: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Патрик Гордон
и его дневник.

Сочинение А. Брикнера.

 

Публикуется по изданию: Брикнер А.Г. Патрик Гордон и его дневник. СПб. Типография В. С. Балашова. 1878.


библиотека Адъютанта


1. Жизнь Патрика Гордона.

Крымские походы.

 

1687 год начался для Гордона весьма благоприятно: ему поручили командовать выборными полками второй дивизии (II, 166). Он немедленно занялся приведением их в надлежащий порядок. Также и его личные отношения к князю Голицыну снова улучшились. Он посетил боярина в его имении, Медведевке, и был хорошо принят (II, 167). В конце января было приказано готовиться к походу. [64] Гордон хлопотал о жалованье и подъемных деньгах. 2-го февраля был смотр войскам, подробно описанный в дневнике. Голицын в лестных выражениях благодарил Гордона за отменный порядок, в котором найден был его отряд. В конце февраля войска выступили из Москвы в поход на сборные места.
Теперь должно было решиться, могли ли осуществиться высказанные Гордоном в 1684 году предположения о возможности занятия Крыма. Приготовления к войне были сделаны значительные, и Гордон, как один из главных вождей в русском войске, мог иметь большое значение в военном совете. К сожалению, в дневнике его опять встречается пробел с 23-го февраля по 3-е мая. Известно, что именно в это время произошло замедление из-за «нетчиков» и вследствие неудовольствия царедворцев, находившихся в войске Голицына1). Обнаружилось то самое зло, на которое столь сильно жаловался Гордон по случаю Чигиринского похода 1678 года.
В мае месяце мы застаем Гордона в дороге; он часто обедал у Голицына во время похода и принимал у себя не только прочих военачальников, но и самого князя Василия Васильевича. Довольно подробно описывает Гордон порядок шествия и далее, несколько лет спустя, весьма подробно объяснял Корбу, как были расположены войска, так что к сочинению Корба приложен даже рисунок этого строя2).
На пути Гордон занимался полковыми счетами и вообще канцелярскими работами. Как известно, поход был крайне неудачен. Настроение духа в войске было весьма неблагоприятное, и не раз в войске без всякого основания распространялась тревога; при одном из таких случаев Гордон совершил объезд лагеря. Он упоминает также о недостатке воды, о степном пожаре, о страшной жаре, о падеже лошадей, о болезнях солдат. о невозможности прокормить лошадей. 17-го июля происходил военный совет, и на нем было решено возвратиться. И тут, к сожалению, дневник не полон, представляя пробел от 20-го мая до 12-го июня.
О себе Гордон, рассказывая подробности того похода, почти вовсе не говорит. Он, впрочем, не играл особенно выдающейся роли. О военных советах он говорит с некоторым пренебрежением, но ни в одном месте не упоминает о мнениях, которые сам высказывал при таких случаях. По-видимому, он более [65] занят был делами военной администрации, чем военными планами. В Чигирине он имел совсем иное значение.
На возвратном пути в Москву в войске получены были награды, из сравнения размеров которых можно заключить, что Гордон не занимал особенно важного места в войске. Голицын получил медаль с цепью ценою в 300 червонцев. Прочие бояре получили медали в 9 червонцев. Гордон получил медаль в 5 червонцев; прочие лица, служащие, дворяне получили медали в 2 червонца и ниже (II, 195). Правительство, как мы знаем, старалось замаскировать неудачу похода, имевшего к тому же следствием низложение преданного России гетмана Самойловича. Гордону дали при этом случае неприятное поручение. Он должен был до Севска сторожить сына павшего гетмана, с которым во время пребывания в Киеве находился в дружественных сношениях (II, 191-198).
Гордон возвратился в Москву 6-го сентября 1687 года после семимесячного отсутствия. В следующее затем время, полтора года, он прожил спокойно в немецкой слободе, оставаясь, впрочем, на службе. Иногда ему приходилось служить правительству полезными советами. Так при постройке крепости на реке Самаре (приток Днепра) Гордон сообщил разные соображения по этому предмету (II, 210). 26-го ноября 1687 года он присутствовал вместе с боярином Голицыным при опытах с новыми пушками и давал советы в техническом отношении. Довольно важно то обстоятельство, что в апреле 1688 года малороссийские казаки выразили желание, чтобы Гордон был отправлен в Малороссию (II, 215). Из этого случая видно, что во время своего пребывания в Малороссии он умел снискать себе любовь и уважение тамошних жителей.
Правительство вскоре после первого Крымского похода удостоило его повышения: он получил чин полного генерала и право писаться с «вичем». Гордон, замечая об этом в дневнике (II, 202), прибавляет, что он удостоен был этой чести так поздно лишь потому, что не хлопотал об этом ранее.
1688 год был не особенно богат событиями в жизни Гордона. Он занимался семейными делами, жил в многочисленном кругу знакомых и со вниманием следил за ходом политических событий. С Голицыным и другими русскими вельможами он все это время был в хороших отношениях и нередко беседовал о государственных делах западной Европы. К этому времени относятся [66] его первые, хотя еще не личные, сношения с Петром, который занимался тогда своими «потешными». Важнее всего были приготовления к новому походу, начавшиеся в последних месяцах 1688 года. И при этом случае, впрочем, Гордон, как кажется, не играл важной роли: в 1684 году Голицын заставил его написать подробную записку о восточном вопросе, теперь спрашивали о том же Мазепу (II, 229). Гордон имел даже сильных врагов при дворе. Однажды, когда происходили совещания о предстоящем походе, патриарх в сильных выражениях говорил о Гордоне, утверждая, что нельзя надеяться на успех русского войска, если этим войском будет командовать еретик. Вельможи, рассказывает Гордон, улыбались и не обращали внимания на слова патриарха (II, 233). О таких совещаниях в дневнике Гордона говорится несколько раз, но мы не узнаем, участвовал ли он сам в них или нет. Впрочем, можно думать, что он имел влияние на военные распоряжения и часто виделся с важнейшими лицами при дворе – с Шакловитым и Голицыным.
13-го февраля Гордон выступил в поход. 8-го марта на пути он беседовал с главнокомандующим о разных делах, относящихся к своему полку. Так как после того в дневнике следует записка под заглавием «Размышления о предстоящем походе» (II, 249-250), то можно полагать, что Гордон был приглашен Голицыным сообщить свои соображения по этому предмету. В этой записке заключаются лишь технические частности о способе преодоления затруднений при переходе чрез степи, о постройке на пути разных укреплений для обеспечения движения войска и о разных артиллерийских снарядах. Этот проект был составлен в Сумах, где отдыхало войско в первых числах марта. Голицын, однако, не счел нужным руководствоваться указаниями Гордона. По крайне мере форты, о необходимости которых говорил Гордон, не были построены.
Подробное описание движения войск в дневнике не заключает в себе почти никаких указаний о самом Гордоне. Так, например, не говорится о том, какие мнения были высказаны Гордоном на совещании всех начальников 8-го мая (II, 255). Зато 12-го мая он передал князю особенную записку о том, как должен действовать левый фланг в случае столкновения с неприятелем, которого ожидали ежедневно (II, 256). Опасность росла с каждой минутой: войско было окружено Татарами. Надежда на [67] успех, выраженная Гордоном пятью годами раньше, и на этот раз оказалась тщетною. Впрочем, в дневнике своем он не высказывает никакого мнения о походе вообще, о причинах неудачи и об ошибках, сделанных при этом случае. Нет также ни малейшего намека на образ действий князя Голицына по случаю переговоров с Татарами. Дневник именно в этой части не имеет вовсе характера мемуаров или записок, тогда как, например, о походе 1678 года говорится с присоединением суждений о событиях. Есть, однако, основание думать, что Гордон оказал военному начальству существенные услуги на обратном пути при преодолении разных затруднений и опасностей, с которыми приходилось войску бороться. Между прочим, ему пришлось некоторое время вести арьергард (II, 261).

 

Примечания

1) См. Устрялова Ист. Петра Великого, I, 194 и 195.
2) См, Diarium itineris, 242, и рисунок 1-й и 2-й.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru