: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Патрик Гордон
и его дневник.

Сочинение А. Брикнера.

 

Публикуется по изданию: Брикнер А.Г. Патрик Гордон и его дневник. СПб. Типография В. С. Балашова. 1878.


библиотека Адъютанта

<Предисловие>

 

Едва ли кто-нибудь из иностранцев, находившихся в России в XVII-м столетии, имел столь важное значение, как Патрик Гордон. И продолжительностью своего пребывания в России, и участием в самых важных событиях, и положением, занимаемым им в государстве и обществе, он заслуживает большего внимания, чем многие другие более известные современники-иностранцы, не исключая и Франца Лефора. Между источниками для истории этой эпохи дневник Гордона занимает одно из первых мест. Объемом этот дневник превосходит все подобного рода произведения, за исключением, разве, записок Болотова, превосходя, однако, последние богатством содержания.
Изложение биографии Гордона может поэтому содействовать исследованию многих вопросов истории России от 1661 до 1699 г. Указание на содержание дневника Гордона составляет некоторую часть источниковедения русской истории в данную эпоху.
И личность Гордона, и его дневник уже скоро после его кончины сделались предметом внимания любителей отечественной истории и специалистов.
Из бумаг графа Остерманна, конфискованных по случаю его катастрофы, видно, что ему был известен дневник Гордона и что он уже в 1724 году заботился о переводе его на русский язык. Этот труд был возложен на Волкова, который и успел перевести часть дневника, относящуюся к 1684 и отчасти к 1685 годам. Граф Остерманн, между бумагами которого находился перевод, сделанный Волковым, передал затем дневник какому-то переводчику Зинявичу для продолжения труда; последний, однако, оказался небрежным и неспособным к исполнению возложенной на него обязанности. Из замечания в бумагах Остерманна, [2] что после этого рукопись дневника была отправлена в Петербург, можно заключить, что подлинник находился в то время в Москве1).
Немного позже дневником Гордона занимался весьма тщательно известный академик Бейер. Из его истории Азова, напечатанной в издаваемом Г. Ф. Миллером сборник «Sammlung russicher Geschichten», а именно во II-м томе, явившемся в 1737 году. видно, что Бейер, говоря о походах Петра Великого, воспользовался дневником Гордона, выписав из него несколько страниц.
В 1759 году граф Строганов, по предложению академика Г. Ф. Миллера, приобрел значительную часть рукописи дневника от вдовы внука Гордона, бывшего переводчиком при адмиралтействе в С.-Петербурге. Затем Миллер открыл другую часть дневника в архиве коллегии иностранных дел в Москве. Там же в архиве находится статья Миллера о Гордоне, писанная в 1766 году; извлечение из этой статьи в 1778 году было напечатано в «Опыте трудов вольного российского собрания при Императорском Московском университете». Перевод этой заметки, а также статьи «О начале Преображенского и Семеновского полков гвардии», при составлении которой Миллер также пользовался дневником Гордона, был напечатан в «S.-Petersburger Journal» 1778 года (апрель).
Между тем Штриттер занимался составление немецкого перевода дневника2), а к концу XVIII-го века появился целый ряд биографических очерков о Гордоне и извлечений из его дневника. Так, в Месяцеслове на 1782 год было напечатано «Описание жизни бывшего российского генерала Гордона», в Месяцеслове на 1783 год «Известия об осаде Азова в 1695 году». Обе статьи были перепечатаны в «Собрании сочинений, выбранных из Месяцесловов на разные годы. Часть V, 1790 г.». В «Новых ежемесячных сочинениях» на 1788 и 1789 годы появились выдержки из дневника Гордона о двух Чигиринских походах в 1677 и 1678 годах. В «Российском магазине», издаваемом Туманским, в 1793 году (июнь и декабрь) был напечатан перевод той части [3] дневника, которая относится к 1684 и 1685 годам3). Наконец, в 1800 году Голиковым были изданы вместе биографии Лефора и Гордона.4).
Из замечаний Сахарова по случаю сообщенного им в «Записках русских людей» отрывка перевода дневника Гордона видно, что в 1784 году список дневника был составлен каким-то Англичанином Джоном Ридлеем по приказанию одного вельможи5). О переводе одного из томов дневника г. Кэлером (Köhler) младшим на русский язык упомянуто в заметке Аделунга в его сочинении «Uebersicht der Reisenden in Russland»6). Об английской книжке о Гордоне, купленной Тургеневым у одного книгопродавца в Лондоне, упоминает Поссельт7), замечая при этом, что он не имел возможности приобрести эту книжку. Мы знаем только, что этот труд был извлечен из тех частей дневника, которые относятся к эпохе от 1684 до 1698 года.
В последнее время, как нам кажется, не было обращено достаточного внимания на Гордона. Так, например, в изданиях Бантыш-Каменского ему не посвящено статьи. Даже в труде «Деяния знаменитых полководцев и министров при Петре Великом (Москва, 1812)» не упомянуто о Гордоне. Аделунг в своем сочинении «Uebersicht der Reisenden in Russland» (1846) говорит о Гордоне весьма кратко, а к тому же ошибочно указывает на 1661-80 года, как на время пребывания в России Гордона8). Герман при издании «Geschichte des russischen Staats», не мог пользоваться дневником Гордона, потому что первый том издания этого памятника в немецком переводе вышел одновременно с четвертым томом сочинения Германа (в 1849 году).
В 1849 году явился первый том немецкого издания Поссельта, в 1851 году второй том, в 1852 году третий9). В первом [4] томе показаны издателями князь Оболенский и доктор М. Поссельт, во втором издателем является только последний. Предисловия к изданию и разные замечания и приложения писаны, очевидно, исключительно Поссельтом. Довольно дельно составленный биографический очерк в первом томе, однако, не обратил на себя достаточного внимания ученых, так как, например, даже у Устрялова в первом томе «истории царствования Петра Великого»10) встречаются разные неточности, как, например, замечание, будто Гордон находился десять лет в посольской службе, будто он в своем дневнике «говорит только о самом себе» и т. п.
Впрочем, Устрялов вполне умел ценить значение дневника Гордона, которым он при своем труде о Петре пользовался весьма добросовестно, обращаясь даже к самому подлиннику. Характеризуя содержание дневника, Устрялов пишет: «сокровище неоцененное, материал по преимуществу исторический, не уступающий никакому акту в достоверности, исполненный множеством любопытнейших подробностей! Он тем более важен, что о царствовании Петра до 1700 года сохранились скудные известия и проч.».
Вообще же при разработке истории второй половины XVII-го века дневник Гордона не в достаточной мере был принимаем в соображение нашими историками. Так, например, г. Соловьев при составлении своей «Истории России» пользовался им как-то случайно. За исключением некоторых заметок о походах Голицына в XIV-м томе своего труда, а далее весьма важных данных о событиях 1689 года, заимствованных из дневника Гордона, г. Соловьев даже в таких случаях не прибегал к дневнику Гордона, в которых этот памятник может служить важнейшим источником. Сюда относятся, между прочим, Чигиринские походы; выписки некоторых случаев неприятностей, которые имел Гордон с русскими подьячими, в сочинении г. Соловьева имеют характер какой-то случайной ссылки.
Г. Замысловский в своем сочинении «Царствование Феодора Алексеевича» говорит о дневнике Гордона весьма кратко, замечая только, что это «драгоценный и один из наиболее важных источников для истории турецкой войны в царствование Феодора Алексеевича». О других источниках в сочинении г. Замысловского говорится гораздо подробнее. [5]
Изложение биографии Гордона и исследование о значении дневника его в ряду исторических источников второй половины XVI-го века, имеет целью обратить внимание наших исследователей на этот предмет, поныне недостаточно оцененный. Обстоятельства заставляли нас при этом случае ограничиваться разбором издания дневника Гордона, страдающего, как мы увидим ниже, многими недостатками. При громадности размеров подлинника, едва ли можно рассчитывать на новое издание, более удовлетворяющее требованиям науки. Печатание дневника целиком на английском языке с надлежащими объяснениями могло бы быть делом весьма полезным, но печатание от шести до девяти больших томов было бы сопряжено с большими расходами, между тем как трудность подлинного наречия дневника и объем его едва ли дозволили бы многим историкам воспользоваться этим источником надлежащим образом. Если уже гораздо легче доступное каждому трехтомное немецкое издание сравнительно мало, можно даже сказать, лишь в виде исключения было принято в соображение исследователями истории XVII-го века, еще менее можно рассчитывать на научную разработку английского подлинника дневника.

 

 

Примечания

1) См. предисловие Поссельта к изданию дневника I, стр. XIX.
2) См. об этом переводе предисловие к изданию Поссельта, том I, стр. XXI и XXIV, и далее III том, стр. 360.
3) См. предисловие Поссельта I, стр. XXI.
4) Историческое изображение жизни и всех дел Лефорта и сослужебника его, подобно же посвятившего себя службе отечества, нашего знаменитого Шотландца войск его величества генерал-аншефа Патрика Гордона и проч., Москва, 1800.
5) Сахаров, Зап. р. людей. Приложения, стр. 97.
6) II. 365.
7) I, XXIII.
8) II, 364.
9) I, в Москве, II и III в С.-Петербурге.
10) I, XXXVI.

 


Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru