: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Восточная война

1853-1856 годов

Соч. М.И. Богдановича

 

 

Приложения ко II тому.

 

Приложения к главе ХI.

 (1) Донесение Государю командующего Дунайскою армиею князя Горчакова, от 27 февраля 1854 года, из Букареста.
 (2) Собственноручная записка Императора Николая, от ноября (число неизв.) 1853 года.
 (3) Записка фельдмаршала князя Варшавского, от 14 (26) ноября 1853 года.
 (4) Записки князя Горчакова, от 21 и 29 ноября 1853 года.
 (5) Записка генерала Берга, от 17 ноября 1853 года.
 (6) Из записки князя Варшавского от 29 декабря 1853 года (10 января 1854 года).
 (7) Из собственноручного письма Императора Николая князю Михаилу Дмитр. Горчакову, в феврале 1854 года.
 (8) Письмо Государя князю Горчакову, от 8 (20) марта 1854 года.
 (9) Собственноручная записка Государя князю Горчакову, о предполагаемых действиях на 1854-й год, от 8 (20) марта 1853 года.
 (10) Отзыв генерала Лидерса военному министру князю Долгорукову, от 16 декабря 1853 года.
 (11) Состав войск под личным начальством князя Горчакова: 15-й пехотной дивизии: Модлинского пехотного полка 2 батальона; Прагского пехотного полка 1 батальон; Люблинский и Замостский егерские полки, 8 батальонов; 3-го стрелкового батальона 2 роты; 3-го саперного батальона 3 роты, итого 12 1/4 батальонов. Уланского эрцгерцога Австрийского Альберта полка 7 эскадронов. Донского казачьего №9 Фомина полка 5 сотен. 14 артиллер. бригады батарейной №3 батареи 4 орудия; батарейная № 4 и легкая № 6 батареи, по 12 орудий; 15 артиллер. бригады: легкие № 6, № 7 и № 8 батареи, по 8-ми орудий: итого 52 орудия. 5-й понтонный парк.
 (12) Состав войск генерала Лидерса: 9-й пехотной дивизии: Елецкий и Севский пехотные и Брянский егерский полки, 12 баталионов; 14-й пехотной дивизии: Подольский и Житомирский егерские полки, 8 батальонов; 15-й пехотной дивизии Прагского полка 2 батальона; 3-го стрелкового батальона 2 роты и 5-й стрелковый батальон; 5-го саперного батальона 3 роты, итого 24 1/4 батальона. Уланский Его Импер. Высоч. Великого Князя Константина Николаевича полк, 8 эскадронов. Донского казачьего № 22 Валуева полка 5 сотен. 9-й артиллерийской бригады: батарейная № 4, легкие № 6_и № 7 батареи, по 12-ти орудий; 14 артиллер. бригады: батарейной № 3 батареи, 8 орудий, легкая № 5 батарея 12 орудий, конно-легкая № 5 батарея 8 орудий, итого 64 орудия.
 (13) Состав войск генерал-лейтенанта Ушакова: 7-й пехотной дивизии: Смоленского пех. полка 31/2 батальона, Могилевского пех. полка 2 батальона; Витебский и Полоцкий егерские полки, 8 батальонов; 5-го саперного батальона 1 рота, итого 13 3/4 батальонов. 2-й бригады 3-й легкой кавалерийской дивизии: гусарские принца Фридриха Гессен-Кассельского и генерал-фельдмаршала графа Радецкого полки, 16 эскадронов. Донской казачий № 1 Сазонова полк, 6 сотен. 7-й артиллерийской бригады: батарейные № 1 и 2 батареи, по 12-ти орудий; легкой № 1 батареи 6 орудий и легкая № 2 батарея 12 орудий; конно-легкая № 6 батарея 8 орудий, итого 50 орудий.
 (14) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (15) Из письма генерала Лидерса князю Горчакову, от 28 февраля 1854 года.
 (16) Статистическое описание Молдавии и Валахии, изданное при 1-м отделении бывшего департамента генерального штаба. — Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (17) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (18) Состав отряда полковника Зурова: батальон Модлинского пех. полка, батальон Прагского пех. полка, дивизион Ольвиопольского уланского полка; два батарейных, 6 валахских и 2 конных орудия.
 (19) Батареи, устроенные на левом берегу Дуная, ниже впадения Мачинского рукава: №№ 1, 2, 3 и 4, из коих каждая вооружена одним орудием батарейной № 3 батареи 14-й артиллер. бригады, и редут против пристани Гичета, в коем находились два орудия батарейной № 4 батареи и два легкой № 7 батареи 15-й артилл. бригады. Батареи, устроенные на острове Бындое, от устья Мачинского рукава, вверх по левому берегу его: № 5-го, вооруженная двумя орудиями батарейной № 4 и двумя легкой № 8 батарей 15-й артилл. бригады; № 6-го, вооруженная двумя 24-х-фунтовыми каронадами, взятыми с канонерских лодок, и двумя орудиями батарейной № 4 батареи 15-й артилл. бригады. Так называемая Бындойская батарея вооружена двумя 24-х-фунтовыми каронадами, двумя осадными пудовыми единорогами и двумя орудиями батарейной № 4 батареи 15-й артиллер. бригады. Так назыв. промежуточная батарея, на коей находились два орудия батарейной № 4 и два легкой № 8 батарей 15-й артилл. бригады. Наконец, Румовский редут, в коем было два орудия легкой № 7 батареи 15-й артилл. бригады.
 (20) Донесение Государю князя Горчакова, от 16 марта 1854 г.
 (21) Состав войск генерала Лидерса: авангард, под начальством генерал-лейтенанта Гротенгельма: 2-я бригада 14-й пехотной дивизии, 8 батальонов; 5-го саперного батальона одна рота; 3-го стрелкового баталиона 2 роты; Уланского Его Имп. Выс. Вел. Князя Константина Николаевича полка один дивизион; Донского казачьего № 22 полка две сотни; 14-й артиллер. бригады: батарейной № 3 батарей 8 орудий и легкая № 5 батарея-12 орудий. Главные силы под командою начальника 9-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Соймонова: 1-я бригада 9-й пехотной дивизии, 8 батальонов; 5 саперного баталиона одна рота; 5-й стрелковый батальон уланск. Его Имп. Выс. Вел. Князя Константина Николаевича полка, два дивизиона; донского каз. № 22 полка две сотни; 9-й артилл. бригады: батарейная № 4 и легкая № 6 батареи. Резерв, под начальством командира Брянского егерского полка полковника Гана: Брянский полк; уланского Его Имп. Выс. Вел. Князя Константина Николаевича полка один эскадрон; Донского каз. № 22 полка полсотни; 9-й артиллер. бригады легкой № 7 батареи 8 орудий.
 (22) Состав отряда командира Прагского пехотного полка полковника Крузенштерна: 1-й и 3-й батальоны Прагского полка; 5-го саперного батальона одна рота; Донского каз. № 22 полка 25 казаков, 9-й артилл. бригады, легкой №7батареи 4 орудия и валахской артиллерии 2 орудия. — Кроме того, один эскадрон улан и 25 казаков оставлены в Галаце.
 (23) Донесение князю Горчакову генерала Лидерса, от 14 марта 1854 года.
 (24) Состав войск, двинувшихся от места переправы у Браилова к Мачину: 4 батальона Замостского и Люблинского егерских полков; две роты стрелков, взвод сапер, три эскадрона улан, 8 орудий легкой № 8 батареи 15-й артиллер. бригады.
 (25) Донесение Государю князя Горчакова, от 16 марта 1854 года.
 (26) Войска, собранные 10 (22) марта на острове Четале: 3 1/2 баталиона Смоленского пехотного полка; 2 батальона Могилевского пехотного полка. Витебский и Полоцкий егерские полки; по восьми орудий батарейных № 1 и № 2 батарей, 6 орудий легкой № 1 батареи, 12 орудий легкой № 2 и 8 орудий конно-легкой № 6 батареи; гусарские полки принца Фридриха Гессен-Кассельского и фельдмаршала графа Радецкого.
 (27) Орудия, взятые в турецких укреплениях: девять медных, из числа коих осадных два: пудовой единорог и 36-ти-фунтовая пушка; полевых: четыре пушки приблизительно 18-ти-фунтового калибра, одна 6-ти-фунтовая пушка и две полупудовых гаубицы.
 (28) Описание переправы открытою силою через реку Дунай и занятия городов Тульчи и Исакчи, за подписью генерал-лейтенанта Ушакова.
 (29) Записка очевидца о войне России против Турции и Западных держав (1853-1855;. Соч. Н. И. Ушакова. ХIХ-й век. Часть 2-я, стран. 8.
 (30) Записка очевидца и проч. Сочин. Н. И. Ушакова. ХIХ-й век. Часть 2-я, стр. 72. Генерал Ушаков пишет, будто бы курьер из Варшавы прибыл к князю Горчакову в ночь с 9-го на 10-е марта,
 (31) Песня эта, впоследствии положенная на ноты управляющим придворною капеллою, генерал-майором Львовым, была следующая:
“Жизни тот один достоин,
Кто на смерть всегда готов.
Православный русский воин,
Не считая, бьет врагов.
Что Французы, Англичане?
Что турецкий глупый строй?
Выходите, бусурмане,
Вызываем вас на бой!
Кровопийды православных!
Бог накажет вас чрез нас.
Покровители поганых!
Вечный стыд и срам на вас
За Царя и за Россию
Мы готовы умирать;
За Царя и за Россию
Будем вас на штык сажать.
Чувства мужества нам cродны,
Не страшна нам смерть в боях,
Богу храбрые угодны;
Им награда в небесах.”

 (32) Из письма Императора Николая князю М. Д. Горчакову, от 8-го (20) марта 1854 года.
 (33) Записки очевидца и проч. Н. Ушакова. Стр. 78-81.
 (34) Там же. Стр. 83-84.
 (35) Письмо Государю фельдмаршала князя Варшавского, от 5 (17) апреля 1854 г., из Фокшан.
 (36) Письмо Государю фельдмаршала князя Варшавского, от 11 апреля 1854 года, из крепости Измаила.
 (37) Из письма Императора Николая князю Варшавскому, от 17 (29) апреля 1854 года.
 (38) Письмо Государю и записка фельдмаршала князя Варшавского, от 15 апреля 1854 года, из Букареста.
 (39) Журнал военных действий Дунайской армии.

 

Приложения к главе ХII

 (1) Затлер. Записки о продовольствии войск в военное время, И. 201-204.
 (2) Затлер. И. 204-205.
 (3) Донесение генерал-майора Баумгартена, от 20 апреля 1854 года.
 (4) Состав отряда генерал-майора Гастфера: 4 эскадрона Бугских улан и 4 сотни донского казачьего № 42, полковника Желтоножкина, полка.
 (5) Донесения князю Горчакову генерал-лейтенанта Липранди, от 15 и 25 марта 1854 года.
 (6) 4 эскадрона Бугских улан; 6 эскадронов гусарского принца Фридриха-Карла прусского и 4 эскадрона гусарского князя Варшавского полков.
 (7) Донесение князю Горчакову генерал-лейтенанта Липранди, от 7 апреля 1854 года, из Модлавиты.
 (8) Донесение генерала Липранди, от 7 апреля 1854 года.
 (9) Предписание, за подписью начальника штаба армии, князя Горчакова, генерал-лейтенанту Липранди, от 8 апреля 1854 года.
 (10) Донесение князю Горчакову генерал-лейтенанта Липранди, от 11 апреля 1854 года.
 (11) Журнал военных действий Дунайской армии.
 (12) Донесение князю Горчакову генерал-лейтенанта Липранди, от 27 апреля 1854 года.
 (13) Донесение князю Горчакову генерал-лейтенанта Липранди, от 7 мая 1854 года.
 (14) Состав войск, собранных у сел. Калараша перед началом осады Силистрии: 8-й пехотной дивизии: пехотные полки Черниговский и Полтавский; егерские полки Алексопольский и Кременчугский; 11-й пехотной дивизии Камчатский егерский полк; 1-й бригады 4-й легкой кавалерийской дивизии уланские полки: Ольвиопольский и Вознесенский; 3-го саперного батальона три роты; три сотни донского казачьего № 34-го Власова полка; 8-й артиллерийской бригады батареи: батарейная № 3 и легкие №№ 3 и 4; 11-й артиллерийской бригады легкие №№ 3 и 4 батареи.
 (15) Состав войск генерала Лидерса. 9-й пехотной дивизии: пехотные полки Елецкий и Севский; егерские полки Брянский и Орловский; 15-й пехотной дивизии: пехотные полки Модлинский и Прагский; егерские полки Люблинский и Замостский; 1-й бригады 3-й легкой кавалерийской дивизии уланские полки: эрцгерцога Австрийского Альберта (Литовский) и Его Высочества Вел. Князя Константина Николаевича (Волынский), 3-й и 5-й стрелковые батальоны; 5-й саперный батальон; 9-й и 22-й донские казачьи полки; 9-й артиллерийской бригады батареи: батарейная № 4 и легкие №№ 6 и 7; 15-й артиллерийской бригады батареи: батарейная № 4 и легкие №№ 6, 7 и 8;коннолегкая № 5 батарея.
 (16) Журнал военных действий Дунайской армии.

Приложения к главе ХIII.

 (1) Iahrbucher fur die deutsche Armee und Marine. 1874. №35 und 36. Der Feldmarschall Paskiewitch im Krimkrieg. — Кинглек приписывает разбивку передовых укреплений Силистрии прусскому полковнику Граху, бывшему артиллерийскому поручику, родом из Трира. The invasion of the Crimea. III.
 (2) Показания переметчиков и лазутчиков.
 (3) Показания лазутчиков.
 (4) Прибыли в осадную армию:
10-го мая, с Нижнего Дуная, Подольский егерский полк с восемью орудиями легкой № 5 батареи 14-й артиллерийской бригады.
19-го мая, из отряда, стоявшего у Ольтеницы: Охотский егерский полк; два батальона Якутского пехотного полка; гусарский принца Фридр.-Вильг. прусского (Изюмский) полк; батарейная №. 3-го батарея 11-й артиллерийской бригады.
21-го мая, из Гирсова, два батальона Житомирского егерского полка и восемь орудий легкой № 7-го батареи 9-й артиллерийской бригады.
25-27 мая, из Букареста: Селенгинский пехотный полк, шесть орудий легкой № 5 батареи 11-й артиллерийской бригады и донской казачий № 40 полк.
30-го мая, один батальон Житомирского егерского полка с четырьмя орудиями легкой № 7 батареи 9-й артил. бригады.
В начале июня, из Букареста: 2-я драгунская дивизия с её артиллерией; Днепровский пехотный полк с легкою № 8 батареей 12-й артил. бригады и уральский № 2 полк.
(Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов).
 (5) Журнал военных действий 3,4 и 5-го корпусов. — Н. Ушаков. Записки очевидца о войне России против Турции и Западных держав (1853-1855 г.). — Ф. Затлер. Записки о продовольствии войск в военное время. I. 207-211.
 (6) “Полагая, что подвозку должно делать за три перехода от магазина.
“Вол в сутки съедает 30 ф. сена.
“Сутки полагаетcя на нагрузку фуража в магазине, сутки на сгрузку, и шесть дней для следования на три перехода и обратно: следовательно, в течении восьми дней пароволовая подвода израсходует на собственное довольствие 12 пудов.
“Дабы не обременять волов по дурным дорогам, полагается на пароволовую повозку клади не более 30-ти пудов сена или 6-ти четвертей ячменя.
“В пехотном полку назначено иметь 80 провиантских повозок.
“Из них 23 повозки нагружаются ячменем и, следовательно, привезут каждые восемь дней к полку (за три перехода) 138 четв., что составляет, по 2 1/4 гарнца на сутки и лошадь, потребность для довольствия в течении восьми дней 368-ми лошадей; 57повозок нагрузятся сеном и поднимут 1710 пуд. сена. Из этого количества, в течении восьми дней, 160 волов съедят 960 пудов, останется для полка 750 пудов; т.е. полагая по 10 фунт. на сутки и лошадь, потребность для довольствия в течении восьми суток 375-ти лошадей.
"Следовательно — воловые магазины, при войсках заведенные, достаточны для подвозки фуража за три марша от магазина”.
(Ф. Затлер. I. 370).
 (7) Секретное отношение генерал-адъютанта Шильдера князю Горчакову, от 1-го июня 1854 года.
 (8) Тотлебен. — При ведении осадных работ генерал-адъютант Шильдер предполагал: 1) все батареи устраивать с анвелопами, в которых прорезывать небольшие отверстия для пролета снарядов, причем равным числом орудий, даже меньших калибров, можно демонтировать неприятельские батареи; против вылазок же строить батареи без анвелоп. 2) Все сапные работы производить с удвоенною скоростью, под прикрытием деревянных щитов. 3) Ближайшие подступы, в 30-ти саж. от контр-эскарпа, производить сверлением трубных мин, заряжая их таким количеством пороха, чтобы от взрыва оных образовались глубокие траншеи, в коих рабочие будут совершенно прикрыты от выстрелов крепости, за исключением навесных. 4) По занятии гребня контрэскарпа, закладывать смежные минные колодцы против 1-го бастиона, для образования спуска в ров и удобных приступов на бастион. 5) Во избежание кровопролитного штурма, закладывать усиленные горны под флангами двух бастионов, по взрыве коих можно будет из батарей, устроенных на контр-эскарпе, анфилировать оба смежные полигоны, подобно тому, как было исполнено в 1829 году. Затем следует ожидать сдачи крепости: в противном же случае, основаться на самом валу и уничтожить гарнизон орудийным огнем. (Проект осады крепости Силистрии, составленный генерал-адъютантом Шильдером).
 (9) Н. Ушаков. Стран. 91-93.
 (10) Из письма Государя, от 11 (23) мая 1854 года.
 (11) Н. Ушаков. 93-94.
 (12) Из войск, стоявших у Гирсова:
Два батальона Витебского егерского полка, с шестью орудиями
легкой № 1 батареи 7-й артиллерийской бригады, и Ѵ2 сотни казаков, в Браилов.
Два батальона Витебского егерского полка, с шестью орудиями легкой № 1 батареи 7-й артил. бригады, и гусарский графа Радецкого. (Елисаветградский) полк с 6-ою конно-легкою батареей, в отряд генерал-лейтенанта Ушакова.
Один баталион Житомирского егерского полка, четыре орудия легкой № 7 батареи 9-ой артил. бригады, дивизион Вознесенского уланского полка и 1Ѵ2 сотни казаков в Гуру-Яломицу.
 (13) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов. — Л. Н. К. Воспоминания о Дунайской кампании 1853-1854 годов. (Военный Сборник. 1873. № 2, стр. 399).
 (14) Тотлебен.
 (15) Состав отряда князя Горчакова: 18 батальонов (из числа коих два бат. волонтеров), рота сапер, 8 эскадронов, 56 орудий и 6 казачьих сотен (Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов).
 (16) Журнал действий осадного корпуса.
 (17) Рапорт генерал-фельдмаршалу князю Варшавскому начальника главного штаба Дунайской армии князя Горчакова, от 12 мая 1854 г. — Н. Ушаков. 96-98. -Ген. майор фон-дер-Бринкен. Штурм укрепления Араб-Табиа, в ночь с 16 на 17-е мая, 1854 года. Военн. Сборн. 1872. № 6.
 (18) Н. Ушаков. 98. — Л. Н. К. Воспоминания о Дунайской кампании. — Тотлебен.
 (19) Из письма Государя, от 26 мая (7 июня) 1854 года.
 (20) Приказание по войскам Мало-Валахского отряда, от 15 мая, за № 13-м.
 (21) Рапорт командующему 2-ою бригадою 5-й легкой кавалерийской дивизии, генерал-майору Салькову, генерального штаба штабс-капитана Черняева, от 21 мая 1854 года.
 (22) Показания подполковников Дика и Бантыша, штабс-капитана Черняева и артиллерии поручика Малиновского.
 (23) Следственное дело о потере людей и 4-х орудий, при поиске против неприятеля, 16-го мая 1854 года.
 (24) Журнал действий осадного корпуса. — Тотлебен.
 (25) Состав отряда генерал-лейтенанта Хрулева: два полка пехоты, полк кавалерии и 4 сотни казаков с 3-мя батареями.
 (26) Н. Ушаков, стран. 104.
 (27) Из письма Государя, от 23 мая (4 июня) 1854 года.
 (28) Из письма князя Варшавского, от 25 мая 1854 года.
 (29) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (30) Состав отряда ген.-лейт. Гротенгельма: 13 батальонов (в том числе один стрелковый), 22 эскадрона, 6 пеших и 2 конных батарей, 4 казачьи сотни.
 (31) Состав отряда генерал-майора Артамонова: 10 батальонов, 2 эскадрона гусар, одна легкая батарея.
 (32) Журнал действий 3,4 и 5-го корпусов. — Н. Ушаков. 105-106. — Показание состоявшего в свите князя Паскевича, капитана (ныне генерал-майора) Макшеева.
 (33) Из письма Государя, от 6 (18) июня 1854 года.
 (34) Из письма князя Горчакова военному министру князю Долгорукову, от 31 мая 1854 г.
 (35) Журнал действий осадного корпуса.
 (36) Состав отряда ген.-лейт. Павлова: 14 батальонов, 16 эскадронов, 38 орудий, 6 казачьих сотен.
 (37) Предписание ген.-адъютанта Коцебу подполковнику Тотлебену. "Так как генерал-адъют. Шильдер ранен, то Господин командующий войсками поручил мне просить Ваше Высокоблагородие иметь надзор за порядком работ в траншеях левого фланга, а завтра, в 9 часов утра, быть у князя Михаила Дмитриевича. 1 июня 1854 года".
 (38) Журнал действий осадного корпуса.
 (39) Состав отряда генерал-майора князя Бебутова: 10 баталионов, 16 эскадронов, 32 орудия, шесть казачьих сотен.
 (40) Н. Ушаков. 109-110. — Показание капитана (ныне генерал-майора) Макшеева.
 (41) Журнал действий осадного корпуса.
 (42) Журнал действий осадного корпуса.
 (43) Журнал действий 3, 4 и 5 корпусов. — Н. Ушаков. 112-113-
 (44) Журнал действий 3, 4 и 5 корпусов. — Н. Ушаков. 114.
 (45) Состав войск генерала Лидерса: у Калараша: 15-япехотная дивизия с её артиллерией, 2-я бригада 14-й пехотной дивизии съ двумя батареями; 5-й саперный и 5-й стрелковый батальоны; 1-я бригада 3-й легкой кавалерийской дивизии с конно-легкою № 5-го батареею; гусарский принца Фридр.-Вильг. прусского полк и донские казачьи № 7 и 22 полки; у Слободзеи, на р. Яломице, 8-я пехотная дивизия с её артиллериею; в Браилове: Витебский егерский полк с шестью орудиями легкой № 1 батареи 7-й артилл. бригады и 1 1/2 сотни казаков; в Гуре-Яломице: 2 бат. Житомирского егер. полка с 4-я орудиями легкой № 7 батареи 9-й артилл. бригады, под начальством генерал-майора Зурова.
 (46) Состав войск, расположенных близ Урзичени и Мая-Катаржилуй: 9-я, 11-я пехотные и 2-я драгунская дивизии с их артиллериею; 1-я бригада 4-й легкой кавалерийской дивизии с конною № 7 и донскою № 9 батареями, 3-й стрелковый и 4-й саперный баталионы, донские казачьи № 30 и 40 и уральский № 2 полки.
 (47) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (48) Из письма Государя князю Горчакову, от 19 июня (1-го июля) 1854 года.

Журнал осадных действий против крепости Силистрии,
в 1854-м году.

После перехода наших войск чрез Дунай, 11-го марта, и занятия Бабадагской области, решено было открыть кампанию 1854 года взятием Силистрии.

Крепость Силистрия, кроме Видина, есть единственный надежный оплот Турции на р. Нижнем Дунае. Важность этой крепости в стратегическом отношении ясно доказана войною 1828 и 29 годов; только мужество наших войск, составлявших наблюдательный отряд перед Силистриею, могло вполне обеспечить тыл нашей операционной линии в продолжение всей кампании 1828 года. — Турецкое правительство, очень хорошо понимая влияние, которое может иметь Силистрия на оборону государства, приняло в последние годы деятельные меры к усилению этого пункта.
Вместо крепости, дурно обороненной по её местному положению и по фигуре её верков, какою была Силистрия в 1828 и 29-м годах, мы ныне нашли сильный укрепленный лагерь, состоящий из трех оборонительных линий, с временными и даже долговременными передовыми укреплениями, устроенными на весьма выгодных пунктах.
Передовую оборонительную линию составляют шесть укреплений, образующих собою полукруг, которого оконечности примыкают к берегу Дуная. Пять из этих укреплений расположены на высотах, господствующих над всею окружающею местностью, а шестое на низменном берегу Дуная, по Туртукайской дороге.
Ключом всей передовой линии служит сильный форт Абдул-Меджид, имеющий во рву каменную оборонительную стенку, а внутри — двухэтажную сводчатую казарму, которая составляет редюит форта.
После форта Абдул-Меджид, наиболее обширное и сильное из передовых укреплении есть Арабский форт, расположенный на вершине продолговатого возвышения, которое тянется восточнее высоты форта Абдул-Меджида и отделяется от него двумя оврагами. — По-видимому, укрепление это сомкнутое и имеет сильную временную профиль с земляным бруствером в 12 фут высоты и со рвом шириною до 3-х сажен. В продолжение осады, оно было усилено внутренними ретраншаментами.
Остальные четыре укрепления, также с временными профилями, имеют фигуру люнета и редантов; в горжах их устроены каменные блокгаузы. — Каждое вооружено от 6-ти до 8-ми орудиями.
Вторую оборонительную линию Силистрии составляют пять люнетов, расположенных в расстоянии от 30 до 100 сажен впереди контр-эскарпа, перед 1-м, 2-м, 4-м, 5-м и 6-м полигонами.
В каждом из них могло поместиться также от 6-ти до 8-ми орудий.
Наконец, последнюю оборонительную линию составляли верки самой крепости, которые были в последнее время только исправлены, но расположение их осталось такое же как в 1829-м году.
По предварительному обозрению местности с левого берега Дуная, был представлен, в феврале месяце, генерал-лейтенантом Бухмейером, проект осады Силистрии, по которому предполагалось вести атаку со стороны форта Абдул-Меджида, и по взятии этого укрепления и соседнего с ним люнета, атаковать 5-й полигон, на который производилась атака в 1829-м году.
Хотя из всех передовых укреплений форт Абдул-Меджид мог представить нам самое сильное сопротивление, но на этом пункте мы приобрели бы, с самого начала осады, весьма важную выгоду, отрезав гарнизон от сообщений с Шумлою, и заставив его снять лагери, расположенные в оврагах, по обеим сторонам форта.
Вместе с тем, предполагалось обложить крепость и с других сторон, так что неприятель должен бы был, после первых дней осады, совершенно запереться в крепости и в передовых укреплениях, где потеря его от действия нашей артиллерии, особенно с батарей левого берега Дуная, была бы несравненно значительнее, чем в разбросанных лагерях, в которых был расположен гарнизон во все время наших действий под Силистриею.
С занятием форта Абдул-Меджид и соседнего люнета, мы совершенно командовали бы окружающею местностью, и могли бы действовать в тыл почти всем передовым укреплениям, составляющим первую оборонительную линию.
План дальнейших осадных работ против крепости, конечно, лучше определился бы по ближайшей рекогносцировке второй линии укреплений и крепостных верков; но 5-й полигон имел для нас важное преимущество перед другими, в том отношении, что наши батареи могли быть расположены впереди его на возвышениях, в расстоянии от крепости не далее 200 сажен, и открывали бы оттуда всю внутренность оной, и действие их было бы, вместе с тем, направлено более по мусульманскому кварталу.
По сему проекту, время, потребное на осаду, рассчитывалось в шесть недель, считая две с половиною недели для атаки форта Абдул-Меджид, и три с половиною для атаки самой крепости со всеми приготовительными работами.
Генерал-адъютант Шильдер, по осмотре местности с левого берега Дуная, нашел, что атака может быть произведена в кратчайшее время против 1-го полигона.
Он предполагал, что, при содействии батарей, устроенных на левом берегу Дуная и на островах, можно будет заставить неприятеля, в первые же дни осады, оставить Арабский форт и Песчаный люнет, и потом, примыкая правым флангом атаки к Дунаю, быстро подвинуть подступы до 3-й параллели; при чем батареи левого берега должны были до того времени значительно ослабить огонь крепостных верков.

Период I. Утверждение нашей позиции на левом берегу Дуная и вспомогательные работы для содействия атаке крепости.

Действия наши против Силистрии начались прочным утверждением нашей позиции на левом берегу Дуная и на островах, и имели вместе с тем целию: 1) ослабить прибрежные верки крепости, 2) воспрепятствовать всякому сообщению неприятеля по Дунаю, и наконец 3) занятием островов и устройством наших батарей, способствовать атаке на правом берегу Дуная.
С 24-го марта по 1-е апреля, по распоряжению генерал-лейтенанта Хрулева, было построено 8 батарей, а, а, а, вновь исправлено шесть батарей а, а, а, устроенных в феврале месяце, и проведены между ними ходы сообщения.
Одни из этих батарей имели назначением обстреливать рукава Дуная ниже Силистрии, другие действовали по островам, а третьи по прибрежным веркам; но вообще направление директрис амбразур изменялось, смотря по целям действия в различное время.
В то же время, для соединения с городом Каларашем наших укреплений, устроены 3 моста; два, коим приданы №№ 1 и 2-й, из простых лодок, на протоках между р. Борчью и Каларашским озером; а третий мост, которому дан № 3-й, из понтонов парка № 5-го.
1-го апреля, острова, лежащие ниже Силистрии — Большой Голый (Маре) и Гопа (Салани) — заняты охотниками егерского фельдмаршала князя Варшавского полка, в числе 240 человек, под командою Вознесенского уланского полка майора Короленко и того же полка ротмистра Короленко, причем турецкие пикеты были прогнаны с островов.
2-го апреля, на остров Гопа переправлено было еще 2 1/2 роты князя Варшавского полка и взвод Валахской милиции для содержания там постоянного караула, и 4-я рота 3-го саперного батальона под командою капитана Де Сент-Лорана.
Переправа производилась на понтонах Бираго парка № 5-го, под ведением командира парка капитана Замараева.

Со 2-го по 10-е апреля.

1) Построено на острове Гопа 3 батареи b, b, b, одна на два, и две на одно орудие, для действия по турецкой батарее X, расположенной против острова Маре, и по неприятельскому аванпостному лагерю, находившемуся на высотах; вместе с тем, они должны были обстреливать рукава Дуная.
2) Занят небольшой остров, отделенный от острова Гопа рукавом, в 15 саж. широты.
3) Остров Тильхия, лежащий ниже острова Маре, занят взводом пехоты.
10-го апреля, показались выше Силистрии 8 турецких мачтовых судов и до 15-ти лодок. — Удачным действием наших батарей, 3 судна были потоплены, а остальные 5 оттянулись выше по Дунаю и стали вне выстрелов.
12-го апреля, посетил г. Калараш проездом, генерал-фельдмаршал князь Варшавский, граф Паскевич Эриванский, и осматривал местность и батареи, построенные на левом берегу Дуная.
Начальник главного штаба, генерал-адъютант князь Горчаков, осматривал остров Гопа.
С 12-го по 18-е апреля, по приказанию г. генерал-фельдмаршала, работы против Силистрии были приостановлены.

С 18-го по 24-е апреля.

1) Занят весь остров Маре (Большой Голый); по южному его берегу, для содействия движению отряда генерал-адъютанта Лидерса, построены 3 батареи с, с, с, каждая на 3 орудия, с целию сбить передовые неприятельские батареи и заставить снять аванпостные лагери.
Между батареями сделаны были по берегу ходы сообщения, и кроме того проведен был ход сообщения d, d, d, от северного берега острова к батареям.
Работы производил 4-го саперного батальона подпоручик Рихтер.
2) Занят остров Стримба, находящийся при левом берегу Дуная выше Силистрии; на нем устроены две батареи, для действия вверх по Дунаю, на случай появления неприятельских судов.
Чрез рукав, отделяющий остров Стримбу от левого берега, устроен мост на козлах.
3) На острове Гопа, устроены 4 батареи е, е, е, е, вооруженные 3-мя орудиями, снятыми с канонерских лодок, и 11-ю легкими полевыми орудиями.
Работы производились под ведением 4-го саперного батальона поручиков Мельникова и Сахарова, и 3-го саперного батальона прапорщика Зеланда.
В тоже время, под ведением командира 4-го саперного баталиона полковника Норова, началось приготовление материалов для предполагаемых осадных работ.

С 24-го по 26-е апреля.

Наводился, под ведением инженер-полковника Геннериха и 3-го саперного батальона подполковника Островинского, мост с левого берега Дуная на остров Маре, длиною 306 1/2 сажен, коему дан № 4.
Мост состоял из следующих частей: 12-ти бревенчатых плотов, 9-ти чам *), 3-х канонерских лодок, 1-го кирлаша **), 7-ми деревянных понтонов, 18-ти парусинных понтонов, 12-ти складных козел Бираго, 19-ти простых козел и одной малой лодки.
26-го апреля, устроено на южном берегу острова Маре шесть батарей, каждая на одно орудие, для действия по береговой дороге и по передовому турецкому лагерю.
27-го апреля, устроено шесть батарей, каждая на одно орудие, на восточной оконечности острова Маре, для действия по небольшому лесистому острову, лежащему против деревни Адакиой, занятому
неприятелем.
28-го апреля, прибыли в г. Калараш генерал-фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич-Эриванский и начальник главного штаба генерал-адъютант князь Горчаков.
На острове Маре, построена батарея, на шесть орудий, для анфилирования оврага, который служил сообщением неприятельского лагеря с берегом Дуная.
29-го апреля, произведена была канонада со всех батарей, устроенных на левом берегу Дуная и на островах, с целию зажечь строения в крепости.
С крепостных верков отвечали нам также сильным огнем, но потери в войсках не было.
После канонады, вечером, генерал-лейтенант Хрулев занял с ротой Камчатского полка остров Маге, ближайший к крепости, и устроил на нем ложемент.
30-го апреля, распространены ложементы на острове Маге,
Инженер-поручик Фащевский привел из крепости Измаила 16 бревенчатых паромов, коими были заменены понтоны, канонерские лодки и кирлаш в мосте № 4-й, соединяющем левый берег Дуная с островом Маре. После сего, он состоял из 24-х бревенчатых паромов, 9-ти чам, 5-ти лодок, набитых тростником, 19-ти тростниковых подушек ***), 7-ми простых козел и одной лодки.
1-го, 2 и 5 мая, на острове Маге, устроено десять батарей g, g, g, каждая на одно орудие, и проведено траншей на 500 сажен.
Батареи имели целию действовать против крепости.
4-е мая, в 8 часов утра, отряд, под предводительством генерал-адъютанта Лидерса, занял позицию на высотах правого берега Дуная, против острова Маре.
Турки поспешно сняли передовые лагери и ретировались в укрепления.

Для сообщения отряда с левым берегом Дуная, приступлено к постройке моста № 5-го, из следующих частей: 4 козла Бираго, 39 парусинных понтонов, парков № 4 и 5, 8-ми канонерских лодок и 3-х кирлашей. Длина моста 166 сажен.
На левом берегу Дуная начата постройка 4-х батарей, каждая на 6 орудий.
Батареи эти направлены были преимущественно на прибрежный бастион крепости и люнет пред оным; а также для анфилирования куртины 1-го полигона.
В продолжение ночи, насыпи батарей были доведены до 5 фут высоты.

Работой заведывали: инженер-штабс-капитан Тидебель, лейб-гвард. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг и 4-го саперного батальона подпоручик барон Ходоровский.
5-го мая, окончены батареи на левом берегу Дуная, начатые в предыдущую ночь.
Мост с острова Маре, на правый берег Дуная, совершенно окончен, и в 4 часа пополудни, открыто по мосту сообщение.
Постройка моста продолжалась 36 часов и производилась под ведением 3-го саперного батальона подполковника Островинского и командира понтонного № 4 парка капитана Быкова.
Все действия наши под Силистриею до 5-го мая имели целию только приготовить средства для вспомоществования атаке крепости, которую предполагалось начать с прибытием отряда генерал-адъютанта Лидерса.
Мы имели уже тогда свободное сообщение по мостам с левого берега Дуная на правый; а из батареи, устроенных на островах и на левом берегу, ослабляли передовые укрепления и крепостные верки, на которые намерены были вести наши подступы.
Осадные действия предположено открыть в ночь с 5 на 6-е мая, после подробной рекогносцировки местности.

Период П. Атака против передовых укреплений.

По ближайшем осмотре местности правого берега Дуная, в занятых нами островах, можно было наверно предполагать, что Турки, под защитой Арабского форта и Песчаного люнета, пользуясь виноградниками и пересеченною местностью впереди фронтов крепости, которые генерал-адъютант Шильдер намеревался атаковать — штуцерным огнем сильно повредят нашей передовой цепи и затруднят подступные работы.
При обсуждении удобнейшего исполнения наших намерений, генерал-лейтенант Бухмейер предложил Арабский форт, как ключ позиции с этой стороны крепости, взять открытою силой. — Ложировавшись в оном, сильным артиллерийским огнем, ослабить или даже уничтожить действие ниже лежащего Песчаного люнета, и тем облегчить подступы паши, по берегу Дуная.
Предположение это не было принято, потому что генерал-адъютант Шильдер надеялся, подступами по берегу Дуная, зайти в тыл Песчаного люнета, и тем принудить Турок оставить оный.
Согласно с предположением этим, его светлость г. генерал-фельдмаршал приказал устроить, в расстоянии 700 или 800 саж. от передовых неприятельских укреплений, линию ложементов для
стрелков, примыкающую правым флангом к р. Дунаю, а левый фланг этой линии расположить на высоте, где прикрыть его сомкнутым редутом, — и, сверх того, для обстреливания впереди лежащей местности, на обоих флангах линии ложементов, устроить батареи.

Ночь с 5-го на 6-е мая.

Для выполнения сего распоряжения, назначен был отряд рабочих из 1000 человек, при одной саперной роте, под прикрытием 5-ти батальонов пехоты, из которых 3 назначены были для занятия высоты, а 2 направлены по правому берегу р. Дуная.
2-я рота 5-го саперного батальона, под командою штабс-капитана Коптева, заняла позицию на высоте С, где подполковник Тотлебен, избрав место для батарей, немедленно произвел трассировку.
В это же время, рабочие и прикрытие на правом фланге, под командою генерал-адъютанта Шильдера, заняли позицию у правого берега р. Дуная и приступили к устройству ложементов и батареи № 1-го.
Неприятель, заметив расположение на высоте роты сапер открыл по ней сильный ружейный огонь; а так как прикрытие не было еще расставлено, впереди рабочих, то генерал-майор Веселитский, командовавший войсками левого фланга, приказал саперам отойти назад к прикрытию.
Чрез несколько минут, два баталиона Елецкого пехотного полка, выходившие из оврага на высоту, были атакованы неприятельскою колонною, которая, после перестрелки, продолжавшейся 3/4 часа, принуждена была отступить.
Войска наши, отразив натиск неприятеля и ожидая вторичного нападения, не приступали к работе до самого рассвета; когда же совершенно рассвело, то они получили приказание возвратиться в лагерь. — Соображаясь с действием войск на левом фланге — и на правом фланге была приостановлена работа, а к рассвету войска сего фланга, по приказанию генерал-адъютанта Шильдера, также отступили в лагерь.
Потеря наша в эту ночь состояла из раненых: 2-х унтер-офицеров и 6-ти рядовых Елецкого полка.

День 6-го мая.

В присутствии г. генерал-фельдмаршала, для обозрения местности перед атакованными фронтами, произведена была усиленная рекогносцировка.

Ночь с 6-го на 7-е мая.

Для производства работ, неисполненных в предыдущую ночь, назначены были 1000 рабочих с одною ротою сапер, и в прикрытие дано им шесть батальонов пехоты.
На левом фланге нашей позиции, на высоте, заложены батарея № 3-го и редут № 4-го; вправо от каждого из них были вырыты ложементы, а, а, для стрелков.
На правом фланге, у берега Дуная, заложена и совершенно окончена углубленная батарея № 1-го, на 6 орудий, которая с том была вооружена 4-мя легкими полевыми орудиями.
Влево от батареи, устроена линия ложементов b,b, для стрелков, на протяжении до 100 сажен.
Работами на левом фланге заведывали: подполковник Тотлебен и л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме; а на правом, инженер-капитан Хлебников и инженер штабс-капитан Небольсин, под непосредственным ведением — на левом фланге: генерал-адъютанта Коцебу, а на правом генерал-адъютанта Шильдера.

День 7 мая.

Уширялись окопы, вырытые ночью, и увеличены у береговой батареи & 1-го толстота до 10 ф. вверху, а высота до 7-ми фут.
Работы производили 5-го саперного батальона штабс-капитан Коптев и поручик Дурновский.

Ночь с 7 на 8 мая.

Для окончания передовой линии ложементов, выслано было 1000 рабочих от пехоты, с 200 сапер и прикрытием из 5-ти баталионов.
Рабочими этими окончено построение батарей № 3-го и редута № 4-го, из которых первая была вооружена к рассвету 6-ю полевыми орудиями, а редут 4-мя.
Ложементы для стрелков продолжены с правого фланга на левый, по отлогостям высоты, так, что образовалась одна почти непрерывная линия окопов, в центре которой, у подошвы высоты, для обстреливания дороги, устроена, чрез расширение траншеи, батарея № 2-го на одно орудие.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Хлебников, л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме и 5-го саперного батальона штабс-капитан Коптев.

День 8-го мая.

В 4 часа пополудни, Турки начали теснить наших штуцерных, занимавших виноградники впереди траншей; но были отражены передовою цепью пехотного генерал-фельдмаршала графа Дибича Забалканского полка, которая принудила отступить их к горе.
Потеря наша в этом деле состояла в 3-х убитых и 23-х раненых рядовых.
Действием орудий из батарей на левом берегу р. Дуная, сорвана крыша мечети в крепости и подбито одно орудие Змеиного люнета.

Ночь с 8-го на 9-е мая.

Предположено было занять позицию в расстоянии около 350 сажен от передовых неприятельских укреплений.
С этою целью, на правом фланге: 500 человек рабочих и 80 сапер, под прикрытием 2-х батальонов пехоты, направлены были от батареи № 1-го по виноградникам, и, по удалении на 400 сажен от передовой линии ложементов, заняли позицию от подошвы горы до берега Дуная и вырыли траншею с, с, в параллельном направлении к первой линии наших ложементов.
В то же время, рабочие левого фланга, под прикрытием 4-х батальонов пехоты, заняли вершину горы, лежащей впереди Арабского форта, и, распространившись вправо, устроили траншею d, d, по скату горы на 300 сажен, на соединение с правым флангом.
Но так как правый фланг был выдвинут слишком вперед, то генерал-адъютант Шильдер приказал к рассвету оставить траншеи, вырытые в продолжении ночи у берега Дуная, а оставить за собой только ложементы левого фланга на вершине горы.
Неприятель занял днем поросшие виноградником скаты горы и оставленные нашими войсками траншеи е, с, правого фланга, — но перед вечером, с приближением наших войск, назначенных на работу и в прикрытие, Турки снова отступили.
На острове Малом Голом (Маге), для действия против Песчаного люнета, открывшего сильный огонь по нашим работам, заложена батарея i, на шесть орудий.
Работами заведывал на левом фланге: подполковник Тотлебен и 5-го саперного батальона штабс-капитан Коптев; на правом: инженер-капитан Хлебников и инженер-штабс-капитан Небольсин; на острове Маге: инженер-капитан Фолькмут и 4-го саперного батальона поручик Сахаров.
Потеря наша в продолжение ночи состояла в 3-х раненых рядовых от пехоты.

День 9-го мая.

Произведена была усиленная рекогносцировка, под начальством генерал-адъютанта князя Горчакова, для обозрения турецких укреплений.
С этою целью двинут был отряд, состоящий из 16-ти баталионов пехоты, 2-х батальонов волонтеров, 8-ми эскадронов кавалерии и 6-ти сотен казаков, с 56-ю орудиями, по направлению между с. Калопетри и фортом Абдул-Меджид.
Генерал-адъютант князь Горчаков, оставив часть отряда в резерве, с остальною частию выдвинулся на пушечный выстрел от Абдул-Меджида, для рекогносцировки, и движением этим, при помощи нашей артиллерии, заставил неприятеля, расположенного впереди укрепления, отступить к форту.
Для прикрытия левого фланга отряда, направлено было на д. Калопетри 3 сотни казаков, поддерживаемых двумя дивизионами улан, с 2-мя орудиями донской № 9-го батареи, под начальством генерал-майора Бутурлина.
Турецкие войска, расположенные между с. Калопетри и фортом Абдул-Меджид, двинулись было вперед, но, встреченные метким огнем нашей артиллерии, бросились в беспорядке назад к своим укреплениям.
В 5 1/2 часов вечера рекогносцирующий отряд возвратился в лагерь.
В главную квартиру прибыла депутация от христианских жителей, находящихся в Силистрии, с просьбою прекратить навесную стрельбу из наших орудий по их жилищам.
Вследствие этого, по приказанию г. генерал-фельдмаршала, действие наших батарей было направлено таким образом, чтобы выстрелы не вредили христианскому кварталу Силистрии.

Ночь с 9-го на 10-е мая.

Предположено было устроить траншею на левом фланге у ската, обращенного к Арабскому форту, так чтобы она составляла продолжение линии траншей правого фланга, и чтобы расположенные в ней батареи, ближайшим огнем, могли поражать Арабский форт.
По ошибочному направлению, рабочие и прикрытие левого фланга прибыли к сборному месту в траншеях только к 12 часам вечера; и хотя, не смотря на это, были выдвинуты вперед, но генерал-майор Веселитский, предвидя, что они к рассвету не успеют прикрыться окопами, приказал отступить в траншею.
Заметив это и войска правого фланга, которые заняли оставленные нами в предыдущую ночь траншеи с, с, и производили уже работы в продолжении 4-х часов по устроению батареи № 5-го, опасаясь за свой левый фланг, также отступили.
К рассвету генерал- адъютант Шильдер, не желая оставить ваших траншей в руках неприятеля, снова их занял, и приступил к окончанию батареи № 5-го, со вновь пришедшим батальоном и с отрядом рабочих правого фланга, из 500 человек.
Работа производилась так успешно, что утром батарея была совершенно окончена и вооружена 2-мя батарейными орудиями.
В то же время производилось уширение по всей линии траншей правого фланга; а на левом фланге, траншеи d, d, и продолжены по спуску горы, для соединения с правым флангом на 50 сажен.
На острове Малом Голом (Маге) окончено устройство батареи
&, которая к утру была вооружена 2-мя орудиями с канонерских лодок.
Работами заведывали на левом фланге: подполковник Тотлебен и л.-гв. саперного баталиона штабс-капитан Зейме; на правом — инженер-штабс-капитаны: Небольсин и Домашевич; на острове Маге: инженер-капитан Фолькмут и 4-го саперного баталиона поручик Сахаров.

День 10-го мая.

Батарея № 5-го открыла огонь из 2-х орудий по Песчаному люнету, вместе с батареею, построенною на острове Маге.
Войска, выставив вперед цепь, расположились во второй линии окопов, с резервами позади. — Неприятель открыл сильный огонь, сначала артиллерийский с передовых укреплений, а потом ружейный.
Наши батареи и цепь отвечали на этот огонь частою стрельбой. — Самая сильная канонада продолжалась с 7-ми до 11-ти часов утра, и потом с 6-ти до 7-ми часов пополудни.
Выстрелы неприятельские не причинили батарее № 5-го никакого вреда; ядра попадали в бруствер; бомбы и гранаты, лопавшиеся сзади батарей в близком расстоянии, нисколько не делали вреда ни орудиям, ни прислуге.
Потеря наша, в продолжении суток, состояла: в 6-ти убитых нижних чинах из пехоты, и раненых-1-го обер-офицера, 30-ти нижних чинов из пехоты, и 2-х нижних чинов от сапер.

Ночь с 10-го на 11-е мая.

На правом фланге: для демонтирования орудий Песчаного люнета, заложена на самом берегу Дуная батарея № 10-го и бруствер её возведен на 6 фут высоты.
В батарее № 5-го вырезаны и обделаны амбразуры еще на 2 орудия, которые к рассвету поставлены на место; а сзади батареи Ж 5-го обделана траншея, для помещения зарядных ящиков.
Для сообщения с батареей № 10-го, вдоль берега р. Дуная, загородь вдоль дороги превращена в траншею, на 150 сажен.
На левом фланге, с целию действовать против Арабского форта, на горе заложена углубленная батарея № 8-го, на 7 орудий; и к рассвету вооружена 5-ю батарейными полевыми орудиями.
В обе стороны от батареи вырыта траншея h, h, по направлению второй линии наших окопов — влево от батареи на протяжении 100 саж., а вправо на 20.
Работы эти производились 1500 рабочих от пехоты и 105 сапер, под прикрытием 6-ти батальонов.
Работами заведывали, на левом фланге: подполковник Тотлебен, л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме и инженер штабс-капитан Тидебель; на правом фланге: инженер-капитан Хлебников, инженер-штабс-капитан Небольсин, и 5-го саперного баталиона прапорщик Стефани.

День 11-го мая.

Г. генерал-фельдмаршал лично избрал места для построения редутов, лит. B, которые должны были служить опорными пунктами расположения нашего осадного корпуса, и прикрывать, вместе с тем, дороги к мосту № 5-го, устроенному чрез Дунай.
В продолжение дня, траншеи уширялись и углублялись, и, для приспособления их к действию наших штуцерных, устроены в разных местах бойницы, из земляных мешков.
Потеря наша в течение суток заключалась: в 5-ти убитых нижних чинах, и раненых-3-х обер-офицерах и 35-ти нижних чинах от пехоты.

Ночь с 11-го на 12-е мая.

На правом фланге: предположено было окончить батарею № 10-го и ход сообщения к ней; а в тылу Песчаного люнета заложить на берегу Дуная, впереди нашего расположения, новую батарею.
Для выполнения сего назначено было 1500 человек рабочих от пехоты и 85 сапер, под прикрытием 3-х батальонов.
По размещении рабочих для окончания батареи № 10-го и для устроения траверсов в траншее, соединяющей батареи № 5-го и 10-го, — генерал-адъютант Шильдер, сопровождаемый инженер-штабс-капитаном Домашевичем и штуцерными стрелками, сделал рекогносцировку по правому берегу Дуная в направлении к Силистрии, для избрания места расположения новой батареи; но встреченный сильным огнем неприятельской цепи, возвратился к батарее № 10-го.
Неприятельская цепь открыла перестрелку с нашею цепью, но после небольшой стычки принуждена была отступить. Тогда, осветив позицию нашу несколькими светящими ядрами и ракетами, неприятель открыл из своих укреплений сильный артиллерийский огонь по рабочим и прикрытию. Канонада продолжалась около 1 1/2 часа. Несмотря на это, батарея № 10-го и траверсы были окончены.
На левом фланге: заложена батарея № 7-го, на шесть орудий. К рассвету она была окончена, получив профиль в 8 фут высоты и 14 толстоты, и вооружена 5-ю батарейными орудиями.
Вправо от этой батареи, но скату горы, проведена траншея на протяжении 100 сажен и приспособлена к ружейной обороне, устройством бойниц из земляных мешков.
Работами заведывали на левом фланге: подполковник Тотлебен, инженер-штабс-капитан Тидебель, и 5-го саперного баталиона подпоручик Нейман; на правом: инженер штабс-капитаны:
Небольсин и Домашевич и 5-го саперного батальона подпоручик Мясковский.

День 12-го мая.

Начата постройка редутов для укрепления позиции нашего осадного корпуса.
Г. генерал-фельдмаршал, находя нужным, для удобного сообщения чрез Дунай, иметь две переправы, приказал перевести Гирсовский мост вверх по Дунаю к Силистрии, и для постановки его лично избрал, в 7-ми верстах ниже селения (Адакиой), место, представляющее твердую оборонительную позицию; для усиления оной Его Светлость приказал устроить на высотах укрепления.
Работы но укреплению лагеря осадного корпуса и позиции, перед местом, избранным для моста ниже деревни Адакиой, были поручены непосредственному ведению генерал-лейтенанта Бухмейера, и производились рабочими от пехоты и тремя ротами 5-го саперного батальона.
Устройство дорог, для сообщения лагеря с мостами и траншеями, возложено на командира 5-го саперного батальона полковника Ирмана.
Генерал-майору Клеменсу поручена наводка мостов ниже деревни Адакиой, устройство плотин на острове Тильхия, и, кроме того, наблюдение за всеми переправами.
В продолжении суток у нас убито: нижних чинов артиллерист 1, из пехоты 1; ранено: рядовой артиллерист 1, из пехотных полков обер-офицеров 2 и нижних чинов 15.

Ночь с 12-го на 13-е мая.

На правом фланге: отряд рабочих из 900 человек, с прикрытием из 3-х батальонов пехоты, разделен был на 3 колонны.
Правая колонна двинулась по берегу Дуная и на месте, избранном в предыдущую ночь генерал-адъютантом Шильдером, заложена батарея № 11-го, у самого берега реки, в 6 1/2 саженях впереди оставленной турецкой батареи, так что из них образовался род редута; для прикрытия же дороги от анфилирования, устроены траверсы.
Левая колонна была направлена по дороге, ведущей к Песчаному люнету, и образовала траншеи е, е, по направлению оврага; эту траншею предположено было продолжить влево и составить из нее таким образом третий ряд окопов.
Средняя колонна направлена была между двумя первыми, и в продолжение ночи рабочие оной вырыли окоп /, который служил эполементом, для помещения прикрытия к батарее № 11-го.
На левом фланге образована третья линия окопов и трассирована батарея № 13-го.
Влево от оной заложен ложемент g, g, в 40 сажен, для удаления неприятеля из впереди лежащего оврага, и устроен ход сообщения с заднею траншеей, на протяжении 200 сажен.
На рассвете неприятель открыл сильный артиллерийский огонь со всех своих передовых укреплений; канонада продолжалась с 4 1/2 до 8-ми часов утра.
Работу производили 1000 рабочих от пехоты и 155 сапер, под ведением, на левом фланге: подполковника Тотлебена, л.-гв. саперного батальона штабс-капитана Зейме и инженер-штабс-капитана Тидебеля; на правом — инженер-капитанов: Фолькмута и Хлебникова и инженер-штабс-капитана Небольсина.
Под личным надзором генерал-лейтенанта Бухмейера, в продолжение ночи, проведены бичевою, вдоль левого берега Дуная от острова Стримба, мимо крепости, 20 бревенчатых паромов, люнета строившегося на р. Арджисе при с. Будештах, откуда они сплавлены но Дунаю, под ведением ннженер-поручика Фащевского, до острова Стримба.

День 13-го мая.

Турки, в числе 300 человек, спустились в овраг, отделяющий наши окопы от Арабского форта, и начали взбираться на высоту, занимаемую нами. Войска наши, расположенные в траншеях, открыли по ним ружейный огонь, поддерживаемый картечными выстрелами наших батарей. Одна рота Алексопольского егерского полка вышла из траншеи для встречи неприятеля, который, заметив это движение, отступил.
На левом фланге, в продолжении дня, батареи №№ 7-го и 8-го приспособлены к действию осадных орудий; некоторым амбразурам дано новое направление.
Батарея № 8-го вооружена двумя полупудовыми единорогами, для действия против Песчаного люнета, а батарейные орудия этой батареи направлены против Арабского форта. В батарее № 8-го устроен пороховой погреб.
Работами заведывал и.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг.
Для отвлечения части неприятельских войск от наших работ, произведена была рекогносцировка, под начальством генерал-майора Непокойчицкого.
Отряд из 4-х батальонов пехоты, 2-х эскадронов кавалерии, при 6-ти орудиях, двинулся по направлению к форту Абдул-Меджид, который встретил наш отряд артиллерийским огнем.
Остановив войска вне пушечного выстрела, генерал-майор Непокойчицкий выдвинул вперед орудия и сделал по форту несколько выстрелов. Но как турецкие войска не показывались из укреплений, то отряд наш возвратился в лагерь.
В этот же день, приступлено было к постройке укрепления у второго пункта переправ через Дунай близ с. Адакиой.
Действием вашей артиллерии взорван расходный пороховой погребок в Змеином люнете.
Б продолжение суток ранены: рядовой артиллерист 1, из пехоты рядовых 5.

Ночь с 13-го на 14-е мая.

Предположено было окончить на правом фланге батарею № 11-го и заложенные в предыдущую ночь траншеи. Для предохранения хода сообщения, между батареями «№\№ 10-го и 11-го, от анфилирования с Змеиного люнета, устроить траверсы, — в центре, заложить батарею № 13-го, для действия против Песчаного люнета, и распространив от нее траншеи вправо, соединиться с окопами правого фланга. На левом фланге продолжить траншею влево от батареи № 8-го.
Для выполнения этих работ назначено было 2,500 человек от пехоты и 105 сапер, под прикрытием 6-ти баталионов.
Едва только войска наши выступили для занятия назначенных им позиций, неприятель открыл по всей линии своих окопов, между Арабским фортом и Песчаным люнетом, беглый ружейный огонь, поддерживаемый действием артиллерии, с трех передовых укреплений.
Вместе с тем, Турки, не выходя из своих завалов, подняли сильный крик, употребляемый имя обыкновенно при атаках.
Все батареи наши, могущие действовать, не вредя выдвинутым вперед войскам, обратили свои огонь против неприятельских укреплений. Канонада продолжалась около 1 1/2 часа.
Несмотря на неприятельский огонь, работы шли успешно и к утру были окончены по предположению.
Батарея № 11-го вооружена двумя батарейными полевыми орудиями и двумя осадными 24-х-фуятовыми пушками, для постановки которых устроены были деревянные платформы.
На левом фланге, траншея h, h, влево от батареи № 8-го, продолжена на 130 сажен.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Хлебников, инженер-штабс-капитаны: Тидебель и Домашевич и 5-го саперного батальона подпоручик Нейман.

День 14-го мая.

На правом фланге: вооружение батареи № 11-го было усилено двумя полупудовыми мортирами и окончена насыпка траверсов, для предохранения хода сообщения между батареями №№ 10-го 11-го от анфилирования.
На левом фланге: окончена траншея h, h, влево от батареи № 8-го, и соединена с заднею линиею окопами d, d, d.
Для развлечения внимания неприятеля, в направлений к форту Абдул-Меджид, выдвинут был отряд из 4-х батальонов пехоты, 2-х эскадронов кавалерии и 6-ти орудий.
Отряд этот оставался на левом фланге нашей позиции в продолжении всей ночи. Разъезд, посланный по дороге на Шумлу, доезжал до селения Афлотарь, не встретив нигде неприятеля. По рассказам жителей этой деревни, Турки не показывались из Шумлы.
Потеря наша в продолжение суток убитыми: рядовых из пехоты 3; ранеными: из артиллерии обер-офицеров 2, фейерверкер 1, сапер — рядовой 1; из пехоты обер-офицеров 3, унтер-офицеров 4, рядовых 34; из кавалерии обер-офицеров 1.

Ночь с 14-го на 15-е мая.

На нравом фланге: продолжена траншея k, k, от батареи № 11-го по направлению берега; от этой же батареи влево от Силистрийской дороги выведена траншея 1> И, по направлению к Песчаному люнету, на 50 сажен; а по самой дороге устроено 4 траверса.
На левом фланге: в траншее h, h устроены батареи №№ 9-го и 12-го, с целию обстреливать впередилежащий овраг.

Каждая из этих батарей вооружена двумя легкими полевыми орудиями и двумя полупудовыми мортирами; а в изгибе траншеи поставлены еще две полупудовые мортиры, назначенные действовать и о Арабскому форту.
Из ложемента h, h, между батареями №№ 9-го и 12-го, выведена новая траншея i, i и для спуска в овраг лит. D, отделяющий наши траншеи от Арабского форта; а на оконечности этой ветви заложена батарея № 14-го, с целию действовать как по Арабскому форту, так и по завалам, соединяющим Арабский форт с Песчаным люнетом.
Окончена углубленная батарея № 13-го на 4 орудия.
На работы выслано: от пехоты 1000, от сапер 105 человек.
Работами заведывали, на левом фланге: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут и л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме; в центре: инженер штабс-капитан Тидебель; на правом фланге: инженер — капитан Хлебников и 5-го саперного батальона поручик Астапов.

День 15-го мая.

Траншеи уширялись и местами исправлялись.
На батарее острова Маге падением неприятельской бомбы поврежден пудовой единорог.
Приказом по войскам, генерал-лейтенант Сельван назначен начальником войск, как наряжаемых на работы, так и в прикрытие. В помощники ему назначены: генерал-майор Веселитский, свиты Его Императорского Величества генерал-майор Урусов и состоящий при г. генерал-фельдмаршале гвардии полковник граф Опперман.
Потеря наша в течении суток заключалась убитыми: из пехоты унтер-офицер 1, рядовой 1; ранеными: из пехоты рядовых 11.

Ночь с 15-го на 16-е мая.

На левом фланге: углубленная батарея № 14-го окончена и вооружена 2-мя легкими полевыми орудиями, перевезенными с батареи № 12-го, которая обращена в траншею и приспособлена к ружейной обороне.
От батареи № 14-го, траншея i, i продолжена на 30 сажен, и там заложена батарея № 15-го, назначенная для действия по Арабскому форту, а также и для продольного обстреливания впередилежащего оврага. К утру, эта батарея окончена и вооружена 4-мя легкими полевыми орудиями и 2-мя полупудовыми мортирами.
Далее, от батареи № 15-го, траншея i, i продолжена была по спуску в овраг; а так как неприятельские стрелки сильно вредили нашим рабочим, то для образования этой траншеи ставили сначала ряд туров, набитых фашинами, а потом уже приступали к рытию рва. Траншея i, i, служила ходом сообщения по лощине и доставляла, вместе с тем, возможность обстреливать овраг продольно ружейным огнем.
На противоположном краю лощины, на вершине горы, в расстоянии до 200 саж. от Арабского форта, заложены траншеи т, т, каждая длиною до 50 сажен; траншеи эти на левом фланге соединялись и примыкали к рытвине, а правый их фланг начинался от верхнего края покатости, в которой был вырезан ход сообщения n, n и продолжен по длине, всего до 100 сажен.
Несмотря на сильный огонь, направленный против центра наших работ, батарея № 13-го окончена и к рассвету вооружена 4-я батарейными орудиями, действие которых обращено против Песчаного люнета.
Так как траншейные работы правого фланга были выдвинуты слишком вперед относительно общей линии, то и были приостановлены.
Работы произведены в эту ночь 1000 рабочими от пехоты и 105<> саперами, под наблюдением инженер-капитана Фолькмута, инженер-штабс-капитана Тидебеля и л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручика барона Будберга.

День 16-го мая.

По случаю продолжавшейся во весь день усиленной канонады работы производимы не были. Потеря наша в продолжение суток: из пехоты рядовых убитых 2, раненых 16.

Ночь с 16-го на 17-е мая.

Предположено заложить траншею параллельно фронту Арабского форта, в расстоянии от него на 80 сажен.
Цепь, назначенная в прикрытие, выдвинулась вперед и была расставлена по указанию заведывающего работами инженер-капитана Фолькмута; рабочие были разведены и успей уже углубить траншею р, р, на 2 фута.
В это время показались из рытвины Е, Е, на правом фланге Арабского форта, турецкие войска. Цепь и рабочие тотчас же построены были в ротные колонны; но неприятель, не делая наступления, открыл сильный артиллерийский, штуцерный и ружейный огонь с форта.
Так как войска наши находились очень близко к неприятельскому укреплению и не были еще хорошо прикрыты, то, чтобы не подвергать их напрасной потере, они были отведены к оврагу и в траншею m, т.
Турки, ободренные удалением наших войск, вышли из оврага и бросились на левый фланг траншеи m, m но были встречены сильным ружейным огнем и опрокинуты штыками нашего резерва, который преследовал бегущих до самого укрепления.
Генерал-лейтенант Сельван, полагая, вероятно, момент этот благоприятным для внезапного овладения фортом, повел в атаку один батальон Алексопольского егерского и один батальон Полтавского пехотных полков, оставив в резерве еще один баталион Алексопольского полка.
Атакующие войска спустились в ров форта и начали всходить на бруствер.
Насыпь форта была составлена из глинистой земли, и по наружной отлогости, весьма крутой, образовалась после дождей твердая кора глины, так что солдаты с трудом выбивали для ступеней куски земли штыками.
При всех усилиях только небольшое число храбрых Алексопольцев успело взобраться на вал. Они бросились во внутренность укрепления и были встречены убийственным огнем из внутренних ретраншаментов форта.
В это время с нашей стороны подан был сигнал к отступлению и войска наши отступили, потеряв до 200 человек убитыми и до 600 ранеными.
Храбрый генерал-лейтенант Сельван, к общему сожалению, был убит во время этого дела, на контр-эскарпе неприятельского форта.

День 17-го мая.

Утром от 9-ти до 12-ти часов, Его Светлость генерал-фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич Эриванский изводил осматривать все траншейные работы, под сильным неприятельским артиллерийским и штуцерным огнем, и указал некоторые изменения в ведении подступов.
В течение дня, траншея т, т была продолжена тихою двойною сапою на 20 саж., и на скате оврага обделаны две дороги о, о.
Работами заведывал, л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг.
При штурме и в продолжении суток, мы потеряли убитыми генерала 1; из пехоты обер-офицера 1, рядовых 172; из артиллерии рядового 1; из кавалерии унтер-офицеров 2; раненых: из артиллерии обер-офицер 1, фейерверкер 1, рядовых 9; из пехоты: генерал-майора Попова, штаб-офицеров 5, обер-офицеров 25, рядовых 652; из кавалерии обер-офицеров 2, унтер-офицера 1, рядовых 3.

Ночь с 17-го на 18-е мая.

На левом фланге: частию тихою двойною сапою, а частию летучею, удлинена траншея п, п, по краю оврага на 30 сажен, и доведена таким образом до траншеи р, р, заложенной в предыдущую ночь.
Для фланкирования траншеи п, п, тихою одинакою сапою, выведена траншея п’, п’ на 20 сажен.
Работы произведены 30-ю саперами и 160-ю армейскими солдатами.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, 4-го саперного батальона поручики Мельников и Сахаров и 3-го саперного баталиона подпоручик Грушецкий.

День 18-го мая.

В 9 часов утра, на Арабском форте был выставлен белый переговорный флаг, и по обоюдному условию генерал-майора Веселитского и Бим-паши, тела наших солдат, убитых в ночь с 16-го на 17-е мая, при штурме Арабского форта, на гласисе и во рву, перенесены оттуда жителями из Болгар в занимаемый нами овраг D, D, где и были погребены.
Во все время выноса тел, неприязненные действия с обеих сторон были прекращены, так что работы начались только пополудни. Но как траншея р, р, была уже углублена на 2 фута, то полутихою сапой успели пройти 30 сажен.
В это же время, пользуясь закрытою местностью на краю оврага, по направлению к Арабскому форту, продолжена была углубленная дорога п, п, на 40 саж.; а в задней траншее от мортирной батареи № 16-го, пройдено тихою сапою g, g на 15 сажен.
Работами заведывали: адъютант генерал-адъютанта Шильдера, штабс-капитан Ахбауер и л.-гв. конно-пионерного дивизиона пору чик барон Будберг.
В продолжение суток с нашей стороны из пехоты убито рядовой 1; ранено 2.

Ночь с 18-го на 19-е мая.

Траншея р, р, продолжена тихою сапою, с помощью железных и деревянных щитов, на 30 сажен, с заворотом в 6 сажен, и заложена батарея № 19-го на 4 орудия.
В 11 часов вечера, Турки с криком "Алла"! открыли сильный ружейный огонь по всей линии наших траншей.
Ожидая вылазки, резервы наши приготовились встретить неприятеля в штыки; но ружейной пальбы с нашей стороны не открывали, и работы не были приостановлены.
Только батареи наши отвечали на неприятельский огонь; артиллерийская перестрелка продолжалась до 3-х часов утра.
Работы произведены были 600-ми рабочими от пехоты и 105-ю саперами, под прикрытием 5-ти батальонов.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут и 4-го саперного батальона поручик Сахаров.

День 19-го мая.

Производилось уширение и исправление траншей; мортирная батарея № 16-го вооружена четырьмя полупудовыми мортирами.
Работами заведывали: штабс-капитан Ахбауер и л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг.
В продолжение суток потеря наша заключалась убитыми: рядовых из пехоты 3; ранеными: из пехоты штаб-офицер 1, обер-офицер 1, рядовых 25.

Ночь с 19-го на 20-е мая..

Окончено построение углубленной демонтирной батареи № 19-го, которая к утру вооружена 4-мя батарейными полевыми орудиями.
Из траншеи п, п, выведена полутихою одинакою сапою ветвь траншеи v, v, на 20 сажен.
Влево от батареи № 13-го, для соединения её с работами нашими на левом фланге, проведена траншея §, я, на 120 сажен.
Работы производили 600 рабочих от пехоты и 105 сапер, под прикрытием 5-ти батальонов.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут и инженер-штабс-капитан Тидебель.

День 20-го мая.

Его Светлость генерал-фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич Эриванский изволил осматривать вновь траншейные работы.
Турки, заметив приближение конных к нашим траншеям, открыли сильный огонь из своих батарей.
Так как перед левым фасом Арабского форта находилась естественная рытвина, пересеченная турецкими завалами, то, чтобы принудить Турок оставить ее, траншея v, v, продолжена полутихою сапою на 15 сажен, и из неt, по обе стороны рытвины, тихою сапою, начато ведение двух ветвей траншей t, t и u, u.
Работами заведывали: л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг и 4-го саперного батальона поручик Сахаров.
Для разведывания о неприятеле, посланы были две сотни донского казачьего № 22-го полка и два эскадрона улан в с. Афлотарь, но неприятеля нигде не открыли.
В течение суток мы потеряли: убитыми из пехоты обер-офицера 1, рядового 1; ранеными: из артиллерии рядового 1; из пехоты обер-офицера 1, унтер-офицеров 2 и рядовых 15.

Ночь с 20-го на 21-е мая.

Впереди траншеи g, g, заложена горизонтная батарея № 17-го; передний её фас, обращенный против форта, рассчитав на 5 орудий, а левый на 3 орудия, назначенные для отражения вылазок. Батарея эта с устроенным затыльным бруствером получила вид редута.
Продолжено ведение траншеи *, % по левую сторону рытвины, тихою двойною сапою на 10 сажен. Для ведения же траншеи u, u на правую сторону рытвины, генерал-адъютант Шильдер приказал в голове сапы u, u заложить Булевы колодцы, или высверлить и зарядить трубы, для того, чтобы взрывом этих зарядов образовать воронки, которые могли бы служить плацдармами для помещения траншейных караулов.
Вследствие этого, в голове сапы и, и, вырыт Булев колодец № 1-и, глубиною 10 фут от горизонта земли.
Траншея s, s идущая от батареи № 13-го для соединения с левым флангом наших работ, продолжена летучею сапою на 10
сажен.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут, 4-го саперного баталиона поручик Мельников и прапорщик Потопчин и 3-го саперн. бат. подпоручик Грушецкий.

День 21-го мая.

Продолжена траншея t, t, тихою двойною сапою на 6 саж. и отделывалась внутри батарея № 17-го.
Заряжен Булев колодец № 1-го в траншее u, u шестью бочонками пороха (18 пуд.), и вечером произведен взрыв, образовавший обширную воронку № 1-го.
Неприятель, в ожидании штурма после взрыва, открыл сильный ружейный огонь по воронке и по всем нашим траншеям. Вместе с тем, турецкие войска начали выстраиваться в рытвине пред правым фасом Арабского форта, вероятно с намерением ударить на наш левый фланг.
Ружейный огонь неприятеля был поддерживаем частым артиллерийским огнем с передовых укреплений и самой крепости; на него отвечали со всех наших батарей. Канонада продолжалась около 2-х часов.
Его Светлость генерал-фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич Эриванский лично избрал позицию впереди левого фланга нашего лагеря, на которой войска наши должны встретить неприятеля, в случае движения Турок из Шумлы.
Турки, в направлении рекогносцировки, производимой Его Светлостию, открыли сильный артиллерийский огонь из орудий Абдул-Меджида.
Получено известие, что в крепость вступило подкрепление до 4000 человек, что в с. Афлотарь прибыло 2000 иррегулярной кавалерии и что в с. Калопетри находится до 5000 пехоты и конницы.
Для удостоверения о силе и расположении неприятеля, послан, по повелению г. генерал-фельдмаршала, сильный отряд под начальством генерал-лейтенанта Хрулева.
В продолжение суток у нас убито: рядовых из пехоты 3; ранено: из артиллерии рядовой 1; из пехоты штаб-офицеров 2, обер-офицеров 2, унтер-офицеров 1, рядовых 22.

Ночь с 21-го на 22-е мая.

Окончена горизонтная батарея № 17-го, и в заднем фасе её прорезано 2 амбразуры, для обстреливания местности с тылу. К рассвету, она вооружена 4-мя батарейными орудиями.

Тихая двойная сапа и, и, по левую сторону рытвины, продолжена на 6 сажен. В траншее и, и, воронка № 1-й увенчана и приспособлена к ружейной обороне; внутренность её выровнена, для постановления мортирной батареи. Из края воронки, по продолжению венчания ее, исправлена тихая двойная сапа щ и, и продолжена по краю рытвины на 22 сажени.
Заложена батарея № 20-го летучею сапою, с помощью железных и деревянных щитов, которые со внутренней стороны были приставляемы к турам. К утру батарея эта была вооружена 4-мя батарейными орудиями и 4-мя полупудовыми мортирами.
Окончена траншея 5, 5, для сообщения батареи № 13-го с левым флангом наших работ.
Работы производили 600 человек армейских солдат и 106 сапер.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут, инженер-штабс-капитан Тидебель и 4-го саперного батальона поручик Мельников.
Получено известие, что комендант кр. Силистрии, Мусса-паша, убит.

День 22-го мая.

На рассвете, отряд, под начальством генерал-лейтенанта Хрулева, занял с. Борчма, и выслал по Шумлинской дороге сильные разъезды, но неприятеля не открыл.
По показанию жителей, в Силистрию прошел из Шумлы транспорт с запасами при небольшом прикрытии.
В 6 часов пополудни, 2 баталиона турецкой пехоты быстро вышли из оврага Е перед батареею № 17-го, и бросились на оную, не смотря на убийственный картечный огонь из 2-х орудий левого фланга.
Несколько Турок успели взобраться в амбразуры и пытались овладеть орудиями; но были отражены банниками артиллерийской прислуги и штыками прикрытия от Севского пехотного полка.
В то же время, батальон нашей пехоты, расположенный в овраге Ю, выступил вперед к траншеям, с намерением ударить в штыки во фланг неприятельских колонн.
Не ожидая сего удара, неприятель отступил в беспорядке, оставив на отлогости оврага с много трупов.
В конце сапы и, и вырыт Булев колодезь № 2-го, глубиною от горизонта 10 фут, и заряжен 18-ю пудами пороха в бочонках.
В 5 часов вечера, произведен взрыв горна № 2-го, после которого неприятель открыл, также как и накануне, сильную канонаду.
На работе находились 800 человек от пехоты и 50 сапер.
Работами заведывали: на левом фланге подполковник Тотлебен; на правом — инженер-капитан Хлебников.
В продолжение суток наша потеря заключалась: в убитых из пехоты унтер-офицере 1-м, и рядовых 18; раненых: из артиллерии обер-офицере 1-м, фейерверкере 1-м, рядовых 6; из пехоты обер-офицеров 3, унтер-офицеров 5, рядовых 77; из кавалерии рядовых 2.
Г. генерал-фельдмаршал нашел нужным ускорить ведение осадных работ.
На общем совещании по этому предмету, генерал-лейтенант Бухмейер представил проект атаки против самой крепости, в коем, между прочим, для большего успеха, вновь предложил взять Песчаный люнет и Арабский форт открытою силою. Г. генерал-фельдмаршал, не соглашаясь на штурмование этих фортов, одобрил, однако же, во всех прочих частях, представленный проект атаки.
Согласно с этим решением, левый фланг осадных работ остался в непосредственном ведении генерал-адъютанта Шильдера; а исполнение работ правого фланга поручено генерал-лейтенанту Бухмейеру.
План атаки на правом фланге, предложенный генерал-лейтенантом Бухмейером, состоял в следующем:
1) Неоконченные и неприкрытые головы траншей правого фланга соединить, на расстоянии 450-ти сажен от крепости, фронтально сапою, в которой устроить сильную батарею № 18-го, из 6-ти осадных и 6-ти батарейных орудий, для прямого действия против Змеиного люнета и по веркам крепости.
2) Такую же батарею, для той же цели, под № 27-м, устроить на верхней оконечности острова Маге.
Двумя траншеями сделать выход к стороне Песчаного люнета, соединив их на силистрийской дороге, идущей по лощине; от этой дороги выйти несколькими подступами на высоту в тыл укрепления, и, окружив его с горжи и флангов, отрезать сообщение люнета с крепостью.
4) По занятии высоты в тылу укрепления, действие его против работ правого фланга должно было прекратиться, почему после сего предполагалось, под прикрытием батарей № 18-го и № 27-го, провести ход сообщения до места заложения второй параллели, на расстоянии не далее 200 сажен от крепости; параллель эту продолжить до берега Дуная, соединив оконечность её у берега с батареею № 18-го, другим ходом сообщения.
По исполнении всего вышеписанного, вести атаку на первый полигон крепости, по проекту, показанному на плане.
Примечание. Батареи №№ 18-го и 27-го предполагалось вооружить каждую 6-ю осадными и 6-ю батарейными орудиями, с тою целию, чтобы первыми производить более разрушительное действие, а вторыми — удобнее учащать стрельбу, в случае надобности.

Ночь с 22-го на 23-е мая.

На правом фланге заложены траншеи в трех местах: одна a’, a’, для соединения трех траншей, выведенных из батареи № 11-го; другая b’, b’, перпендикулярная к третьей линии наших окопов, в направлении к углубленной дороге, ведущей вдоль оврага впереди Песчаного люнета; а третья с, с, от батареи № 11-го поведена к той же дороге.
В продолжение ночи проведена траншея a’, a’ и канавкой обозначен контр-эскарп для предназначаемой в сей траншеи батареи № 18-го, всего на 140 сажен.
Траншеи b’, b’ и c’, c’, начаты двойными сапами, потому что могли быть подвержены выстрелам из крепости и из Песчаного люнета; хотя общее направление сих двух траншей падало к подошве горы и миновало все ближайшие передовые укрепления, однако же, чтобы предохранить их от всякой анфилады, им было дано кремальерное расположение.
К рассвету сапа b’, b’ была выведена на 34 сажени. Двойная сапа c’, c’, проведена только на 10 погонных сажен, потому что густо насажанные виноградники мешали здесь успеху работы. Для усиления голов сап, устроены были эполементы, в перпендикулярном к ним направлении, длиною каждый до 15-ти сажен.
На работы было выслано 500 рабочих от пехоты и 80 сапер.
Работами заведывали: в сапе a’, a’, 5-го саперного батальона капитан Сомов и инженер-капитан Хлебников; в сапе b’, b’ инженер-штабс-капитан Небольсин и 5-го саперного батальона подпоручик Василевский; а в сапе c’, c’, л.-гв. саперного баталиона штабс-капитан Зейме и 5-го саперного батальона подпоручик Нейман.
На левом фланге, так как батареи №№ 14-го и 15-го были маскированы траншеями под левым фасом Арабского форта, то, для замены их, на высоте между батареями №№ 8-го и 9-го устроена горизонтная батарея Л«21-го, на четыре орудия, которые назначены для усиления действия нашей артиллерии по внутренности Арабского форта. Эта батарея, будучи построена на самой возвышенной точке, имела такое превышение над фортом, что совершенно открывала внутренность его и могла продольно обстреливать тыл куртины. Для сообщения базарен с задней траншеи устроены два хода сообщения.
В продолжение суток, батарея совершенно окончена и вооружена 4-мя батарейными орудиями.
Из конца воронки № 1-го, перпендикулярно к направлению рытвины, устроен тихою одинакою сапою ход сообщения x, x, из которого впоследствии с большим успехом действовали вдоль рытвины ракетами. Тихая двойная сана и, и, продолжена только на 2 сажени, потому что близкий и меткий ружейный огонь и большое число ручных гранат, постоянно бросаемых неприятелем, чрезвычайно затрудняли работы. Из этой сапы выведен вправо ложемент t, t на длину 10 сажен.
Воронка № 2-го увенчана и из нее пройдено полутихою двойною сапою, на 21 сажень.
Пользуясь глубокою рытвиною, проходящею по дну оврага D, D, проведена траншея w, w, на 200 сажен, частию летучей сапой, а частию только приспособлением края рытвины к ружейной обороне и вырезкою в ней банкета. Рытвина эта служила кратчайшим сообщением траншей левого и правого флангов.
На работы было выслано от пехоты 400 человек и сапер 90.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, 4-го саперного батальона поручики: Ходоровский и Рихтер, и 3-го саперного баталиона прапорщик Зеланд.

День 23-го мая.

По приказанию Его Светлости г. генерал-фельдмаршала, был выставлен на Шумлинскую дорогу, впереди форта Абдул-Меджид, постоянный авангард, под начальством генерал-лейтенанта Хрулева, с целию оберегать расположение осадного корпуса и подавать помощь прикрытию левого фланга наших работ при отражении вылазок.
На правом фланге, траншея c, c, проведена тихою двойной сапою, по направлению к тылу Песчаного люнета, на 4 сажени. Сапе этой назначено было впоследствии соединиться с сапой b’, b’, на углубленной дороге, идущей от оврага пред Песчаным люнетом к Силистрии. Траншея b’, b’ продолжена двойною тихой сапою на 11 сажен. Неприятель бросал беспрерывно на головы сап гранаты из Песчаного люнета, но работы не останавливались. Сделанные в прошлую ночь траншеи уширялись и углублялись.
На работы было выслано: от пехоты 500 человек, от сапер 80.
Работами заведывали: инженер-штабс-капитан Небольсин и 5-го саперного батальона подпоручики: Нейман и Василевский.
На левом фланге, тихая двойная сана t, t, продолжена на 3 сажени и доведена до контр-эскарпа.
В голове сапы u, u, заложен Булев колодезь, на 11 фут глубины от горизонта, и заряжен 6-ю бочонками пороха. К вечеру взрывом этого заряда образована воронка № III.
Неприятель, после взрыва, по прежнему, открыл сильную ружейную и артиллерийскую пальбу. В продолжение дня устроен второй ход сообщения у, у, между закрытой дорогой n, n, и траншеей u, u.
Работой заведывал л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг.
Приказом по войскам, начальником войск в траншеях назначен генерал-лейтенант Бельгард; помощниками ему, на левом фланге: генерал-майоры Веселитский и Юферов; на правом: генерал-майор Заливкин и генерального штаба полковник Герсеванов.
В продолжение суток, у нас было убито: из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 12; ранено: из артиллерии обер-офицер 1, рядовых 2; из сапер рядовой 1; из пехоты обер-офицер 1, унтер-офицеров 9, рядовых 48; из кавалерии рядовой 1.

Ночь с 23-го на 24-е мая.

На правом фланге, приступлено к постройке батареи № 18-го, на 12 орудий. Батарею эту положено было сделать горизонтною, для того, чтобы лучше открывать неприятельское укрепление (Змеиный люнет), расположенный перед 2-м полигоном, и верки самой крепости, которые были закрыты с этой точки виноградными садами и густым мелким кустарником.
Так как батарее невозможно было дать направление совершенно защищенное от анфилирования с Песчаного люнета, то положено было устроить для каждого орудия траверсы, длиною 21 фут, толщиною 14 фут. Для самой батареи, назначены были следующие размеры: длина 54 сажени, толстота верхней части 18 фут, высота насыпи 9 фут над горизонтом.
Траншея c’, c' проведена двойною летучей сапою на 26 1/2 сажен. Траншея b’, b’, продолжена, также двойною летучей сапою, на 26 сажен и окончена эполементом, длиною 4 сажени, в перпендикулярном к ней направлении.
Рабочих было: от пехоты 500 человек, сапер 80.
Разбивку батареи и работы в продолжение ночи производили, под личным наблюдением генерал-лейтенанта Бухмейера: инженер-капитан Хлебников, инженер-штабс-капитан Небольсин, л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме, 5-го саперного батальона капитан Сомов и подпоручики Нейман и Березовский.
На левом фланге: вооружение батареи № 17-го усилено 4-мя легкими орудиями и 6-ю полупудовыми мортирами; сзади батареи, присыпан тыльный бруствер и в нем прорезаны еще две амбразуры, для обстреливания сзади лежащей местности. Такой же тыльный бруствер с двумя амбразурами устроен и в батарее № 20-го.
В воронке № 11-го поставлены две мортиры, для действия по внутренности Арабского форта.
Траншея n, n, по краю вершины горы, продолжена параллельно левому фасу форта, тихою одинакою сапою на 10 сажен, и, для прикрытия её от анфилирования с неприятельских завалов, устроен на конце траверс из 2-х рядов туров. Воронка № III-го увенчана и приспособлена к ружейной обороне. Траншея w, w, на дне оврага, продолжена на 250 сажен вправо; при устройстве ее, как и прежде, пользовались глубокой рытвиной, в отлогости которой вырезали банкет.
На работы выслано было 460 рабочих от пехоты и 180 сапер.
Работами заведывали: 1-го саперного батальона поручик Рубанов; 3-го саперного батальона прапорщики: Зеланд и Пукшта, 4-го саперного баталиона поручики: Мельников и Сахаров, подпоручики Ходоровский и Рихтер, под общим наблюдением подполковника Тотлебена.

День 24-го мая.

На правом фланге: двойная тихая сапа с’, с’, продолжена на 8 сажен.
В 6-м часу утра, генерал-лейтенант Бухмейер заметил, что в Песчаном люнете и в соседних к нему окопах не видно было никакого движения, почему приказал продолжить траншею b’, b’, летучею сапой. Действие это увенчалось полным успехом; прежде чем неприятель открыл огонь, сапа была проведена на 19 сажен; туры на всем протяжении были уже наполнены землей и люди успели углубиться до того, что могли продолжать безопасно работу. К концу дня, сана эта была совершенно окончена и прикрыта с обеих сторон. Выведенные ночью траншеи углублены до настоящей профили. Постройка батареи № 18-го продолжалась.
Работами заведывали: инженер-капитан Хлебников, инженер-штабс-капитан Небольсин и 5-го саперного батальона подпоручики: Василевский и Нейман.
На левом фланге из двойной сапы вышли в обе стороны, для венчания контр-эскарпа, тихою сапой, на 5 сажен. Воронка № III-го углублена и уширена внутри, для постановления станка сверлильной машины и установлено сверло.
Траншея w, w, уширялась и приспособлялась к ружейной обороне,
Устроен тихою одинакою сапой третий ход сообщения z, z, между траншеями, u, u, и n, n.
Работами заведывали: 4-го саперного батальона штабс-капитан Кривонос и поручик Сахаров, и 1-го саперного батальона поручик Рубанов.
По полученным сведениям, неприятельский отряд занял селение Бабук; генерал-лейтенант Хрулев двинулся с авангардом на это селение и узнав на пути, что Турки в незначительных силах находятся за селением, оставил на половине дороги пехоту, а с кавалерией и казаками атаковал неприятеля. После двукратной атаки, Турки оставили на месте 5 тел, в плен взято 3 человека. С нашей стороны ранено 3 казака.
Пленные показали, что они принадлежали в отряду Садык-паши, состоявшему из 1,000 человек пехоты и 1,500 кавалерии, при 6-ти орудиях, посланному для наблюдения за шумлинскою дорогою, и что главный отряд остался назади, а выслал только незначительную часть кавалерии до с. Бабук, для рекогносцировки расположения русского лагеря.
В течение суток потеря наша заключалась убитыми: из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 8; раненых: из сапер рядовой 1; из пехоты обер-офицер 1, унтер-офицер 1, рядовых 21.

Ночь с 24-го на 25-е мая.

На правом фланге: продолжалась постройка горизонтной № 18-го батареи на 12 орудий; траншея с’, с’, продолжена двойною летучею сапой на 32 сажени, а траншея b’, b’, на 40 сажен.
При самом начале работ, неприятель сделал по всему протяжению наших передовых траншей залп из ружей, и потом открыл батальный огонь, который поддерживали частою канонадой все ближайшие передовые укрепления и крепостные верки. Наши войска на правом фланге, по приказанию генерал-лейтенанта Бухмейера, не отвечали на этот огонь, и работа производилась всю ночь безостановочно. Канонада длилась более часу.
Рабочих было выслано от пехоты 1,000 человек, сапер 60.
Работой заведывали: 5-го саперного батальона капитан Сомов, инженер-штабс-капитан Небольсин и поручик Фащевский, л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме и 5-го саперного баталиона подпоручик Березовский.
На левом фланге: устроено венчание контр-эскарпа, в левую сторону от траншеи t, t, тихою одинакою сапою на 5, а в правую сторону на 4 сажени; из воронки№ III-го, в сапе и’, и’, пройдено сверлом 4 сажени, труба заряжена 6-ю пудами пороха, и в 10 часов вечера произведен взрыв, образовавший воронку длиною в 5 1/2 сажен, а глубиною в 7; по увенчании ее, траншея и, и, продолжена тихою двойною сапою на 20 сажен до соединения с углубленною дорогой п, п. Траншея n, n, продолжена тихою одинакою сапою на 10 сажен, так что часть неприятельских завалов, расположенных на дне рытвины, взята в тыл, что принудило неприятеля их оставить.
В воронке № 1-го, установлены две полупудовые мортиры, предназначенные действовать по внутренности Арабского форта.
Ход сообщения w, w, продолжен прежним способом на 100 сажен.
Работы производили 500 человек от пехоты и 200 сапер.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут и штабс-капитан Домашевич; 4-го саперного баталиона поручики: Сахаров и Мельников, подпоручики: Ходоровский и Рихтер, и 3-го саперного батальона: подпоручик Грушецкий и прапорщик Пукшта.

День 25-го мая.

На правом фланге: траншея b’, b’ продолжена тихою сапой на 15 сажен; к концу дня, сапа дошла до углубленной дороги, идущей у подошвы высоты по направлению к Силистрии. Дорогой этою воспользовались для ложемента по краю ее, но как она анфилировалась с Змеиного люнета, то ложемент был прикрыт, с правой, стороны, двумя траверсами, высотою в 2 ряда туров.
Траншеи, выведенные в предыдущую ночь, надлежащим образом устроены.
Постройка батареи № 18-го продолжалась.
Рабочих было от пехоты 400 человек, сапер 40.
Работами заведывали: инженер-капитан Хлебников и 5-го саперного батальона подпоручики: Нейман и Василевский.
На левом фланге: траншея п, п, продолжена на 12 сажен, полу-двойною тихою сапою. Венчание контр-эскарпа уширено до надлежащей профили.
Получено известие, что в с. Бабук приезжало для сбора хлеба 200 человек конных Турок, а в с. Калопетри находится 4000 пехоты при 2-х орудиях.
По слухам, вместо Мусса-паши, комендантом Силистрии сделан Гуссейн-наша.
С нашей стороны в продолжение суток убито: из сапер рядовых 4; из пехоты: унтер-офицер 1, рядовой 1; ранено: из артиллерии рядовых 3; сапер рядовых 7; из пехоты: штаб-офицер 1, обер-офицеров 2, унтер-офицеров 2, рядовых 8.

Ночь с 25-го на 26-е мая.

На правом фланге работ, предположено было соединить траншеи b’, b’и с’, с’, чтобы нашей позиции правого фланга, выдвинутой слишком вперед, дать более прочное положение с левой стороны. С этою целью, траншея с’, с’, продолжена двойною летучею сапою на 87 сажен до дороги, идущей к Змеиному люнету, к которой доведена была днем траншея b’, b’. Потом, вдоль дороги, прорыто было простою траншеею f’, f’, соединение двух сап на протяжении 76 сажен, а как дорога анфилировалась с Змеиного люнета, то траншея f’, f’ была ведена зигзагами.
Пред рассветом пошел сильный дождь, но работа, как в продолжение всей ночи, так и до утра, шла чрезвычайно деятельно.
Соединение сап b’, b’, и с’, с’, было для нас чрезвычайно важно, потому что, в случае вылазки, неприятель мог прорваться между этими сапами и зайти им в тыл. Кроме того, мы к стороне Песчаного люнета не имели фронта, который бы мог встретить вылазку ружейным огнем, а потому генерал-лейтенант Бухмейер лично наблюдал за этой работой в продолжение всей ночи.
На работу было назначено 300 человек рабочих от пехоты, каждый рабочий выделал траншею на протяжении до 6-ти фут.
На работе находились: инженер-штабс-капитан Небольсин и поручик Фащевский.
На левом фланге: для устройства спуска в ров из венчания контр-эскарпа, вышли тихою двойною сапою на 2 1/2 сажени. При конце, сапа углублена на 7 ф. от горизонта. Траншея п, п, продолжена двойною тихою сапою в тыл неприятельских завалов. Для прикрытия её от анфилирования, устроены траверсы.
Траншея w, w, по углубленной дороге, удлинена вправо на 100 сажен и соединена таким образом с траншеями правого фланга.
Работы произведены 460 рабочими от пехоты и 190 саперами.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитан Фолькмут, инженер-штабс-капитаны Домашевич и Тидебель; 4-го саперного батальона поручик Сахаров и подпоручики: барон Ходоровский, Рихтер и 3-го саперного батальона подпоручик Грушецкий.

День 26-го мая.

На правом фланге построены две кессель-батареи P, Q, каждая на две полупудовые мортиры. Осушались траншеи проведением канавок и устройством колодезей.
Работою заведывали: состоящий по саперным батальонам полковник Шарыгин и л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме.
На левом фланге: осушались траншеи устройством водоотводных канавок и колодезей. Тихая сапа, служащая началом спуска в ров, уширена.
Траншея n, n, продолжена тихою двойною сапою на 12 сажен.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, л.-гв. конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг и 4-го саперного баталиона поручик Сахаров.
В продолжение суток мы потеряли: убитых, из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 3; раненых: из артиллерии фейерверкеров 2; из сапер рядовых 2; из пехоты унтер-офицеров 2, рядовых 26.

Ночь с 26-го на 27-е мая.

Находя, что работы правого фланга выдвигаются слишком быстро вперед, г. генерал-фельдмаршал приказал их приостановить.

Высланными на работу 800 человеками от пехоты и 80 саперами, продолжалась постройка батареи № 18-го и уширена траншея f’, f’, идущая сзади силистринской дороги; в различных местах траншей, сделаны 7 выходов, для отражения вылазок.
Работами заведывали: инженер-штабс-капитан Небольсин, инженер-поручик Фащевский и 5-го саперного батальона: капитан Сомов, подпоручики Нейман и Березовский.
На левом фланге: из углубленной двойной сапы начата выделка подземного спуска в ров, высотою 4 1/2 фута, шириною 6 фут.
Так как грунт земли в этом месте оказался глинистый и твердый, то спуск не требовал ни досчатой обшивки, ни рам; даже потолок образовался из земли в виде свода.
На конце траншеи n, n, устроен траншейный кавальер R, для обстреливания внутренности неприятельских завалов.
Ружейный огонь с этого кавальера принудил, впоследствии, неприятеля увеличить число траверсов в своих завалах.

День 27-го мая.

Бывший в продолжение ночи сильный дождь испортил на левом фланге работы спуска в ров Арабского форта и наводнил траншеи обоих флангов, так что в течение дня рабочие занимались преимущественно спуском воды и исправлением повреждений на левом фланге работ. От кавалера R, устроенного на оконечности траншеи n, n, начато ведение тихой двойной сапы, по направлению к левому фасу неприятельского укрепления.
С нашей стороны, в продолжение суток, убито: из артиллерии рядовой 1, из сапер рядовой 1, из пехоты рядовых 2; ранено: из сапер: унтер-офицер 1, рядовых 6; из пехоты: обер-офицер 1, рядовых 17.

Ночь с 27-го на 28-е мая.

На правом фланге: продолжалась работа батареи № 18-го, под ведением 5-то саперного батальона капитана Сомова и подпоручика Березовского.
На левом фланге окончено устройство подземного спуска в ров по длине 2 1/2 сажен.
Работы произведены были 50 саперами, под наблюдением подполковника Тотлебена и инженер-штабс-капитана Тидебеля.

День 28-го мая.

На правом фланге: продолжалась работа батареи № 18-го, под ведением 5-го саперного батальона капитана Сомова и подпоручика Ряднова.
На левом фланге: подполковник Тотлебен, будучи убежден, что успех перехода чрез ров главным образом зависит от быстроты работы, чего невозможно бы было достигнуть при обыкновенном устройстве перехода тихою сапою, решился произвести эту работу открыто и днем, для того, чтобы стрелки наши, в это время, метким огнем препятствовали бы неприятелю вредить рабочим во рву.
Предположение это выполнено с совершенным успехом. Разместив штуцерных стрелков за час до начала работы по венчанию контр-эскарпа, подполковник Тотлебен приказал им стрелять все время беглым огнем по гребню неприятельского укрепления, а сам, с инженер-штабс-капитаном Тидебелем и с отрядом рабочих, спустился в ров и поставил 4 батарейных тура, высотою 4’, но обеим сторонам предполагаемого перехода через ров. В каждом из этих туров поставлено было стоймя 4 доски и потом туры набиты земляными мешками. Поверх туров положены продольные лежни из брусков, концами своими врытые в эскарп и контр-эскарп. В то же время, по средине галереи, поставлены были две стойки из бревен, с верхнею продольною насадкою из брусьев, концы которых также были врыты в эскарп и контр-эскарп. На продольных насадке и лежнях сделана настилка из толстых дубовых досок, а сверх настилки положены были еще три ряда продольных и поперечных фашин; для предохранения же потолка от воспламенения неприятельскими зажигательными снарядами, фашины были покрыты земляными мешками. Потом, между четырьмя большими турами, поставлены были два ряда обыкновенных сапных туров, которые образовали, таким образом, стены перехода. Так как эти туры были ниже поставленных прежде 4-х туров на 1 фут, то между ними и потолком галереи образовалось продольное отверстие, высотою в 1 фут. Отверстие это было заложено земляными мешками с образованием бойниц, чрез которые стрелки наши могли продольно обстреливать ров. Вся эта работа была окончена в 40 минут. Ружейный огонь, открытый за час до начала работы, нанес значительные потери неприятелю, который пытался беспрерывно выглядывать из-за укрепления, для того, чтобы удостовериться, что де лается во рву.
Не замечая во рву, в первый час стрельбы, никакого предприятия с нашей стороны, и между тем убедившись, до какой степени опасно было высовываться из укреплений, Турки прекратили свои наблюдения и скрывались за бруствером от непрерывного огня наших стрелков. На действии нашей ружейной стрельбы и на быстроте работы основан был успех перехода чрез ров. Неприятель заметил нашу работу в то время, когда она почти уже была приведена к концу. Тогда Турки открыли сильный ружейный огонь с куртины и начали бросать с фаса бастиона к переходу через ров полупудовые и ручные гранаты, но не наносили никакого вреда, так что работа была окончена без всякой потери с нашей стороны.
Из устроенного таким образом крытого перехода чрез ров,
повели горизонтальную минную галерею, в одной плоскости со дном рва, под внутренний гребень бруствера, перпендикулярно фасу укрепления. По твердости грунта, галерея устроена была без рам и досчатой обшивки, имея земляной потолок в виде свода. Галерее была дана ширина в 2 1/2 фута, высота в 3 фута. Минеры, воодушевленные предыдущим успехом, работали с такою ревностью, что в продолжение 14 часов галерея но длине 4-х сажен была окончена. На концах этой галереи, в шахматном порядке, устроены были четыре каморы. В это же время, по приказанию генерал-адъютанта Шильдера, для опрокинутия контр-эскарпа, в 5-ти саженях позади его гребня, устроен был колодезь № IV-й, глубиною в 8 ф. Взрывом этого колодца предполагалось облегчить спуск в ров и, вместе с тем, завалив ров землею, пересечь таким образом неприятелю сообщение во рву.
На работы выслано было от пехоты 250, сапер 80.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-штабс-капитан Тидебель, 3-го саперного батальона подпоручик Грушецкий.
Под личным начальством г. генерал-фельдмаршала произведено было наступательное движение к кр. Силистрии, со стороны форта Абдул-Меджида, с целию определить расположение неприятельских отдельных укреплений и войск. При этом Его Светлость генерал-фельдмаршал был контужен ядром в правое бедро.
В авангарде рекогносцировавшего отряда происходила небольшая кавалерийская стычка у с. Калопетри.
Потеря наша в течение суток заключалась: убито: из пехоты рядовой 1; из кавалерии обер-офицер 1, унтер-офицеров 2, рядовых 7; ранено: из артиллерии обер-офицер 1; из сапер: обер-офицер 1, рядовых 2; из пехоты: унтер-офицер 1, рядовых 24; из кавалерии: обер-офицеров 3, унтер-офицеров 3, рядовых 13.

Ночь с 28-го на 29-е мая.

На правом фланге: продолжалась постройка батареи № 18-го и от левого её фланга сделано сообщение к траншее с’, с’.
Работами заведывали: инженер-поручик Фащевский, 5-го саперного батальона капитан Сомов и подпоручики: Нейман и Березовский.
На левом фланге: в четырех каморах и в самой галерее № 1-го, под толщею бруствера, по длине 21/3 сажен, заложено было 25 бочонков пороха, при линии наименьшего сопротивления перпендикулярной к скату бруствера в 22 фута. После сего, произведена забивка остальной части на 2 сажени, земляными мешками. Колодец № IV-й заряжен был 15-ю пудами пороха и забивка произведена также земляными мешками.
По приказанию г. генерал-фельдмаршала, сняты с батарей и перевезены на остров Маге осадные орудия, за исключением 16-ти полупудовых мортир, оставленных на своих местах. В следующую ночь орудия эти были заменены полевыми.

День 29-го мая.

На правом фланге работа не производилась.
На левом фланге: в 4 1/2 часа утра произведены были, последовательно один за другим, два взрыва, увенчанные полным успехом. Контр-эскарп был опрокинут в ров и сзади его образовалась глубокая воронка для прикрытия стрелков. Часть фаса и весь фланг бастиона были совершенно открыты взрывом, который произвел удобовосходимый обвал № V.
После взрыва, рота Прагского пехотного полка, находившаяся в траншеях, выдвинулась вперед к обвалу, для прикрытия рабочих во рву. Заметив малочисленность неприятеля, она бросилась во внутренность укрепления и оттеснила Турок от орудий, там находившихся. Встретив, однако же, новые толпы неприятеля, вышедшие из-за ретраншемента, рота принуждена была отступить и уже в наших траншеях соединилась с другою ротою того же полка, шедшею к ней на помощь ****).
В то же время, 3-го саперного баталиона прапорщик Мациевский, из воронки № IV, устроил туровой траверс вдоль рва. Спуск в ров, засыпанный взрывом, был очищен, и перед наружным отверстием спуска, на дне рва, заложена траншея для помещения стрелков, которые могли бы обстреливать внутренность воронки.
После взрыва, Турки, по обыкновению, открыли из верков сильный ружейный и артиллерийский огонь по всей линии наших траншей. Канонада с обеих сторон продолжалась около 3-х часов.
В 11 часов утра, Турки сделали вылазку, в числе 150-ти человек, на центр наших траншей, против батареи № 13-го, но отступили, встреченные батальным огнем траншейного караула от Алексопольского егерского полка.
Чтобы открыть внутренность Арабского форта, для действия батарей №№ 8-го, 9-го и 21-го, предположено было провести минную галерею под оврагом и взорвать часть левого фаса форта. Для этого из кавальера В устроен подземный спуск, служащий началом минной галереи № 2-го. Перед вечером Турки опять открыли сильный ружейный и артиллерийский огонь, по всей линии наших траншей, причем пытались убрать тела убитых во время утренней вылазки.
На работы выслано было 400 человек от пехоты и 80 сапер.
Работы произведены были под наблюдением подполковника Тотлебена, 1-го саперного батальона поручика Рубанова, 4-го саперного батальона подпоручика Алалыкина и 3-го саперного батальона прапорщика Мациевского.
В продолжение суток и при штурме Прагской роты, с нашей стороны убито: из пехоты унтер-офицеров 2, рядовых 45; ранено: из артиллерии рядовых 5; из сапер: унтер — офицер 1, рядовых 3; из пехоты: штаб-офицеров 2, обер-офицеров 6, унтер-офицеров 18, рядовых — 195.

Ночь с 29-го на 30-е мая.

На правом фланге продолжалась работа батареи № 18-го.
На левом фланге возобновлено венчание контр-эскарпа Арабского форта, обрушенного взрывом заряда воронки № IV, тихою одинакою сапою на 7 сажен.
Во все время неприятель поддерживал сильный ружейный огонь и беспрерывно бросал на голову сапы полупудовые и ручные гранаты, из коих только три ручные гранаты лопнули в траншеях, остальные же выброшены молодцами саперами в ров укрепления; Сверх того, голову сапы осыпало картечью одно орудие из-за внутреннего поперечного траверса укрепления. Железные щиты часто были пробиваемы ружейными пулями. Траншея п, n, продолжена тихою одинакою сапою на 5 сажен. Минная галерея № 2-го выведена под дном оврага на 7 сажен. В ней устроены отверстия для очищения воздуха, выходящие в овраг.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитаны Фолькмут и Хлебников; 3-го саперного батальона штабс-капитан де Сент-Лоран и 4-го саперного батальона поручик Сахаров.

День 30-го мая.

На правом фланге работа не производилась.
На левом фланге: венчание контр-эскарпа доведено до исходящего угла Арабского форта. В продолжение дня, прошли в этом месте тихою одинакою сапою на 8 сажен. Неприятель, действуя по голове сапы метким ружейным огнем и ручными гранатами, замедлял ход работы. Минная галерея № 2-го продолжена на 5 сажен. Турки начали было производить исправление повреждений в ретраншементах Арабского форта; но усиленный огонь с наших батарей заставил их прекратить работу.
Работами заведывали: инженер-штабс-капитан Тидебель, л.-гв. Конно-пионерного дивизиона поручик барон Будберг и 3-го саперного батальона прапорщик Мациевский.
С нашей стороны в продолжение суток убито: из сапер рядовых 2; из пехоты рядовых 3; ранено: из сапер рядовых 6, из пехоты: обер-офицер 1, унтер-офицеров 2, рядовых 25.

Ночь с 30-го на 31-е мая.

На правом фланге: продолжалась работа батареи № 18-го; назначено вести подступы в тыл Песчаного люнета. Как местность пред горжей оного спускается тремя обрывами, которые образуют уступы каждый до 1 1/2 сажени высоты, то эти уступы предположено занять траншеями, к коим устроить внизу каждого уступа ходы сообщения g’, g’, для того, чтобы, в случае вылазки.; можно было встретить неприятеля ружейным огнем. — Траншеи велись по верхнему краю обрывов, чрез что приобреталась еще та выгода, что можно было из них лучше наблюдать за всеми движениями неприятеля пред полигонами восточной части крепости.
Занимая таким образом уступы, можно было выйти на высоту в тыл Песчаного люнета в 3 или 4 ночи.
В продолжение ночи с 30-го на 31-е мая, занят был первый уступ траншеею i, i, и проведен к нему ход сообщения g’, g’, всего же пройдено летучею сапою 140 сажен. – Часть хода сообщения нужно было прикрыть от продольных выстрелов с высоты Песчаного люнета траверсами, а другая часть прикрывалась натуральным уступом.
В батарее № 18-го кончены траверсы и сделано два пороховых погреба. – К утру батарея вооружена 6-ю осадными орудиями.
На работы было выслано, 600 рабочих от пехоты и 120 сапер.
Работами заведывали: 4-го саперного батальона подполковник Макаров, инженер-штабс-капитаны Небольсин и Домашевич, инженер-поручик Фащевский и 5-го саперного батальона подпоручики: Нейман и Василевский.
На левом фланге, венчание контр-эскарпа окончено и уширено.
Предположено сделать обвал в левом фасе форта. Вследствие этого, в продолжение ночи, против левого фаса укрепления, вырыт был наклонный подземный спуск, и потом, вправо на 4 сажени от него, заложены 4 колодца, каждый в расстоянии 4-х сажен один от другого. — Глубина колодцам дана в 10 ф. от горизонта.
В минной галерее № 2-го, повернули под прямым углом вправо, на 2 1/2 сажени, сообразуясь с направлением выстрелов с батарей № 8-го, 9-го и 21-го.
От батареи № 17-го, выведена траншея на 20 сажен и заложена горизонтная батарея № 22-го на 8 орудий.
В центре, желая подкрепить атаку на Песчаный люнет с фронта, генерал-адъютант Шильдер приказал из оврага, служащего ходом сообщения, выйти двумя траншеями о, о, и p, p, к неприятельскому укреплению. Обе эти траншеи проведены были тихою двойною сапою на 10 сажен, и концы их закрыты от анфилирования траверсами из двух рядов туров.
На работу выслано было от сапер 310 и от пехоты 740 человек.
Работами заведывали: инженер-капитан Фолькмут, 3-го саперного батальона капитан де Сент-Лоран; подпоручик Грушецкий, прапорщик Мациевский и юнкер Бениславский.
Получено секретное повеление г. генерал-фельдмаршала, начальнику инженеров генерал-адъютанту Шильдеру, следующего содержания:
«Есть известия, что неприятель усиливается под Силистриею и может быть придется снять осаду, чтобы идти к нему на встречу.
Но как теперь еще обстоятельства не те, чтобы уже снимать осаду и продолжение работ, собственно против нагорного форта, доставит ту выгоду, что неприятель будет почитать себя в осадном положении, то предписываю:
1) Вести дело так, чтобы осада могла быть в случае надобности снята в самое короткое время, и, для сего, никаких работ не производить, кроме саперных и минных против Нагорного форта.
2) Все излишние материалы и инженерные принадлежности, кои не суть необходимы для производства вышеозначенных саперных и минных работ, в 1-м пункте поименованных, отнести: к осадному инженерному парку, дабы оттуда их можно было немедленно отвезти за Дунай".

День 31 мая.

На правом фланге: назначены генерал-лейтенантом Бухмейером дежурными по работам посменно на сутки:
Адъютант его капитан Рейтлингер и л.-гв. саперного баталиона штабс-капитан Зейме.
На правом фланге, только уширялись и углублялись ночью проведенные сапы под ведением дежурного по работам.
На левом фланге: на конце у траншеи n, n, установлено сверло. Колодцы, служащие началом минных галерей №№ 3, 4, 5, 6 и 7-го, окончены, и из них открыты галереи. – Горизонтная батарея № 22-го окончена и вечером вооружена пятью полупудовыми единорогами.
По полученным известиям, в Силистрию прибыло из Шумлы около 6-ти батальонов пехоты при 6-ти орудиях.
Приказом по войскам, Его Светлость г. генерал-фельдмаршал, вследствие полученной им контузии, передал командование войсками 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов, Его Сиятельству генерал-адъютанту князю Горчакову.
В продолжение суток, с нашей стороны убито: из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 12; ранено: из артиллерии рядовых 2; из сапер рядовых 4; из пехоты: обер-офицеров 2, унтер-офицеров 9, рядовых 51.

Ночь с 31-го мая на 1 июня и день 1-го июня.

На правом фланге: высоту в тылу Песчаного люнета предположено занять по взрыве горнов под Арабским фортом, и потому работы на правом фланге не производились.
Батарея № 18-го вооружена еще шестью батарейными орудиями.
На левом фланге: из 4-х колодцев и одного спуска, вышли 5-ю наклонными минными галереями №№ 3, 4, 5, 6 и 7-го, вырытыми в земле без досчатой обшивки, с потолком обделанным из земли в виде свода. Галереям дан был поперечный размер в 2 1/2 фута в квадрате. Галереи направлены были перпендикулярно к фасу форта и шли сначала понижаясь, так что под дном рва оставался еще над потолком галереи слой земли в 2 фута.
В течение суток, галереи №№ 3, 4, 5, 6 и 7-го, выведены каждая на 4 сажени и продолжена галерея № 2-го на 3 сажени.
На конце траншеи u, u, пройдено было сверлом 3 сажени; рукав заряжен 6-ю пудами пороха и в 9 часов вечера произведен взрыв. — Образовавшаяся чрез это воронка была увенчана турами.
После взрыва, Турки открыли сильный ружейный огонь из своих окопов, между Арабским фортом и Песчаным люнетом, а также артиллерийский огонь из укреплений, бросив предварительно несколько светящих ядер, для открытия расположения ваших рабочих. – Канонада продолжалась более часу. — Действием неприятельской артиллерии взорван около батареи № 13-го зарядный ящик, но взрыв этот не причинил никому вреда.
В центре: траншеи о’, о’ и р’, р’ продолжены каждая на 22 сажени тихою двойною сапою и на концах их устроены траверсы.
При осмотре этих траншей, 1-го июня, в 5 часов пополудни, опасно ранен осколком гранаты, в правую ногу, генерал-адъютант Шильдер, который от начала осадных работ постоянно наблюдал за производством оных, и, часто проводя ночи в траншеях, сам лично распоряжался.
Осколком той же гранаты контужен начальник 5-й артиллерийской дивизии, генерал-майор Мейер.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, инженер-капитаны: Фолькмут и Хлебников, инженер-поручик Старицкий, 5-го саперного батальона капитан Сомов и 4-го саперного батальона подпоручик Рихтер.
К деревне Калопетри выдвинут отряд, под командою генерал-лейтенанта Павлова, состоящий из 14-ти батальонов пехоты, 16-ти эскадронов кавалерии, 5-ти сотен казаков и 38-ми орудий.
Целью этого отряда было препятствовать подвозу припасов и прибытию подкреплений в кр. Силистрию. Для этого он должен был находиться в постоянном сообщении с отрядом генерал-лейтенанта Хрулева.
В продолжении суток у нас убито: из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 3; ранено: из артиллерии обер-офицер 1, рядовых 3; из сапер-генерал 1, рядовых 2; из пехоты обер-офицеров 2; унтер-офицеров 10, рядовых 62.

Ночь с 1-го на 2-е июня и день 2-го июня.

На правом фланге работы не производились.
На левом фланге: в течение суток 5 минных галерей №№ 3, 4, 5, 6 и 7-го выведены, каждая на 4 сажени, под дном рва горизонтально, и потом, под эскарпом, с небольшим подъёмом вверх. Для очищения воздуха внутри галерей, в потолках их устроены отдушины, выходящие наружу на дне рва. Чрез эти отверстия высылаемы были саперы в ров, для измерения шпроты его и для точного определения направления подошв эскарпа и контрэскарпа, которые в галерее были означены небольшими боковыми выемками.
Так как неприятель бросал, во все время, в венчание контр-эскарпа и в ров большое количество гранат, которые могли попасть в отверстия, выделанные из минных галерей в ров, и разрывом причинить обрушение галерей, то для избежания этого, впоследствии, над отверстиям устроены были блиндажи, из фашин и земляных мешков.
В течение суток, траншеи о’, о’ и р’, р’ продолжены тихою двойною сапою, каждая на 18 сажен. С батарей левого берега Дуная замечено было, что из кр. Силистрии вышел отряд кавалерии и несколько орудий, которые направились по Туртукайской дороге.
Во время бомбардирования города, в нем слышны были крики и несколько ружейных выстрелов.
Окончена постройка: предмостного укрепления ниже е. Адакиой; двух батарей на острове Тильхия, для обстреливания моста № 6-го, и двух батарей, для обстреливания моста чрез р. Гирлицу.
Для обороны этой позиции, послан был отряд, под командою генерал-майора Рененкампфа.
В продолжение суток, мы потеряли убитых: из пехоты рядовых 9; раненых: из артиллерии рядового 1; из пехоты: штаб-офицера 1, обер-офицеров 2, унтер-офицеров 3, рядовых 39.

Ночь со 2-го на 3-е июня и день 3-го июня.

На правом фланге: для прикрытия левой оконечности батареи № 18-го и для подготовления хода сообщения ко 2-й параллели, проведена летучею двойною сапой траншея k’, k’, а чтобы предохранить ее от анфилирования, ей дано кремальерное расположение; в заворотах же кремальеров устроены выходы для отражения вылазок.
В продолжение ночи, траншея была окончена на протяжении 32-х сажен. Вместе с тем, занята была часть силистрийской дороги от точки С, по направлению к крепости, на 40 сажен. Изгородь, с одной стороны этой дороги, представляла почти достаточное прикрытие, но для предохранения её от анфилирования с Змеиного
люнета устроено было 5 траверсов, а самая изгородь возвышена насыпкой земли еще на 1 1/2 фута.
С батареи № 18-го, в последнее время, было уже, вероятно, сбито несколько орудий на Змеином люнете, потому что огонь его значительно ослабел, а сама насыпь пришла в полуразрушенное состояние. Заметив это,
генерал-лейтенант Бухмейер приказал изменить направление директрис четырех амбразур, обратив огонь орудий на крепостные верки. Сверх того, на левом фланге этой батареи, в завороте, прорезано еще 2 амбразуры, для анфилирования вновь выведенной траншеи k’, k’, при отражении вылазок.
Так как неприятельские штуцерные с Песчаного люнета вредили нашим сообщениям к батарее № 18-го, то, для прикрытия левого фланга этой батареи, устроен эполемент, высотою в 3 ряда туров.
В 10 часов вечера, неприятель сделал вылазку на левую оконечность наших работ правого фланга, но, встреченный сильным ружейным огнем и действием ракет, отступил с значительным уроном.
Работы производили 400 рабочих от пехоты и 70 сапер, под ведением 5-го саперного батальона капитана Сомова и подпоручика Неймана, инженер-штабс-капитана Небольсина и поручика Фащевского.
В продолжение последних 3-х ночей, 5-го саперного баталиона подпоручику Березовскому поручалась вырубка кустарников и деревьев впереди батареи № 18-го, для того, чтобы лучше обнаружить крепостные верки и не позволить неприятелю, в случае вылазки, приблизиться незаметно к батарее.
Дежурным по работам правого фланга был капитан Рейтлингер.
На левом фланге: в галереях №№ 3, 4, 5, 6 и 7-го пройдено в течение суток по 3 сажени, так что концы их доведены под внутренний гребень бруствера. Для опрокинутия контр-эскарпа и образования пологого спуска в ров, в каждой из 5 — и галерей, под контр-эскарпом, выведены рукава в перпендикулярном к ним направлении, в обе стороны на 8 ф. Рукава эти шли возвышаясь, так что выделанные на концах их небольшие каморы, для помещения пудового заряда, были на один фут ниже потолка галереи и имели линии наименьшего сопротивления к контр-эскарпу в 81/2 ф.
На оконечности траншеи n, n, возведен кавальер R’, для обнаруживания внутренности неприятельской траншеи, устроенной между Арабским фортом и Песчаным люнетом.
Траншеи о’, о’ и р’, р’ соединены поперечным сообщением, обделанным в обрыве отлогости горы, и в образовавшейся таким образом траншее q’, q’, устроены два траверса, для предохранения её от анфилирования с Змеиного люнета.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, 4-го саперного баталиона поручик Сахаров и подпоручик Ходоровский, 3-го саперного батальона подпоручик Грушецкий и прапорщик Зеланд.
Партия волонтеров из греческой милиции встретилась с отрядом неприятеля при с. Бабук, и в происшедшей стычке взято было в плен 5 Турок.
В продолжение суток у нас убито: из пехоты обер-офицер 1, рядовых 10; ранено: из пехоты штаб-офицер 1, обер-офицеров 2, унтер-офицеров 8, рядовых 59.

Ночь с 3-го на 4-е июня и день 4-го июня.

На правом фланге: траншея k’, k’ продолжена двойною летучею сапой на 61 сажень и доведена до силистрийской дороги, по которой были устроены траверсы, до точки т; с этого пункта открылась нам вся местность между крепостью и передовыми укреплениями; а на случай штурма Песчаного люнета, мы могли действовать во фланг неприятельским колоннам, подходящим из крепости для подкрепления люнета.
На батарее № 18-го устроен новый пороховой погреб.
На работу выслано было 300 человек от пехоты и 70 сапер.
Работами заведывали: инженер штабс-капитан Небольсин ни поручик Фащевский, 5-го саперного батальона подпоручики: Ряднов и Березовский.
Дежурный по работам л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме.
Турки, заметив намерение наше выйти подступами в тыл Песчаного люнета, вырыли в последние две ночи новый окоп в горже этого укрепления, который шел сначала но гребню высоты, а потом по скату её спускался в лощину.
На левом фланге: в галереях №№ 3, 4, 5 и 6-го, под наружным гребнем бруствера Арабского форта, выделаны в обе стороны рукава на 8'.
Для обороны тыла левого фланга от неприятельских вылазок, устроена летучею сапою траншея Ж, Ж, на 160 сажен. — Позади венчания, устроен траншейный кавальер R’, из батарейных туров, высотою в 13 ф. с закруглением с левой стороны и проходом в средине. — С этого кавальера открылась часть внутренности укрепления, так что направление траверсов и перекопов, а также и расположение неприятельских орудий — могли быть рассмотрены. — Ружейный огонь с этого кавальера принудил неприятеля оставить продольные траверсы.
Работами заведывали: подполковник Тотлебен, 4-го саперного баталиона поручики: Мельников и Сахаров и подпоручик Рихтер.
От разъездов получено известие, что из Силистрии вышел отряд, в числе до 6,000 человек, и берегом Дуная направился по дороге в Туртукай. — Это сведение подтвердили пленные Турки, которые показали: что вышедшие войска были иррегулярные (баши-бузуки), недовольные будто бы тем, что они участвовали во всех делах одни, без содействия регулярных войск. В тот же день вышли из крепости 2 батальона, конвоировавшие 190 повозок с ранеными.
В течение суток мы имели следующую потерю: убито: из артиллерии обер-офицер 1; от сапер рядовой 1, от пехоты унтер-офицер 1, рядовых 4; ранено: из артиллерии обер-офицер 1, фейерверкер 1, рядовых 5; от сапер унтер-офицер 1, рядовых 5; от пехоты обер-офицер 1, рядовых 44.
Приказом по войскам, генерал-лейтенант Бухмейер вступил в заведывание всеми осадными работами.
Для прекращения сообщений Силистрии с Шумлою, к сел. Калопетри и Вайдемиру, выслан отряд, под начальством генерал-майора князя Бебутова.
По распоряжению генерал-лейтенанта Бухмейера, назначены начальниками работ правого фланга: инженер-полковник Геннерих, левого фланга- состоящий по саперным батальонам подполковник Тотлебен. Дежурными по работам: на правом фланге: инженер-капитан Хлебников и л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме; на левом фланге: инженер-капитан Фолькмут и 3-го саперного батальона капитан Кононов.
Вступив в заведывание всеми осадными работами и имея в виду частую остановку работ правого фланга, потому единственно, что в работах левого фланга, направленных на Арабский форт, не было надлежащего успеха к овладению оным, генерал-лейтенант Бухмейер подробно исследовал положение оного.
В продолжение четырех недель осады, наши батареи громили Арабский форт усиленным и метким огнем с двух сторон; мы довели наши подступы к контр-эскарпу этого укрепления, сделали в вале его обвал, и, несмотря на то, не могли принудить Турок оставить форт без штурма. Такой неуспех наших действий, по всей вероятности, нужно было приписать тому, что отряд, назначенный для обороны форта, располагался в близлежащем овраге и, оставляя в укреплении только наблюдательную цепь и несколько легких орудий, всегда имел возможность подоспеть в случае штурма на форт, для его защиты.
Не предвидя, при таких обстоятельствах, ни цели, ни конца траншейных работ против Арабского форта, а, вместе с тем, имея намерение скорее направить осадные работы против самой крепости, генерал-лейтенант Бухмейер вновь предложил, по мнению его, как лучшее средство, открытою силой взять Арабский форт, а вместе с тем и Песчаный люнет, значительно уже в действии своем парализованный, подступами к нему работ правого фланга и действием артиллерии.
Но имея в виду, что Турки, в продолжение. 25 дней наших действий против Арабского форта, устроили в оном разные ложементы и ретраншаменты, которые нельзя было в точности рассмотреть с наших траншейных кавальеров, между тем как заблаговременное сведение о положении оных для штурмующих весьма важно, генерал-лейтенант Бухмейер предложил, взрывом шпица форта, части фаса и куртины, открыть внутренность форта и, по рассмотрении оной, сделать соответственную диспозицию штурма.
Предложение это командующий войсками генерал-адъютант князь Горчаков одобрил и приказал исполнить.

Ночь с 4-го на 5-е июня и день 5-го июня.

На правом фланге: уширялись траншеи, устраивались траверсы, исправлялись амбразуры в батарее № 18-го, и в завороте левого фланга этой батареи приспособлена траншея для помещения 2-х орудий, с целию действовать в тыл Песчаного люнета.
Рабочих было от пехоты 300, сапер 70.
Работами заведывали: 5-го саперного батальона капитан Сомов, подпоручики: Василевский и Березовский, инженер-поручик Фащевский.
Дежурный по работам инженер-капитан Хлебников.
На левом фланге: с целью исполнения нового предположения, в течение суток, т.е. в ночь с 4-го на 5-е и день 5-го июня, из галереи № 7-го выведен рукав № 8-го, в длину на 6 сажен; и из него выведен рукав № 9-го, перпендикулярно к гребню бруствера, по длине на 2 сажени.
Окончена выделка камор под наружным гребнем бруствера в галереях №№ 3, 4, 5 и 6-го, Производилось исправление траншей, амбразур в батареях и траншейного кавальера, поврежденных неприятельскими гранатами.
Для свободного и быстрого выхода колонн пехоты, в случае штурма, в траншеях устроены ступени в 6-ти местах, по длине в каждом месте на 60 шагов.
Рабочих было 200 от пехоты, сапер 100.
Работами заведывали: 4-го саперного батальона поручик Мельников и инженер-капитан Фолькмут.
Инженер-капитан Ермолинский, по Дунаю, мимо Силистрии, ночью провел 40 плотов, построенных на р. Арджисе. Из крепости сделали несколько выстрелов, которые не нанесли вреда ни мосту, ни тянувшим его бечевою людям.
В отряде генерал-майора Бебутова происходила небольшая кавалерийская стычка, при занятии с. Татарицы. Жители этой деревни показали, что в ночь с 4-го на 5-е июня шли в Силистрию 3 тысячи пехоты с 10-ю орудиями и разными запасами, но, узнав о движении нашего отряда, отошли к с. Доймушляр. Чрез это селение производилось в последнее время сообщение крепости с Шумлою. Наши передовые аванпосты заняли с. Кучук-Кайнарджи.
Потеря наша в продолжение суток заключалась: убито: из пехоты рядовых 2; из кавалерии рядовой 1; ранено: из артиллерии рядовых 2; из сапер: унтер-офицер 1, рядовых 2; из пехоты: обер-офицер 1, унтер-офицеров 4, рядовых 51; из кавалерии: обер-офицер 1, рядовых 3.

Ночь с 5-го на 6-е и день 6-го июня.

На правом фланге: продолжены подступы в тыл Песчаного люнета. В продолжение ночи, из подготовленных уже ходов сообщения о, о, и р’, р’, вышли летучей двойной сапой v', v', по краю последнего уступа, в расстоянии 25-ти сажен от горжи Песчаного люнета, и проведи траншею на протяжении 56-ти сажен. Турки, предполагая вероятно, что мы намерены штурмовать люнет с горжи, открыли батальный огонь из своих окопов и учащенную артиллерийскую стрельбу из всех смежных укреплений и крепостных верков.
Не взирая на усиленную пальбу сию, работа производилась безостановочно и траншея получила профиль, достаточную для прикрытия дневного караула.
На батарее № 18-го исправлены амбразуры.
Рабочих было: от пехоты 230 человек, сапер 70.
На работе находились: у траншеи r’, r’ инженер-штабс-капитан Небольсин и 5-го саперного батальона подпоручик Нейман; на батарее № 18-го подпоручик Березовский.
Дежурный по работам, л.-гв. саперного батальона штабс-капитан Зейме.
На левом фланге: продолжен рукав № 9-го до внутреннего гребня бруствера, на длину 2-х сажен 2 фута, и на конце его начата выделка большой каморы, имеющей бок в З 1/2 ф., а также окончательно выделаны еще три каморы этого рукава, каждая в 2 1/2 фута в кубе. В 7 часов утра, приступили к заряжению галерей №№ 3, 4, 5 и 6-го. Для этого, в каждой каморе, под наружным гребнем бруствера, помещено было по два бочонка (6 пудов) пороху. — Во всех 4-х галереях, 48 пудов *****). — Для забивки камор, при повороте из галерей в рукава, в пазы, приготовленные в стенах галерей, установлены были доски, образовавшие щиты. — Далее — произведена была забивка землею, вставляя чрез каждую сажен забивки щиты из Отдельных досок. Доведя таким образом забивку галерей до рукавов под контр-эскарпом, в каморы этих рукавов положено было по одному иуду пороха, в картонных осмоленных гильзах, и в середине между ними, на земляных мешках, у потолка самых галерей, положено было еще по одному пуду пороха, в картонных же осмоленных гильзах. — Затем, галереи были закрыты деревянными щитами, и забивка землею продолжена прежним способом, до наружных отверстий колодцев.
В батареях №№ 17 и 20-го, всем амбразурам дано такое направление, чтобы через обвал, который предполагалось произвести в неприятельском укреплении, они обстреливали его внутренность.
На работе находились: 4-го саперного баталиона поручики: Мельников и Сахаров, и 3-го саперного батальона штабс-капитан Малков.
Дежурный по работам, 3-го саперного баталиона капитан Кононов.
В продолжение суток мы потеряли убитых: из пехоты рядовых 8; раненых: из пехоты унтер-офицеров 5, рядовых 39.

Ночь с 6 на 7-е июня и день 7-го июня.

На правом фланге: траншея v’, v’, продолжена двойною летучею сапой еще на 58 сажен, и для соединения её с задними траншеями, проведен одинакою летучею сапой ход сообщения s’, s’.
Для противодействия двум орудиям Змеиного люнета, обстреливавшим вдоль силистрийскую дорогу, устроена была батарея № 23-го, на два орудия. Батарея эта, обращенная тылом к Песчаному люнету, прикрывалась от него натуральным уступом, так что подвергалась только одному фронтальному огню с крепости; но имея командование над её верками и Змеиным люнетом, с большою выгодою действовала против их артиллерии, вместе с батареей № 18-го, и покровительствовала дальнейшим нашим подступам.
Турки, в продолжение всей ночи, производили по рабочим и прикрытию частую ружейную пальбу, и, желая высмотреть ваши работы, несколько раз выходили из своих окопов, но нападения не делали, так что работы производились во всю ночь без остановки.
Исправлялись некоторые повреждения в батареях №№ 11-го и 18-го.
От батареи № 13-го к оврагу начат новый ход сообщения u’, u’, проведенный на 50 сажен. Батарея № 27-го, возведенная на малом Голом острове, вооружена 4-мя орудиями с канонерских лодок, одною пушкой 24-х-фунтовой, одною пушкой 18-ти фунтовой и одною мортирой 1/2 пудовой.
На работе находились: в траншее v’, v’, штабс-капитан Небольсин и 5-го саперного батальона подпоручик Нейман; у хода сообщения u’, u’, инженер-штабс-капитан Домашевич и 5-го саперного батальона подпоручик Ряднов, и на батарее № 8-го подпоручик Березовский.
Дежурным по работам инженер-капитан Хлебников.
На левом фланге: окончена большая камора в рукаве № 9-го под внутренним гребнем бруствера. Минеры, выделывавшие эту камору, заметили, что слой земли, около потолка каморы, прорезан мелкими кореньями и даже лопатою ощупали брус или доску. Сверх того, в стороне от каморы, слышен был звук, происходящий как будто от пересыпания мелких камней. Обстоятельства эти показывали, что близ каморы находится какой-нибудь погреб, или землянка, устроенная в вале неприятельского укрепления. Вследствие этого, подполковник Тотлебен, полагая, что вес заряда в 105 пудов (как он предполагался), не произведет, по малой длине линии наименьшего сопротивления, надлежащего действия, приказал разместить в большой каморе только 8 бочонков пороха, рассыпав между ними на полу, застланном рогожей, еще 2 бочонка, так что в большой каморе помещено было всего 10 бочонков (30 пудов) пороха. Остальное количество пороха размещено было следующим образом. В рукаве между наружным и внутренним гребнем бруствера, расставлено 16 бочонков, и в каморе, при начале этого рукава, 3 бочонка. Сверх того, в двух каморах, выделанных в рукаве № 8-го, помещено было по 3 бочонка. После того произведена забивка, земляными мешками с деревянными щитами. Рукава под контр-эскарпом также заряжены были 3-мя пудами пороха. Следовательно, во всех галереях положено было 168 пудов пороха.
Когда забивка была кончена, проводники укреплены на местах и протянуты к траншее n, n, где собрана была гальваническая батарея, рабочие и траншейный караул были выведены из передовых траншей.
Подполковник Тотлебен, обойдя траншеи и удостоверившись, что там никого нет, получил приказание, в 5 1/2 часов пополудни, подать сигнал для взрыва горнов. По этому сигналу, под наблюдением 3-го саперного батальона штабс-капитана Малкова, заведывавшего заряжанием минных галерей, забивкою их и размещением проводников, последовательно произведены были взрывы первой группы зарядов, влево от галереи № 7-го, всего 105-ю пудами, причем с землей поднято было несколько Турок и большое количество гранат, которые разрывались на воздухе. — Потом взорвана вторая группа зарядов, под наружным гребнем бруствера, для образования обвала, всего 48-ю пудами пороха, и наконец третья группа, 15-ю пудами, для опрокинутия контр-эскарпа.
Взрывы эти вполне произвели ожидаемое действие. — Исходящий угол Арабского форта и часть куртины вправо от него были совершенно опрокинуты и внутренность части форта открылась для действия нашей артиллерии. От взрыва 2-й группы зарядов, весь бруствер опрокинут был в ров, и наконец 3-я группа опрокинула контр-эскарп и темь еще более засыпала ров.
Таким образом, в неприятельском укреплении, влево от сквозного отверстия, образовался весьма удобовосходимый обвал в 20 саж. ширины.
Согласно предварительного распоряжения, первый взрыв был сигналом для усиленного действия нашей артиллерии. — 17 орудий с батарей №№ 17-го, 19, 20 и 22-го, чрез сквозное отверстие в исходящем угле неприятельского укрепления, обстреливали в продолжение 2-х часов беспрерывно внутренность его с фронта, между тем как батареи №№ 8-го, 9-го и 21-го-поверх левого фаса Арабского форта, обстреливали внутренность укрепления с фланга.
В то же время, войска наши заняли опять свои места в траншеях, и стрелки, размещенные по всем бойницам траншейного кавальера, направили беглый огонь чрез сквозное отверстие и поверх обвала во внутренность укрепления.
Турки открыли, по обыкновению своему, после взрыва, сильный ружейный огонь, но вынуждены были тотчас же оставить переднюю часть укрепления, уничтоженную взрывами, а также и продольные траверсы, и скрылись в ретраншаментах и во внутренних поперечных перекопах. — Ожидая решительного штурма, неприятель выставил 5 знамен за отлогостью оврага Е, Е, и тем выказал, или желал выказать нам, свое намерение, в случае штурма, ударять в левый фланг наших атакующих колонн. — Знамена оставались на этих местах до снятия осады.
Во время взрыва и в продолжение канонады, присутствовали на батарее № 8-го г. командующий войсками генерал-адъютант князь Горчаков, со всеми лицами, составлявшими главный штаб армии, и командир 5-го пехотного корпуса генерал-адъютант Лидерс, с своим штабом.
Разъезды наши, в течение двух дней, не открывали неприятеля. Два Болгара, вышедшие из Силистрия, показали, что Ибрагим-паша, желая сохранить город и жителей, настаивает на сдаче крепости, но что начальники войск не соглашаются.
В течение суток у нас убито: из сапер рядовой 1; из пехоты унтер-офицер 1, рядовых 4; ранено: из артиллерии рядовой 1; из сапер рядовой 1; из пехоты: обер-офицер 1, унтер-офицеров 5, рядовых 32.

Ночь с 7-го на 8-е июня и день 8-го июня.

На правом фланге: видя траншею k, k, выдавшеюся вперед от Песчаного люнета к крепости, надобно было принять меры встретить неприятеля сильно, в случае вылазки и нападения на оконечность траншеи, в том месте, где она соединяется с силистрийскою дорогой.
Устройство батареи в том пункте, до взятия Песчаного люнета, считалось опасным, потому что неприятель мог сосредоточить на нее огонь с четырех сторон, т.е. с Песчаного люнета, с ложемента, идущего от горжи оного, по оконечности горы, с промежуточного люнета, и из крепостных верков, а потому генерал-лейтенант Бухмейер приказал устроить здесь, для отражения вылазок, 9 каменометных фугасов, расположенных в два ряда, полукругом в шахматном порядке, так чтобы они могли осыпать камнями неприятельские колонны, с какой бы стороны они ни приближались.
Работою этой заведывали 5-го саперного батальона капитан Сомов и подпоручик Василевский.
Продолжалось устройство хода сообщения u, u от батареи № 13-го к оврагу, под ведением 5-го саперного батальона подпоручиков Неймана и Ряднова.
Дежурным по работам — инженер-капитан Хлебников.
На левом фланге: чтобы воспрепятствовать Туркам закрыть насыпью сквозное отверстие, образованное взрывом у исходящего угла форта, на каждого орудия батарей левого фланга, в течение всей ночи, производимо было по выстрелу чрез каждые 5 минут. С траншейных кавальеров частый ружейный огонь, открытый после взрыва, поддерживался до утра.
По направлению прежнего подземного спуска в ров, разрушенного взрывом, проведена двойная тихая сапа, и таким образом установлено открытое сообщение между траншеями венчания и воронкою в фасе и фланге бастиона.
Утром одна рота Брянского пехотного полка заняла воронку № V-й; вслед затем команда сапер, в ведении инженер-капитана Фолькмута, под сильным ружейным огнем, сосредоточенным со всех внутренних перекопов на этот пункт, увенчала воронку и часть смежного обвала.
При этом капитан Фолькмут ранен ружейною пулею в бок. На работе находились 4-го саперного батальона поручики: Мельников и Сахаров.
Дежурным по работам — 3-го саперного батальона капитан Кононов.
В продолжение дня, на обоих флангах уширялись траншеи и исправлялись на оных выходы и ступени, ддя свободного движения войск.
Потеря наша, в течение суток, была следующая: убито: из. сапер рядовых 4; из пехоты: унтер-офицер 1, рядовых 18; ранено: полевой инженер обер-офицер 1; из артиллерии: обер-офицеров 2, фейерверкер 1, рядовых 7; из сапер рядовых 4; из пехоты: штаб-офицеров 2, обер-офицеров 5, унтер-офицеров 7, рядовых 86.
Утром 8-го июня, командующий войсками генерал-адъютант князь Горчаков лично осматривал Арабский форт, которого внутренность после взрыва значительно открылась и обстреливалась нашей артиллерией. Убедившись, что форт занят действительно малым отрядом, и что главные силы войск, для защиты оного назначенные, скрываются в овраге E, E, из которого они во всякое время имеют возможность прибыть немедленно в форт, а также, выдвинуть колонны во фланг наших войск, в случае штурма, и что затем дальнейшее производство траншейных работ против сего форта и обстреливание оного не могут дать решительного результата, князь Горчаков решил взять Арабский форт и Песчаный люнет открытою силой, назначили исполнение сего на рассвете 9-го июня и приказав сделать к тому нужные приготовления.
Эти приготовления состояли в следующих распоряжениях.
а) На обоих флангах траншейных работ устроить широкие выходы, в местах наиболее удобных для движения наших штурмующих колонн.
б) Для поражения во фланг неприятельских войск, которые бы могли подходить из крепости на помощь к Песчаному люнету, заложить и вооружить батарею № 24-го, на два орудия.
в) Воспользовавшись усмотренным генерал-лейтенантом Бухмейером удобством, устроить и вооружить в береговой нашей траншее, на правом фланге батареи № 18-го, батарею № 25-го, на 2 осадных орудия, для действия в тыл Промежуточного люнета, с этой точки открытого, и тем парализовать действие его артиллерии по штурмующим нашим войскам у Арабского форта.
г) Генерал-лейтенанту Хрулеву, с вверенным ему отрядом, приказать двинуться к противоположной стороне оврага Е, Л, и на высоте оного ночью перед штурмом устроить и вооружить батарею № 26-го, на 12 орудий, для того, чтобы, обстреливая продольно овраг Е, Е, удалить из него неприятеля, а также, чтобы бить в тыл тем частям войск, которые захотели бы из оврага Е, с ударить нам во фланг во время штурма.
д) Согласно диспозиции командующего войсками, генерал-адъютанта князя Горчакова, Арабский форт атаковать с двух сторон, а именно: с фронта, чрез отверстие, образованное 7-го июня взрывом, и с горжи, вытеснив Турок из окопов, устроенных ими на гребне, между сим фортом и Песчаным люнетом.
Движением на горжу укрепления, кроме поддержки фронтальной атаки, иметь целью встретить неприятельские войска, которые бы могли подходить на помощь из крепости.
По занятии форта тотчас устроить ложемент в его горже.
Песчаный люнет штурмовать также с фронта и с тыла, и по занятии его утвердиться на высоте, им занимаемой.
е) В одно время с этими действиями, саперам в турецких траншеях, между Арабским фортом и Песчаным люнетом, обратить насыпи к неприятельской стороне.

Ночь с 8-го на 9 июня и день 9-го июня.

Занятие высоты, на которой стояли Арабский форт и Песчаный люнет, обещали нам несомненную выгоду; мы имели бы возможность наблюдать за всеми движениями гарнизона, действовали бы на сообщения крепости с другими передовыми укреплениями, и, командуя атакованными верками крепости, имели бы большое преимущество перед крепостною артиллериею.
Под покровительством батарей, которые полагалось устроить на высоте Песчаного люнета, мы могли бы, в следующие после штурма ночи, устроить вторую параллель, согласно проекту, не далее 200 сажен от атакованного полигона, что доставило бы нам возможность, недели в три, дойти до главного вала и сделать в нем брешь.
Все приготовления к штурму были сделаны.
Указанные работы производились.
Полки и саперы, назначенные на штурм обоих укреплений, а также резерв, заняли траншеи возле пунктов, которые они должны были атаковать.
Диспозицией войскам было объявлено, что отбоя ни в каком случае бить не будут.
Войска давно желали сразиться с неприятелем и нетерпеливо ждали времени идти на штурм.
Успех казался несомненным.
Но в 1-м часу пополуночи, с 8-го на 9-е июня, получено повеление от генерал-фельдмаршала очистить правый берег Дуная и расположить армию лагерем около Калараша.,
Вследствие сего приказания, штурм отменен и войскам назначено постепенно очищать траншеи.
Отступление от оных произведено было в следующем порядке:
Днем, 9-го июня, делались некоторые приуготовительные распоряжения.

В ночи с 9-го на 10-е и с 10-го на 11-е июня.

Орудия с батарей свозили поодиночке — сначала осадные, потом батарейные и наконец легкие.
Чтобы не дать Туркам заметить нашего отступления, перед снятием каждого орудия из оного делали выстрел.
Войска, занимающие передовые траншеи, в продолжение 10-го и, 11-го июня, попеременно производили но получасу частую стрельбу, а на полчаса прекращали огонь, наблюдая вместе с тем совершенную тишину.
Пополуночи, с 11-го на 12-е июня, войска начали очищать траншеи.
Несколько храбрых стрелков оставались в воронке, произведенной в вале Арабского форта и перестреливались с неприятелем до тех пор, пока войска наши отступили до того места где назначено было остановиться передовой нашей цепи.
Таким образом были очищены одновременно траншеи правого и левого флангов, без всякого преследования неприятеля, и войска к утру 12-го июня заняли первую линию наших окопов.

День 12-го июня.

Турки, заметив с рассветом удаление наших войск из траншей, постепенно занимали оные, и дойдя наконец открыто к нашей передовой линии, были встречены частым ружейным огнем, что заставило их в беспорядке разбежаться. В ту же ночь с 12-го на 13-е число, сняты орудия с Малого Голого острова, и прекращено сообщение сего острова с правым берегом.
Также снят пешеходный мост, наведенный между островом Гопа и Малым Голым.
Потеря наша, в течение 9, 10, 11 и 12-го июня, убитыми: из артиллерии рядовых 4; из пехоты унтер-офицеров 2, рядовых 22; ранено: из артиллерии обер-офицер 1, фейерверкеров 2, рядовых 2, из сапер рядовой 1, из пехоты обер-офицеров 5, унтер-офицеров 11, рядовых 90; из кавалерии рядовой 1.

День 13-го июня.

Разведен плотовой мост № 5-го, соединяющий остров Маре с правым берегом Дуная.
По перевозке всех войск с острова Гопа, уничтожено сообщение этого острова с левым берегом, производившееся на деревянных понтонах парка № 5-го, и в то же время войска наши отступили с позиции к нижней переправе за деревню Адакиой.

День 14-го июня.

Снят мост № 4-го, наведенный с левого берега Дуная на остров Маре.
С 13-го на 15-е число, переправлялись: вся армия со всеми тяжестями, а также Болгарские выходцы с их семействами, безостановочно с правого на левый берег Дуная, чрез остров Тильхию, по мостам № № 6-го и 7-го.

День 15-го июня.

На рассвете отступил с правого берега арриергард наших войск.
Командующий войсками генерал-адъютант князь Горчаков приказал, по проходе всех войск, разводить мост № 6-го, соединяющий правый берег с островом Тильхиею. Для прикрытия этой работы, производившейся под наблюдением генерал-лейтенанта Бухмейера, было назначено шесть канонерских лодок, с тремя пароходами, и, кроме того, ей покровительствовали батареи арриергарда, устроенные на острове Тильхия.
Разводка моста № 6-го, состоявшего из 9-ти турецких мельниц и 50-ти бревенчатых паромов, и имевшего протяжение 370 сажен, произведена в продолжение 7-ми часов.
Когда мост был в половину разобран, Турки показались в довольно значительных силах на высотах правого берега Дуная, вывезли на позицию батарею из 8-ми орудий и открыли из них огонь по рабочим на мосту. С нашей стороны отвечали им 12-ю орудиями с канонерских лодок и 24-мя полевыми орудиями с батарей острова Тильхия.
Метким огнем нашей артиллерии мы заставили Турок тотчас же увезти орудия, причем одно из них было подбито и осталось на месте.
Саперы работали неутомимо и, не взирая на огонь неприятеля, сохранили примерный порядок и хладнокровие.
Наш арриергард, находившийся на острове Тильхия, не понес при этом никакого урона, ни убитыми, ни ранеными.
Разводку моста производили, под общим распоряжением генерал-лейтенанта Бухмейера: командир 5-го саперного батальона полковник Ирман, с тремя ротами 5-го батальона, под командою капитана Сомова и поручиков Духновского и Астапова, и подполковник Островинский, с одною ротой 3-го саперного батальона, под командою капитана Ренгартена.
После разводки моста № 6-го, войска с острова Тильхия перешли на левый берег Дуная, и затем, разведен был последний мост № 7-го, понтонною ротою № 4-го, под командою капитана Быкова.
Плоты разведенных мостов были спущены по Дунаю и поставлены ниже острова Тильхия, а 1б-го июня все вместе отправлены к Измаилу, в ведение подполковника Островинского, под прикрытием 3-х пароходов, 12-ти канонерских лодок и 3-х баталионов Алексопольского егерского полка.

 


В заключение сего описания, не излишне добавить следующее: наши осадные работы под крепостью Силистриею производились без предварительно составленного плана атаки, потому что генерал-адъютант Шильдер предполагал составить оный по взятии Арабского форта и Песчаного люнета, с которых всю местность перед крепостью было удобнее осмотреть. Генерал-лейтенант Бухмейер, пользуясь работами правого фланга, выдвинутыми за Песчаный люнет ближе к крепости, осмотрел всю местность и до взятия фортов, почему и составил, как сказано выше, по приказанию г. генерал-фельдмаршала, проект атаки, который заключался в следующем.
По завладении Арабским фортом и Песчаным люнетом, и по утверждении нашей позиции на высотах, которые они занимали, предполагалось, в одну ночь, заложить вторую параллель, от оконечности приготовленного уже к ней хода сообщения до берега Дуная, в расстоянии от крепости не более 200 сажен. В ту же ночь, должно было провести и другой ход сообщения к этой параллели от батареи № 18-го.
Во второй параллели полагаюсь, в одну или в две следующие ночи, устроить три батареи.
Из них одна, № 1-го, имела исключительною целью действовать на вылазки, которые могли быть направлены на левый фланг атаки, и фланкировать параллель.
Другая, № 2-го, назначена была для ближайшего демонтирования Змеиного люнета.
А третья, центральная батарея № 3-го, должна была ослаблять огонь крепостных верков и покровительствовать дальнейшим подступам.
Батареи левого берега Дуная и большая батарея № 18-го уже значительно ослабили артиллерию первого полигона крепости и даже повредили эскарповые стены и валы Прибрежного и Змеиного люнетов и 1-го бастиона, так что заложение параллели и устройство её батарей не могло представить нам больших затруднений и потерь.
Параллель эта имела бы безопасные сообщения и траншеи для помещения резервов.
Для рикошетирования куртины 1-го, 2-го и 10-го полигонов, предполагалось, на левом берегу Дуная и по верхней оконечности острова Большего Гопа, устроить вновь три возвышенные рикошетные батареи.
После устройства второй параллели, должно было тотчас же вести подступы на тыл Змеиного люнета, и, смотря по обстоятельствам, можно было в то же время, или немного позже, идти подступами до места третьей параллели, которую полагалось заложить после занятия Змеиного люнета, в расстоянии 75-ти сажен от контр-эскарпа.
Батареи третьей параллели должны были окончательно сбить орудия на первом полигоне и на верках, доставляющих ему фланговую оборону, в особенности же сильно действовать против правого фланга 2-го полигона, для того, чтобы облегчить переход через ров и устройство контр-батарей.
От третьей параллели, должны были сначала быстро подойти подступами по берегу Дуная до контр-эскарпа Прибрежного люнета, в насыпи которого предполагалось сделать взрывом горна отверстие, а по занятии его, в горже устроить батарею против правого фаса 1-го бастиона.
После взятия Прибрежного люнета, назначено было по проекту идти тихой сапой, четырьмя подступами от третьей параллели, к контр-эскарпу 1-го полигона и устроить на гребне его венчание гласиса.
Батареи венчания имели целию, кроме ближайшего демонтирования орудий, действовать по эскарпам куртины и флангам, и пробить у подошвы их отверстия, которые бы облегчили вход минными рукавами чрез одежду этих верков.
После крытого перехода чрез ров, полагалось в этих насыпях сделать, одновременным взрывом сближенных горнов, по одному отверстию, в 3-х флангах и 4 отверстия к куртине.
Чрез эти отверстия открылась бы действию нашей артиллерии прилежащая к 1-му полигону часть города.
Замятие бастионов, по всей вероятности, можно бы было произвести без больших потерь, устроив ложементы и даже батареи на гребне воронок.

Исправляющие должности при Южной армии:
Начальника артиллерии: за отсутствием его генерал-майор Крыжановский.
Начальника инженеров: генерал-лейтенант Бухмейер.
Генерал-квартирмейстера: генерал-майор Бутурлин.

 

 

Приложения к главе ХIV.

 (1) Состав русских войск в Дунайских княжествах: пехотные дивизии: 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 15-я и 2-я бригада 14-й; кавалерийские дивизии: 3-я, 4-я, 5-я легкие и 1-я драгунская, и 1-я бригада 6-й легкой кавалерийской дивизии. (Кроме того — 2-я бригада 16-й пехотной дивизии).
 (2) Bazancourt, L’expedition de Crimee. L’armee. I. 30.
 (3) Описание дел под Журжею, 23 и 25 июня 1854 года (из журнала военных действий).
 (4) Н. Ушаков. Записки очевидца о войне России против Турции и западных держав. 1853-1855 г., стран. 124.
 (5) Состав войск генерала Лидерса, расположенных у Обилешти-Ноу: 15-я пехотная дивизия с её артиллериею; 5-й стрелковый и 5-й саперный батальоны; уланский Е. И. В. Константина Николаевича (Волынский) полк; дивизион уланского эрцг. Альберта (Литовского) полка; конно-легкая № 5-го батарея; донской казачий № 7-го полк.
У Калараша, для наблюдения за Силистрией, оставлены, под начальством генерал-лейтенанта Богушевского: 2-я бригада 14-й пехотной дивизии с двумя пешими батареями, дивизион уланского эрцг. Альберта полка и донской казачий № 22-го полк.
 (6) Журнал военных действий 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов. — Н. Ушаков. 126.
 (7) Депеша австрийского министра иностранных дел графа Буоля австрийскому послу в Петербурге, графу Эстергази, от 3-го июня н. ст. 1854 года,
 (8) Депеша барона Мантёйфеля прусскому резиденту в Петербурге, барону Вертеру, от 12-го июня н. ст. 1854 года.
 (9) Письмо графа Нессельрода князю Александру Михайловичу Горчакову, в Вену, от 17-го (29) июня 1854 года.
 (10) Письмо графа Нессельрода барону Будбергу, в Берлин, от 18-го (30) июня 1854 года.
 (11) Депеши графа Буоля графу Эстергази, в Петербург, 9-го июля н.ст. и барона Мантёйфеля барону Вертеру, в Петербург, 17-го июля н. ст. 1854 года.
 (12) Письмо князя Михаила Дмитриевича Горчакова к военному министру князю Долгорукову, от 13-го июля ст. ст. 1854 года.
Несколько дней спустя, он писал князю Долгорукову:
«Le diable se met en danse. Dans une dizaine de jours j’aurai pres de 100 mille Autrichiens devant moi, 40 a 50 mille Anglo-Francais sur ma droite et de 50 a 60 mille Turcs a ma queue»... (Сам чорт пустился в пляс. Через десять дней у меня будет с фронта до 100 тысяч Австрийцев, с правого фланга от 40 до 50 тыс. Англо-Французов и в тылу от 50 до 60 т. Турок).
 (13) Н. Ушаков. Стран. 131.
 (14) Ф. Затлер. Записки о продовольствии войск в военное время. И. 215-216.
 (15) Н. Ушаков. 133.-Затлер. О госпиталях в военное время. 173.
 (16) Журнал действий З, 4и 5-го пехотных корпусов. — Н.Ушаков. 134-135.
 (17) Состав отряда генерал-лейтенанта Липранди:

Азовский пехотный полк, 4 бат.
Украинский егерский — 4 бат.
7894 челов.
Гусарские полки принца Фридриха-Карла Прусского и князя Варшавского, 16 эскадронов. 2099 челов.
12-й артиллерийской бригады; батарейная №4-го и легкая № 6-го батареи, и конно-легкой № 10-го батареи 4 орудия, всего 28 орудий 738 челов.
4-го саперного батальона 3-я рота 226 челов.
Донского казачьего № 38-го полка шесть сотен 702 челов.

Всего 

11659 челов.

(Строевой рапорт, от 20-го июня 1854 года, за подписью генер.-лейт. Липранди).
 (18) Журнал действий 3, 4 и 5-го корпусов.
 (19) Рапорт князю Горчакову генерал-адъютанта Лидерса, от 20-го июля 1854 года, с приложением маршрута.
 (20) Донесение французского лейтенанта Бони, находившегося на английском фрегате Retribution, во время рекогносцировки Севастополя, от 7-го января н. ст. 1854 года.
 (21) Рапорт вице-адмиралу Гамелену начальника штаба французской эскадры, капитана графа Буэ-Вильоме (Bouet-Villaumez), от 25 февраля н.ст. 1854 года.
 (22) Состав войск, собранных в Одессе, под начальством генерала барона фон-дер-Остен-Сакена: резервные и запасные батальоны пехотных полков Азовского и Днепровского и егерских: Томского, Колыванского, Украинского, Одесского, Подольского и Житомирского; уланские полки Э. Г. Карла Фердинанда и графа Никитина; резервные батарейные батареи №№ 10-го и 13-го и легкие №№ 14-го и 15-го; сводная батарея 14-й артиллерийской бригады; конно-легкие батареи №№ 11 и 20; две сотни Дунайского казачьего № 2-го полка.
 (23) Французские фрегаты: Вобан (капитан д'Эрбингер) и Декарт (капитан Даррику); английские фрегаты: Тигр (капитан Гиффард) и Самсон (капитан Джон).
 (24) Корабль Сан-Парел (капитан Дакресс) и паровой фрегат Гарфлёр (капитан Мур).
 (25) Паровые фрегаты английские: Террибл (капитан Клеверли), Фюриус (капитан Ларинг), Ретрибюшен (капитан Друммонд) и французский Могадор (капитан Вальи).
 (26) Донесение князю Варшавскому генерал-адъютанта барона Остен-Сакена, от 10-го апреля 1854 года. — Частные письма из Одессы.
 (27) По ходатайству генерала Сакена, Высочайше разрешено наименовать одесскую батарею № 6-го Щеголевскою.
Его Императорское Высочество (ныне благополучно царствующий Император) удостоил штабс-капитана Щеголева следующим рескриптом.
«Любезный Щеголев! Поздравляю тебя с славным твоим подвигом и с Царскою за него наградою. Посылаю тебе Высочайший приказ о производстве тебя в подпоручики, поручики и в штабс-капитаны, грамоту со статутом на Всемилостивейше пожалованный тебе орден Св. Георгия и самый орден. Прилагаю при сем же и Георгиевский крест с Моей груди, прими его как подарок признательного Отца почтенному сыну.
Благодарю тебя за твою мужественную, стойко-уставную заслугу; благодарю тебя от всех Военно-Учебных заведений, в которых отныне имя твое будет произноситься с уважением и подвиг твой будет служить примером воинской доблести.
Запечатываю еще в Мой конверт два на имя твое письма, оба тебе поздравительные и оба тебе благодарственные: одно от всего Дворянского полка, другое от оставшихся еще в этом полку однолетних твоих ротных совоспитанников.
Спасибо, голубчик Щеголев: наградил тебя Государь — наградит тебя и Бог.
Обнимаю тебя.
С.-Петербург, 22-го апреля 1854 года.»
 (28) Донесение князю Варшавскому генерала Сакена, от 30 апреля 1854 года. — L. Guerin. Histoire de la derniere guerre de Russie (1853-1856). I. 97-99. — Bazancourt. L’expedition de Crimee. La marine francaise. I. 105-127.
 (29) Bazancourt, L’expedition de Crimee. L’armee francaise. I.12 -13. — Kinglake. The invasion of the Crimea. Leipzig. 1863. III. 1-11.
 (30) Kinglake. III. 13-23.
 (31) A. Du Casse. Precis historique des operations militaries en Orient de mars 1854 a octobre 1855. 66 et 74.
 (32) По словам Омер-паши, турецкие войска были расположены следующим образом: 18 тыс. человек в Силистрии, 45 тыс. в Шумле, 26 тыс. в Варне, 15 тыс. по гарнизонам дунайских крепостей, итого было 104 тысячи человек.
 (33) Отзыв военному министру маршала Сент-Арно, 20-го мая 1854 года.
 (34) A. Du Casse. 80 et 82. — Bazancourt. L’armee. I. 65.
 (35) A. Du Casse.. 83-84. . — Bazancourt. L’armee. I. 97 et 110.
 (36) Инструкции генералам Эспинассу и Юссуфу.
 (37) Bazancourt. L’armee. I. 126-136. — L. Guerin. I. 140-148.
 (38) L. Guerin. I. 149.
 (39) L. Guerin. I. 148 et 150.
 (40) Scrive. Relation medico-chirurgicale de l’armee d’Orirnt. 76.
 (41) Kinglake. III. 140.
 (42) Guerin. I. 154-155.
 (43) Журнал действий 3, 4 и 5-го пехотных корпусов.
 (44) Сведения, полученные из Бухареста, по выступлении оттуда русских войск. — Guerin. I. 156-157.

 

Приложения к главе XV.

 (1) Отзыв главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом военному министру князю Долгорукову, от 10-го декабря 1853 года.
 (2) Записки князя Варшавского, от 16-го (28-го) января 1854 года.  (3) Из письма Государю князя Воронцова, от 18-го (30-го) января 1854 года.
 (4) Из Собственноручного брульона письма Императора Николая князю Воронцову.
 (5) Рапорты князю Воронцову вице-адмирала Серебрякова, от 9-го и 26-го января 1854 года.
 (6) Собственноручное письмо Государя князю Меншикову, 10-го февраля 1854 года.
 (7) Всеподданнейшие донесения князя Меншикова, 24-го февраля, 4-го и 13-го марта 1854 года.
 (8) Из письма Государя, от 23-го марта 1854 года.
 (9) Из записок полковника Де Саже. —Воен. Сборник. 1877. № 2.
 (10) Из записок генерала Б-та. — М. Лихутин. Русские в Азиятской Турции в 1854-1855 годах, 7-8. — Сборник известий, относящихся до настоящей (Восточной) войны. VI. Закавказская армия. 108-110.
 (11) Из записок полковника Де Саже и других офицеров Кавказского корпуса.
 (12) Из письма Императора Николая князю Воронцову, от 4-го января 1854 года.
 (13) Из записок полковника Де Саже.
 (14) Из письма Императора Николая князю Воронцову, от 4-го января 1854 года.
 (15) Из письма Государю князя Воронцова, от 18-го (30-го) января 1854 года.
 (16) Из письма Государя князю Воронцову.
 (17) Из записок полковника Де Саже.
 (18) Состав Александропольского отряда весною 1854 года.

Командир всей
пехоты ген.-лейт. Белявский.

18-й дивизии:

Тульский егерский полк бригадный командир ген.-майор Ф. Лейн.
Белевский егерский полк
Ряжского пех. полка 2 батал. полк. Ганецкий.

Кавказской гренадерской бригады:

Гренадерского Е. И. В. Вел. Князя Константина Николаевича полка 3 1/2 бат. бригад. командир ген.-м. Кишинский.
Эриванского карабинерного (ныне лейб-грен. Эриванского Его Вел.) полка 3 1/2 бат.

всего пехоты 17 батальонов.
  Кавказский саперный батальон — полковник ф.-Кауфман.
  Кавказский стрелковый батальон — подполковник Лузанов.
кавалерия под начальством генер.-лейтен. Багговута. Драгунский князя Варшавского
(ныне драгунск. Новороссийский Е.И. Выс. Вел. князя
Владимира Александровича)
полк 
10 эскадр. командир сводн. драг. бригады ген.-м. граф Нирод.
Драгунский (ныне драгунск.
Тверской) Его Имп. Выс. Вел.
Князя Николая Николаевича
Старшего полк
10 эскадр.
Драгунский принца Виртембергск. (ныне Нижегород. драг. Короля Виртембергск.) полк. — ген.-майор кн. Чавчавадзе. 6 эскадр. 
Сборный линейн. казач. полк  9 сотен.
Донские казачьи полки: Калинина и Михайлова 12 сотен.
Карабахская и Елисаветпольская милиция 8 сотен.
Кабардинцы подполковн. Кундухова 4 сотни.
всего кавалерии  26 эскадронов и 33 сотни
Артиллерия
Кавказской грен. бригады, батарейные батареи № 1-го и № 2-го 16 орудий
18-й бригады, батар. батарея № 4-го 12 орудий *)
Кавказской грен. бригады, легкая № 1-го батарея. 8 орудий
18-й бригады, легкой № 6 2 орудия
18-й бригады, легкой № 7 8 орудий
18-й бригады, легкой № 8 8 орудий
Донская конная № 6 8 орудий
Донская конная № 7 8 орудий
Линейной казачьей. № 15 4 орудия
всего батарейных 28, легких 2б, конных 20 орудий
Две конно-ракетные команды.
В Ахалкалакском отряде состояло:
Ряжского пехотного полка 2 батальона.
Донского казачьего № 2-го полка 3 сотни.
Ахалцыхской милиции 1 сотня.
18-й артилл. бриг. легкой № 6-го батареи 6 орудий.
*) В батарейной № 4-го батарее, один дивизион сформирован из 12-ти-фунтовых турецких орудий, взятых под Баш-Кадыкларом.

 (19) Состав отряда князя Гагарина: Брестского пехотного полка 2 батальона; Литовский егерский полк 4 батальона; Куринского егерского 2 баталиона, Грузинский линейный № 1-го и Черноморский линейный № 12 батальоны; 3-го резервного саперного батальона две роты; Донского казач. № 11 полка 2 сотни; милиции гурийской 17 1/2 сотен, имеретинской 7 сотен, мингрельской 4 сотни и самурзаханской 2 сотни; 13-й артилл. бригады легкая 1-го батарея, 8 орудий, и горной № 1-го батареи 4 орудия.
 (20) Состав отряда князя Андроникова: Виленский егерский полк, 4 батальона; Белостокский пехотный полк, 4 батальона; Брестского пехотного полка 2 батальона; Грузинский линейный батальон № 2; Донские казачьи №№ 2 и 21 полки; тифлисской и гориской милиции 26 сотен и гориская дворянская дружина, осетинской милиции 3 сотни; 13-й артиллер. бригады батарейные №№ 1-го и 2-го и легкая № 2-го батареи, 24 орудия; горной № 1-го батареи, 2 единорога и 2 мортиры, и горный взвод из отбитых у Турок орудий.
 (21) Состав отряда барона ф.-Врангеля: Ширванского князя Варшавского полка 2 батальона; Мингрельского егерского 1 3/4 батал. и Тифлисского егерского 3/4 батальона; дивизион батарейной батареи № 5-го и легкая батарея № 7-го; 23-й донской казач. полк.
 (22) Состав отряда князя Эристова: 1-й баталион Куринского егерского князя Воронцова полка; 4-й батальон Брестского пехотн. полка; две роты Белостокского пехотного полка (оставлены для прикрытия вьюков); 2 легких и 2 горных орудия.
 (23) «Русский инвалид». 1854. № 135-я. — Из газеты "Кавказ». — Der Krieg gegen Russland im Jahre 1854. 277.
 (24) Состав отряда, собранного у Нагомари: Литовский егерский полк, 4 батальона; 1-й и 3-й батальоны Куринского кн. Воронцова полка; Брестский пехотный полк, 4 батальона; Белостокского пехотного полка 4-й батальон; 3-го резервного саперн. батальона 2 роты; Донского казач. № 11 полка 4 сотни, 6 сотен имеретинской и 6 сотен гурийской пешей милиции; грузинская конная дружина и 5 сотен имеретинск. конной милиции; 8 полевых и 10 горных орудий.
 (25) Донесение командующему отдельным кавказским корпусом генералу Реаду генерал-лейт. князя Андроникова, от 18 июня 1854 г.
 (26) Из записок кавказского офицера.
 (27) Состав отряда барона ф.-Врангеля перед открытием военных действий в 1854 году: Ширванского пехотного полка 2 баталиона; Мингрельского егерского полка 2 батальона (один в трехротном составе); Тифлисского егерского полка 1 батальон (в трехротном составе); донской казачий № 23 полк, полковника Хрещатицкого; конно-мусульманский № 4 полк; бекская дружина; 21-й артиллерийской бригады: легкая № 7-го батарея и дивизион батарейной № 5-го батареи, всего же 18 рот пехоты, 6 донских сотен и 7 сотен милиции, в числе 4-х тысяч человек с 12-ю орудиями.
 (28) М. Лихутин. 10 и 12.
 (29) М. Лихутин. 47 и 57.
 (30) М. Лихутин. 55.
 (31) М. Лихутин. 74-75.
 (32) Состав отряда барона ф.-Врангеля, накануне Чингильского дела: Ширванского и Мингрельского полков по 2 батальона; Тифлисского полка 1 батальон; донских казачьих №М 4 и 23 полков 7 сотен; конно-мусульманского № 4 полка 6 сотен; бекской дружины 2 сотни, Куртин 1 сотня; легкая № 7 батарея и дивизион батарейной № 5-го батареи.
 (33) Рапорты князю Бебутову начальника Эриванского отряда, от 18 и 30 июля 1854 года. — Лихутин. "Русские в Азиятской Турции в 1854 и 1855 годах». 83-104.
 (34) Из записок офицера Эриванского отряда. (Кавказ. 1855. № 2).
 (35) Рапорт князю Бебутову начальника Эриванского отряда, от 20 июля 1854 года. — Лихутин. 172-180. Как этот караван, так и другой, в 4,000 вьюков, захваченный впоследствии, были возвращены Персиянам.
 (36) Из записок ген. лейт. М. Я. Ольшевского.

Приложения к главе XVII.

 (1) Письмо Императора Николая генералу Реаду, от 12 апреля 1854 года.
 (2) Письмо на Высочайшее имя генерала Реада, от 28 апреля 1854 года.
 (3) Из записок генерала Б..... и полковника Де Саже.
 (4) Из записок полковника Де Саже. — Из записок генерала М. Я. Ольшевского.
 (5) Рапорт генералу-от-кавалерии Реаду генерал-лейтенанта князя Бебутова, от 10 июня 1854 года.
 (6) Рапорт генералу Реаду князя Бебутова, от 13 июня 1854 года. — Письмо генерала Реада военному министру князю Долгорукову, от 17 июня 1854 года. — Записки полковника Де Саже.
 (7) Рапорт генералу Реаду князя Бебутова, от 28 июня 1854 года.
 (8) Отзыв военного министра князя Долгорукова генералу Реаду, от 17-го июля 1854 года.
 (9) Spectateur militaire. 1854. Livraison. XL.
 (10) Рапорт генералу Реаду князя Бебутова, от 19 августа 1854 года. — Записки полковника Де Саже. — Записки генерала Б... — Заметки генерала Д.И. Романовского.
 (11) Отзыв генерала Реада военному министру князю Долгорукову, от 10-го августа 1854 года.
 (12) Донесения князя Бебутова.
 (13) Донесения князя Багратиона-Мухранского.
 (14) Отзывы генерала Реада военному министру князю Долгорукову. — Лихутин. «Русские в Азиятской Турции, в 1854 и 1855 годах».
 (15) Расписание зимних квартир корпуса, действующего на турецкой границе, за подписью генерал-адъютанта князя Барятинского.

Приложения к главе XVII.

 (1) Записка князя Евгения Голицына, доставленная при отзыве Его Высочества генерал-адмирала князю Меншикову, от 7 октября 1853 года.
 (2) Замечания князя Меншикова, при записке его к генерал-адмиралу, от 21 октября 1853 года.
 (3) Записка Государя, от 29 декабря 1853 года.
 (4) Записка при письме генерал-адмиралу князя Меншикова, от 27 января 1854 года.
 (5) Докладная записка Государю князя Меншикова, с приложением мнения Корнилова, от 4 февраля 1854 года.
 (6) Извлечено из записки, от 18 марта 1854 года.
 (7) Записка, поданная Его Высочеству генерал-адмиралу, от 31 января 1854 года.
 (8) Извлечено из записки, от 9 февраля 1854 года.
 (9) Собственноручное повеление Государя на имя Его Высочества генерал-адмирала.
 (10) Английский флот Непира, из трех эскадр, под начальством контр-адмиралов: Чадса, Корри и Плюмриджа, находился в следующем составе.
винтовых кораблей — 10
парусных кораблей — 7
винтовых фрегатов и корвет — 15
меньших судов — 17

 (11) В числе французских судов было паровых 12.
 (12) Guerin. Histoire de la derniere guerre de Russie (1853-1856).
 (13) Состав отряда, под начальством Барагей д’Илдиера: Бригада генерала Гюга: 12-й егерский батальон и полки 2-й легкий и 3-й линейный.
Бригада генерала Грези: 48-й и 51-й линейные полки.
Артиллерия, под начальством подполковника Рошебуе: 4 двенатифунтовые гаубицы (canons-obusiers), 6 шестнадцатифунтовых пушек, 2 мортиры 0,22 метр. и 2 мортиры 0,27 калибра.
Инженерная команда, под начальством генерала Ниеля.
 (14) Донесение генерал-майора фон-Вендта о деле при Гамле-Карлебю. — Der Krieg gegen Russland im Jahre 1854.. Leipzig. 1855. 187-188.
 (15) Bazancourt. L’expedition de Crimee. 11. 251-252.
 (16) Атаки и оборона аландских укреплений в 1854 году. Инженерн. Журнал. 1866. V.
 (17) Из письма Государя князя Меншикову, от 18 июня 1854 года, из Петергофа.
 (18) Bazancourt. II. 269-273.
 (19) Инженерн. Журн. 1866. V.
 (20) Bazancourt. II. 274-278.
 (21) Bazancourt. II. 283-288.
 (22) Инженерн. Журн. 1866. V.
 (23) Siege de Bomarsound en 1854. Journal des operations de l’artillerie et du genie. — Guerin. I. 191-192. — Современные статьи периодических изданий.
 (24) Rustow. Der Krieg gegen Rusland im Jahre 1854. Leipzig. 1855. 298-299.
 (25) Siege de Bomarsound en 1854. — Инженерный Журнал. 1866. V.
 (26) Из газеты "Daily News".
 (27) Из газеты "Morning Post".
 (28) Из газеты "Herald".
 (29) Bazancourt. II. 321-323.

 

Приложения к главе XVIII.

 (1) Морской Сборник. 1854 г. № 7.
 (2) Перевод депеши, присланный в Соловецкий монастырь.
«Часть эскадрона (!) её Великобританской Величества, раставливанного в Белом море, кидавшая якорь сегодня 6 (18) дня июли месяца 1854 года, и нижеподписавшиеся находивщие, что монастырь Соловетцкаго приняла на себя характера военной крепости, имея при себя гарнизона солдатов Его Императорского Величества Государя Всероссийскаго, и что эти солдаты сегодняшной день палили на Англинской флаг, Капитан Командующий эскадрона (!), перед тем, чтобы начать требовать удовлетворение от заведения светаго (вероятно — святаго?) характера, предлагает следующии кондиции:
1. Безусловной уступку целого гарнизона, находившиеся на острове Соловецкаго, вмести со всеми пушками, оружями, флагами и военными припасами.
2. В случае какого-небудь нападении на Парламентаго (?) флаг, с котором сия бумага передана, в таком случае бомбардирование монастыря немедленно последить.
3. Ежели Комендант гарнизона не передает сам свою шпагу на военном пароходе Е. В. В. «Бриск», не позже как через трех часов, после получений сия бумаги, то будет понято, что сии кондиции отказаны, и в таком случае бомбордирование монастыря должен немедленно последовать.
4. Весь гарнизон со всеми, оружями сдаваться должен как военныя пленники на острове "Пези" в Соловецкой бухте не позже как чрез шесть часов после получении сия бумаги.
Дано при Соловецкой на военном пароходе "Бриск», Е. В. В. сего 6 (18) дня июли месяца 1854 года.»
Подписано: Эразмус Омманей, Капитан фрегата Е. В. В. "Юри-дисей", и Главной Командующий эскадрона в Белом море, и проч.
 (3) Донесение святейшему синоду архимандрита Александра, от 10 июля 1854 года.
 (4) Высочайшее повеление 22 июля 1854 года.
 (5) Архангельские губернские ведомости 28 июля 1854 года.
 (6) Морской Сборник. 1854 г. № 10.
 (7) Состав Союзной эскадры на Восточном Океане. Английские суда: адмиральский 52-х-пушечнын фрегат Президент; 44-х-пушечнын фрегат Пайк, пароход Вираго. Французские суда: адмиральский 60-ти-пушечный фрегат Ла-Форт; 32-х-нушечный фрегат Евридика; 18-ти-иушечный фрегат Облигадо.
 (8) Английская газета "Herald".
 (9) Морской Сборник. 1854 г. № 12.

 

Приложения к главе ХIХ.

 (1) Депеша герцога Нюкестля, от 29-го июня н. ст. 1С'54 года.
 (2) A. W. Kinglake. The invasion of the Crimea. Sect. ХХХI.
 (3) Тотлебен. Описание обороны города Севастополя I. Глава III. — Статистич. опис. таврической губернии, составл. Герсевановым.  (4) Тотлебен. I. Глава III. — Военное обозрение юго-западной части Крыма, произведенное полковником Дельвигом в августе 1853 года (рукопись).
 (5) Статистич. опис. таврической губернии, составл. Герсевановым.
 (6) Тотлебен. I. Глава IV.
 (7) Отношение князя Меншикова военному министру, от 21 мая 1853 года. — Рапорты военному министру генерал-майора Баранцева, от 20 августа и 5 ноября 1853 года.
 (8) Тотлебен. I. Глава VII.
К 1 (13) мая, 1854 года, береговые батареи имели следующее вооружение.

Название батарей.

Пушек Единорогов Карронад Мортир Итого
3-пуд. бомб. 36
фунт.
30
фунт.
24
фунт.
18
фунт.
12
фунт.
пуд. 1/2 пуд. 68
фунт.
36
фунт.
18
фунт.
12
фунт.
5
пуд.
3
пуд.
6
фунт.
длинн. коротк. длинн. коротк.
Батар. 10 2 29 - - - - 12 - 9 - - - - - 6 - - 58
Александровск. 2 11 - 16 4 - 19 - - - - - - - 4 - - 56
Константиновск. - - - 50 - - 34 - 4 - - - - 1 - - 2 91
Карташевского - 1 - - - - 3 - - 1 - - - - - - - 5
Башня Волохова - 8 - - - - - - - - - - 2 - - - - 10
7-й бастион и Батар. № 8 2 9 - 22 - 4 11 - 4 - - - - - 10 - - 62
Михайловск. 8 16 - 12 - - 28 - 13 - - - - - - - - 77
Николаевск. 10 - - 63 - - 32 - - - - - - - - - - 105
Батар. № 4 - - 16 15 4 - 9 - 3 - - - - - - - - 47
Павловск. 4 - 4 - 11 - - 15 - - - - - - - - - 34
12-Апостольск. - 18 - - - - - - - - - 2 - - - - - 20
Парижская - 17 - - - - - - - - 2 2 - - - 1 - 22
Святославск. - 14 - - - - 3 - - - - - - - - - - 17
Батар. № 11 - - - - - - - - - - - - - - 6 - - 6

Всего 28 123 20 178 19 4 151 15 33 1 2 4 2 1 26 1 2 610

 (9) Тотлебен. I. Глава VII.
Вооружение сухопутных укреплений Южной стороны состояло из следующих орудий:
Пушек 30-ти-фунт. 2
Пушек 24-х фунт. 4
Пушек 18-ти-фунт. 23
Пушек 12-ти-фунт. 24
Пушек 6-ти-фунт. 4
Пушек 3-х-фунт. 2
Единорогов полупудов. 30
Единорогов 1/4-пудов. 9
Пушек-карронад 24-х-фунт. 25
Пушек-карронад 18-х-фунт. 2
Карронад 18-ти-фунт. 6
Карронад 12-ти-фунт. 14

Всего

145


 (10) Северное укрепление было вооружено: 19-ю 24-х-фунтовыми пушками, 9-ю полупудовыми единорогами, 7-ю шестифунтовыми пушками и 16-ю трех-фунт. фалконетами.
 (11) Тотлебен. Глава VII.
 (12) Донесение Государю князя Меншикова, от 29 июня 1854 года. В нем показано следующее число войск: пехоты 26 батальонов, в числе 22,700 человек; кавалерии 8 эскадронов, в числе 1,128 человек; артиллерии 36 орудий и от 500 до 600 казаков.
 (13) «La Crimee est maitenant le point essentiel; c’est la que doit se decider la question de notre influence dans l’Orient. Pensez-y, cher Prince, et rappelez Vous du vieil adage, qui dit que le Ciel est du cote des gros bataillons». (Из письма князя Меншикова князю Долгорукову, от 29 июня 1854 года).
 (14) Донесение Государю князя Меншикова, от 11 июля 1854 года.
 (15) Из письма Государя князя Меншикову, от 10 (22) июля 1854 г.
 (16) Из письма Государя князю Меншикову, от 1 августа 1854 года, из Петергофа.
 (17) Отзыв военного министра князя Долгорукова князю Меншикову. от 11 августа 1854 г.
 (18) Письмо Государя князю Меншикову, от 16 (28) августа 1854 года.
 (19) Депеша великобританского военного министерства, за подписью герцога Нюкестля, от 29 июня 1854 г.
 (20) Kinglake. Sect. ХХХIV.
 (21) Bazancourt. L’expedition de Crimee. La marine francaise. I. 151-152.
 (22) Bazancourt. I. 179-186.
 (23) Bazancourt. I. 196. — Современные периодические издания.
 (24) Мнение, изъявленное Союзными адмиралами, 20 августа н.ст. 1854 г.
 (25) Bazancourt: I. 199-203 et 207-216. — Kinglake. Sect. ХХХIII.

 *) Плоскодонные лодки, длиною 12 саж., шириною 2 саж.; лодки эти были устроены в Галаце инженер-полковником Геннерихом; они служили как для переправы войск, так и для составления моста.
 **) Кирлашами называют в нижне-дунайских странах двух и одномачтовые суда особенной формы, поднимающие от 6000 до 10,000 пудов. Несколько таких судов было нанято для переправы войск и для перевоза провианта.
 ***) подушки эти состояли из тростниковых фашин, перевязанных между собою горизонтально и вертикально ивовыми ветвями. — Они имели в длину 3 саж. и в высоту от 7 до 10 рядов фашин одного фута в диаметре.
 ****) 4-го саперного батальона подпоручик Алалыкин воспользовался этим штурмом, вошел вместе с ротой в укрепление и осмотрел его внутренность. Он первый известил о расположении неприятельских траверсов и завалов.
 *****) Грунт глинисто-песчаный, сухой. Кубический фут земли весил 124 фунта. Для подъема одной кубической сажени, при вычислении, принято 23 фунта пороху. При линии меньшего сопротивления в 15’, определены уменьшенные горны в 5/6 линии меньшего сопротивления.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2021 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru