: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Корсиканец

Дневник жизни Наполеона в его собственных словах

 1806

 2 января, Мюнхен:
Вчера Электор (курфюрст) был объявлен Королем.

3 Января, 2 часа пополудни
(Принцу Евгению)
Мой Кузен: Не позже чем через двенадцать часов после получения этого письма Вы должны отправиться в Мюнхен, торопитесь.

7 Января
(Кардиналу Фешу) 13-го ноября Папа Римский написал мне смешное, безумное письмо: эти люди думают, что я умер! Я - верующий человек, но не фанатичный идиот.
Для Римского папы я - Карл Великий, потому что подобно Карлу Великому я объединил короны Франции и Ломбардии, а моя Империя простирается до Востока. Я могу сделать Папу простым римским епископом.

9 Января
 Я давно решил брак между моим сыном принцем Евгением и принцессой Августой, дочерью баварского короля. Электор Ратисбона обвенчает их 15-го января. Принцесса Августа - одна из самых прекрасных и опытных особ своего пола.

14 Января
Помолвка и брак принца Евгения состоялись вчера.

19 Января, Штуттгардт
Мне не терпится вернуться в Париж. Я прибыл в Штутгардт вчера вечером в шесть часов.

27 Января, Париж
Я прибыл в Париж вчера в полночь и инкогнито. (Интересно, что Тарле утверждает обратное: "[Наполеон] 26 января 1806 г. встреченный несметными толпами ликующего народа, въехал в Тюильрийский дворец").

4 февраля
Английский Кабинет был полностью заменен после смерти Питта. Если верно, что г. Фокс стал министром иностранных дел, мы можем передать Ганновер Пруссии только как часть общей договоренности. (Ярый противник Наполеона Вильям Питт, глава английского кабинета, скончался 23 января. Аустерлиц убил, как тогда говорили, самого упорного и талантливого врага Наполеона. Его сменил Фокс, противник внешней политики, проводимой Питтом, и сторонник мира с Францией).
(Принцу Евгению) Мой сын: я удивлен, что Вы не написали мне ни слова о вашей поездке. Ваша жена более вежлива, чем Вы. Я настаиваю, чтобы Вы в своих письмах достаточно информировали меня, как, где и куда Вы направляетесь и что Вы делаете; - как у Вас обстоят дела с женой и насколько Вы о ней заботитесь?

6 февраля
Император прилагает выдержку из Байрейтской Газеты для г. Талейрана. Мы находимся под угрозой нападения 200 000 русских. Пруссаки, должно быть, совсем обезумели. Г-н Талейран должен сказать Гаугвицу, что такого рода вещам нужно положить конец. (Байрейт - город в Баварии, известен с 1194 года. Гаугвиц (Haugwitz) - прусский дипломат, ехавший к Наполеону с ультиматумом Фридриха-Вильгельма III, но после поражения войск Третьей Коалиции под Аустерлицем поспешивший забыть, с какой целью он ехал, и поздравивший Наполеона с победой. "Фортуна переменила адрес на ваших поздравлениях!" - заметил тот)

14 февраля
(Маршалу Бертье)
Не разглашайте Ваших приказов; выполняйте инструкции быстро; проверьте всех в его охране и его почту; я один знаю что делать. Если прусский Министр в Мюнхене обратиться к Вам и и будет говорить о занятии Аншпаха, отвечайте, что это сделано в соответствии с моими распоряжениями. Разве пруссаки не заняли Ганновер? Для остального дают Пруссии множество прекрасных речей.

28 февраля
У меня 510 000 человек под знаменами; я приказал увеличить расходы для портов и увеличить флот; я собираюсь увеличить армию на 100 000 человек, и я собираюсь ввести дополнительные налоги во Франции.

1 марта
Я хочу создать во Франции государство нового порядка (lay state). До настоящего времени мир знал только две формы правления, духовное и военное. Константин был первый установившем, посредством священников, своего рода гражданское государство; Хлодвиг (Clovis) преуспел в основании французской монархии тоже только с их помощью. Монахи - естественные враги солдат, и это было доказано не один раз. Новый порядок будет усилен созданием системы обучения, и еще более подкреплен созданием большой сети магистратов.
Я думаю, что не стоит устраивать систему образования для девочек, они не могут быть воспитаны лучше, чем своими матерями. Общественное образование не удовлетворит их по той причине, что им не нужно заниматься общественной жизнью; для них привычка - все, а их цель - это брак.
Если мы хотим утвердить нацию, мы должны спешно отрегулировать посредством кодексов основные области законодательства. Гражданский Кодекс, хотя и полон недостатков, сделал много хорошего. Каждый знаком теперь с основными принципами поведения, и управляет своей собственностью и делами соответственно им. (Хлодвиг (481 - 511), внук Меровея, родоначальника династии Меровингов, по совету святого епископа Реми отказался от язычества и принял христианство (между 496 и 499 гг.). Обращение этого короля варваров позволило ему установить политический порядок в стране, присоединить Галлию, салических и рипуарских франков. Крещение Хлодвига рассматривается историками как акт рождения королевства Франков)

4 марта
По рапорту относительно похорон я вижу, что в среднем в год в Париже умирает 14 000 человек; этого достаточно для роскошного сражения.

Я отказался от выпуска билетов на службу в моей часовне; я думаю, что места должны достаться тем, кто придут первыми.

В Каире и в пустыне, мечети - это еще и гостиницы; целых 6000 человек могут и укрыться и прокормиться в них; или даже пользоваться фонтанами и водой для купания. Наша церемония крещения берет начало отсюда; вероятно, она не возникла в нашем климате, где воду не привыкли ценить, - в этом году нас даже затопило. Когда воды нет, египтяне крестят с песком. Что касается меня, я вижу в религии не тайну Воплощения, но тайну социального порядка. Небеса предлагают свою идею относительно равенства, которое спасает богатых от того, чтобы их не перерезали бедные. Другими словами, религия - своего рода прививка или вакцина, которая удовлетворяет наши сверхъестественные чувства и защищает нас от шарлатанов и фокусников: священники лучше чем калиостро, канты и все германские мечтатели.

Мне нужен специальный Трибунал, чтобы судить общественных деятелей за некоторые нарушения законов. В этом вопросе должна быть выдержана твердость власти, и нельзя ее оставить в руках правителя, потому что он или злоупотребит ей или позабудет про нее. Каждый день мне самому приходится совершать действия, которые более уместно было передать такому трибуналу. Я хочу, чтобы государство управлялось согласно закону, и чтобы вещи, которые должны быть сделаны вопреки закону, легализовывались должным образом конституционным органом.

Через сорок восемь часов после того, как будет подписан мир с Англией, я закрою иностранные производства и мануфактуры и издам Навигационный Акт, который запретит вход в наши порты всем,  кроме французских судов. Будет огромный протест, но через шесть лет мы достигнем полного процветания.

6 марта
(Жозефу)
Стреляйте без жалости в любого лаццарони, который балуется с кинжалом. Вы можете подавить итальянское население только священным страхом. Наложите на королевство контрибуцию в 30 миллионов. Ваша политика тоже меняется. (Лаццарони (lazzaroni) - нищие, босяки в Южной Италии. Первоначально так называли участников восстания 1647 года в Неаполе под руководством Мазаньелло. Жозеф Бонапарт возглавлял Армию Неаполя и вскоре, 31 марта,  был объявлен королем Неаполя и Обеих Сицилий)

8 марта
Я отдам герцогства Клеве и Берг принцу Мюрату. (Назначение маршала Мюрата великим герцогом Клеве и Берга, государствами в западной Германии, последовало 15 марта 1806 г.)

9 марта
(Принцу Евгению)
Проинструктируйте ваших инженеров разведать дороги из Зары и Рагузы до Константинополя.

11 марта
В деле образования мы должны подражать военной иерархии. Я настоятельно держусь идеи о корпорации, потому что корпорация никогда не гибнет. Не должно быть никаких опасений, будто я хочу вернуть монахов; даже если б я и хотел, то не смог бы. Недостатки и скандалы среди монахов известны; я имею возможность составить собственное мнение в этом вопросе, поскольку в свое время обучался у них.

Я уважаю то, что уважает религия; но как государственный деятель я не люблю фанатизм безбрачия; это одно из средств, посредством коего Суд Рима попытался сковать Европу, препятствуя клерикалу стать гражданином. Военный фанатизм - единственный вид, который я признаю; человек должен обладать им, чтобы позволить убить себя. Моя основная цель в создании института образования состоит в том, чтобы получить средство для управления политическим и моральным мнением.

14 марта
У Голландии нет главного исполнителя; она должна иметь его; я отдам ее принцу Луи. Вместо Генеральных Штатов будет король. (Брат Наполеона Людовик Бонапарт стал королем Голландии 5 июня).

20 марта
Я думаю, что институт образования должен состоять приблизительно из 10 000 человек. Важно, чтобы члены Университета или того, что мы назовем этим словом, обладали исключительном правом на образование и принимали присягу.
Мы не должны делать наших молодых людей ни слишком фанатичными, ни слишком скептическими; они должны находиться в гармонии с существующими нацией и цивилизацией.
Мое обычное чтение перед сном -  старые Хроники 3-го, 4-го, 5-го, и 6-го столетий; мне или читают их или переводят для меня. Нет ничего более любопытного и так малоизвестного, как переход древних государств в новые, возникшие на их руинах. Правительства в Западной Европе, особенно в христианской, имели мало общего с образованием, поскольку им занималось духовенство. Правительства Востока, однако, были очень заинтересованы этим вопросом, особенно перед появлением христианства.
Если короли Франции пренебрегали образованием, что будет причиной для последовавших их примеру, ввиду наших амбиций добиться большего успеха, чем они? Появляясь из тумана невежества и взявшись за руки с духовенством, они опирались на пережитки уже существующих общественных традиций и были обязаны оставить в стороне мысли о Власти.
Я хочу обязать членов образовательного комитета не давать, как прежде, религиозные клятвы, но заключать гражданский контракт перед нотариусом или мировым судьей. Они охватят основы общества, как их предшественники охватили Церковь, но их обязательство будет менее священным и менее обязательным; я желаю, однако, чтобы были соблюдены некоторые ритуалы и традиции, даже если потребуется придумать им другое название.

27 марта
Я желаю, чтобы главу Банка назвали Губернатором, если это ему нравится, потому что название ничего не стоит. Я также хочу, чтобы его заработок был столь высок, сколь Вы этого хотите, потому что это - Банк, который платит.

1 апреля, Мальмезон
(Маршалу Бертье)
я передаю Вам Монитё (Moniteur - французская газета) ; Вы увидите то, что я делаю для Вас. У меня есть только одно условие, которое заключается в том, что Вы женитесь, и это условие - залог моей дружбы. Ваша связь продолжалась слишком долго; это стало смешным; и я имею право надеяться, что тот, кого я назвал своим армейским товарищем, кого потомки всегда будут ставить в один ряд со мной, не будет продолжать показывать такой исключительный пример слабости. Я настаиваю, что Вы должны жениться; иначе я откажусь принимать Вас. Вам пятьдесят лет, но Вы принадлежите к тем, кто достигает восьмидесяти, и именно в течение этих следующих тридцати лет комфортный брак Вам особенно необходим.
Вы знаете, что у Вас нет более искреннего друга, чем я, но Вы также знаете и то, что первое условие моей дружбы состоит в том, что она должна основываться на моем уважении. До сих пор Вы заслуживали его. Продолжайте же делать это дальше, и станьте основателем хорошего и большого семейства. (Речь идет о нежелательной для Наполеона страсти своего любимца к княгине Висконти, с которой Бертье познакомился в Италии. 30 марта, за день до этого разговора, Бертье получил княжество Невшатель. Через два года, в 1808 году, он женился на Мари-Элизабет, племяннице баварского короля, от которой у него было три ребенка - старший сын Наполеон-Александр (1810-1887) стал мужем дочери Бернадотта - короля Швеции).

14 апреля, Сент-Клод
(Принцу Евгению)
Мой сын, Вы слишком много работаете; Ваша жизнь слишком однообразна. Это хорошо для Вас, потому что работа должна доставлять Вам удовольствие; но Вы имеете молодую жену, которая скоро станет матерью. Я думаю, что Вы должны устроить свои дела так, чтобы проводить вечера с нею в своем маленьком социальном круге. Почему Вы не ходите в театр даже один раз в неделю? Вы должны быть немного повеселее; это необходимо для счастья вашей жены и для вашего собственного здоровья. Можно сделать большое количество работы в очень небольшой промежуток времени. Я веду такую же, как и Вы, жизнь, но моя жена стара и не нуждается во мне для развлечения; и все же будет весьма верно сказать, что я имею больше удовольствий и развлечений, чем Вы. Молодая женщина нуждается в развлечениях, особенно в таком состоянии.

18 апреля, Париж
Опера стоит правительству 800 000 франков в год; мы должны поддерживать на высоком уровне учреждение, которое льстит национальному самолюбию.

31 мая, Сент-Клод
(Королю Неаполя)
Вы слишком доверяете неаполитанцам, особенно в вопросах Вашей кухни и личной охраны. Что означает, что Вы рискуете быть отравленным или убитым. Вы не знаете большинства предпринимаемых мною мер, чтобы понять, что даже во Франции меня всегда охраняют самые преданные и самые старые солдаты.
Никто не должен входить в Вашу комнату ночью кроме Вашего адъютанта, который должен спать в комнате рядом с Вашей спальней; Ваша дверь должна быть заперта изнутри, и Вы не должны впускать адъютанта прежде чем узнаете его голос, а он не должен стучать в вашу дверь, не закрыв прежде своей и не убедившись, что за ним никто не следует. Это важные предосторожности; они не неприятны и они укрепляют вашу уверенность, не говоря уже о том факте, что могут спасти Вам жизнь. Вам придется построить свою жизнь в соответствии с таким положением дел раз и навсегда. Не воспринимайте это как критическое положение, оскорбительное для Вас и тех, кто рядом с вами. Доверьтесь моему опыту.

3 июня
(Королю Неаполя) Я читал вашу речь и, позвольте мне это сказать, нахожу некоторые ее моменты никуда негодными. Вы сравниваете отношение неаполитанцев к Вам с отношением французов ко мне. Это звучит как эпиграмма! Какой привязанности ждете Вы от людей, для которых не сделали ничего,  и которых завоевали во главе 40 000 или 50 000 чужаков? Чем меньше в своих документах Вы будете касаться меня и Франции, непосредственно или косвенно, тем лучше будет для Вас.

5 июня
(Жозефу) Поймите Вы, что если я дал Бернадотту титулы герцога и принца, то это было сделано уважения к Вашей жене; у меня есть в армии генералы, которые проявили себя лучше и в которых я больше уверен. (В этот день, 5 июня, маршал Бернадотт стал князем Понте-Корво (в южной Италии)).

7 июня
(Жозефу) Я не могу послать Вам никаких подкреплений. Я не могу запереть целую армию в Неаполе.

(Талейрану) Я просил у Вас сообщений о прусских силах. Та информация, которую Вы послали мне, совершенно бесполезна. Мне нужны полные сведения об армии прусского короля.

4 июля
До настоящего времени переговоры с Англией ни к чему не привели. Получив мыс Доброй Надежды, Англия получит полный контроль над  Индией. Но если бы Англия удержала Мальту и Сицилию, она установила бы непреодолимый барьер между Адриатикой и Константинополем. Было бы трудно когда-либо принять такие условия.

13 июля
(Баденской принцессе Стефании)
Я получил ваше письмо. С удовольствием я вижу, как Вы хороши. Любите вашего мужа, который заслужил это своей привязанностью к Вам.
Примите ваших людей с любезностью, правители созданы для счастья своих людей. Привыкайте к стране, и хорошенько подумайте обо всем, поскольку нет ничего более дерзкого, чем постоянно говорить о Париже и блеске, которые Вы знали. Очень хорошо, что Вы не сможете наслаждаться ими, это ошибка французов, не впадайте в нее. Карлсрюх (Carlsruhe) - приятное место. Вы будете любимы, и подумайте, как Вы любите ту страну, в которой оказались. Этот край населен самыми чувствительными людьми. (Племянница Жозефины Стефания Богарне была выдана замуж за Карла Людвига, внука и наследника Великого герцога Баденского, Карла Фридриха Церингена)

19 июля
Англичане высадили 5000 человек в заливе Св. Юфемии 3 июля. Генерал Ренье (Régnier) пошел на них; я не знаю, чем все закончилось. Вероятно, у них есть причина раскаяться.

21 июля
(Жозефу)
Я получил Ваши письма от 11 и 12 июля; у Вас не было тогда новостей относительно Ренье и Вы не вышли из Неаполя. Искусство войны, о котором так говорят,  - трудное искусство; среди Ваших министров нет ни одного человека, который владел бы его элементами. Но, Небеса! Имея 36 000 человек, не позволяйте одной из ваших дивизий быть разбитой! Так как Вы не имеете вестей от Ренье, то можете вывести, что коммуникации перерезаны, и что вспыхнуло восстание.

26 июля
(Жозефу)
Враг должен был быть совсем безумен, чтобы осмелиться напасть на Неаполь. Какое там! С 36 000 человек Вы обороняетесь от 8000 англичан, и отдаете им две трети вашего королевства! Во всем вашем совете министров не найдется двух толковых военных. Я причинил бы Вам бесполезную боль, если бы высказал все, что я об этом думаю. 

26 июля
(Жозефу)
, Что такое национальная гвардия Неаполя? Она ломается как тонкий тростник, даже оставляет оружие в руках врага. О, как плохо Вы знаете людей! Примите, наконец, энергичное решение. Искусство войны заключается в хорошо продуманной и благоразумной обороне и в смелом и быстром наступлении.

30 июля
(Принцу Йоахиму Мюрату)
Везель не может принадлежать никому, кроме как сильному хозяину. Что касается гарантии ваших детей, ваши аргументы жалки и заставляют меня пожимать плечами; я краснею за Вас. Я надеюсь, что Вы - Француз; таковыми же будут ваши дети; любая другая мысль так позорна, что я вынужден просить Вас никогда впредь не говорить об этом. Было бы неслыханно, если б после всех предоставленных благ французская нация противостояла Вам. Вы думали устроить своих детей так, что они могли бы повредить Франции. Повторяю, никогда более не говорите об этом, это слишком смешно! (г. Везель вместе с княжествами Невшатель и Клеве был отнят в пользу Франции у Пруссии незадолго до этого)

1 августа
(Королю Голландии) Обстоятельства могут вынудить Вас сформировать лагерь голландской армии в Утрехте.

2 августа
(Принцу Йоахиму)
Ваши публичные высказывания должны быть заверены. Я едва могу выразить боль, которую ваши письма причиняют мне; ваша беспечность достаточна, чтобы повергнуть меня в отчаяние.
Дивизия Дюпона движется в Инн; Вы не должны делать ей никаких распоряжений. Вы не знаете того, что я делаю. Сохраняйте спокойствие. С силой подобно Пруссии мы не можем обойтись слишком мягко.

5 августа
Англичане прибывают. Лорд Лодердейл и лорд Ярмут будут вести переговоры. Первый прибыл этим утром.

12 августа
Болезнь Фокса затягивает переговоры с Англией.

17 августа, Рамбуйе
(Королю Неаполя) Было бы хорошо, если бы неаполитанская толпа попыталась восстать. Пока Вы не преподнесете им урок, Вы не станете их хозяином. Каждая побежденная нация должна восстать по крайней мере однажды, и я смотрю на восстание в Неаполе, как отец семейства смотрит на больных корью детей, не давая им ослабнуть. Кризис проходит, и они выздоравливают.

19 августа
(Фуше)
Если Вы знаете, где генерал Дюмолин (Dumoulin), пошлите за ним и расспросите его о леди по имени Кейленфельс (Keilenfels), на которой он женился за два месяца до похищения мадемуазель д'Экгардт. Я не имею никакой власти над судьями, и он должен быть примерно наказан за столь отвратительный проступок. Этот генерал понимает, что уголовный суд осудит его на каторжные работы? Как он мог столь пренебречь законами чести? Это дело оскорбительно для французской армии.

23 августа
(Королю Неаполя)
Я получил Ваше письмо от 13 числа. Я сожалею, что Вы не собираетесь увидеться с Вашим братом, предпочитая развлекаться на Елисейских полях. Я не могу испытывать к Вам тех же чувств в сорок, какие я имел в двенадцать лет!

29 августа, Сент-Клод
Переговоры затянулись. Очень сомневаюсь в их результате.

31 августа
(Принцессе Августе)
Дочь моя: с большим удовольствием читал я Ваше письмо от 10 августа. Благодарю Вас за все Ваши поздравления. Примите заботу о себе того государства, в котором Вы оказались, и попытайтесь не дать нам дочь. Я мог бы дать Вам простой рецепт, но Вы не поверите мне: нужно всего лишь пить немного столового вина каждый день.

5 сентября
Изменение ситуации в Европе заставляет меня серьезно пересмотреть состояние моих армий.

(Маршалу Бертье) Пошлите офицеров-инженеров тщательно и во всех направлениях разведать состояние дорог от Бамберга до Берлина.

8 сентября
(Люккезини)
  Мое сердце всегда подчиняется голове. Я приму войну против Пруссии только ради чести моей страны и безопасности моих союзников. Если ваши молодые офицеры и женщины в Берлине хотят войны, они получат ее; я готов удовлетворить их. Однако мне нужна Италия; это любовница, покровительство которой я ни с кем не буду делить. (Люккезини (Lucchesini) - прусский посланник в Париже)

10 сентября
Отношение Пруссии все более провокационно. Они умрут, чтобы получить хороший урок.

(Коленкуру) Подготовьте мои походные вещи. Отошлите шестьдесят лошадей из моей конюшни завтра, включая восемь моих седел. Сохраните все это в тайне насколько возможно. Завтра приготовьте мои кареты. В одной из них должна быть палатка и железная кровать. Возьмите походную палатку, а не шатер. Можете добавить несколько толстых ковров. С лошадями отошлите завтра мой маленький походный фаэтон.
Маршал Бессьер и принц Боргезе также вышлют своих лошадей. Когда будете говорить об этом офицерам, скажите что они сопровождают меня к Диету во Франкфурте.

10 сентября, Сент-Клод
(Королю Пруссии) Monsieur mon Frère (Господин мой Брат):
я получил письмо Вашего Величества. Дружественные чувства, которые Вы выражаете тем более приятны мне, что всё произошедшее в последние две недели давало мне основания предположить обратное. Если я вынужден буду поднять оружие для защиты, то сделаю это с тем большим сожалением, что буду использовать его против армии Вашего Величества.

(Королю Неаполя) Пруссия вооружается весьма смешным способом: однако, скоро она разоружится или дорого заплатит за это. Нет ничего более глупого и более нерешительного, чем поведение (прусского) кабинета. Вена делает такие заявления своей дружбы, что я убеждаюсь в ее чрезвычайной слабости. Что бы ни случилось, я выдержу и не дрогну перед любой опасностью. Конскрипция (рекрутский набор), которую я только что объявил, касается всех стран; я вызову резервы; я полностью снабжен и ни в чем не нуждаюсь. Я могу возглавить Великую Армию всего через несколько дней. Она насчитывает приблизительно 150 000 человек, и этого достаточно, чтобы подавить Вену, Берлин и Санкт-Петербург.
Переговоры с Англией все еще продолжаются; быть миру или войне будет решено в течение недели. Фокс выбыл из игры, - болезнь, вероятно, сведет его скоро в могилу. Если я действительно должен ударить еще раз, Европа должна знать, что я покидаю Париж только чтобы услышать о полном сокрушении врагов. Я хочу, чтобы ваши газеты говорили обо мне, что я занят в Париже развлечениями, охотой, и переговорами.

17 сентября
Мне только что сообщили о смерти Фокса. В сложившейся ситуации смерть этого человека оплакивают две нации. (Фокс, единственный в Англии могущественный сторонник мира с Францией, скончался 13 сентября).

19 сентября
Ситуация с каждым днем становится все более критической. Моя Гвардия выступила, марш от Парижа до Майнца займет шесть дней.

24 сентября
(Йоахиму Мюрату, Великому Герцогу Берга)
Отсылайте ваших лошадей в Бамберг немедленно. Ждите меня в Майнце, который можете оставить спустя час после моего прибытия, чтобы Вы успели добраться в Бамберг 1 октября в полдень.

28 сентября, Майнц
Я прибыл этим утром.

29 сентября
Все еще нет никакого объявления войны.
Полночь:
(Маршалу Ожеро)
не обнаруживайте ваших дислокаций.

30 сентября
(Королю Вюртемберга)
Я хотел бы увидеть Ваше Величество. Я прибуду в Вюрцбург 2 октября, а 5-го буду в Бамберге. При существующих обстоятельствах я очень хотел бы побеседовать с Вами. Я был бы очень рад встретить Ваше Величество в Майнце, если б не был сам рабом, принужденным повиноваться бессердечному хозяину - тому, кто определяет события. 
Что касается непосредственно меня, Ваше Величество должны видеть, что нет человека, способного поступить иначе в такой момент. Война еще не объявлена, и я не слышал, чтобы г-н Лафорест оставил Берлин; мне сообщили, что король Пруссии отправил ко мне офицера с письмом; вот уже три дня тому назад я слышал о нем, но еще не видел его. (Вюртембергский герцог Фридрих еще за 4 года до этого стал союзником Франции. В благодарность за участие в войне против Третьей Коалиции 1 января 1806 года он был провозглашен Фридрихом I, королем Вюртемберга. 12 июля 1806 года вошел в Рейнский Союз. В случае войны он обязан был выставить 12000 солдат. Несмотря на такое тесное сотрудничество и то, что к 1810 году владения Вюртемберга выросли вдвое, после "битвы народов" при Лейпциге в 1813 году Фридрих I поспешил перейти на сторону союзников).

1 октября
Я отправляюсь сегодня вечером в девять.

3 октября
Вчера я добрался до Вюрцбурга.

5 октября
Армии вступили в контакт. Скоро мы сразимся. Король Вюртемберга прибыл сюда два дня тому назад. Он не может ни идти во главе, ни плестись в хвосте. Брауншвейгский герцог прислал ему весьма пагубное письмо, написав о немецком националистическом волнении. Все мои колонны двинулись. Сегодня вечером я отправляюсь в Бамберг.

(Маршалу Сульту) Я вступаю в Саксонию с армией в трех колоннах. Вы командуете правым флангом; за Вами на расстоянии полудневного марша корпус маршала Нея, и в дневном переходе за Вами 10 000 баварцев; всего у вас более 50 000 человек. Маршал Бернадотт ведет центр; за ним марширует корпус маршала Даву, с большей частью Резервной кавалерии и Гвардии; это более 70 000 человек. (Бернадотт) выйдет на открытое место через Кронах. 5-ый корпус на левом фланге, его сопровождает корпус Ожеро. Они пройдут через Кобург и Заальфельд, их силы составляют 40 000 человек. Днем Вы займете Хоф, остальная часть армии в линии с Вами. Я буду держаться около центра. Со столь большим перевесом в силах, так близко сконцентрированных, Вы понимаете, моя цель состоит не в том, чтобы ловить удачу, но атаковать с двойным перевесом врага везде, где ему вздумается остановиться.
По моей на сегодня информации, противник маневрирует на наш левый фланг; их основные силы вероятно в Эрфурте. Я не убеждаю Вас связываться со мной слишком часто, но сообщайте мне относительно всего, что узнаете на дрезденской дороге. Вы изволите заметить, что в случае удачного маневра к этому городу будет стянуто 200 000 человек. Однако здесь потребуются некоторые усилия и некоторое везение.

10:00 пополудни
Я уезжаю в Бамберг. Все наши корпус идут. Я превосходно себя чувствую, и в больших надеждах относительно скоро обеспечения этого бизнеса к хорошему концу.

6 октября
"
Солдаты! Приказ о вашем возвращении во Францию уже был отдан. Вас ждало триумфальное возвращение.  Но в то время, как мы были убаюканы ощущением ложной безопасности, новые интриги назревали под маской дружбы и союза. В Берлине раздаются военные кличи. Вот уже как два месяца нас ежедневно провоцируют.
Та же самая группа заговорщиков, то же самое головокружение, которое принесло Пруссию на равнину Шампань четырнадцать лет назад, вновь витает в их советах.
Если сейчас они уже не собираются сжечь Париж, то они хотят хвастливо водрузить свои знамена  в столицах наших союзников; это Саксония из-за своего постыдного предательства хочет заставить их отказаться от независимости, захватив себе новые провинции; это ваши лавровые венки они хотят сорвать с ваших голов. Они требуют освободить Германию, грозя нам своим оружием! Глупцы! Так пусть они узнают, что в тысячу раз проще разрушить нашу столицу, чем запятнать честь детей Великой Нации!
Солдаты! Среди вас нет ни одного человека, который бы хотел вернуться во Францию другой дорогой, чем дорога чести. Помните, что мы можем вернуться домой только через триумфальные арки!
Так пойдем же в бой, поскольку увещевания не смогут вывести Пруссию из ее страшного заблуждения. И пусть прусская армия познает ту же участь, что она познала четырнадцать лет назад! И пусть ее солдаты узнают, что легко получить новые земли в результате дружбы с великим народом, но что вражда с ним страшнее бури в океане!" (Одно из самых знаменитых воззваний Наполеона к своей армии).

Весьма забавно, что пруссаки должны были вручить мне свой ультиматум 8-го числа; и я, не зная этого, должен был вступить в Байрейт и начать выступить в поход 7-го.

(Королю Баварии) Я наконец получил письмо Короля Пруссии. Не могу послать Вам весь текст; это - рапсодия, скопированная с английских газет и длиной в двадцать страниц. Но я посылаю Вам примечание, которое только что вручил мне г-н де Кнобельсдорф. Мой ответ Вы найдете в моем обращении к армии. Король Пруссии объявил войну! Я очень благодарен ему за предусмотрительность, с которой он показал справедливость моих действий перед лицом всей Европы. (Баварский курфюрст Максимилиан-Иосиф вступил в союз с Францией в 1805 году и был провозглашен королем Баварии (Максимилианом I Иосифом) 26 декабря. Под его контролем находилась территория с населением более 1,1 млн. человек. 12 июля 1806 года вошел в Рейнский Союз, обязавшись выставить под знамена Наполеона 30-тысячную армию. Вышел из состава Рейнского Союза и примкнул к Австрии в 1813 году, за 10 дней до лейпцигской битвы. За это, несмотря на потерю некоторых земель, он сохранил большую часть своих владений, а Венский конгресс признал за ним право самодержавного государя).

8 октября
Королева Пруссии - с армией, одетая как амазонка, в мундире своего драгунского полка, пишущая по двадцать писем в день, чтобы было чем кормить огонь. Рядом с нею - принц Луи Прусский, молодой принц, отважный, мечтающий о великой славе на поле брани. Следуя примеру этих двух высоких персон,  все собрания кричат: Война! война!

Кронах
Я в Кронахе, и оставлю его сегодня вечером. Армия идет быстро.

3.30 пополудни
(Маршалу Сульту)
Извольте присылать мне новости чаще; в объединенном маневре подобно этому только очень частой связью мы можем достичь хороших результатов. Мы на пике кампании; они не ожидали того, что мы пытаемся делать; горе постигнет их, если они будут колебаться и потеряют всего один день.

4:00 пополудни
(Маршалу Ланну)
Мой Кузен: я рассержен Вашим вступлением в Кобург вчера: Ваши инструкции предписывали сделать это сегодня утром, их никто не отменял.
Выдвигайтесь как можно быстрее на Графенгаль. Маршал Ожеро будет следовать за Вами в полудневном переходе. Сам я достигну Лобенштейна к 2 часам утра.

10 октября, Эберсдорф, 5 утра
Вчера прусский генерал Тауэнцин с 6000 пруссаков и 3000 саксонцев был атакован авангардом армии под командованием Великого Герцога Берга, и был разбит.(Имеется в виду небольшая стычка авангарда Мюрата и Тауэнцина, отводившего свои войска на соединение с основными силами к Йене. Это было первое сражение кампании)
(Великому Герцогу Берга)
Генерал Рапп принес мне хорошие вести о вашей прошлой ночи. Маршал Ланн нападет на Заальфельд завтра.
Ваша главная задача сегодня в том, чтобы развить вчерашний успех, собрать трофеи и всю возможную информацию; затем рекогносцируйте Ауму и Заальфельд и постарайтесь выяснить продвижения противника.
(Маршалу Сульту)
Вот то, что я могу разобрать: пруссаки намереваются атаковать, и их левый фланг должен выйти на Йену, Заальфельд и Кобург. Независимо от того, что они сделают, я буду восхищен, если они нападут на меня; если они позволят мне напасть, я не упущу их; если они отойдут к Магдебургу, Вы будете в Дрездене перед ними. Я очень рассчитываю на сражение. После него я смогу выйти к к Дрездену или Берлину прямо перед ними.

Шлайц, 5.30 пополудни
Гула орудий не слышно.

6:00 пополудни
(Маршалу Сульту)
Мой Кузен: я полагаю, что Ланн напал на Заальфельд сегодня. Была оживленная канонада, но она продолжалась только два часа; результата я не знаю. Как только мой левый фланг будет прикрыт, дела пойдут живее.

12 октября, Аума, 4:00 утра

Передайте маршалу Даву маршировать на Наумбург как можно быстрее.

Маршал Ланн идет на Йену.

(Маршалу Ланну) я получил, с большим удовольствием, новости относительно ваших действий 10-го числа. Я слышал звуки выстрелов и послал дивизию в вашем направлении поддержать Вас. Смерть Принца Луи Прусского есть Небесная Кара, поскольку он один из зачинщиков войны.
Вся перехваченная корреспонденция говорит о том, что что враг обезглавлен. Они совещаются день и ночь, и не знают какое решение принять. Вы знаете, что моя армия сконцентрирована, и я на их пути к Дрездену и Берлину. Наша задача теперь в том, чтобы нападать на всех, кто повстречается на пути, бить врага по раздельности и в то время как они концентрируются. Когда я говорю, что мы должны напасть на всех, кого повстречаем, я подразумеваю, что мы должны атаковать всех, кто находится на марше, а не в выгодной позиции.

8.30 утра
Я сажусь в седло и направляюсь к Гере. Пруссаки едва ли имеют один шанс. Их генералы - совершенные идиоты. Невообразимо, как Герцог Брауншвейгский, при всей репутации, управляет армией столь смешным способом.

13 октября, Гера, 2:00 утра
(Императрице)
Я сегодня в Гере, мой дорогой друг; мои дела продвигаются успешно, как я и рассчитывал. С Божьей помощью, дела у бедного прусского короля, которого мне лично жалко, потому что он хороший человек,  будут совсем плохи в течение нескольких дней. Королева - в Эрфурте с королем. Если она захочет увидеть сражение, она сможет потворствовать своей жестокой прихоти. Я чудесно себя чувствую, растолстел с начала похода, и это несмотря на то, что двигаюсь каждый день по двадцать или двадцать пять лиг, и верхом, и столько же в карете. Я ложусь спать в восемь и встаю в полночь; иногда это происходит, когда Вы еще и не ложились спать! (с Жозефиной Наполеон развелся 15 декабря 1809 года и вскоре женился на австрийской принцессе Марии-Луизе, но продолжал испытывать к прежней супруге самую нежную привязанность до конца жизни).

В ближайшие три или четыре дней будет сражение, которое я выиграю. Затем проследуем к Эльбе, возможно к Висле. Там я дам второе сражение, которое также выиграю. Тогда... тогда... но этого достаточно, мы не должны мечтать. Кларк, через месяц Вы будете губернатором Берлина, и Вас будут вспоминать, как Вы за год побывали в двух войнах и были губернатором и Вены и Берлина. (Разговор происходит с французским дивизионным генералом Кларком (1765-1818), в 1805-1806 гг. личным секретарем кабинета Наполеона, с 1807 по 1814 год занимавшем пост военного министра Франции. В конце 1805 года получил пост губернатора Верхней Австрии, 11.10.1806 - губернатора Эрфурта, 3.11.1806 - генерал-губернатор Берлина и Пруссии).

(Бюллетень) Испуг воцарил в Эрфурте, где все еще король, королева, и герцог Брауншвейгский. Но в то время как они сомневаются, французская армия идет. С тех пор, как началась кампания, погода была роскошна, страна - полна запасов, солдаты - здоровы и сильны. Люди покрывают десять лиг за дневной переход, и нет отставших; армия никогда не была еще так сильна.

9:00 утра
(Мюрату)
Наконец завеса поднята; враг начал отступление к Магдебургу. Маршируйте как можно быстрее с корпусом Бернадотта на Дорнбург, большую деревню между Йеной и Наумбургом. Прежде всего пошлите туда драгун и кавалерию.
Вся тяжелая кавалерия и дивизия генерала Клейна идут на Йену. Я думаю, что противник или попытается атаковать Ланна в Йене или ускользнет. Если они нападут на Ланна, Вы сможете поддержать его от Дорнбурга. Я буду в Йене в два часа пополудни. (Мюрат командовал Резервным кавалерийским корпусом, в состав которого и входила 1-ая дивизия конных драгун (6 полков) под командованием Клейна)

10:00 утра
Мы застали прусскую армию на месте и знаем где ее фланги.

Ночью, бивак около Йены
(Маршалу Нею) Противник между Веймаром и Йеной; выдвиньте ваш корпус насколько сможете, чтобы добраться до Йены завтра рано утром.

14 октября, Йена
Маршал Ожеро командует левым флангом.

На рассвете маршал Ланн установит свою артиллерию для сражения согласно приказу, переданному ему ночью.

Гвардия будет позади плато в пяти шеренгах.

Император даст сигнал; все должны быть готовы на рассвете.

Маршал Ней будет находиться на краю плато, чтобы двигаться к правому крылу Ланна; как только тот займет деревню, мы получим достаточно места для развертывания.

Маршал Сульт выйдет на позиции справа.

15 октября, 3:00 утра
(Жозефине)
Дорогой друг: я предпринял замечательный маневр против пруссаков. Вчера я одержал большую победу. Они насчитывали 150 000 человек; я взял 20 000 пленных, захватил 100 пушек и несколько знамен. Со мной столкнулся король Пруссии; я чуть не захватил его и Королеву впридачу. Последние два дня я стою на бивуаке и превосходно себя чувствую.
Герцог Браушвейгский, генерал Рюхель убиты; Принц Генрих Прусский тяжело ранен; ранено множество генералов и офицеров. Потери французской армии сравнительно малы. Маршал Даву в Наумбурге преградил противнику путь. Он сражался там весь день и разбил более чем 60-тысячную армию. Его корпус покрыл себя славой. Королеву Пруссии преследовал эскадрон гусар; ей пришлось искать убежище в Веймаре, и она выехала только за три часа до того как туда вошел наш авангард.

16 октября, Веймар, 7:00 утра
(Маршалу Даву)
Мой Кузен: поздравляю Вас от всего сердца за Ваши превосходные действия. Я скорблю о храбрецах, которых Вы потеряли; но они пали на поле чести. Передайте Вашему корпусу и Вашим генералам мои поздравления. Они заслужили мое вечное уважение и признательность.

Эрфурт пал; взято 14 000 пленных, среди них принц Оранжский и фельдмаршал Мёллендорф.

17 октября
Император занял веймарский дворец, в котором еще несколько дней назад жила королева Пруссии. Похоже то, что о ней говорили, правда: здесь она могла потушить пожар войны. Она - достойная женщина, но в ее поступках нет смысла и она неспособна предвидеть последствия своих деяний.

19 октября
Первая цель кампании достигнута; Саксония, Вестфалия и вся страна по левому берегу Эльбы очищены от прусской армии. Она, побежденная и ежедневно отступающая более чем на пятьдесят лиг, осталась теперь без оружия, без обоза, без генералов, численностью менее третьей части того, что было неделю назад; и, что еще хуже, деморализованная и потерявшая уверенность в себе.

20 октября
Великий герцог Берга с маршалами Сультом и Неем заняли Магдебург.

(Маршалу Сульту) Не позволяйте себя ослепить случайной удаче и не забывайте об охране.

21 октября
(Маршалу Бернадотту)
Император в высшей степени неудовлетворен вашим невыполнением приказа, который Вы получили вчера в марше на Кальбе.  Его Величество напоминает Вам в связи с этим, что Вы не приняли никакого участия в сражении под Йеной. Император считает нужным выразить вам свое мнение по этому вопросу, потому что он не приучен вести во время кампании бесплотные дискуссии об этикете.

22 октября, Дессау
Я перехожу Эльбу; все идет великолепно.

Сразу после сражения прусский король послал ко мне адъютанта с письмом. Сегодня он прислал маркиза Лаккезини. Я велел задержать его на заставе, и послал Дюрока выяснить его намерения. Жду его возвращения. Король, кажется, желает мира. Я тоже желаю; но это не помешает мне идти на Берлин, в котором я буду через четыре или пять дней.

23 октября, Виттенберг
(Маршалу Даву) Приказываю Вам выступать; Вы должны войти в Берлин 25-го в полдень.

(Маршалу Бернадотту) Я получил Ваше письмо. Не в моей привычке обвинять друг друга за прошлое; его мы не в силах изменить. Ваш корпус не был в сражении, и это могло обернуться бедой.

25 октября, Потсдам
(Бюллетень) Император вошел в Потсдам вчера, и занял квартиры во дворце; вечером он посетил новый дворец Сан Сюси (Sans Souci) и осмотрел позиции вокруг Потсдама. Некоторое время он провел в покоях Фридриха Великого, которые сохраняются в том же виде, что и при его жизни.

26 октября
(Обращение к армии)
Мы достигли Потсдама и Берлина, опередив даже славу ваших побед. Мы захватили 60 000 пленных, 65 знамен, включая знамена прусской Королевской Гвардии, 6000 орудий, 3 крепости, более 20 генералов. И все же больше половины из Вас могут пожаловаться на то, что даже не получили возможности сделать выстрел.
Солдаты! Русские хвастуны идут против нас, мы пойдем им навстречу, сэкономим им половину пути!

Император посетил могилу Фридриха Великого. Он передал для Инвалидов в Париже меч Фридриха , его ленту Черного Орла, шарфы его Генерала и знамена, под которыми ходила его Гвардия в Семилетней войне.

29 октября, Берлин
Принц Гогенлоэ сдался с 16 000 пехоты, 4000 кавалерии, 45 знаменами, 84 орудиями; Принц Август Прусский, Принц Шверина в плену вместе с другими прусскими генералами и Королевской Гвардией.

30 октября
До сегодняшнего дня мы захватили 150 знамен, и некоторые вышиты руками прекрасной королевы, красота которой оказалась столь же губительна для пруссаков, как красота Елены для троянцев.

31 октября
(Великому Герцогу Бергскому)
Мой Брат: поздравляю Вас с захватом Штеттина; если ваша легкая кавалерия может захватывать крепости таким способом, я вынужден буду распустить моих инженеров и переплавить осадные орудия. Однако Вы еще ничего не довели до конца. У Вас все еще есть генерал Блюхер и герцога Веймарский, которых Вы должны захватить; они имеют более чем 25 000 армию.

1 ноября
(Ланну) Вы предполагаете, будто я не знаю, что ваш корпус сделал форсированные марши, и что Вы руководили ими с самым большим усердием? Все вы просто большие младенцы. В нужное время и в нужном месте я предоставлю Вам и вашему корпусу доказательства моего удовлетворения.

2 ноября
Кюстрин сдался вчера. Мы захватили 80 орудий и 4000 пленных.

3 ноября
(Фуше) Пошлите за Костюшко; скажите ему приехать ко мне как можно быстрее, но тайно и под вымышленным именем. Дайте ему любые деньги, какие он попросит. Пришлите мне всех поляков, которых сможете.
Наши аванпосты достигли польской границы. Поэтому мне нужны подкрепления, но если я не получу их быстро, будет слишком поздно. Русские все еще далеко, но столкновение возможно. (Наполеон весьма рассчитывал на национальный подъем в Польше, стремившейся вырваться из-под господства Пруссии. Французов встречали в Польше с распростертыми объятиями, как освободителей. Видимо, Наполеон все же не собирался возвращать Польше независимость, но это не ему помешало поставить под ружье десятки тысяч поляков и с успехом использовать их в своих целях. Здесь речь идет о знаменитом Тадеуше Костюшко, национальном герое Польши, который находился в это время в Париже. Но Костюшко поставил условия, имевшие целью оградить будущую свободу Польши от самого Наполеона, которого считал деспотом. Фуше, ведший переговоры с польским патриотом, почтительнейше вопрошал императора, что же сказать Костюшко. "Скажите ему, что он дурак!"- ответил император. На этот раз он обошелся собственными силами.)

6 ноября, 9:00 пополудни
(Императрице)
Я получил письмо, в котором Вы кажетесь раздражены моими словами относительно женщин. Правда, я испытываю весьма неприятные чувства от женщин, интригующих по любому поводу. Я приучен к виду мягких и любезных женщин; таких я люблю. Если они испортили меня, это  не моя ошибка, а Ваша. Но Вы увидите, как я был добр к той, которую нашел хорошей и мягкосердечной, мадам де Хацфельд. Когда я показал ей письмо мужа, она зарыдала и в большом волнении и расстроенных чувствах подтвердила: "Да, это его письмо". Она очень жалко выглядела, пока читала это письмо. Мне стало больно и я сказал ей: "Хорошо, мадам, бросьте письмо в огонь; тогда не в моей власти будет повредить Вашему мужу". Она сожгла письмо и казалась очень счастливой. Ее мужа с этой минуты не беспокоили; два часа спустя она была уже с ним. Теперь Вы убедитесь, что я действительно люблю хороших, добрых, простодушных женщин; они единственные, кто походит на Вас.

9 ноября
(Императрице) Хорошие новости! Магдебург сдался, а в Любеке, 7-го числа, 20 000 человек, неделю от нас ускользавших, были взяты в плен. Таким образом захвачена целая армия; у Пруссии нет больше 20 000 армии, оставленной за Вислой. 

Любек был взят штурмом Великим герцогом Бергским, принцем Понте-Корво, и маршалом Сультом. Резня была ужасна. На следующий день, остатки корпуса Блюхера, 18 000 человек, сдались. (Генералу Блюхеру, наиболее энергичному из прусских военачальников, удалось собрать из разбежавшейся прусской армии около 20000 человек и укрыться с ними в Любеке. Собственно, дальше отступать было уже некуда - позади проходили датская граница. 7 ноября французские войска под предводительством Бернадотта, Сульта и Мюрата вошли в Любек, и после ожесточенной резни прямо на улицах города и в предместьях окружили и заставили капитулировать пруссаков. 8 ноября прусский генерал Клейст с 22-тысячным хорошо вооруженным гарнизоном в прекрасно укрепленной крепости Магдебург сдался маршалу Нею после первых же выстрелов из легких мортир. Клейст объяснял потом свое поведение тем, что, когда французы выстрелили из мортир, жители очень перепугались и просили его как начальника крепости, не теряя времени, сдать город. Уступая этому желанию, он и капитулировал. Наполеон не сразу даже поверил в такую историю.)

11 ноября
(Султану Селиму) Высочайший, Превосходнейший, Сильнейший, Великодушнейший и Неукротимейший Принц, Великий Император мусульман, Султан Селим, мой дорогой и совершенный друг, да увеличит Бог Вашу славу и мощь!
В тот самый день, когда наши враги вынудили Вас оставить Молдавию и Валахию, пророча мне беды, я одержал незабываемую победу при Йене, и последовал к дальнейшим триумфам. Войска Пруссии разбиты или пленены. Вся страна моя. С 300 000 армией я развиваю свои успехи, и не закончу войну, пока Вы не вернете себе потерянные княжества. Соберитесь с духом. Провидение решило, что ваша Империя должна стоять; моя миссия - спасти ее; я делю с Вами плоды моих побед. Настал момент, когда Оттоманская Порта должна собрать свои силы и двинуть вперед свою армию. Я знаю, что русские собрали свои войска; они идут на меня, - я иду им навстречу.
Подписано в нашем императорском дворце в Берлине, в 11 день ноября 1806.

21 ноября
(Из берлинского Декрета)
Британские острова объявлены в состоянии блокады. Всякая торговля и всякие сношения с Британскими островами тем самым запрещаются.

(Французскому сенату) Недешево нам стоило поставить интересы частных лиц в зависимость от ссоры монархов и возвратиться после стольких лет цивилизации к принципам, которые характеризуют варварство первобытных времен; но мы были вынуждены противопоставить общему врагу то оружие, которым он пользуется.
(В этот день в Берлине Наполеоном был подписан знаменитый декрет о континентальной блокаде. Первые два параграфа приведены выше в качестве цитаты, далее по тексту воспрещалась почтовая и иная связь с англичанами и приказывалось немедленно и повсеместно арестовывать всех англичан и конфисковывать принадлежавшие им товары и их имущество вообще. Всякого рода запреты на торговлю, особенно с Англией, издавались и раньше, и Директорией, и самим Наполеоном. Однако после разгром Пруссии, одной из четырех крупнейших европейских держав, капитуляции Саксонии декрет от 21 ноября ясно дал понять, кто теперь правит в Европе. Французская империя контролировала практически всю Европу. Из достойных противников осталась только Россия...)

(Шампаньи) Мне попались отвратительные стишки, которые распевают в Опере. Это делается намеренно, чтобы литература во Франции деградировала? Передайте мое неудовольствие мосье де Люка, и запретите петь подобные вещи в Опере, они недостойны великого театра. Нужно издать распоряжение, чтобы 2 декабря было отпраздновано прекрасной кантатой. Поскольку литература относится к Вашему департаменту, я думаю, что Вы должны приглядеть за тем, что поется в Опере. (Шампаньи Жан-Батист де Номпер (Champagny)(1750-1834) в описываемый период являлся министром внутренних дел (1804-1807).  2 декабря - годовщина разгрома войск Третьей Коалиции под Аустерлицем)

23 ноября
Император посвятил день смотру пехоты 4-го Корпуса. Он делал поощрения и раздавал награды во всех полках.

Я собрал офицеров и солдат; я выяснил, кто из них отличился; и я поощрил тех, кто умеет читать и писать.

23 ноября, Кюстрин
Я надеюсь получить вести с аванпостов сегодня.

27 ноября, Мизериц, 2:00 утра
(Жозефине)
Я вхожу в Польшу; и это ее первый город; сегодня вечером я буду в Познани. После этого я пошлю за Вами, чтобы Вы прибыли в Берлин в день моего возвращения. Мое здоровье хорошее; погода довольно плоха, три дня подряд шел дождь.

Вчера Великий герцог Бергский следовал прямо на русских и был в дневном переходе от Варшавы.

29 ноября, Познань
Поляки чрезвычайно хорошо расположены к нам. Они формируют корпуса кавалерии и пехоты с большой деятельностью. Они выказывают рвение вернуть себе независимость: дворянство, духовенство и крестьяне - все единодушны.

1 декабря
Завтра я иду на бал, устраиваемый местными дворянами. Все леди были представлены мне; впервые с момента гибели Польши они посещают официальную церемонию. Все образованные люди говорят по-французски, и даже крестьяне любят Францию.

Великий Герцог Бергский вступил в Варшаву со 100-тысячной армией.

2 декабря
(Великому герцогу Бергскому)
Поляки, выказывающие так много благоразумия и просящие выполнить так много своих просьб, просто эгоисты,  которых не зажечь энтузиазмом и любовью к своей стране. Я слишком хорошо знаю людей. Мое величие не зависит от помощи нескольких тысяч поляков. В их интересах проявлять энтузиазм в сложившихся обстоятельствах, но не в моих интересах сделать первый шаг.
Я знаю, что Понятовский подойдет для этого дела лучше, чем Вы, потому что я следил за польскими делами последние десять лет. Он еще более непостоянен чем средний поляк. Ему не слишком доверяют в Варшаве. И все равно он то человек, с которым можно сделать хорошую игру. Что же касается его высказываний о создании королевства, он хочет показать свою важность. Россия, позвольте мне Вас заверить , никогда не думала отказаться от Польши.
В остальном я одобряю ваши меры. Важные посты должны занимать патриоты, - те люди, которые хотят действовать и не занимаются математическом расчетами сроков восстановления Польши. Поймите ясно, я прибыл не для того, чтобы просить трон для одного из моих приближенных; у меня достаточно тронов, чтобы хватило всему моему семейству.

(Декрет) Каждый год в дни празднования побед при Аустерлице и Йене будут устраиваться концерты, предваряемые речами о качествах, необходимых каждому солдату, и воздаянием почестей павшим воинам. Дабы определить лучшую оду и соответствующую композицию, будут устраиваться соревнования. В речах и одах запрещается явно упоминать Императора.

(Жозефине) Сегодня годовщина Аустерлица. Я был на балу; идет дождь; чувствую себя хорошо. Я люблю Вас и хочу Вас. Погода еще не холодная. Все эти польские женщины совсем как француженки. Для меня существует только одна женщина; быть может, Вы ее знаете? Я мог бы нарисовать ее портрет; но мне пришлось бы слишком много восхвалять ее, прежде чем Вы распознали бы ее; по правде говоря, только мое сердце могло бы найти слова, которые я хочу сказать Вам. Эти одинокие ночи очень длинны.

5 декабря
(Королю Неаполя)
Вышлите мне всех польских офицеров, которыми Вы располагаете. Польша целиком восстала. Ополчение поднимается со всех сторон.

9 декабря
(Великому Герцогу Бергскому)
Напечатайте прокламации, которые будут убеждать солдат прусской и российской Польши примкнуть к собственному национальному флагу, и раздайте их по всем нашим заставам.

10 декабря
Обувь! Обувь! Срочно уделите внимание этому вопросу.

(Джозефине) Я довольно хорошо себя чувствую. Погода очень изменчива. Я люблю Вас, и хочу Вас ужасно. До свидания, дорогой друг; я пишу Вам с удовольствием, ожидая Вашего приезда.

12 декабря
(Шампаньи) Литература нуждается в поддержке. Вы - ее официальный руководитель. Предложите способы, чтобы встряхнуть самые разные ветви той, которой столь долго отличалась наша страна.

7:00 пополудни
Пьер, известный музыкант, появился здесь с женой и Бриззи; каждый вечер они понемногу музицируют для меня.

12 декабря
(Великому Герцогу Бергскому) С такими значительными силами кавалерии Вам необходимо быстрее добраться от Пултуска до Кенигсберга, и вступить в стычки с арьергардом врага. Ваша кавалерия должна сокрушить их, привести в совершенное смятение и внушить им мысль, что у Вас 100 000 человек в наличии, которых Вы не собираетесь скрывать. Всегда говорите, что в кавалерии у нас 100 000 человек, и еще 500 000 в пехоте. Если враг отступит, моя пехота будет бесполезна; мы можем догнать их только с помощью кавалерии, и это - ваше дело.

15 декабря
(Камбасересу)
Мой Кузен: я получил Ваше письмо от 4-го декабря. Я располагаю здесь памфлетом на Польшу, и кажется, довольно хорошим. Посмотрите, не мог ли бы д'Отерив написать небольшую книгу под названием: Три раздела Польши? Вам не придется отдавать 700 копий; в этом нет необходимости; лучше продайте их. (Камбасерес (Cambacérès)(1753-1824) - видный политический деятель Франции, один из основных разработчиков Гражданского Кодекса и Конкордата, архиканцлер Империи. Кстати, единственный человек, выступивший против ареста герцога Энгиенского)

(Луи, Королю Голландии) Вышлите мне все английские отчеты об оборотах в ваших торговых центрах . Блокада разорит много торговых городов, - и Лион, и Амстердам, и Роттердам, но мы должны покончить с неуверенностью; мы должны сделать это наконец. Держите военные корабли в полной готовности,  это отвлечет англичан. Я прилагаю все усилия на суше; именно армией я рассчитываю вновь завоевать Капе (Cape) и Суринам. Давайте, покажите энергию! Энергию! Только бросив вызов рассуждениям о слабости можно достигнуть счастья нации.

19 декабря, Варшава
Я прибыл в Варшаву в полночь.

23 декабря, близ Окунина
Передайте приказ легкой кавалерии маршала Ланна пересечь мост через Нареву сегодня вечером. (26 декабря 1806 г. произошла битва при Пултуске на реке Нареве между корпусом маршала Ланна и русской армией под предводительством генерала Беннигсена. Явного перевеса ни одной из сторон не удалось добиться. Вскоре после этого сражения русские отступили.)

29 декабря, Голымин
(Жозефине)
Только одна строчка, дорогой друг; я ночую в убогом сарае. Я победил русских, захватил их обоз, 30 пушек и 6000 пленных. Но погода ужасна; идет дождь, грязь до самых колен. Через несколько дней я вернусь в Варшаву и напишу. (Голымин - селение в Польше в 15 км от Пултуска. 26 декабря русские войска под командованием генералов Д.В. Голицына и Д.С. Дохтурова (примерно 15—20 тыс. человек) течение 10 часов отражали натиск 50-тысячной армии самого Наполеона, и предотвратили его соединение с корпусом Ланна. Обороне благоприятствовала оттепель, из-за которой вся французская артиллерия завязла в грязи и не смогла вовремя появиться на поле боя. Это дало Наполеону повод заявить, что в Польше «грязь — пятая стихия».)

(Камбасересу) Вы узнаете из бюллетеней о наших блестящих успехах над российской армией. Если бы не было такой ужасной погоды, они были бы еще больше. Я думаю, что кампания закончена. Враг отступил за болота и пустыни. Я располагаюсь на зимних квартирах.

31 декабря, Пултуск
(Жозефине)
Я от души смеялся над вашем последнем письмом. Вы преувеличиваете соблазны польских красоток. (Вероятно, речь в этом письме Жозефины шла о дошедших до нее слухах о некой пани Валевски)

(Фуше) Рейнольд легко сможет сделать хорошую работу, если только он сможет проникнуться духом античной трагедии: Судьба преследовала семейство Атриды, и герои были без вины виноваты; они заплатили за преступления богов. В современном рассказе эта идея не может использоваться, только силою обстоятельств и в измененном виде; политика может привести к катастрофе без реально совершенного преступления.

Если Шенье удовольствуется небольшим клочком суши, я прикажу отправить его на остров Св. Маргариты. Время шуток прошло. Позвольте ему проводить себя; это его единственная привилегия.


В начало раздела




© 2003-2017 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru