф. Орлова 1-го, светлейшего князя П. П. Лопухина, А. 3. Муравьева 1-го, В. П. Ивашева, И. Ю. Поливанова 2-го, Ф. Ф. Вадковского (эти 8 лиц выбыли из полка до 14 декабря 1825 г.), А. А. Кологривова, графа А. П. Витгенштейна 1-го, графа 3. Г. Чернышева, И. А. Анненкова, П. П. Свиньина, А. С. Горожанского, Н. А. Васильчикова, Н. Н. Де-Прерадовича, князя Ал. П. Вяземского 2-го, Д. А. Арцыбашева, П. Н. Свистунова, А. М. Муравьева, а равно не служивших в рядах полка, но числившихся по полковым спискам П. И. Пестеля и А. А. Крюкова. Биографии этих лиц, как участников 14 декабря, полк решил не помещать в своем "Сборнике". Пусть судит их история, но политика не дело воина - вступая на политическое поприще, он нарушает свои священнейшие обязанности: изменяет своему долгу перед Престолом и Отечеством..."

 Этические, нравственные, политические и прочие соображения, которыми в данном случае руководствовались составители "Сборника", вряд ли являются достаточным утешением для историка. Ведь в числе двадцати двух вышеперечисленных лиц большинство являются людьми весьма незаурядными, известными не только по своей деятельности в тайном обществе, но также военными и даже государственными заслугами. В их числе - боевой генерал Отечественной войны 1812 г. князь С. Г. Волконский; военный разведчик и дипломат, флигель-адъютант, пользовавшийся особым доверием императора Александра, генерал-майор М. Ф. Орлов; романтический герой, отважный и дерзкий гусарский подполковник М. С. Лунин... 

Удивляет односторонне-предвзятый подход составителей "Сборника" к людям 14 декабря, осужденным только за намерения, за умысел мятежа, - ведь никто из кавалергардов-декабристов участия в восстании не принимал, не был на Сенатской площади в рядах бунтовщиков. А между тем и во 2-м, и в том же 3-м томе "Сборника биографий кавалергардов" помещены обширные очерки об участниках и даже руководителях двух цареубийств (1762 и 1801 гг.) - братьях Орловых, Ф. П. Уварове. Есть в "Сборнике" и биографии кавалергардов, лишенных чинов и дворянства за уголовные преступления, людей, приговоренных к разного рода позорным наказаниям... 

Между тем документально подтверждено, что к тайному обществу принадлежало еще шесть, кроме исключенных двадцати двух, кавалергардов - граф Я. Н. Булгари, С. Н. Бегичев, князь Ф. Ф. Гагарин, В. И. Пестель, А. Ф. Шереметев, князь Ф. А. Щербатов. Одни из них были "высочайше прощены", других опять-таки "высочайше было побелено" считать непричастными. Но ведь точно так же не понесли наказания и некоторые из не включенных в "Сборник" офицеров: например, генерал-майор (позднее - генерал-лейтенант) светлейший князь П. П. Лопухин, "по высочайшему повелению освобожденный без последствий", или ротмистр граф А. П. Витгенштейн, которого "высочайше побелено не считать прикосновенным к делу". Такая избирательность представляется странной, но кто бы сегодня мог объяснить ее причину? 

Роскошный восьмитомник "Истории" и "Сборника биографий", изданный к 100-летию полка, отнюдь не является единственной опубликованной его историей. Еще в 1832 г., как было упомянуто выше, в свет выпустили "Краткую историю Кавалергардского полка", в которой излагались основные этапы его существования, рассказывалось об участии полка в военных походах и боевых действиях, о ратных подвигах. Были также приведены сведения о местах расквартирования полка в Петербурге и занимаемых им казармах, очень подробно описывались обмундирование и вооружение кавалергардов в разные времена их существования. В книге были приведены краткие сведения о полковых командирах, о шефах, об "известных особах, в полку служивших", то есть о здравствовавших в ту пору принце Александре Вюртембергском, военном министре генерале Чернышеве и егермейстере Д. В. Васильчикове. 

В 1851 г. была издана "История кавалергардов и Кавалергардского ее величества полка с 1724 по 1 июля 1851 г.", главной ценностью которой явились краткие формулярные списки всех офицеров, числившихся в роте драбантов, в Кавалергардском корпусе и полку, - откуда и когда вступил в кавалергарды, когда в какие чины был произведен, куда выбыл... Отдельно приведены списки начальствующего состава, награжденных, раненных и убитых в сражениях офицеров. 

Вышедшая в 1893 г. книга "Беседа эскадронного командира Кавалергардского ее императорского величества полка с господами офицерами вверенного ему эскадрона" напоминает своим названием краткие полковые истории и "памятки", но на деле таковой не является. Анонимный автор лишь вскользь коснулся некоторых этапов полковой истории, однако вся книга является своеобразным наставлением по этике кавалерийской офицерской службы... Зато к юбилею Отечественной войны - очевидно, 6 1912 г. - вышла (без указания автора, года и места издания) небольшая книжечка "Кавалергарды и Конная гвардия в день Бородинского боя", подробный рассказ об участии гв. кирасирской бригады в том достопамятном сражении. 

Казалось бы, этим изданием и завершается перечень книг по истории Кавалергардского полка. Однако в 1936 г. в Париже вышли из печати 1-й и 2-й тома книги, написанной бывшим кавалергардским офицером Владимиром Николаевичем Звегинцовым "Кавалергарды в Великую и гражданскую войну" (сдвоенный 3-й и 4-й том этой книги был опубликован в 1966 г.) В 1977 г., опять-таки в Париже, вышла его же книга "Кавалергарды-декабристы. Дополнение к Сборнику биографий кавалергардов", тираж всего только 200 экземпляров (к слову, в очерках этих события и люди 14 декабря предстают несколько 6 ином свете, чем это традиционно было принято). В столице Франции увидела свет и книга П. И. Доленко "Кавалергарды: от Петра Великого и доныне". 

Представляемая вниманию читателей книга "Кавалергарды", открывающая, напомним, новую серию исторических публикаций Воениздата "Полки русской армии", композиционно состоит из трех разделов: истории полка, биографий наиболее заметных его представителей и мемуаров бывших кавалергардов (которых, впрочем, отыскалось до обидного мало). 

Первый раздел представляет собой сокращенное изложение подлинного текста "Истории кавалергардов" С. А. Панчулидзева. Сокращение коснулось в основном материала, имеющего весьма отдаленное отношение к истории полка, разного рода повторений и подробностей, не представляющих большой познавательной ценности. Несколько изменена компоновка материала. Так, в частности, подробное описание церемоний всех коронаций российских императоров, при которых присутствовали кавалергарды, читать достаточно утомительно. Тем, более что в книге Панчулидзева все коронации сведены в 1-м томе. Мы включаем описание лишь двух коронаций (первой и последней) - супруги Петра Великого императрицы Екатерины Алексеевны и императора Николая II, к тому же согласуя их с хронологической последовательностью повествования. Так же представилось необходимым сделать некоторые дополнения за счет последующих изданий книг по истории полка и справочников, потому что у Панчулидзева полковая летопись практически заканчивается на второй половине XIX века. Однако в этом, как и в прочих разделах, максимально сохранены особенности текста, язык и стиль авторского повествования. 

Второй раздел составлен на основе четырехтомника "Сборник биографий". Авторы большинства биографических очерков не ограничивались описанием службы офицера в рядах полка, но старались возможно более подробно рассказать о его судьбе, личности, заслугах перед Отечеством или, напротив, о глубокой вине перед окружавшими людьми; одним словом, здесь все - и величие, и корысть, и удаль, и прегрешения. В свое время очерки эти, как уже говорилось, готовились разными людьми, далеко не литераторами, но некоторые столь интересно и талантливо написаны, что порой истинно переживаешь за героя, а порой улыбаешься лукавству, веселому нраву и лихости, свойственным русскому человеку во все времена. 

Третий раздел составлен из полковых мемуаров... И вот тут, сколь это ни удивительно, выясняется, что таковых существует очень и очень мало, хотя известно, что некоторые бывшие кавалергарды оставили обширное мемуарное наследие. Дело, очевидно, объясняется тем, что для многих из этих людей гвардейская служба или почетное пребывание в полковых списках явились не более чем эпизодом их богатейших биографий, приятным юношеским воспоминанием, первым шагом к вершине государственной или военной службы - но не более того. Так, поэт-партизан генерал-лейтенант Д. В. Давыдов, известный писатель и мемуарист, прослуживший в кавалергардах три с лишним года, уделил этому периоду своей жизни всего лишь несколько строк в интересно написанной автобиографии "Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова". 

Все же кое-что интересное существует. Это прежде всего главы из написанных бывшими кавалергардскими офицерами книг - таких известных, как "Записки" декабриста генерал-майора князя С. Г. Волконского и "Пятьдесят лет в строю" генерал-лейтенанта советской армии графа А. А. Игнатьева. В книгах этих, охватывающих достаточно обширные отрезки времени, есть главы, посвященные службе в Кавалергардском полку - в разные, разумеется, периоды его существования. 

Куда менее известна читателям мемуарная книга графа С. Д. Шереметева "Полковые воспоминания", изданная в Санкт-Петербурге в 1898 г. Текст ее мы приводим почти полностью, исключая некоторые страницы, где излагаются события жизни автора, не имеющие непосредственного отношения к службе в полку. 

Совершенно особняком - и не только в литературе о Кавалергардском полку, но и вообще в ряду военных мемуаров - стоит небольшая книжка бывшего унтер-офицера Д. И. Подшивалова "Воспоминания кавалергарда", изданная в Твери в 1904 г. Это - редкий как в нашей отечественной, так и в мировой военной литературе тип "солдатских мемуаров". О судьбе автора известно не более, чем рассказал он о себе сам. Текст этой книги, написанной искренне, без утайки и прикрас, также приведен почти полностью... 

Но довольно предисловий. Перед вами, дорогой читатель, на самом деле уникальный и интереснейший исторический материал, дающий возможность почувствовать само дыхание ушедшей эпохи. По словам, приведенным в полковой истории, невозможно переоценить "оздоровляющее значение изучения нашей истории для современного русского", чтоб не променять "па деньги медные - старинные медали". 

Книга "Кавалергарды" иллюстрирована репродукциями картин, рисунков, гравюр и фотографиями, помещенными в различных изданиях полковой истории, а также специально подобранным фотоматериалом. 

Александр БОНДАРЕНКО

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2017 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru