: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Броневский В.Б.

История Донского Войска

Публикуется по изданию: Броневский В.Б. История Донского Войска, описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. Часть третья. СПб., 1834.

 

I. СТАТИСТИКА

Положение и пространство.

[1]
Земля Донских Казаков лежит в полуденной стороне Российской Империи между 55° и 65° восточной долготы и 46° и 52° северной широты. По настоящему разделению России Донская земля граничит: с Воронежскою, Саратовскою, Астраханскою Губерниями, областью Кавказскою, Землею войска Черноморского, частью Азовского моря и Екатеринославскою Губерниею. Граничная черта, означающая ныне окружность Донской земли, Высочайше утверждена на карте в 1786 году.
Самое большое протяжение оной, от Северо-Востока к Юго-Западу, содержит в себе 590 [2] верст, а в ширину, от Северо-Запада к Юго-Востоку, около 410 верст. Вся поверхность земли заключает в себе около 2.850 квадратных географических миль; на каждую же географическую милю приходится по 170 чел. жителей.

Разделение.

Вся Донская земля в 1802 году разделена на семь уездов, названных Сыскными начальствами. В Сыскных начальствах соединена власть Уездных и Земских судов. Большие села, называвшиеся прежде городками, называются теперь Станицами, а деревни без церквей – Хуторами. Сыскные начальства имеют следующие названия.

1. Черкасское Сыскное Начальство.
В нем: город Новочеркасск, здесь находится главное Войсковое Правительство и все присутственный места я другие заведения, в Губернских городах находящиеся. К Черкасскому округу принадлежат Станицы:

1. Старо-Черкасская (прежде бывший главный городок) – 5.300 (число жителей обоего пола).
2. Аксайская – 3.247.
3. Сретинская – 931.
4. Александровская – 825.
5. Грушевская – 1073.
6. Кривянская – 1514.
7. Махинская – 1326.
8. Ново-Кагальницкая – 1079.
9. Мечетинская – 1110.
10. Егорлыцкая – 840. [3]
11. Маныцкая – 2025.
12. Татарская – 796.
13. Гниловская – 1927.
14. Елизаветовская – 1964.

2. Первое Донское Сыскное Начальство.
1. Ведерниковская (в ней находится Сыскное Начальство) – 1769.
2. Нижне-Михалевская – 1664.
3. Траилинская – 1555.
4. Кагальницкая – 1640.
5. Верхне-Михалевская – 2118.
6. Семикаракорская – 2193.
7. Кочетовская – 3901.
8. Золотовская – 1105.
9. Бабская – 1325.
10. Раздорская (первое из древних селений на Дону) – 3773.
11. Мелеховская – 2246.
12. Бесергеневская – 2721.
13. Богаевская – 1966.
14. Екатерининская – 2018.15.
15.Усть-Быстрянская – 3414.
16. Верхне-Кундрючевская – 2270.
17. Нижне-Кундрючевская – 4395.
18. Кумшатская – 1892.
19. Романовская – 1754.
20. Верхне-Каргальская – 1542.
21. Камышовская – 1202.
22. Быстрянская – 1025.
23. Нижне-Каргальская – 1119.

3. Второе Донское Начальство.
1. Верхне-Чирская (Сыскное Начальство) – 7248.
2. Новогригорьевская – 2539.
3. Старогригорьевская – 3155.
4. Сиротинская – 2676.
5. Иловлинская – 4051.
6. Качалинская – 3267.
7. Трех-Островянская – 3548.
8. Голубинская – 882.
9. Пяти-Избянсая – 4173.
10. Нижне-Чирская – 11368.
11. Кобылянская – 4502.
12. Есауловская – 7469.
13. Потемкинская – 3826.
14. Верхне-Курмоярская – 4070.
15. Нагавская – 2083. [4]
16. Нижне-Курмоярская – 2768.
17. Гущинская – 1743.
18. Филипповская – 897.
19. Терновская – 337.
20. Цымлянская – 3374.

4. Усть-Медведицкое Начальство.
1. Усть-Медвелицкая (Сыск. Начальство) – 6364.
2. Казанская – 6796.
3. Мичулинская – 9062.
4. Вешинская – 9460.
5. Еланская – 4451.
6. Усть-Хоперская – 5598.
7. Распопинская – 5464.
8. Клецкая – 5359.
9. Перекопская – 2972.
10. Кременская – 5173.
11. Островская – 4805.
12. Глазуновская – 4805.
13. Скуратинская – 3453.
14. Кепинская – 2159.
15. Арчадинская – 2978.
16. Этеревская – 2267.
17. Раздорская – 2601.
18. Орловская – 1558.
19. Заполянская – 1798.
20. Малодельская – 2665.
21. Березовская – 3731.

5. Хоперское Начальство.
1. Алексеевская (Сыскн. Начальство) – 1960.
2. Федосеевская – 3386.
3. Булановская – 2322.
4. Слащевская – 3560.
5. Остроуховская – 1331.
6. Кумылженская – 4482.
7. Луковская – 2099.
8. Бурацкая – 1400.
9. Тишанская – 1825.
10. Акишевская – 1580.
11. Золотовская – 4025.
12. Аршеновская – 2043.
13. Усть-Бузулуцкая – 1728.
14. Правоторовская – 1633.
15. Яминская – 1118.
16. Лукьяновская – 922.
17. Карловская – 1787.
18. Мартыновская – 1660.
19. Михайловская – 9397.
20. Камовская – 1793.
21. Добринская – 2099.
22. Урюпинская – 2394.
23. Левикинская – 1209.
24. Бесплемяновская – 1052.
25. Тецименская – 1590. [5]
26. Филоновская – 6012.
27. Березовская – 1289.
28. Чарновская – 1749.
29. Ярыженская – 2522.
30. Дурновская – 1233.

6. Донецкое Начальство.
1. Каменская (Сыскн. Начальство) – 6293.
2. Луганская – 7179.
3. Митякинская – 8249.
4. Гундоровская – 5370.
5. Калитвенская – 5239.
6. Усть-Белокалитвенская – 4708.

7. Миусское Начальство.
Сыскное Начальство находится в слободе Голодаевке, принадлежащей Полковнику Мартынову. В Миусском Начальстве нет ни одной Казачьей станицы, и оно все состоит из слобод и поселков, в коих живут крестьяне, принадлежащие Донским чиновникам. Слободами называются те селения, кои имеют церкви; под именем поселков разумеются деревни без церквей, в коих, однако ж, более 10 дворов; хутора же суть деревни, менее 10 дворов в себе заключающих. Ныне в Миусском начальстве крестьянских жилищ считается: слобод 66, поселков и хуторов 512.
В каждой из вышепоименованных станиц находится церковь, в некоторых же есть и по две; церкви большею частью деревянные. В каждой также станице находится дом Станичного [6] Правления, где бывают общественные сходки Казаков, для исполнения каких либо предписаний Войскового начальства, для раздела летом сенокосных степей и проч. Здесь же, подобно как в России на мирских сходках, производится расправа в ссорах и других малозначительных случаях.
Ныне все Казачьи жилища состоят из одного города, 114 станиц и 1753 хуторов. Кроме 12 станиц, находящихся при малых речках, все прочие поселены по берегам больших рек, а именно: по Дону 55 станиц, по Донцу 9, по Медведице 11, до Хопру 20 и по Бузулуку 10. В Усть-Медведицком начальстве, при станицах Кременской и Усть-Медведицкой, находятся монастыри: при первой – Вознесенский мужеский, при второй – Преображенский, девичий.

Воды.

Азовское море есть главное в семь краю водохранилище, небольшая часть коего находится во владении войска Донского. В сие море впадают посредственно или непосредственно все реки и речки, протекающие в Донской земле.
Главная река здесь Дон, от которой и страна получила свое название. Река сия в древние времена называлась Танаис или Тана, что на языках – [7] Арабском и от него происходящих – означает нарицательное имя всякой реки. В том же смысле называли Дон: Татары – Тин, Турки – Тен, а Славяне, по сходству звуков, назвали его Дон. Начиная от границ Воронежской Губернии, до самого впадения в Азовское море четырьмя устьями Дон в полную воду везде судоходен; летом же, при низкой воде, по причине многих мелей грузы могут быть отправляемы только на малых лодках и судах. Из рек, впадающих в Дон, значительнее других с правой стороны: Северный Донец, или просто Донец, с побочными реками Калитвою и Быстрою; а с левой – Хопер, Медведица, Иловля, Сал, Маныч и Кагальник. Хопер и Медведица во время весенних вод судоходны. Миус и Кальмиус изливаются прямо в Азовское море. Из многих озер примечательны два соленых: Новое соленое и Старое соленое, оба лежать в верхних частях Маныча, не имеющего почти течения, летом он местами высыхает и только в весеннее время наполняется водою из Дона. Кроме сего есть множество небольших рек и озер, которые в общежитии приносят жителям большую пользу. Многие места и урочища, особенно в окрестностях Азова, и поныне сохранили Татарские названия. Темирникское озеро и Аксайская станица, по мнению здешних жителей, получили свое название от Темир-Аксака. Сандбек, Чулек, Чалтырь, Калк, Салчик, Коира – суть прозвища также Татарские. Кобяковка произошла [8] от Кобяка, и Кизитеренка от Кизитера имя свое получила.

Вид и почва земли.

Вид Донской земли весьма разнообразен. В ней нет главных горных хребтов, а входят в нее большею частью с северной стороны значительные отрасли, простирающиеся между большими реками по направлению их течения. Таковые суть: а) Между Доном и Донцом; б) между Доном и Хопром; в) между Хопром и Бузулуком; г) между Бузулуком и Медведицей и д) по правой стороне Донца. Прочие места составляют почти совершенно ровную, сухую и безлесную степь, поверхность коей по большой части состоит из песчаной, частью соленой и тощей глины, а чернозем попадается по низменным местам.
Впрочем, качество почвы весьма разнообразно и в целой массе может быть разделено на три полосы: первая заключается в округе Хоперском и частью в Усть-Медведицком – она возвышеннее других, не весьма изобильна водами, от чего и не столько плодородна как другие; вторая полоса заключает в себе весь правый берег Дона: здесь самые тучные и плодороднейшие земли находятся в округах: первом и втором Донских, Черкасском и Миусском; [9] и третья полоса заключается в Задонских степях, простирающихся на левой стороне Дона. Сия часть – самая безводная, и почва ее повсеместно содержит в большем количестве растворенную соль, а потому менее первых двух способна к хлебопашеству.

Климат.

Климат здешний – вообще умеренный. Зимы бывают легкие, непродолжительные; мороз в 25° по Реом. почитается явлением редким; обыкновенная же стужа простирается от 5 до 10 градусов. Летния жары восходят от 8°до 30°, но зато вечера бывают довольно приятные и прохладные. Иногда, но редко, в марте лежит еще снег. Апрель есть приятный месяц; но самый жаркий – июль. В сентябре и даже в октябре бывает тепло; декабрь и январь – настоящие зимние месяцы. По временам года ветры дуют в следующем порядке: зимою, т. е. в декабре, январе и феврале, преимущественно восточные и юго-восточные. Весною, т. е. в марте, апреле и мае, восточные и западные. Летом, в июне, июле и августе, западные. Осенью, в сентябре и октябре, опять начинаются восточные; в ноябре – восточные и западные. Осенью же часто также дуют и северные и северо-восточные и северо-западные ветры. [10]

Произведения.

В царстве ископаемом достойны примечания: каменный уголь, черный карандаш, затверделый глинистый шифер или аспид, различных видов известковый камень, кремень, в некоторых местах свинцовые и железные руды1, поваренная и глауберова соль и слюда. Горы или лучше значительные возвышенности, идущие по направлению больших рек, состоят из мела, мергелю и глины, но есть несколько и первозданных, в которых недавно открыт род мрамора, принимающего полировку.
В царстве прозябаемом: всякий хлеб, лен, пенька; деревья лесные: дуб, илим, клен, ясень, липа, осокор и множество других. Небольшие лесные дачи, состоящие из мелкого черного леса, находятся только в Миусском и некоторых северных округах; недостаток леса для топлива с избытком заменяется камышом, бурьяном и кизяком2. Строевой лес употребляется привозный. Деревья плодовые: яблони, груши, сливы, вишни, грецкий орех, каштан, терн, тутовые, персиковые и абрикосовые деревья растут на открытом воздухе. Виноград [11] и некоторые нежные плодовые деревья на зиму укрываются. Арбузы, дыни и различные огородные овощи растут во множестве; есть также довольно мануфактурных и медицинских растений. Из дикорастущих более примечательны: печерица, шампиньоны, сморчки, ежевика, маковица или жидовская вишня, бузина, дягильник, хрен, щавель и тому подобные травы. Дикие яблоки и груши, терн, хмель, кизил, шиповник и барбарис растут по лесам. Поля украшаются тюльпанами, маком, барской спесью, пионами, рожами и другими цветами в великом множестве.
В царстве животных: всякий домашний скот, а у Калмыков есть много и верблюдов; дикие лошади в малом числе. Из зверей: волки, лисицы, зайцы, суслики и множество других; из диких птиц есть во множестве гуси, утки, бабы-птицы, колпицы, лебеди, аисты, белые цапли, орлы, филины, совы, сычи, скопы, ястреба, жаворонки, скворцы, дрозды, щеглы, чижики, коноплянки, соловьи, малиновки, щуры, сорокопуты, полевые петушки и множество других как хищных, так и певчих птиц. Земноводных здесь весьма немного, и знатнейшие из них суть: круглая черепаха, жабы, лягушки, разных видов ящерицы, ужи, серая змея и медяница.
Азовское море как сажалка наполнено рыбою, которой великое множество входит ежегодно в [12] Дон. К сожалению, несмотря на многие указы и постановления, рыба вылавливается в гирлах нижних частях реки, так что вверх, особенно в побочные реки, доходит в малом количестве. Рыбы здесь водятся различных пород: осетры, белуги, севрюги, стерляди, шипы, тарань, лещи, судаки, рыбцы, сомы, чахонь, селява, сазаны, караси, лини, язи, головли, щуки, пескари и множество других. Рыбный промысел доставляет низовым жителям значительный доход. Кроме домашнего продовольствия, рыба в большем количестве развозится в Малороссийские и Польские Губернии и даже в Кавказскую область до Пятигорска. Для ловли рыбы употребляются обыкновенные неводы, сети, сежи и вентера. Наибольшее количество рыбы ловится в Черкасском и Миусском округе; по всему же войску поймано (1832 г.) 1.053.955, из коих употреблено 446.512, вывезено 557.423 пуда.
Из насекомых известнейшие суть: 1) жесткокрылые, 2) полужесткокрылые, 3) чешуекрылые, 4) сетчатокрылые, 5) жилкокрылые, 6) двукрылые и 7) бескрылые.

Число жителей и вера.

После падения владычества Татар Волжских, в начале XVI столетия, в опустевшей стране поселились Русские выходцы из свободных тогда [13] крестьян и разного звания людей. Нынешние жители Донской земли состоять из трех главных племен: 1) из Русских: Казаков, как коренных жителей, и вновь переселенных крестьян, принадлежащих Донским чиновникам; 2) Калмыков и 3) Татар; а именно:
Казаков обоего пола – 389,371.
Крестьян – 153,766.
Калмыков – 16,413.
Татар – 803.
Итого – 560,353 ч.3
Ныне Казаки разделяются на четыре разряда: 1) на малолетков, то есть таких, которые не достигли 19-летнего возраста; 2) на несовершеннолетних: в сей разряд поступают все юноши, коим совершится 19 лет; они присягают на верность службе, вносятся в списки и остаются два года в домах, a после сего срока вступают в разряд служилых Казаков; 3) собственно на служилых Казаков; к сему разряду принадлежать все те, кои отправляют действительную службу, по очереди; и наконец 4) на отставных, то есть на таких, кои за увечьем или по болезням получили отставку. Первый и последний разряды называются: неслуживыми; [14] второй и третий разряд именуются – служащими. В царствование Императрицы Екатерины II Казаки при объявлении войны выступали в поход в числе 25 тысяч, но в последствии число сие изменялось по мере нужды, так что в Отечественную 1812 года войну во всех армиях Казаков состояло под ружьем до 60 тысяч человек.
Калмыки4 и Татары несут службу наравне с Казаками, входят в состав войска Донского и пользуются всеми преимуществами оного. Татары живут при городе Новочеркасске особою станицею, Татарскою называемою, и на реке Маныче в селении Дарьевке. Татары исповедают Магометанский закон, имеют свою мечеть и подведомы Оренбургскому Муфтию. С точностью нельзя определить, когда Татары поселились на Дону. В царствование Петра Великого о них упоминается как о принадлежащих уже обществу Казаков. Сами же они полагают свое пришествие на Дон еще в то время, когда между Раздорами и Азовом никаких жилищ не было, но сему трудно поверить. Разность религии и близость Азова, где под Турецким владычеством могли они жить спокойнее, поставляли водворению их на Дону непреодолимую преграду.
Все Казаки и крестьяне как Русские исповедуют веру греко-российскую. Между Казаками [15] есть много старообрядцев или раскольников следующих сект: Поповщина, Беспоповщина, Духоборцы и Скитники. Самые мудрейшие из старообрядцев суть не что иное, как люди, едва умеющие читать и превратно понимающие тексты и слова Священного Писания. Пустые их толки были бы совершенно безвредны для общежития, если бы они, держась только оных и старых своих обычаях, не отчуждали себя от общества упорным сопротивлением всякому просвещению и улучшениям. Бывшие между раскольниками ветхозаветной Еврейской ереси так называемые Малаканы как более соблазнительные, и такими даже собратьями своими признаваемые, в 1830 году, в числе 150 семейств, переселены в Карабахскую провинцию. К сожалению, в числе чиновников есть еще и теперь несколько стариков, строго держащихся старых обычаев, старых книг и любящих иконы Фряжского письма, то есть такие, в коих лики святых не имеют подобия человеческого образа. Хотя сии немногие внутренне не терпят иных сект и Русских иногда в досаде называют Москалями, или вообще именуют их Еллинами, что, по их разумению, значить хуже, нежели бусурманы; и хотя, также как и простые люди, они уклоняются от просвещения, якобы противного православию, однако же стараются не обнаруживать себя и прямо не хотят называться раскольниками. Стыд сей уже означает начало исправления. На земле Донского войска ныне [16] числится 330 церквей, из коих 117 каменных, все хорошо содержатся, а некоторые богато украшены. В 1830 году здесь учреждена Епархия: Епархиальный Епископ именуется Черкасским и Ставропольским.

Преимущества.

Сверх денежного и хлебного жалованья, по Указам Царей с давних лет производимого, земля, обмежеванная и ныне в настоящих границах подробно измеренная, почитается собственностью принадлежащею войску; а потому никто из владельцев ни продать, ни заложить земли не может. Каждый Казак, наделенный значительным участком плодородной земли, не платит Государству никаких податей и обязан за то, всегда быть готовым на службу, имея свое оружие, одежду и двух коней. Сверх того, в действительной службе и в походе получают они провиант, фураж и жалованье, Гусарским полкам по старому окладу положенное. Простой Казак за отличие и храбрость производится в Офицеры и с первым чином получает дворянское достоинство с правами, оному присвоенными. Рядовые Казаки второго и третьего разряда до 60 лет считаются на службе, отправляя оную так же, как и чиновники, по очереди и по наряду начальства. Кроме отставных за увечьем и болезнями прежде сего срока, [17] оказавшиеся неспособными к деятельной службе употребляются для внутренней службы: в судебных палатах, при полиции и проч. Казак, которому по очереди достается на службу, может нанять за себя другого; охотников из числа отставных и небогатых весьма довольно. Главные статьи их преимуществ состоят в позволении ловить рыбу, зверей, безденежно доставать соль из Манычских озер, курить вино и из других, подробно означенных в росписи войсковых доходов.

Промышленность.

Казаки сеют хлеба мало и не более, как сколько требуется для домашнего продовольствия; но чиновники, у которых есть крестьяне, в довольном количестве продают в Таганрог пшеницу, называемую здесь арнауткою. Главнейший доход Казаки получают от скотоводства и рыбной ловли, не требующих больших трудов и постоянных усилий. Кроме нескольких винокуренных заводов, на коих выкуривается не более 150,000 ведер в год, в Донской земле нет никаких фабрик и заводов. Казаки не прилежат к ремеслам и художествам, так что в самой столице их, Новочеркасске, нет самых нужных мастеровых, и те, которые есть, все иногородние. Казаки почти также ленивы в работе, как и Малороссияне, [18] и также сметливы и переимчивы в механических искусствах, как и Великороссияне; но, получая от одного скотоводства достаточное содержание, небрегут о домоводстве и большую часть времени проводят в праздности и гульбе. Сельское хозяйство некоторый доход доставляет только тем из них, которые, имея наличные деньги, могут платить поденщикам, приходящим в значительном числе из России для полевых работ, по 2 р. 50 к. в день, кроме пищи. За всем тем, здешние богатые помещики, владея огромными участками, составляющими иногда до 40,000 десятин плодоносной земли, по сравнению с другими губерниями, менее облагодетельствованными климатом и природою, получают весьма незначительный доход.
Казаками и помещичьими крестьянами, посеяно было в 1832 году озимого 91,486 и ярового 359,643 четверти. Урожай хлеба был: озимого сам-друг и ярового сам-третей. Пчеловодством предпочтительно занимаются крестьяне Миусского округа; сбор меду по всем округам весьма незначителен, и оного ежегодно собирается около 8,000 пудов. Значительные ярмарки в войске Донском бывают: 1) в станице Урюпинской в день Покрова; 2) в станице Михайловской в день Богоявления; 3) в слободе Криворожской в Троицын день; 4) в Новочеркасске в Троицын день, на Воздвижение и в Покров; 5) в Нижне-Черкасской станице на Воздвижение. [19] На Урюпинской ярмарке, в 1832 году, продано разных товаров на 2,360,000 рублей; на Михайловской на 1,019,510 рублей; на Криворожской ярмарке, где главный торг производится шерстью, рогатым скотом и лошадьми, из привезенных товаров продано на 243,840 р., рогатого скота, лошадей и овец продано на 230,730 рублей. На Новочеркасских ярмарках, где главный торг производится хлебом, рогатым скотом и лошадьми, товаров привезено на 4,800,000 рублей, продано на 650,000 рублей. На Нижне-Черкасскую ярмарку шелковых, бумажных и холщевых товаров привезено на 1,999,743 рубля, продано на 670,580 рублей.

Скотоводство.

Конские заводы. Улучшение конских заводов составляет первый предмет хозяйства, необходимого для службы Казаков, и мы займемся им с некоторою подробностью, а как скотоводство составляет главный промысел, то и о сей отрасли хозяйства соберем все нужные сведения.
По рекам Хопру, Медведице, Бузулуку и Дону до реки Донца лошади не рослы, но довольно складны, легки и сильны. Лошади же с заводов по Донцу и вверх Дона происходят от заводских жеребцов соседственных Губерний, почитаются негодными для Казачьих полков; они хуже настоящих Русских лошадей, [20] особенно Битюцких, и потому низкою ценою продаются извозчикам.
Лучшие пастбищные места для лошадей находятся по правую сторону Дона, начиная от Донца до Кальмиуса, и по берегу Азовского моря, в местах возвышенных, сухих и при текучих чистых водах. По левую сторону Дона, по рекам Салу, Куберлям, Манычу и прочим, луга имеют влажную почву, воды соленые и дурного запаха, множество насекомых летом беспокоят животных, от чего лошади перерождаются в слабых, короткошеих и головатых; но здешние лошади вообще ростом выше других.
Доброта лошадей зависит более от содержания их. Араб, Персиянин и Турок ездят на кобыле, за которою следует жеребенок. На годовалом жеребенке начинают ездить слегка, что и продолжают до совершенного возраста. Сии народы приучают лошадей своих постепенно к ношению тягости, так что, по достижении ими надлежащего роста, они скачут по 50 верст и более с тяжелым седлом и убором без малейшего для них вреда. Арабские лошади в песчаных и каменистых пустынях проводят несколько дней без корма и питья. Черкесские и другие Азиатские наездники часто увозят добычу на большое пространство, не слезая с лошади по целым суткам. Англичане также держать своих скаковых лошадей в черном теле, но [21] содержат их с большим рачением и постепенно приучают к трудам. Черкесские лошади, питаясь всегда в поле, переносят непогоды легко, и скачут большие расстояния без вреда; но как количество их слишком велико, то каждая лошадь не может получить воспитания, подобного Арабской, а посему в силе и, особенно, для ношения тягостей должны им уступать. Впрочем, лучшие Черкесские наездничьи лошади выдерживаются так же, как и Арабские.
Опыт показал, что улучшать лошадиные заводы на Дону преимущественно должно от Азиатских пород, как то: Арабских, Персидских, Черкесских, Анатольских и Хивинских. Английскими лошадями улучшить заводы невозможно потому, что скаковой чистой породы жеребцов из Англии за границу не выпускают, а от таких, какие продаются у нас, выходят лошади, годные только для парада и прогулки. Мартынова завод, разведенный от Английских, почитается лучшим для упряжных, а для ремонтов кавалерийских, и особенно для казачьих полков, лошади его не покупаются. Поздеев испортил свой завод, почитавшийся лучшим на Дону, породою тяжелых Мекленбургских жеребцов. Без сомнения, Арабские жеребцы могут дать наилучших лошадей, но высокая на них цена и невозможность приобретать их прямо из Аравии, климат, содержание и многие другие причины поставляют тому почти непреодолимые [22] препятствия. Посему ныне все заводчики стараются улучшить свои заводы другими Азиатскими породами и, без сомнения, в том успеют.
Ныне Графа Платова завод, под тавром Р., почитается лучшим на Дону и происходит от породы Закубанских лошадей, улучшенных Персидскими и Хивинскими жеребцами, которых покойный Граф Матвей Иванович имел случай достать в 1796 году, во время бывшей с Персиею войны. Кирсанова завод, под тавром , почитается лучшим после завода Платова и происходит от Черкесских и Татарских лошадей, улучшенных жеребцами Платова завода. Харитонова завод, под тавром , породы Черкесской, улучшен жеребцами Платова завода и хотя первым двум уступает на скачках, но зато лошади красивее. Завод гг. Иловайских, из пород лошадей Калмыцких, Татарских и Черкесских, дает лошадей рослых и статных, в большом количестве покупаемых для ремонтов. Другие заводчики имеют лошадей посредственных: частью от небрежения или незнания, частью от обстоятельств непредвидимых или от примеси Европейских и Бахмутских тяжелых пород жеребцов. Лошади Платова завода продаются по 350 рублей кругом за голову, прочие в соразмерности дешевле, так что лошади худших заводов продаются по 100 и по 80 рублей в розницу. [23]
Для смотрения за табунами нанимаются Калмыки, полагая на сто лошадей одно семейство, на 500 – три, на 1000 – пять, а на 1500 и 2000 – шесть семейств считается достаточным. Кроме частных заводов, принадлежащих помещикам, занимающихся улучшением породы лошадей, обитатели Хоперского, второго Донского и Усть-Медведицкого имеют огромные табуны, остающиеся без всякого присмотра и рачения о них. Во всех Войсковых округах считается до 257,211 лошадей, в том числе 123,328 маток.
Рогатый скот на Дону трех пород: 1-я – Калмыцкой Дербетовой орды. Скотина сей породы мясиста и красива, на зиму обрастает густою шерстью, легко переносит климат, ибо по инстинкту, также как лошади и овцы, раскапывая копытом снег, удобно достает траву и питается ею в поле всю зиму, исключая продолжительных метелей и шеренгов (так называется здесь, если на снег выпадет дождь и поверхность снега замерзнет), когда скотина вдруг лишается пропитания. В сей крайности, где случится камыш или кустарник, там только гурты спасаются от голодной смерти. Сей породы разведена лучшая скотина у Бугучева за Донцем. 2-я – Венгерская порода, заимствована с Днепра, уступает первой породе потому, что не может зимою питаться в поле; притом хотя быки рослы, но не мясисты. 3-я – Голландская порода, есть наиспособнейшая к усовершенствованию Донского [24] рогатого скота; но как сия порода требует больших построений и тщательного присмотра, то здешние хозяева, по неимению к тому средств, предпочитают ей Калмыцкую породу, которая, не зная хлева, и лето и зиму гуляет в поле, не требуя от хозяина ни пищи, ни большого присмотра. Голландская порода, разведенная Г. Мартыновым, почитается лучшею на Дону.
По старинному обычаю телят не употребляют в пищу; притом здешние коровы так приучены, что без теленка молока не дают. Судя по количеству дойных коров, масло выбивается только для домашнего расхода, а в продаже его мало, и оно дорого, сыров вовсе не делают. Сия отрасль промышленности предприимчивого человека могла бы обогатить, ибо по дешевизне молока, с небольшою издержкою на устроение завода на иностранный образец, можно было бы выделывать великое количество масла, которого сбыт в России и отпуск за границу доставил бы значительные выгоды. По великому употреблению сыра в Морее, Архипелаге и Италии, продажа оного на месте, в Таганроге, могла бы доставить еще значительнейшие выгоды. Соление мяса для нашего Черноморского флота и особенно для Английского, пребывающего в Мальте, могла бы составить обширную отрасль промышленности для Донского края.
По причине малого населения и великого числа разводимого здесь скота, хозяева не могут заготовить [25] достаточного количества сена. Калмыки, которые всех других Донских жителей богаче скотом, не заготовляют сена; в Миусском и Донских начальствах заготовляют оного на шесть недель, а в верхних частях Дона, по Хопру и Медведице на четыре месяца. Где более осторожности, там менее и бед встречается. Если в продолжение обыкновенной здешней зимы случатся частые метели и шеренги, то от недостатка сена много скота погибает. Во время пребывания моего в Новочеркасске, в 1832 году, зима при глубоком снеге и при 20° мороза, по несчастью, продолжалась до пяти месяцев и бедствие неотвратимое, подобно землетрясению, навело ужас на всех жителей. Калмыки более всех потерпели убытка, и многие другие хозяева лишились почти всего своего богатства, целые стада пали, лошади и рогатый скот сами собою, по инстинкту, перейдя Дон, устремились к Северу и, к удивлению, спаслись, найдя там менее снега и более благоприятную для них погоду.
Рогатого скота было в Усть-Медведицком округе 215,922 головы; во втором Донском 201,308; всего же войску принадлежащего 840,683 головы и в том числе 396,134 матки. В течение года отпущено рогатого скота в Столицы и другие города России 20,056 штук. Пара быков продается от 80 до 150 и редко по 200 рублей. Голландский ценится дороже Калмыцкого, [26] а сей – Венгерского. Скот обыкновенно продается на местных ярмарках. Острогожские, Воронежские, Тульские и Московские купцы занимаются сим промыслом. Продажа рогатого скота доставляет Казакам, несмотря на случающаяся изредка беды, наибольшие выгоды; ибо издержки для присмотра за ним весьма незначительны: не более трех Калмыков нанимаются для пастьбы 500 скотин.
Овцы. Качество травы и воды наибольшее имеет влияние на породу, вкус мяса и волну овец; разведение почти единообразно, a содержание весьма различествует по породам. Испанские овцы, несмотря на различие климатов, с успехом разводятся почти во всей Европе; напротив, Крымских, дающих дорогие мерлушки и родящихся только на Тарханкуте, нигде еще не удалось развести. Калмыки, владея солончаками, подобными Тарханкутским, могли бы обогатить себя разведением Крымских овец, но сии люди ничего вновь не предпринимают, так что от времен Аттилы в образе их жизни не приметно никаких изменений.
На Дону удобно плодятся следующие породы овец: 1-я – Мериносы, любят траву сухую ароматическую, растущую на высотах. Лучшие пастбищные места для сей породы Испанских овец находятся в Миусском начальстве, по берегу Азовского моря, по нагорной стороне Дона и вообще на местах возвышенных. Мериносы требуют [27] особого присмотра и лучшего питания; зимою они не могут ходить в поле, а потому должно для них строить теплые приюты и содержать их в чистоте. По сей причине только зажиточные помещики имеют их, и то еще не в большом числе. Мериносы стригутся один раз в год весною, дают до 4 фунтов волны, коей пуд продается по 30 рублей; следственно, каждая овца дает до 3 рублей дохода в год – доход значительный.
2-я – Шленские, не столь нежны как мериносы, но требуют такого же присмотра и содержания. Стригутся один раз в год, пуд волны их продается по 20 руб., и каждая овца дает по 2 руб. дохода в год.
3-я – Калмыцкие с курдюками, разводятся в большом количестве Калмыками. Сия порода и зимою питается в поле, разгребая снег, и только на случай метелей и шеренг требует до 6 пудов сена на каждую овцу, которые дают до 3 фунтов шерсти, за пуд коей платится около 2 руб. 50 копеек. Ягнячьи мерлушки добротою много ниже Крымских, от 1 руб. 50 коп. до 2 рублей.
4-я – Воложские овцы, хотя меньше дают дохода, но их разводят более, потому что мясо их вкуснее других пород; волна же их продается по 3 руб. 50 коп. за пуд.
5-я – Русские – для хозяйства крестьянского почитаются выгоднейшими; они сносят нечистоту и [28] плохой корм, и волна их способнее для крестьянской одежды. Воложские и Русские овцы с выгодою плодятся в Северных начальствах и также, как и Калмыцкие, стригутся два раза в год, в мае и августе. Русские овцы дают 3½ фунта шерсти, коей пуд продается по 3 рубля.
Как Северная сторона Донского края более населена, а скотоводство вообще менее, то, несмотря на продолжительнейшую зиму, скот от холода и голода не гибнет, и хозяева получают больший доход, нежели какой можно получить на низовых местах. Для 1000 овец нанимают пять Калмыков. На местах, где пасутся овцы, лошади могут питаться только по крайней нужде, ибо овцы оставляют по себе мало корму. Овцы в водопое не разборчивы, а рогатая скотина и того менее и питается с овцами без отвращения и вреда. В 1832 году было овец в округах: Хоперском – 521,907, втором Донском – 520,774, Усть-Медведицком – 481,163, во всех же округах земли Войска Донского – 2,110,539, в том числе 1,092,640 маток. Шерсти собрано по всему войску 217,775 пудов.
Несмотря на огромное скотоводство и значительный от оного получаемый доход, пора бы, кажется, думать об улучшении пород скота, особенно лошадей, а доход случайный умножить средствами более постоянными и верными. Не местные обстоятельства, не малое население и [29] даже не незнание, а хвастливость и упрямство, свойственные всякого рода охотникам, тому причиною. Здесь каждый заводчик старший чином, также как и хозяин исстари существующего завода, почитает свой скот первым на Дону. Уверенность их в семь отношении столь велика, что, произнося ложь нелепую, неправдоподобную, они думают, что говорят самую истину, а посему никакого противоречия и доброго совета терпеть и выслушать не могут. Итак, вместо того, чтобы именитые и богатые заводчики подавали другим средства к улучшению или сами пользовались бы советами людей более их сведущих, требуют безусловного одобрения своим бредням, и кто хочет быть у них в милости или сохранить их к себе благорасположение, тот необходимо должен превоз-носить породу их овец, лошадей и рогатого скота.
По сим-то причинам, невзирая на старание Атамана Графа Платова и немногих просвещенных охотников, публичная скачка, с целью улучшения заводов, необходимая для войска, к сожалению, и до сего времени на Дону не существует. Бывают скачки между двумя, тремя приятелями, в которых приглашаемые знатоки участвовать не хотят и не смеют, дабы публично не обличить низкое достоинство своих лошадей. Жаль, очень жаль, что бесполезные их затеи и превратные толки очумляют всякое [30] доброе намерение и вредят выгодам частным и общим. Многие помещики нежат на конюшнях статных жеребцов и, не видя от них никакой пользы, даже невзирая на уменьшение дохода и порчу своего табуна, непоколебимо остаются при своем заблуждении и пристрастии. В заключение сказанного с прискорбием должно заметить, что большая часть Донских заводчиков, довольствуясь случайным барышом, содержат великое количество разнородного безобразия лошадей, предоставляя присмотр и лечение их одной природе. Об овцах и рогатом скоте еще более не брегут.

Виноделие и садоводство.

Просветитель России, строитель всякого порядка и благосостояния подданных, Император Петр Великий, быв на Дону и заметя в некоторых местах почву, способную для произращения винограда, выписал из Франции лозы, мастеров Бургунцев и приказал насадить оные около Цымлянской станицы. Казакам, еще не привыкшим к хозяйственным занятиям, разведение винограда казалось дико и неспоручно, однако ж, несмотря на дело для них небывалое, Донское вино находится ныне в большом употреблении. Так Петр Алексеевич умел начатое кончить. Винодельцы здешние весьма плохо разумеют свое дело, а корыстолюбивые промышленники, [31] заботясь более о скорейшем сбыте вина, разливают его по бутылкам, не дав ему надлежащим образом перебродить и отстояться. По сей причине продаваемое в России Донское вино слабо, водянисто и скоро киснет.
Атаман, Граф М. И. Платов, для улучшения виноделия на войсковое иждивение выписал Бургундцев, которые в Раздоринской станице учредили завод. Мастера сии, чтобы упрочить и дать хороший вкус вину, не прежде двух и трех лет выпускали его из своего погреба. К сожалению, столь полезное заведение, по причинам почти общим для всех казенных и общественных предприятий, скоро уничтожилось. Лучшее Донское вино можно теперь найти только у хозяев, хранящих его для собственного употребления; в продаже его мало.
Иностранец не поверит всему тому, что о деяниях Петра гласить История, но ему стоит ступить на Русскую землю, и он уже с ним встретится и всему поверит. Без суеверия можно сказать, что сей Великий Царь не умирал. Во всем великом и полезном, спустя сто лет, мы видим его руку, собственный его труд или совет и дух. Протекут тысячелетия, и, быть может, тогда подвиги его назовут баснословными, ибо хотя мы и в близком от него расстоянии, но он нам кажется уже более Греческого Геркулеса. Без сомнения, память его будет незабвенна до тех пор, пока единая Русская [32] душа будет существовать на земном шаре. Действительно, Петр Алексеевич и в малом был велик, и всякая мысль, по видимому простая, ничтожная, выходя из головы его, претворялась в высокую и в последствии становилась благодеянием. Так, во время Персидского похода, Император из дули, которую он кушал, подал стоявшему на часах Казаку несколько семечек, сказав ему: «Приедешь домой, посади, так и у вас будут такие дули». Казак исполнил приказ Государя, и в степи, где, конечно, от сотворения мира не было древесного хлыста, явились сады, в коих и поныне хранится особый род Персидских дуль, называемых Царскими. Простые Казаки собствен-но еще не занимаются садоводством; они более пекутся о бакчах5 и огородах, как более для них нужных. Впрочем, помещики и некоторые из зажиточных Казаков имеют сады небольшие, не капитальные, но производящие хорошие плоды в достаточном количестве для домашнего обихода. По недостатку леса Донской край кажется пустым, диким; и потому-то всякому любителю природы на поверхности земли голой и открытой при палящем солнце отрадно найти прохладу под тенью дерева, своими руками насажденного.
Несмотря на неуменье, дешевизну и плохоту вина, Казаки многолюднейшей на Дону Нижне-Чирской станицы получают значительный доход. [33] Сады их, расположенные по нагорной стороне реки, расположены в длину на 12 верст; сады Цымлянской станицы простираются на 8 верст. В Черкасском округе садов немного, в других только зажиточные чиновники занимаются виноделием и садоводством для домашнего обихода. Плодовые сады вообще не доставляют никаких доходов.

Судоходство.

Река Дон очищается от льда иногда в конце февраля, а большею частью в течение марта. Полная вода стоит до половины июня и до первых чисел июля. Для перевоза товаров употребляются на Дону следующих названий и мер барки: Мокшаны, Беляны, Белозерки и Коломенки – длиною от 16 до 29 сажен; полубарки от 10 до 14 сажен. Суда сии во время наводнения в осадке (в грузу) бывают от 6 до 9 четвертей, а в межень (малую воду) 5 четверти и один аршин с вершком. Дощанники, мерою в 7 сажен, грузятся до одного аршина и до пяти четвертей; лодки от 5 до десяти сажень длиною грузятся от 5 до 8 четвертей; плоты в полую (полную) воду в осадке бывают до 8 четвертей, а в меженную 3 четверти.
Во время разлития реки суда приходят из верховых станиц Нижне и Верхне Мамаютских, Донецкой и других, ниже оных по Дону [34] расположенных станиц. Из станиц же, выше по Дону находящихся, также из Воронежа и теперь суда редко и при полной воде отпускаются. Большая часть барок отходит из Качалинской станицы, где сосредоточивается вся торговля. Малые грузовые суда снизу возвращаются к Качалину не в большом числе. Грузы, привозимые на барках для распродажи в низовых станицах, пристают у Аксая; количество же всех вообще товаров, провозимых далее, зависит от требований за границу. Возьмем для примера 1829 год и покажем, на какую сумму в продолжение навигации сего года, доставлено товаров в Аксайскую станицу и провезено далее в Нахичевань и Таганрог.
В течение навигации 1829 года в Аксайскую станицу прибыло: 25 барок, 2 полубарки, 2 дощенника, 2 лодки и 47 плотов. На них привезено разного лесу для строения домов и лодок, деревянной посуды, разных деревянных изделий для телег и упряжи, лубков, дров, угольев, глиняной и другой посуды, железных изделий и вообще всего нужного для Донских жителей, суммою на 704,609 руб. 91 коп. В сем числе на значительнейшую сумму привезено товаров следующих названий: муки ржаной 33,083 четверти на 228,499 руб.; смолы 59,425 пудов на 60,186 руб.; и холста 40,000 аршин.
Мимо Аксайской станицы прошло вниз по реке 111 барок, 8 полубарок, 4 дощенника, 182 [35] лодки и 43 плота; а вверх, к Качалинской привстани, отправлено только 11 барок и 4 лодки. Грузы, назначенные для Нахичевана, Таганрога, Керчи, Одессы и других Российских портов, состояли из того же звания товаров, какие привезены были к Аксайской пристани, в том числе в Елисаветовскую станицу и селение Кривую Косу привезено соли Манычской 2900 и 5945 пудов Крымской. В сем году на Успенскую в Таганроге ярмарку привезено товаров на полтора миллиона рублей и, по причине с Портой войны, продано только на 240 тысяч рублей, в Ростов же и Нахичевань привезено на 5,870,000 руб. и продано на 3 миллиона.

Судостроение.

Строение мореходных Казачьих судов весьма несовершенно. Строитель, или таким себя называющий, не имея ни малейших сведений в кораблестроении, строит лодку на глазомер по прежним образцам, неправильным и безобразным. Приходящие из Российских городов плотники, которые прежде рубили только дрова и избы, по удивительной своей сметливости строят лодку, никогда прежде ее не видав. Донские лодки бывают различной величины, самые большие, судя по наружности, поднять могут до 200 ластов6. Они строятся без палуб, с одною [36] или двумя мачтами, на коих поднимаются огромные холстинные паруса, на носу имеется третий треугольный парус. Мачта поддерживается со сторон двумя парами вант; веревки, коими поднимаются паруса, удерживают мачту сзади, а якорный канат под парусами держит мачту спереди7. Лес на строение употребляется без разбора: гнилой, тонкий и корявый; в главных скреплениях иногда кладут ветловой или осиновый, а в ненужных местах дубовый; притом все снабжение, как то: парусина, канаты и проч. употребляются самого плохого, дешевого изделия.
На такой безобразной машине, приняв груз на значительную сумму, хозяин, часто безграмотный Казак, с 10 или 20 мореходами, тоже с лошади на кораблик сей перешедшими, без карты и компаса пускаются в море; – и там поистине бережет их молитва и покровительство Св. Чудотворца Николая. Донская лодка может плыть одним только попутным ветром (фордевиндом и полным бакш-тагом), при всяком боковом несет ее в сторону, лавировать она не может, а потому, где глубина и грунт позволяет, бросают они якорь. Видя лодки сии посреди Азовского моря, стоящими неподвижно при самом благоприятном и умеренном боковом ветре, подумаешь, что они, претерпев какое-либо [37] бедствие, исправляются; но узнав настоящую сему причину, не знаешь досадовать или сожалеть должно о сих ветхозаветных, подобно Финикиянам, мореходах. В наш просвещенный век, когда в Архангельске мужички строят прекрасные купеческие суда и продают их иностранцам; когда неповоротливые наши Финны строят легкие лайбы, в скрепление которых не входит ни одного железного гвоздя, видеть Казаков с их лодками, слепо предающихся опасностям, сердце стесняется, воображая, сколько сих храбрых людей должно погибнуть от недостатка сведений, давно уже другим известных и обыкновенных.
Для распространения и улучшения мореплавания на Азовском море, в 1802 году, в Бозе почивший Император Александр Павлович повелел строить удобнейшие для перевозки грузов суда, названные Каботажными, и на строение оных отпущены были значительные суммы. Повеление сие, долженствовавшее обогатить Таганрог и Донской край, осталось без исполнения: во-первых, от сопротивления Таганрогских торговцев, почему-то видевших в каботажном судостроении подрыв себе и пагубу; во-вторых, за недоставлением корабельных мастеров и других средств; наконец – от неохоты Казаков заводить что-либо новое, нежелание на лучшее судно издержать более денег; и паче всего, чтобы не быть принужденными нанимать [38] знающего шкипера, покупать карту и компас и вместо паклевого – хороший пеньковый капать. Казаки сами собою не могли улучшить своего судостроения, не могли сделаться шкиперами и боцманами, ибо в сих званиях недостаточно одного навыка и опытности, но необходимы некоторые первоначальные теоретические и практические мореплавательные познания. Не должно удивляться, что Казаки с таким же равнодушием смотрят на небо их покрывающее, как и на иностранные корабли, приходящие в Таганрог, не понимая, для чего на них столько рей, парусов и снастей. Также хладнокровно смотрят они на прекрасные Требакулы, мужичками управляемые и у нас же в Херсоне строимые, которые со всеми удобностями мореходного суденышка могут безопасно плавать в океанах, ибо все сии предметы кажутся им премудростью, для них недосягаемою и потому излишнею.
По вышеобъясненным причинам, строение каботажных судов, несмотря на понуждения, совсем прекратилось, и не сделано было к тому почти никакого начала; но с 1826 года указ 1802 года начал приводится в исполнение, и теперь собственно каботажных судов, построенных по плану и прилично снабженных, считается до 500. В 1829 году один Славянин из Далмации построил небольшой прекрасный бриг-полякру с однодревковыми мачтами. Весьма [39] могло бы быть полезным, если бы по близости Таганрога или Нахичевана поселили небольшую колонию из Славян Далмацких, Рагузинцев и Боко ди Катарцев, которые, почитаясь в Средиземном море отличными корабельными мастерами и матросами, по сходству языка могли бы доставить все средства к улучшению нашего судостроения на Дону и мореплавания на Азовском море.

Просвещение.

В безлесной стороне и древо просвещения, насажденное Правительством, неглубокие пустило еще корни. В здешней Войсковой Гимназии считается 89 учащихся, а в 8 Уездных и 3 Приходских училищах всего 926 учеников, число, в сравнении с народонаселением, весьма незначительное, ибо на каждые 500 человек приходится по одному только ученику, полагая в том числе весь женский пол безграмотным. В сих учебных заведениях дворянских детей нет; немногие из благородных, более достаточных родителей отправляют детей своих в Харьковский университет и Пансионы, и кроме 8 юношей, на войсковом иждивении воспитывающихся в Московском Университете и Медико-Хирургической Академии, прочие обучаются по домам одной Русской грамоте. Столь малое рачение высшего сословия в образовании детей своих [40] не должно приписывать старообычливости и неуверенности в пользе просвещения, а совершенному недостатку нужных к тому пособий и, должно признаться, отчасти скудости.
Недостаток порядочного первоначального учения на Дону более, нежели где-либо, заменяется так называемым просвещенным навыком. Некоторые из образованных мужей, получивших хорошее воспитание, замечают, что навычное просвещение в настоящее время, в продолжение немногих годов сделало большой шаг и оказало значительные успехи. Действительно, в течение последнего тридцатилетия Казаки исходили Европу и вдоль и поперек: были в Париже и Арзеруме8, в Адрианополе и Торнео, и где бы ни были, везде могли много насмотреться и перенять что-либо для себя полезное. Между простыми Казаками довольно есть грамотных, а между дворянством хотя и есть малограмотные, которые не могут еще обойтись без секретаря, но много есть и таких, кои чтением и обращением в лучших обществах сами себя образовали.
Я с удовольствием заметил, что дамы, хотя не с большим Малороссийским ударением, но очень приятно говорят по-русски, и это именно потому, что в обществах Французский язык не употребляется. Желательно, однако ж, чтобы молодым людям, столь способным и жаждущим науки, и особенно прекрасному полу, столь нравственному и наклонному ко всему изящному, [41] доставлены были способы к лучшему образованию.

Доходы войска.

Войсковые Атаманы употребляли общественную сумму так, что доходов недоставало на расходы; деньги тратились произвольно и выдавались заимообразно без обеспечения. Дабы остановить всякие беспорядки, по сей части допущенные, Комитетом, учрежденным для устройства Донского Войска в 1827 году даны точные и постоянные правила, за исполнением которых поручено иметь тщательное смотрение Войсковому Прокурору, от Правительства назначаемому. С сего только времени от всех и всякого чина расходчиков начали требовать отчеты, и строгое наблюдение за оными вскоре показало следствия самые удовлетворительные, что лучше объяснится выпискою из одного годового отчета.
Отправлено в Сохранную казну:
В 1827 году – 256,555 р.
В 1828 году – 102,412 р. 19 коп.
В 1829 году – 50,803 р. 56 к.
В 1830 году – 146,543 р. 59¾ к.
Итого: 556,514, р. 34 ¾ к.
В приходе состояло к 1 января 1831 года:
Наличной суммы, оставшейся от прошедшего года – 274,883 р. 26¾ к. [42]
В Сохранной казне, суммы отчисленной из Войсковых доходов ежегодно по 100 тыс. рублей на строение Собора – 289,786р. 64 к.
Оставшихся от покупки провианта – 128,747 р. 52½ к.
Долгов по разным предметам – 580,064 р. 67½ к.
Наличной суммы по питейной части – 833,340 р. 32 к.
Итого: 2,108,704 р. 424 к.
В течение 1831 года в приход поступило:
По питейной части акциза за проданное вино – 1,080,269 р. 57¾ к.
Годовое жалованье и за будары, по Указам Царей с давних лет производимое – 21,311 р. 60 к.
Вместо хлебного жалованья, по Указам Царей с давних лет производимое – 90,000 р.
С лавок и мест на ярмарках – 7,810 р.
За откуп войсковых степей9 – 11,025 р.
За откуп войсковых терезей – 1,243 р. 35 к. [43]
За табунщиков Калмыков – 45,950 р.
От торгового общества10, вновь учрежденного, за коммерческие книги – 4,520 р.
Лажных от промена серебряной монеты – 5,458 р. 90 к.
С иногородних промышленников акцизных с цены товара, с рубля по 10 коп – 2,739 р.
Выручено за проданный ветхий лес, медикаменты, неспособных лошадей, волов и проч. – 565 р. 66½ к.
За игральные карты, порубленный войсковой лес, корчемную соль и с Московского двора – 833 р. 55½ к.
Оставшихся и возвращенных от расходов прошедшего года – 17,846 р. 26¼ к.
Итого – 3,407,277 р. 33¾ к.
Из сего ежегодно расходуется на жалованье Чиновникам, на содержание Гимназии, училищ, типографий, воспитанников, находящихся в Московском Университете и Медико-Хирургической Академии, госпиталей, Аптеки, Ботанического [44] сада, двух монастырей, почты, полиции, острога, команды, находящейся на устьях Дона для воспрепятствования ловли рыбы в запрещенных местах, на исправление артиллерийского обоза, войсковых строений и прочего. Всего – 905,046 р. 44½ к.
Затем к 1 января 1832 года за расходом остается – 2,502,230 р. 89¼ к.
Таким образом, при хорошем распорядке и надзоре, капитал, Донскому Войску принадлежащий, в течение пяти лет увеличился в десять раз. Столь быстрое приращение капитала даст возможность приступить ко многим улучшениям и, конечно, откроет другие способы к умножению доходов от многих предметов, еще не тронутых.

 

 

Примечания

1. В имении Генерала Луковкина недавно открыты железные и свинцовые руды, из коих последняя содержит значительное количество серебра.
2. Так называется сухая толстостебельная трава, растущая на полях необработанных. Кизяк – есть высушенный скотский кал.
3. Все Статистические исчисления, подлежащие изменению, заимствованы из Журнала Министерства Внутренних дел и принадлежат 1832 году, в котором сочинение писано.
4. О Калмыках, приписанных к Донскому войску, смотри особую статью.
5. Бахчах. – Ред.
6. Полагая в ласт 68 пудов.
7. По морскому фал служит вместо бакштага, а якорный канат вместо штага.
8. Возможно, это синтез из Эрзерума и Арзрума. – Ред.
9. По последнему измерению в одном Усть-Медведицком Начальстве найдено более 600,000 десятин степей пустопорожних.
10. Оное должно состоять из 500 купцов Казачьего звания, но сего числа еще нет.  

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru