: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

 

 

Маршал Сен-Сир

Вторая авторская редакция статьи публикуется на сайте с 05.10.2011 года.

 

 

Как выразился о Сен-Сире Рональд Делдерфилд, он был «наиболее противоречивой и эксцентричной личностью среди всех маршалов Наполеона. Чертежник, актер, музыкант, архитектор – во всем достиг высшей планки, так и не остановившись на чем-нибудь одном»1. Во многих отношениях он, видимо, оставался актером на протяжении всей своей жизни.
Большими достоинствами Сен-Сира были проницательность на поле боя, основательный расчет планов, хладнокровие и выдержка. По словам Хедли, «он не был стратегом и вряд ли мог с успехом провести большую военную кампанию самостоятельно, однако как тактик Сен-Сир заслуженно входил в число лучших военачальников французской армии»2. Проницательным взглядом он сразу видел все недостатки позиции противника и тотчас определял единственно правильное решение, ведущее к успеху. Разрабатывая план, он, казалось, не упускал никаких деталей, необходимых для успеха дела, не забывая о моральном духе как своих войск, так и войск противника. Точный математический расчет – вот что отличало Сен-Сира в составлении его планов к сражению. Он обладал до некоторой степени теми характерными особенностями, которыми обладал и Наполеон: четкостью и скоростью мысли. В отличие от многих маршалов и генералов, Сен-Сир не был подвержен импульсивности в принятии решений. Он часто действовал так, как будто он это все продумал заранее, и его самые смелые движения были результатом точного расчета. Он имел все качества, чтобы стать большим полководцем, но его необщительный характер, отчужденность и холодность не позволят ему быстро достичь высоких почестей во время Империи. Несмотря на сложный характер Сен-Сира, Наполеон всегда отдавал должное ему и часто вознаграждал его, выказывая свое доверие.
Сен-Сир был упрямым человеком как в проведении в жизнь своих планов, так и в своей оппозиции к тем, кто не соглашался с его мыслями. Он часто был склонен осуждать других, но, в то же время, когда осуждали его, он вспыхивал гневом и его мысли наполнялись всевозможными подозрениями. И эти подозрения и недовольство были основными критериями в его дальнейшем поведении. Так, когда между ним и Моро возникли разногласия и он нашел, что вокруг главнокомандующего образовалась клика против него, Сен-Сир вместо того, чтобы выполнять свои обязанности и вернуть обратно то доверие, которое другие несправедливо лишили его, он сначала становился бездеятельным, отказываясь сотрудничать с теми, кто был в какой-то мере недоволен им. Он не старался своими поступками доказать несправедливость тех упреков, которые обрушивали на него, а все держал при себе и действовал так, как он считал нужным, не считаясь с другими мнениями, которые не одобрял. В Испании, когда ему было поручено действовать в Каталонии, Сен-Сир вместо того, чтобы преумножить свою славу, показав свои лучшие качества, становится сварливым, постоянно проявляя недовольство на все и всех. Причем он не только жаловался, но и пытался обвинять Наполеона в том, что император специально направил его в Испанию с намерением погубить его, потому что он принадлежал в свое время к Рейнской армии, находящейся под командой Моро. Это глупое и смешное утверждение Сен-Сира было подхвачено некоторыми историками XIX века как свидетельство подлости и низости Наполеона. Можно только удивляться, как такое обвинение могло найти своих сторонников. В итоге, Наполеон был вынужден признать, что, послав в Испанию Сен-Сира, он проявил недальновидность.
И все же, несмотря на сложный и неуживчивый характер, Сен-Сир был талантливым военачальником и блестящим организатором и реформатором.

 

Гувьон Сен-Сер Лоран, маршал Франции


Лоран Гувьон Сен-Сир родился 13 апреля 1764 года в городе Туль в семье землевладельца.
Отец Лорана, Гувьон, происходил из семьи состоятельных мясников и торговцем кожами, ведущих свою родословную с XVII века. Он был женат на девице Сен-Сир. Однако брак оказался недолговечным, и вскоре после рождения Лорана он распался3.
Стараясь дать сыну хорошее образование, отец поместил Лорана в Артиллерийское училище в городе Туль. Однако, как это не раз бывало в других семьях будущих маршалов, Лоран не хотел идти по пути, предназначенному ему родителями. Лоран оказался единственным маршалом Наполеона, который в детстве не мечтал стать солдатом. Лорана больше всего тянуло к гуманитарным наукам: он интересовался греческим языком и латынью, математикой. Однако самой большой его страстью было рисование.
В возрасте 18 лет будущий маршал отказаться от армейской карьеры и отдал все силы искусству: свободная жизнь художника была более привлекательная для молодого Лорана, нежели суровая армейская служба. Он оставил родительский дом и отправился в Париж, где серьезно учится рисунку в мастерской художника Брене. Через некоторое время он оставляет Париж и устремляется в Италию для знакомства с работами старых мастеров. Сохранились довольно профессиональные рисунки Гувьона, датируемые началом 1780-х годов4.

Попутешествовав по Италии, Лоран возвратился во Францию. Не имея никаких средств к существованию, он поступает в небольшую театральную труппу, где переиграл большое количество ролей как классического, так и современного французского репертуара. Правда, зрители чаще награждали его игру не аплодисментами, а свистом. Художник по призванию, он стал актером по необходимости. «Высокий, представительный и по натуре серьезный, - пишет Шиканов, - Лоран лучше смотрелся бы в трагедиях»5.
Революцию во Франции Лоран воспринял с восторгом. Как пишет Делдерфилд, «никто не знает, при каких обстоятельствах он завербовался в армию. Благодаря своим блистательным способностям чертежника и исключительной наблюдательности, он легко сумел выделиться; кроме того, в армейской жизни он находил выход для своих творческих способностей, которые мучили его на протяжении всей его юности»6.
Когда Франции стала угрожать война и вторжение европейских армий, Сен-Сир записался волонтером в 1-й батальон республиканских егерей. С 1792 по 1797 год он служит в армиях, действовавших на Рейне, в Германии.

К 1793 году Сен-Сир, благодаря своим способностям, становится уже известным в армии военным. Не раз солдаты, услышав грохот пушек там, где должен действовать он, говорили: «Это Сен-Сир играет в шахматы с австрийцами». Уже тогда этого военачальника отличали строгий расчет и методичность в подготовке и проведении операций.
Вскоре пристрастие Сен-Сира к рисованию способствует тому, что он, в январе 1794 года, направляется в топографический отдел в штабе армии. Как замечает Делдерфилд, «… его талант чертежника пользовался большим успехом у генералов, нуждавшихся в точных картах театра военных действий»7. В это же время Лоран присоединяет фамилию матери – Сен-Сир – к своей фамилии из-за постоянной путаницы, возникающей вследствие нескольких Гувьонов, проходивших службу в армии.
После года штабной работы, которая дала ему много полезного для понимания тактики и стратегии, Сен-Сир был повышен в звании до бригадного генерала (5 июня 1794 года), а шесть дней спустя он уже стал дивизионным генерала. Характеристика, которую ему дали в то время, гласит: «Его безупречное поведение и гражданская доблесть известны всем боевым товарищам. Таланты, стойкость, предприимчивость, храбрость, успехи в кампании получили новое подтверждение на всех должностях, которые он занимал»8.

С 1795 года и вплоть до мира в Кампо-Формио Гувьон Сен-Сир служит в рядах Рейнской армии, которой поочередно командовали Гош, Журдан и Моро.
В некоторых неудачах, которые испытала французская армия, была доля вины и самого Сен-Сира, сложный и несговорчивый характера которого обострял взаимоотношения с главнокомандующим генералом Моро. Последний разделил армию на четыре корпуса, состоящие из пехоты, кавалерии и артиллерии, что, по мнению Моро, давало больше самостоятельности в действия корпусных командиров. Правда, это иногда затрудняло выполнение общего дела. Сен-Сир, получивший под свое командование Третий корпус численностью 25 тысяч человек, ратовал за еще большую самостоятельность и даже независимость в действиях корпусных командиров. В итоге, разногласия между двумя генералами усугублялись еще больше и вскоре перешли даже к открытому разрыву.
Такого положения вещей привели к к большим трудностям, испытанным Моро в сражениях при Энгене и при Мескирхе. Сен-Сир, решивший действовать независимо от основной армии, появлялся на поле боя лишь по окончании боевых действий. Офицеры в штабе Моро обвиняли Сен-Сира в предательстве и нежелании действовать сообща. Тот, в свою очередь, оскорбленный такими речами, прекратил движения вместе с армией Моро и ограничился руководством только своим корпусом. Уже тогда стала отчетливо проявляться особенность характера Сен-Сира – независимость не только в своих суждениях, но и независимость во всем, даже что касается военных действий. Необходимо было обладать гениальностью, силой духа и воли, чтобы заставить Гувьона хоть как-то подчиняться требованиям вышестоящего начальника. К сожалению, Моро не обладал этими качествами. Между тем, «опоздание» Сен-Сира во время сражения при Мескирхе спасло австрийцев от полного разгрома. В свое оправдание Сен-Сир говорил лишь одно: он не получал никаких приказов, несмотря на твердые уверения Моро в обратном. Никакие доводы ни Моро, ни офицеров штаба не могли поколебать точку зрения Сен-Сира. Если бы Дезэ при Маренго действовал так, как действовал Сен-Сир при Мескирхе, то Бонапарт проиграл бы сражение и потерял Италию. Мало того, Дезэ не имел приказов, чтобы прибыть к Маренго, но двигаясь к Нови, согласно ранее отданному приказу, он, услышав шум боя, по собственному почину развернул свою дивизию, и прибыл к месту боя в самый критический момент. Такой манеры действий, к сожалению, от Сен-Сира нельзя было ожидать даже много позже.
Правда, на следующий день Сен-Сир загладил свой проступок, разбив противника у Бибераха.
После сражения при Мескирхе австрийцы отступили так быстро, что генерал Моро не рассчитывал настигнуть их на следующий день. Между тем, Сен-Сир получил приказ поспешить к Бибераху, находящемуся на путях отхода неприятеля. На этот раз Гувьон действовал, согласуясь с приказом главнокомандующего. Правда, прибыв к Бибераху, он неожиданно для себя обнаружил не отступающих в беспорядке австрийцев, а войска, занявшие оборонительную позицию у Биберах и намеревавшиеся оборонять этот город, в котором располагались большие склады. Австрийский командующий расположил часть своих войск на дороге, ведущей к Бибераху, а основные силы позади города – на главенствующих высотах. Сен-Сир, видя сильные позиции австрийцев, не решался своими силами атаковать их. Он попытался привлечь к себе дивизию Нея, однако того не могли нигде найти. В этот момент Сен-Сиру сообщили о приближении дивизии генерала Ришпанса. Тогда он решил задействовать эти войска и предпринял атаку передовых частей австрийцев, которые обороняли дефиле. Удар был настолько стремительный, что противник был смят сходу и отброшен к высотам.
Выйдя из города, французские войска остановились: между высотами, на которых расположился противник и городом протекала река Рис и находилось болото. Сен-Сир колебался начинать атаку: у него было только немногим более 20 тысяч человек, и он взвешивал все за и против. И все же, найдя слабые места в построении австрийцев, он решился на атаку. Перейдя реку и болото и приблизившись к высотам, он, разделив свои силы на три колонны, стремительно атаковал противника. Это была не безрассудная атака в стиле Мюрата, а взвешенное и продуманное наступление. Действия Сен-Сира были столь стремительны и точно рассчитаны, что противник был опрокинут и бросился в беспорядочное бегство. В руки французов попало большое количество пушек, боеприпасов, пленных, знамен.
Вскоре он был назначен командовать войсками в Риме и 26 марта 1798 года прибыл к своему новому месту службы. На этом посту он должен был сменить генерала Массена, который своим лихоимством вызвал такое недовольство солдат и офицеров, что те готовы были поднять бунт. Та страсть к накопительству, которую почти единодушно отмечали у Массена современники, не способствовала популярности этого генерала в войсках, которыми ему доводилось командовать.
Новый командующий имел приказ арестовать тех офицеров, которые проявили наибольшее неповиновение, и восстановить дисциплину. Суровые меры, предпринятые Сен-Сиром в этом деле, погасили какое-либо недовольство и мятеж, готовый вот-вот вспыхнуть, был подавлен в самом его начале.

На следующий год была организована вторая антифранцузская коалиция европейских государств и боевые действия возобновились на всем театре военных действий — от Германии до Италии. Суворов во главе русско-австрийской армии победоносно двигался по Италии, уничтожая плоды побед Бонапарта в 1796-1797 гг.
В июне 1799 года Сен-Сир был направлен в армию генерала Моро, действующую в Италии. Он прибыл туда накануне сражения у Нови, в котором и принял участие. Несмотря на поражение французов, арьергард под командованием Сен-Сира стойко противостоял русско-австрийской армии, давая возможность основным силам спокойно отойти.
Правда, в этом сражении, как и раньше, проявилась еще одна черта характера Сен-Сира, которая не делает ему чести, и вызывавшая вполне справедливые нарекания со стороны его боевых товарищей, - нежелание прийти на помощь, когда от него ее ждут. О нем говорили, что он всегда старался «тянуть одеяло на себя», при этом пускаясь в длинные и заумные разговоры, доказывая всем, что именно его точка зрения является единственно правильной. Правда, подобная тактика не давала Сен-Сиру преимущества с людьми, имеющими твердую волю и силу повелевать. Известен случай, как Массена, будучи главнокомандующим Итальянской армии, отдал приказ Гувьону взять на себя руководство неаполитанскими войсками. В ответ он вновь пустился в длинные рассуждения о неразумности подобного решения и даже направился в Париж, чтобы доказать свою правоту перед Наполеоном. Однако Бонапарт не был тем человеком, который позволил бы кому бы то ни было втянуть себя в бессмысленные дискуссии. Он заявил Сен-Сиру, что если через два часа его кареты не будет видно на дороге, ведущей из Парижа в Неаполь, то еще до полудня его «расстреляют на Гренельском поле». Этот аргумент был более чем убедительным и Сен-Сир моментально отправился в Неаполь. Как замечает В. Шиканов: «Логика военного трибунала подействовала на холодный ум математика лучше всяких доводов разума»9.

Как уже говорилось, нежелание прийти на помощь своим боевым товарищам, вызывало очень большое недовольство как среди офицерского корпуса, так и среди солдат. Например, в битве при Нови он хладнокровно наблюдал за разгромом дивизии Ватрена, даже не двинувшись с места. Передавали даже слова, сказанные им при этом: «Будет неплохо преподнести несколько уроков генералам неаполитанской армии».
Ситуация вновь повторилась в 1813 году, и имела гораздо более катастрофические последствия. После победоносного Дрезденского сражения, Наполеон поручил преследовать отступающую армию союзников. Вандам, вставший на пути следования союзников, так и не получил помощи от Сен-Сира, который в этот момент действовал слишком вяло. В итоге, корпус Вандама был разбит, а сам он взят в плен в битве при Кульме. После этой удачи союзное командование, впавшее в уныние после нескольких поражений, приободрилось и продолжило более активные действия против французской армии, хотя намеревалось предложить Наполеону начать мирные переговоры.
Уже на острове Святой Елены Наполеон заметит, говоря о Сен-Сире: «Он позволял разбивать своих товарищей»10.
Казалось, что ни любовь войск, ни уважение врагов, - ничто не трогало маршала Сен-Сира. Он не уделял солдатам должного внимания, считая, что это обязанность исключительно интендантской службы. И вообще, его манера поведения сводилась к формуле: не гоже командующему занимать свое время другими заботами, кроме тактики и стратегии. Как пишет в своих мемуарах Марбо, Сен-Сир «хотел, чтобы ему на поле битвы приводили полки, полностью готовые к сражению, и чтобы ему не приходилось заниматься теми делами, цель которых – сохранять воинские части в хорошем состоянии»11. В его поведении можно прочесть некоторую высокомерность и отчуждение; про таких говорят — сам себе на уме. Некоторые находили в его холодности и невозмутимости тонкий расчет. Хотя его непроницаемое спокойствие и внушало войскам уверенность, но они знали также, что никогда не увидят своего командующего, идущего впереди со знаменем в руках или увлекающего полки в атаку, как это делало большинство маршалов и генералов французской армии. Он больше подходил своим поведением для кабинетной, штабной работы, и Стендаль писал, что Сен-Сир был одним из редких военачальников, способных корпеть над изучением документов»12. Но, как вполне справедливо заметил В. Шиканов, «качества, незаменимые для штабного специалиста, не очень-то котировались на передовой. Может быть поэтому, солдаты не слишком жаловали маршала и называли его «Сова»13.
От него редко можно было услышать похвальное слово, слова поддержки и ободрения, его нельзя представить, обращающимся к войскам с воззванием, поднимающим их дух и увлекающих их на новые дела, как это неоднократно делал Наполеон. Наоборот, после первого Полоцкого сражения, во время Русской кампании 1812 года, во время которого войска приложили огромные усилия для победы, Гувьон Сен-Сир не поблагодарил их, не ободрил, а уединившись в штаб-квартире, располагавшейся в монастыре, играл на скрипке. «Таков был этот необычный военачальник – артист, математик, художник и меломан»14.
И все же, несмотря на все его недостатки, Сен-Сир являлся очень способным военачальником. Генерал Моро, давая оценку способностям Сен-Сира, говорил: «С Дезэ сражения выигрывают, с Сен-Сиром их не проигрывают».

1804 год. Франция объявлена империей, а Наполеон Бонапарт становится императором французов. 19 мая было возрождено звание маршала Франции и в этот день 18 генералов получили маршальский жезл. Сен-Сира, правда, среди них не было. Как пишет по этому Марбо, у Наполеона к Сен-Сиру «была такая антипатия, что, создавая звание маршалов, ре не внес Сен-Сира в список тех, кто получал повышение до этого звания, хотя Сен-Сир и был одним из лучших генералов, более талантливым, чем большинство тех, кому Наполеон вручил маршальский жезл»15.
Он также не присутствовал и на торжествах по случаю коронации Наполеона. Делдерфилд по этому поводу пишет: «Один из будущих маршалов… не присутствовал на коронации, уходя от предложенного ему выбора. Это был циник Сен-Сир, бывший чертежник и актер, а ныне - признанный великолепный стратег. Курьезный индивидуализм Сен-Сира привел его этой осенью к некоторым рискованным поступкам. Он наотрез отказался подписывать петицию с просьбой к Наполеону провозгласить себя императором, распространяемую среди старших офицеров. Он недолюбливал Наполеона (как, впрочем, недолюбливал и практически всех маршалов) и совершенно не беспокоился о том, кто об этом узнает еще. У него была манера выжидать – та же, что и у Бернадота, но вместе с тем много больше моральной смелости. Он не ставил себе в заслугу то, что высказывал официально неодобряемые мысли и не вилял в зависимости от настроения компании, в которой находился; он спокойно занимался своим делом, советуясь только с самим собой. Никто, даже сам Наполеон Бонапарт, не мог приказать Сен-Сиру, как голосовать или кого поддерживать. В целом мире был только один человек, который производил на него впечатление, - этот человек когда-то учился инженерному делу, потом стал актером, а затем первоклассным генералом. Свое мнение по этому поводу Сен-Сир не изменил до конца своих дней»16.

В 1801 году Сен-Сир был направлен вместо Люсьена Бонапарта французским послом при испанском дворе. Вскоре после этого он был назначен командующим неаполитанской армией. Для человека как Сен-Сир это было время бездействия.
В кампании 1805 года Сен-Сир возглавляет отдельный корпус и действует в Италии, где боевые действия не были столь активны как в Германии, а потом на территории Австрии и Моравии. Однако он добился успеха в битве у Кастельфранко, разгромив принца Роана. В ходе преследования, Сен-Сир, руководя передовым отрядом, заставил сложить оружие остатки австрийского корпуса — 5 тысяч человек. Старый австрийский полковник, отдавая французскому генералу шпагу со слезами на глазах, произнес: «Я чувствую, что у вас не так уж много сил». Сен-Сир промолчал. В данный момент он располагал всего лишь одним польским батальоном – 800 солдат17.

В 1806 году Сен-Сир вновь вынужден был пребывать в относительном бездействии, поскольку должность начальника полупустым Булонским лагерем вряд ли можно было назвать насыщенной многочисленными делами. Не довольный своим положением и умирая от скуки, Сен-Сир забрасывал военное министерство прошениями об отпуске, однако в ответ получил лишь безмолвие. Однако эта должность давала возможность Сен-Сиру проводить достаточное время у мольберта. До наших дней сохранились его рисунки, датированные 1807 годом.

И только в 1808 году Наполеон вновь привлек его к активным действиям, направив воевать в Испанию. 21 декабря он разгромил испанскую армию при Молино дель Рей. Правда, в Испании Сен-Сир больше ссорился и выяснял отношения с другими маршалами и генералами, чем воевал и одерживал победы. Он был постоянно недоволен всем и всеми. При таком положении вещей от него нельзя было ожидать какой-либо помощи или взаимодействия. Через начальника штаба маршала Бертье Наполеон приказал Сен-Сиру захватить крепости Жерона, Тарагона, Тортоса. Несмотря на все свои усилия и новые тактические приемы, он надолго застрял у первой же крепости. Недовольный действиями своего подчиненного, Наполеон отозвал Сен-Сира во Францию и направил вместо него Сюше, который станет единственным маршалом, не только не погубившим, но, наоборот, укрепившим свою военную репутацию в Испании.

Возвратившись во Францию, Гувьон Сен-Сир остается не у дел в течение полутора лет, и только в период подготовки к войне с Россией он получает под свое начальство 6-й корпус Великой армии.

После переправы через Неман, Великая армия двинулась вслед за отступающими русскими войсками: Наполеон с главными силами шел по пятам армии Барклая де Толли, а корпус маршала Даву был направлен против армии Багратиона с целью не допустить соединения двух русских армий. Прикрываясь арьергардом, армия Барклая отошла к Смоленску, где произошло соединение с войсками Багратиона, который сумел оторваться от Даву.
К этому времени Наполеон отрядил в район Полоцка корпус Удино с целью угрожать Петербургу и прикрывать коммуникационные линии главных сил, движущихся на Москву. Ему в поддержку Наполеон отрядил из главных сил 6-й корпус Сен-Сира. Против Удино и прибывшего Сен-Сира находился корпус Витгенштейна, прикрывавший направление на Петербург. 16 августа, когда основные силы Великой армии во главе с Наполеоном штурмовали Смоленск, Витгенштейн атаковал французов в районе Полоцка и добился больших успехов. В то же время Сен-Сир, ничем не помогал Удино, и, по словам Марбо, только «следовал за Удино, и когда тот спрашивал его мнение, то кланялся и ограничивался лишь словами: «Ваше сиятельство господин маршал!» Это должно было значить: поскольку вас произвели в маршалы, вы должны знать обо всем больше меня, простого генерала, поэтому выходите из положения как можете!»18
На следующий день бой возобновился, однако французы не имели ощутимого успеха, а Удино был ранен и, передав бразды правления войсками в руки Сен-Сира, покинул поле боя.
В продолжившихся боевых действиях у Полоцка, Сен-Сир нанес русским войскам поражение. В ходе боя, он чуть было не попал в плен во время контратаки русской кавалерии. По словам Марбо, Сен-Сира спасло то, что он, «одетый в простой синий сюртук без знаков отличия, остался лежать на земле и не пошевелился при приближении кавалергардов, которые, сочтя его мертвым или приняв за простого чиновника из военной администрации, пролетели мимо, продолжая преследовать солдат на равнине»19.
Несмотря на отход русских, этот успех нельзя было назвать безоговорочной победой. Как справедливо пишет Чандлер: «Первый Полоцк» (Имеется в виду первое сражение за Полоцк в августе 1812 года. Второе сражение произошло во время отступления Великой армии из Москвы) не был особенно выдающейся победой, учитывая численное превосходство французов, но это освободило Наполеона от забот о его левом фланге и укрепило решимость наступать далее на Витебск»20.

Наполеону очень хотелось подбодрить войска известиями о победах и побудить своих военачальников к более активным действиям. В результате, 27 августа император подписал декрет о возведении Гувьона Сен-Сира в сан маршала Франции.
Сен-Сир, получив столь высокое звание, не стал изменять устоявшимся правилам в своем поведении. По словам Марбо, «вместо того, чтобы воспользоваться этим случаем для посещения своих частей, новый маршал продолжал жить в еще более полном одиночестве, если только подобное возможно... Кроме того, хотя обширный Полоцкий монастырь имеет свыше сотни комнат, которые могли бы быть столь полезными для раненых, он захотел поселиться там один, считая, что делает очень большую уступку, разрешив поместить в общих помещениях монастыря высших раненых офицеров... Погреба и чердаки монастыря ломились от провизии... Но маршал велел принести ему ключи от всех складов. Ничего не могло выйти оттуда, даже для того, чтобы направиться в госпиталь!.. Армия громко осуждала его...»21
В середине октября Великая армия оставила Москву и двинулась на Калугу, но у Малоярославца ей дорогу преградила русская армия Кутузова. Несмотря на то, что город был взят французами, Наполеон не решился продолжать свое движение в южные губернии России, и после долгих раздумий начал отступление к Смоленску через Можайск.
Тем временем в октябре у Полоцка активизировались боевые действия. В середине октября Витгенштейн решил вновь атаковать Полоцк. К нему на помощь двигался корпус генерала Штейнгеля, который намеревался ударить во фланг войскам Сен-Сира. Надеясь на подход Штейнгеля в самое ближайшее время, Витгенштейн атаковал французские войска, стоявшие вокруг Полоцка. Сен-Сир действовал со своим обычным хладнокровием. Понимая, как важно удержать город в своих руках, он ожесточенно и успешно защищался от всех нападений русских. В ходе сражения новоиспеченный маршал был ранен, однако не оставил поле боя и продолжал руководить своими войсками. Попытки Витгенштейна захватить Полоцк не увенчались успехом и он отступил назад. Однако радость французов оказалась преждевременной. Пришло известие, что корпус Штейнгеля движется по левому берегу Двины, намереваясь выбить Сен-Сира с его позиций и загнать его войска в тиски. Перспектива оказаться в окружении не радовала маршала, он решил ночью оставить Полоцк и атаковать русских по частям. Жертвой Сен-Сир выбрал более малочисленный корпус Штейнгеля. Оставив Полоцк и, быстро перейдя по мостам через Двину, он атаковал Штейнгеля и разгромил его корпус, взяв 1500 пленных. После этого успеха Сен-Сир начал отводить свои войска на соединение с войсками Наполеона.
Узнав о тяжелом положении Сен-Сира, Наполеон приказал маршалу Виктору с его 9-м корпусом двигаться ему на помощь. Соединение состоялось, однако Сен-Сир не желал быть в подчинении у Виктора и, еще не отойдя от своей раны, полученной у Полоцка, заявил, что он более не намерен участвовать в этой войне. Передав командование корпусом генералу Леграну, он отправился во Францию на лечение. По словам Марбо, отъезд Сен-Сира опечалил все войска. «Солдаты, хотя и не любили его лично, отдавали должное его храбрости и его редким военным талантам. Чтобы быть настоящим командующим армией, Сен-Сиру следовало лишь быть менее эгоистичным и уметь добиваться привязанности к себе со стороны солдат и офицеров, уделяя внимание их нуждам». И далее Марбо заключает: «Но не бывает людей без недостатков»22.

Поправившись, Сен-Сир получает от Наполеона назначение на должность командира 14-го корпуса Великой армии.
Саксонская кампания началась с побед Наполеона: Вейсенфельс, Лютцен, Баутцен. После этих поражений союзники предложили Наполеону заключить перемирие, которое было принято императором. Это была ошибка Наполеона, поскольку Австрия, соблюдая до того нейтралитет, вошла в состав коалиции, существенно увеличив численность союзных войск.
В это время корпус Сен-Сира находился в Дрездене – главной базе французской армии, играя роль стратегического резерва.
Пока Наполеон гонялся за Блюхером, надеясь разгромить его, русско-австрийская армия под начальством князя Шварценберга всей своей мощью обрушилась на Дрезден, который оборонял 30-тысячный корпус Сен-Сира. В своем послании императору вечером 23 августа он писал: «В пять часов дня сего дня противник приблизился к Дрездену… Мы ожидали нападения этим вечером, но, вероятно, оно будет иметь место завтра. Ваше Величество знает лучше, чем я, сколько необходимо времени для тяжелой артиллерии, чтобы пробить стены и палисады»23. После очередного боя, Сен-Сир вновь сообщает императору о ходе боя и о своем тяжелом положении. В заключении маршал писал: «Мы настроены сделать все, что в наших силах. Однако на большее не приходится рассчитывать с такими молодыми солдатами»24. Несмотря на трудность положения, 25 августа Сен-Сир организовал яростную контратаку, и авангард союзников был в беспорядке отброшен назад. В результате такой неудачи союзники решили в дальнейшем действовать наверняка. Они не знали ни численности солдат у Сен-Сира, ни точного местоположения Наполеона и поэтому решили отложить массированную атаку против Дрездена до 26-го – то есть к тому времени, когда их рассеянные колонны успеют снова построиться в порядке.
Получив сообщения от Сен-Сира, Наполеон приказал маршалу Макдональду гнаться за Блюхером, а остальная часть Великой армии сделала поворот кругом и поспешила на защиту Дрездена.

Когда союзники начали наступление, главные силы Наполеона, совершив за четыре дня 120-мильный марш, были уже в Дрездене. В результате двухдневного сражения русско-австрийская армия была разбита и в беспорядке начала отступать.
Однако на этом успехи Наполеона закончились. В трехдневной битве под Лейпцигом французская армия была разбиты и ее остатки отступали к границам Франции.
Сен-Сир во время этих событий продолжал находиться в Дрездене. После Лейпцига союзное командование отрядило
к Дрездену крупные силы под командованием генерала Кленау, который осадил город. Оказавшись в глубоком тылу, Сен-Сира оборонял город, а потом попытался прорваться сквозь союзные войска, чтобы соединиться с гарнизоном Торгау. Однако из этой попытки французов ничего не вышло и Сен-Сир был отброшен обратно в Дрезден. Наконец, недостаток продовольствия вынудил маршала заключить 11 ноября с австрийским генералом Кленау конвенцию об эвакуации Дрездена. Сен-Сир настоял на том, чтобы весь его корпус с оружием и всем снаряжением свободно возвратился во Францию. Сначала условия конвенции соблюдались союзниками, однако потом, как это не раз бывало после сдачи крепостей, верховное командование союзников отказалось выполнять принятые на себя обязательства. В итоге Сен-Сира поставили перед дилеммой: либо плен, либо возвращение в голодный Дрезден. Обдумав все за и против, маршал выбрал первое.
Войска Сен-Сира оказались не единственными, кто оказался в подобной ситуации из-за двуличности союзников. Гарнизоны Данцига, Модлина, Торгау, Штеттина также были объявлены военнопленными, хотя по договорам о сдаче крепостей им был обещан свободный проход во Францию.
Но Сен-Сир оказался единственным военачальником столь высокого ранга, который попал в плен. Правда, пребывание маршала в неволе было достаточно комфортным. Он жил в Карлсбаде, то есть практически на знаменитом бальнеологическом курорте.
После отречения Наполеона и реставрации во Франции династии Бурбонов, Сен-Сир возвратился во Францию и присягнул на верность Людовику XVIII. Он был сделан пэром Франции и направлен командовать войсками в Орлеан.

Во время Ста дней маршал занял выжидательную позицию, что, в принципе, было неудивительно для такого человека как Сен-Сир.
Наполеон имел несколько встреч с Сен-Сиром, убеждая его перейти на его сторону. Однако маршал пытался перевести разговор на... сельское хозяйство. В то же время, он никак не отреагировал и на тайное послание короля, в котором Людовик XVIII предлагал ему отправиться на запад страны, в Вандею, и возглавить вновь вспыхнувшее восстание. Сен-Сир был не тем человеком, который мог сломя голову бросаться в какие бы то ни было авантюры, результат которых не был гарантирован. Он был слишком расчетлив! А потому, «он не хотел воевать ни за Бонапарта, ни за Бурбонов, а был исключительно сам за себя»25.

Несмотря на неопределенную позицию, проявленную маршалом во время Ста дней, Людовик XVIII, тем не менее, приблизил к себе Сен-Сира, вручив ему портфель военного министра Франции, бывший до этого в руках маршала Даву.

В 1817 году Сен-Сир задумал и осуществил полномасштабную реформу вооруженных сил. Эта реформа Сен-Сира оказалась весьма удачным мероприятием. Благодаря ей французская армия смогла увеличить свою численность, иметь обученный резерв, а также выиграла войны в Испании (1823), Крымскую войну (1853-1856) и против Австрии (1859-1860).

О Сен-Сире говорили, что он является единственным из министров, который «способен управлять своим ведомством». Но в 1819 году король, под нажимом ультрароялистского окружения, отправил маршала в отставку.

Оказавшись не у дел, маршал уехал в свое имение, где занялся сельским хозяйством и написанием мемуаров и книг о войнах эпохи Наполеона.

12 марта 1830 года Сен-Сира настиг апоплексический удар. Через пять дней Гувьон Сен-Сир отошел в мир иной.

Тело маршала было перевезено в Париж и отпето в соборе Дома инвалидов. Как и большинство маршалов, Сен-Сир был похоронен на кладбище Пер-Лашез. Маршал Мортье произнес надгробную речь у свежевырытой могилы, в которой отдал хвалу воину и писателю.

 

Могила маршала Гувьон Сен-Сира (фото 1 и 2)

 

Приложения

 

1. ЭТАПЫ ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ

1792 – доброволец 1-го батальона республиканских егерей. Старший сержант.
1792 – капитан.
1793 – майор штабной службы.
1794 – полковник штабной службы. Бригадный генерал. Дивизионный генерал.
1800 – заместитель командующего Рейнской армией.
1800 – член Государственного совета.
1801 – полномочный посол Франции в Испании.
1803 – заместитель командующего наблюдательным корпусом в Неаполе.
1804 – генерал-полковник кирасир.
1806 – командир 3-го корпуса неаполитанской армии.
1808 – граф Империи.
1809 – в отставке.
1812 – командующий 6-м армейским корпусом Великой армии.
1812 – маршал Франции.
1813 – командир 14-го корпуса Великой армии.
1813 – капитулировал в Дрездене.
1814 – вернулся во Францию после пребывания в плену.
1814 – пэр Франции.
1815 – военный министр Франции.
1817 – маркиз.
1817-1819 – военный министр Франции.

2. НАГРАДЫ

1799 – почетная сабля за Альбаро (под Генуей).
1803 – легионер Почетного Легиона.
1804 – высший офицер Почетного Легиона.
1805 – знак Большого орла Почетного Легиона.
1809 – командор ордена Железной короны (Италия).
1816 – Большой крест ордена св. Людовика.

3. СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Жена – Анна Гувьон (1775-1844).
Сын – Лоран Франсуа (1815-1904).

 


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Делдерфилд Р.Ф. Наполеон. Изгнание из Москвы. М., 2002. С. 80.
2 Headley J.T. Napoleon and his marshals. N.Y., 1850.
3 Шиканов В.Н. Созвездие Наполеона: маршалы Первой империи. М., 1999.
4 Там же.
5 Там же.
6 Делдерфилд Р.Ф. Маршалы Наполеона. М., 2001. С. 44.
7 Там же. С. 70-71.
8 Шиканов В.Н. Созвездие Наполеона…
9 Там же.
10 Там же.
11 Марбо М. Мемуары генерала барона Марбо. М., 2005. Т. 3. С. 551.
12 Там же.
13 Там же.
14 Там же.
15 Марбо М. Указ. Соч. Т. 3. С. 551.
16 Делдерфилд Р.Ф. Маршалы Наполеона… С. 152.
17 Шиканов В.Н. Созвездие Наполеона…
18 Марбо М. Указ. Соч. Т. 3. С. 552.
19 Там же. С. 557.
20 Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. М., 1999. С. 477.
21 Марбо М. Указ. Соч. Т. 3. С. 561.
22 Там же. С. 589.
23 Headley J.T. Op. cit.
24 Ibidem.
25 Шиканов В.Н. Созвездие Наполеона…

 

 

По всем вопросам писать по адресу: [е-mаil] , Сергей Захаров.



В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru