: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Корсиканец

Дневник жизни Наполеона в его собственных словах

 

Остров Святой Елены

Впервые на русском! Перевод — военно-исторический проект Адъютант!

1815 год

24 октября
Какому позорному обращению подвергли они нас! Оно мучительнее смерти! К несправедливости, к насилию они добавили оскорбление и медленное истязание! Если я настолько опасен, почему они не избавились от меня? Несколько пуль в мое сердце или в голову решили бы дело; по крайней мере, для такого преступления не требуется много храбрости! Если бы не вы и ваши жены, я отказался бы от всего, мне достаточно солдатского пайка. Как правители Европы могут лишить меня права священной природы владычества? Разве они не видят, что они убивают себя на Святой Елене? Я вступал в их столицы как завоеватель; но в своих делах заботился об их судьбе. Они все называли меня своим братом, и я считался и с человеческими интересами, и с моралью победителей, и с особенностями религии, и с политическими альянсами и интересами [королевских] фамилий.

16 ноября
Вы не знаете людей; их вообще трудно судить. Да и знают ли они сами себя? Если бы я продолжал преуспевать, большинство из тех, кто оставил меня, вероятно никогда не заподозрили бы себя в предательстве. В любом случае, я был более одинок чем предан; было больше слабости, чем измена; они были ратью Святого Петра, - покаяние и слезы могут стоять в воротах! Кроме того, кто там в истории имел больше приверженцев, больше друзей? Кто был более популярен, более любим? О ком более всего сожалели? Взгляните на Францию: разве не может сказать любой, что с этой своей скалы я все еще правлю ею?

25 ноября
Когда я вернулся из Москвы, из Лейпцига, в Париже говорили, что мои волосы побелели; но Вы видите, что это не так, и я намерен выдержать гораздо худшие вещи, чем случившееся!

29 ноября
Один мой Кодекс, из-за его простоты, сделал больше для Франции, чем все законы, вместе взятые, изданные до этого. Мои школы готовят новые поколения. За время моего правления число преступлений быстро уменьшалось; у наших соседей в Англии, напротив, их число увеличивается с ужасающей скоростью. И я думаю, этого достаточно, чтобы ясно судить наши правительства.

Люди доверяют Англии, и повторяют, что Шекспир величайший автор. Я читал его: нет ничего, что можно сравнить с Расином или Корнелем1, пьесы его жалки и их трудно читать.

30 ноября
(В саду)
Конечно, далеко бедному Тоби (негритянский садовник в Лонгвуде) до короля Ричарда! Но от этого произвол против него не стал менее зверским; в конце концов, этот человек имел семью, жил собственной жизнью и был счастлив. И было ужасным преступлением посылать его сюда, закачивать свои дни в рабском труде. Но я вижу Вас; Вы думаете, что подобный пример есть уже на Святой Елене. Однако ж, между нами нет ничего общего; если несчастье постигает правителя, жертва может вернуть себе еще большие возможности. Наша ситуация может даже иметь положительные моменты! Вселенная следит за нами. Ведь мы - мученики несправедливости! Миллионы людей плачут вместе с нами, по нам вздыхает страна, и даже слава надела траур! Мы боремся здесь против тирании богов, и надежды человеческого рода - с нами! Горе постигло и героизм, и славу! Только беда возжелала закончить мой взлет! Если бы я умер на троне, в облаках всемогущества, я остался бы проблемой для многих; но поскольку это случится благодаря моим неудачам, меня смогут назвать ничтожеством.

6 декабря
Хорошо, мы выставим караул под окнами на обеде в Лонгвуде; они хотят заставить меня принять иностранного офицера за моим столом, в моем собственном доме; я уже не могу проехать верхом без сопровождения; мы не можем ступить и шагу, не рискуя быть оскорбленными!

 

1816 год

1 января 
На этом проклятом острове большую часть года нельзя увидеть ни солнца, ни луны; всегда дождь или туман. Нельзя проехать и мили, не промокнув; даже англичане, приученные к сырости, постоянно жалуются на это.

15 января
У нас нет здесь ничего кроме времени.

22 января
По моему возвращению из Итальянской армии, ко мне обратился бернардинец Св. Петра, и почти сразу завел беседу по поводу своей бедности. В детские годы я не мечтал ни о ком, кроме Павла и Виргинии и, утешая себя мыслью о том, что следует быть скромным, и думая в то же время о своей известности, я поспешил откликнуться на его призыв и осторожно оставил небольшой сверток с двадцатью пятью луи (25 луидорами, золотыми монетами) на камине.

7 февраля
Известие о смерти Мюрата в Пиццо.
Калабрианцы оказались гуманнее и честнее тех, кто послал меня сюда! 2

8 февраля
Судьбой было предрешено, чтобы Мюрат пал. Я мог взять его на Ватерлоо, но французское войско было столь патриотично, столь честно, что сомнительно, чтобы оно перебороло то отвращение и тот ужас, которые испытывало к предателям. Не думаю, что я имел столько власти, чтобы поддержать его (в борьбе за восстановление неаполитанского трона, видимо), и все же он мог принести нам победу. Нам очень не хватало его в некоторые моменты того дня. Прорвать три или четыре английских каре, - Мюрат был создан для этого; не было более решительного, бесстрашного и блестящего кавалерийского начальника.

17 февраля
Если бы я не был настолько глуп, чтобы дать побить себя при Ватерлоо, дело было б сделано; даже теперь я не могу понять, как это произошло - но все же, оставим разговоры об этом!

3 марта
Я изрядно испугал их возможным вторжением в Англию, не так ли? О чем говорили тогда в обществе? Вы, возможно, шутили об этом в Париже, но Питт в Лондоне вовсе не смеялся. Никогда английская олигархия не была в большей опасности!
Я сделал высадку возможной; я имел лучшую армию, которая когда-либо существовала. Аустерлиц - разве нужно говорить еще?! За четыре дня я дошел бы до Лондона; я шел бы не как завоеватель, но как освободитель; я действовал бы как новый Вильгельм III3, но с большим великодушием. Дисциплина в моей армии была бы совершенной; солдаты вели бы себя в Лондоне точно так же, как и в Париже. Оттуда я двинулся бы с юга на север, под знаменем Республики. Возрождение Европы, которое я собирался произвести позже с севера на юг, шло бы под монархическими формами. Неудачи, которые я претерпел, проистекали не от людей, но от воли случая: на юге было море, погубившее мой флот; на севере был пожар Москвы и лед зимы. Все эти стихии - вода, воздух, огонь, - природа и только природа; она была противником всеобщего обновления, которое противно сути самой Природы! Увы, проблемы Природы неразрешимы!

7 марта
 Графу Лас-Казу4, камергеру лонгвудского дворца
Граф, вот уже шесть недель, как я изучаю английский, и не вижу прогресса. Шесть недель - это сорок два дня. Если б я изучал ежедневно по 50 слов, то знал бы уже две тысячи двести слов (вообще-то, 2100). Для словаря, в котором больше сорока тысяч слов, понадобится сто двадцать недель, а это более двух лет. После этого Вы должны согласиться, что изучение одного языка есть большой труд, который следует начинать в молодые годы. Longwood, this morning the seven march thursday one thousand eight hundred sixteen after nativity the Lors Jesus Christ. [Лонгвуд, этим утром седьмого марта одна тысяча восемьсот шестнадцатого года от рождества Христова].

11 марта
Император России умен, приятен, образован и легко очаровывает; но каждый должен входить к нему с охраной, ведь по сути он - грек последней Империи.
Греция ждет освободителя. Какой будет роскошный венок славы! Он может навечно вписать свое имя рядом с Гомером, Платоном, Эпаминондом! Я сам был, вероятно, близок к этому. Когда во время итальянской  кампании я достиг берегов Адриатики, то написал Директории, что могу заглянуть за империю Александра.

Французы сплошь критичны и горячи: они как крылья мельницы во власти ветров; но эти ошибки делают их свободными от любой корысти, и это их лучшее оправдание.

31 марта
С капитуляцией Сен-Жан д'Акра я мог достичь Константинополя и Индии; я изменил бы лицо мира!

1 апреля
Я могу насчитать тридцать один заговор только по официальным документам, не говоря о тех, которые остались неизвестны; одни строили козни, я же тщательно защищался. Риск в моей жизни был велик, особенно между Маренго и покушением Георга (имеется в виду Георг III, король Англии в 1760-1820 гг.) и в деле герцога Энгиенского.

11 апреля
Лицо Талейрана столь непроницаемо, что совершенно невозможно понять его. Ланн и Мюрат имели обыкновение шутить, что если он разговаривает с Вами, а в это время кто-нибудь сзади дает ему пинка, то по его лицу Вы не догадаетесь об этом.
Фуше нужны интриги постоянно, как пища. Он интриговал всегда, в любом месте, любыми способами, с любыми людьми. Он повсюду имел соглядатаев.

(на вопрос О'Мира5: Кто лучший из французских генералов?)
Трудно сказать, но мне кажется, что Сюше; прежде это был Массена, но его можно считать мертвецом. Сюше, Клозель6 и Жерар7 - лучшие французские генералы, по моему мнению. Я поднял своих генералов из низов.

18 апреля
В моих бедах я искал убежища, но нашел презрение, жестокость и оскорбление. Вскоре после того, как я ступил на борт судна (адмирала Кокберна), поскольку я не желал в течении двух или трех часов заливать себя вином и опьянеть, то встал из-за стола и вышел на палубу, он высокомерно заявил: "Я уверен, что генерал никогда не читал лорда Честерфилда". Смысл был в том, что я совершенный невежда и не знаю, как вести себя за столом.

19 апреля
У меня нет причин жаловаться на английских солдат или моряков; напротив, они смотрят на меня с большим уважением и, кажется, даже сочувствуют мне. Мур8 был храбрым солдатом, превосходным офицером и талантливым человеком.

20 апреля
Англия и Франция держали в своих руках судьбу всего мира, и в первую очередь европейской цивилизации. Как же мы навредили друг другу!

21 апреля
Они желают знать, чего я хочу? Я прошу о своей свободе, или о палаче! Передайте вашему принцу-регенту, что я больше не прошу сообщать мне о моем сыне после того, как они варварски оставили мой первый вопрос без ответа.

Все равно тяжело оказаться без денег; я мог бы обеспечить себе у Евгения ежегодный кредит в сумме 7000 или 8000 наполеондоров. Вряд ли он отказал бы мне. Он получил от меня более сорока миллионов, и его отказ поставил бы пятно на его репутации; а это весьма сомнительно.

26 апреля
Да, после всего сказанного и сделанного, обстоятельства возможно, могли привести меня к принятию ислама, и как имела обыкновение говорить наша несравненная королева Франции: "Как Вы могли такое сделать!" Но мне пришлось бы слишком изменить себя, и стать по меньшей мере Евфратом. Смена религии, непростительная  ради личной выгоды, вполне возможна, когда приносит огромные  политические плоды. Генрих IV справедливо заметил: "Париж стоит мессы". Задумайтесь, - Восточная империя и, возможно господство над всей Азией, -  вопрос тюрбана и пары мешковатых брюк; и ведь это действительно могло принести результат.
Константинополь сам по себе Империя. Тот, кто обладает им, может управлять целым миром.9

28 апреля
Если бы я не выиграл Аустерлиц, то имел бы всю Пруссию за своей спиной. Если бы я не одержал победу при Йене, Австрия и Испания восстали бы позади меня. Если бы я не преуспел в Ваграме, в мало чего решавшей битве, мне пришлось бы опасаться, что Россия меня оставит, что Пруссия восстанет, а англичане были уже под Антверпеном. После Ваграма я сделал большую ошибку, не растоптав Австрию окончательно. У нее оставалось еще слишком много сил, чтобы мы чувствовали себя в безопасности; в конечном счете, она и погубила нас. Австрия вошла в мою семью; и все же этот брак был для меня фатален. Я ступил в пропасть, укрытую цветами.

29 апреля
Мой дорогой друг, Вы и я, стоя на этом месте, находимся уже в следующем мире; мы разговариваем на Елисейских полях.

1 мая
Об историках

Они могут меня изменить, или поделить, или подавить, но в конце концов им будет трудно заставить меня исчезнуть совсем. Французский историк не сможет совсем обойти стороной историю Империи (т.е. Первой Империи). И если у него есть сердце, ему придется вернуть хоть что-то мое собственное. Я остановил водоворот анархии и распутал хаос. Я очистил революцию, поднял головы людям и усилил монархию. Я стимулировал каждый порыв, вознаграждал каждую заслугу, далеко подвинул границы славы! Все, в чем нашлось хоть сколько-нибудь количества!

10 мая
Весьма примечательно, что революция внезапно произвела на свет столь много великих генералов. Пишегрю, Клебер, Массена, Марсо, Дезе, Гош, - и почти все они вышли из низов. Но на этом силы природы, кажется, закончились, с тех пор она не произвела ничего выдающегося.

16 мая
Да, мой дорогой друг, обстановка накалена и я рассердился! Они послали мне не просто тюремщика, Гудсон Лоу станет моим палачом! Я нашел его сущим головорезом, в его взгляде не чувствуется искренности, вся внешность его отвратительна! Мы выглядели подобно двум таранам, собравшимся пробить друг друга. И мои эмоции, должно быть, были весьма сильны, поскольку я чувствовал подергивание левой икры. Для меня это серьезный признак, такого давно уже не случалось.

(Гудсону Лоу)
Вы говорите, сэр, что ваши инструкции еще более ужасны, чем адмиральские. Они собираются убить меня мечом или ядом? Я ждал нечто подобного от вашего министра; вот я, режьте свою жертву! Я не знаю, как вы сможете применить яд; но что касается меча, вы уже нашли путь. Я предупреждаю вас, что, если вы будете, как угрожали, влезать в мою частную жизнь, бравый 53-ий встанет на мою защиту. Изучая ваш послужной список, я льстил себе, что увижу армейского офицера, побывавшего на Континенте и засвидетельствовавшего свое мужество, который будет вести себя со мной уместным образом; я сделал большую ошибку. Ваш народ, ваше правительство, лично Вы предвзято судите меня; Вы покрываете свое имя позором и ваши дети будут стыдиться носить его. Где границы того варварства, с которым Вы приглашали меня несколько дней к Вашему столу, назвав генералом Бонапарте и сделав из меня посмешище и развлечение для ваших гостей? Вы сами определили себе границы учтивости, назначив мне звание? Я - не генерал Бонапарте для вас, сэр. Вы не имеете права, как и любой человек на земле, отнимать у меня мои собственные заслуги и титулы!

Они убьют меня здесь, мой дорогой друг, это совершенно точно! 10

19 мая
Когда спят вместе,  нелегко потерять контакт; а иначе люди быстро расходятся. Так случилось, что пока мы были вместе, ни одна моя мысль, ни одно действие не прошло мимо Жозефины11; она строила догадки, захватывала, запоминала нити всех событий, что иногда весьма плохо отражалось на мне и на делах. Ссора в Булонском лагере положила конец этому.
Жозефина всегда думала о будущем и тревожилась своим бесплодием. Она совершенно понимала, что никакой брак не будет полон без детей; и потому не выходила замуж несмотря на то, что могла получить любого мужчину. Поскольку дела начали процветать, ее беспокойство усилилось; она часто обращалась к медицине, и притворялась,  что успех (в излечении бесплодия) близок. Жозефина обладала чрезмерной расточительностью и сумбурностью креолок. Ее счета всегда были в беспорядке; она постоянно была в долгах; и мы всегда сильно ссорились, когда наступал момент погашения этих долгов. Даже на Эльбу счета Жозефины приходили ко мне со всех частей Италии.
Другой характерной чертой Жозефины было ее постоянное отрицание. В любой миг, на любой вопрос, ей заданный, ее первым инстинктом было все отрицать, ее первым словом было не; и это не не было обязательно ложью. Это была предосторожность, простая оборона; и это - то, что отличает нас от вас, леди, это и есть фундаментальное различие полов и воспитания. Вы созданы для любви, и вас учат говорить нет. Мы же, напротив, находим славу в том, чтобы сказать да, даже когда не нужно этого делать. И это ключ нашего различия в поведении. Мы не можем одинаково смотреть на жизнь.
Если я садился ночью в фаэтон, отправляясь в дальнее путешествие, к моему большому удивлению там оказывалась Жозефина - ждущая и полностью одетая, хотя она не должна была никуда ехать. 
- Но Вам невозможно ехать! Я еду слишком далеко; Вы слишком устанете!
- Нисколько, - отвечала Жозефина.
- Я еду прямо сейчас.
- Хорошо, я уже готова.
- Но Вам же нужно собраться в дорогу.
- Нисколько, говорила она, - у меня все есть.
И мне оставалось только сдаться.
В конце концов, Жозефина подарила счастье своему мужу и всегда была его самым чутким другом, - всегда и во всех событиях показывая покорность, преданность и полное самопожертвование. И я всегда испытывал к ней чуткую привязанность и острую благодарность.

Мадам Мер12 была очень скупа; это было смешно. Я даже предложил ей большое ежемесячное пособие, если только она будет тратить его. Она даже была готова взять его, но при условии, что может удержать его. В действительности у нее был просто избыток благоразумия; она всегда боялась однажды обнаружить себя в бедности. Она познала нужду и никогда не могла изгнать из своей памяти воспоминания о том ужасном времени. Но справедливо будет сказать, однако, что она тайно отдала много денег своим детям; она - такая замечательная мать!
И все же, эта самая женщина, которую так трудно было заставить расстаться с пятью франками, отдала бы все, чтобы помочь мне вернуться с Эльбы; и после Ватерлоо она отдала бы мне все, что имела, чтобы помочь мне восстановить дела; она предложила это мне; она без ропота приговорила бы себя к черному хлебу.

20 мая
Мне грустно, скучно, плохо: присядьте в это кресло, составьте мне компанию.

21 мая
Что мы будем читать сегодня вечером? Вас устроит Библия? Это действительно поучительнейшая книга; они и представить себе не могли, какие дела мы сделаем в Европе!

1 июня
Когда любому из моих министров или другой важной персоне доводилось совершать ужасную ошибку, и было необходимо проявлять раздражение, сердитость и гнев, я всегда следил за тем, чтобы при этой сцене оказывалось третье лицо. Если я считал необходимым карать, в моих правилах было наказать сразу многих. В таком случае виновник оказывался обижен ни больше и ни меньше других; в то время как свидетель, выражение лица которого и растерянность стоило видеть, уходил и рассказывал другим о том, что он видел и слышал. Здоровый ужас циркулировал по венам общества. Дела шли лучше, и мне приходилось наказывать все реже. При этом я получал большие выгоды, причиняя не слишком много вреда.

4 июня
Меня укоряли за мою лень, поэтому я возвращаюсь к работе. Мы примемся сразу за несколько тем, работа найдется для каждого. Я займусь Консульством с Монтолоном, Гурго13 может взять другую эпоху или отдельные сражения, а младший Эммануель14 (Лас-Каз) может готовить документы и материалы по периоду коронации.

8 июня
Все говорит о том. что Бог есть; это без сомнения. Но все наши религии созданы людьми. Человек не может поручиться за то, что будет делать в последний миг жизни; но все же я уверен, что умру без исповедника. Конечно, я далек от атеизма; и все же я не могу, несмотря на разум и не будучи бесчестным и лицемером, верить всем этим учениям. Во времена Империи, в особенности после брака с Мари Луизой, были приложены немалые усилия, чтобы убедить меня идти в Нотр Дам для полного преклонения перед верой, на манер наших королей. Я категорически отказался; моя вера не была настолько сильна для того, чтобы принести мне сколь-нибудь пользы, и все же слишком велика, чтобы хладнокровно совершить такое кощунство. Высшая правда о том, кто я, откуда я пришел и куда я иду, — вне меня и все же во мне! Я как часы, которые существуют, но не знают, сколько времени они показывают. Я могу явиться на божий суд и буду ждать его без опасения. Я жил только ради славы, мощи, блеска Франции; этому были отданы все мои способности, силы и время. Это не могло быть грехом; наоборот, в этом моя Сила!

10 июня
Фокс15 прибыл во Францию сразу после подписания Амьенского мира. Он занимался историей Стюартов и просил моего разрешения изучить наш дипломатический архив. Я распорядился дать ему полный доступ. Я часто принимал его и увидел в нем незаурядного человека; я быстро распознал в нем высокую душу, доброе сердце и глубокие либеральные убеждения, — качества, делающие честь человечеству; он очень расположил меня к себе. Мы свободно разговаривали по самым разным вопросам, оставив в стороне предубеждения. Когда я хотел досадить ему, то напоминал об адской машине и говорил, что его министры намеревались убить меня; он имел обыкновение весьма горячо приводить доводы против меня, и всегда заканчивал, говоря на плохом французском: Первый Консул, ôtez vous donc cela de votre tête! (Первый Консул, выбросьте Вы, таким образом, это из Вашей головы).

13 июня
Ужасный Монитер16 , погубивший столько имен, один неизменно был мне полезен и благосклонен ко мне. Умные люди, по-настоящему талантливые, напишут историю из официальных документов; но эти документы полны моего имени, и именно их я призываю и отхожу в сторону.

18 июня
Немыслимая кампания! Неслыханное стечение роковых событий! Груши - Ней - д'Эрлон! Бывали ль неудачи страшнее? О, несчастная Франция! Исключительная кампания, в которой менее чем за неделю я три раза видел, как успех выскальзывает из моих рук! Если бы не дезертирство предателя, я разгромил бы врага в начале кампании. Я сокрушил бы союзников в Линьи, если левый фланг повиновался бы мне. Наконец, я разбил бы их в Ватерлоо, имея под рукой правый фланг.17

21 июня
Они будут всегда бояться меня! Питт верно сказал им: Вы не будете чувствовать себя в безопасности с человеком,  кто вынашивает план полного вторжения в своей голове. В любом случае, чего можно опасаться? То, что я могу устроить новую войну? Я слишком стар. То, что я буду искать славы? Я покончил с этим, выбросил из своей головы.

12 июля
A questa casa, o in questo luogo tristo, non voglio niente di lui. Я ненавижу этот Лонгвуд. Один его вид приводит меня в меланхолию. Я хочу туда, где есть тень, деревья и вода. Здесь же только разъяренный ветер, сплошные дожди и туманы, che mi taglia l'anima; или, если угодно, il sole mi brucia il cervello, как только я хочу выйти из тени.

15 июля
Я собирался повторить в Шербурге чудеса Египта: я уже установил свою пирамиду в море. У меня было бы и свое Меридово озеро. Мой грандиозный план состоял в том, чтобы сконцентрировать все наши военно-морские силы для нанесения мощного удара по противнику. Я, если можно так выразиться, расчистил поле битвы, чтобы две нации могли сразиться друг с другом. Результат не вызывал сомнений: более сорока миллионов французов против пятнадцати миллионов англичан; развязка стала бы Акциумской победой.18

16 июля
(К Гудсону Лоу)
Знаете, что мы думаем о Вас? Мы думаем, что Вы способны на все, что угодно. И пока Вы живете со своей ненавистью, мы будем жить со своими мыслями. Самым жестоким делом вашего министра стало не то, что он послал меня на св. Елену, а то, что он назначил губернатором Вас. Вы - самая большая беда этой отвратительной скалы!

21 июля
Англичане дрожали, когда мы заняли Египет. Мы показывали к Европе реальный способ взять Индию от них. Они не совсем легки все же, и они совершенно правы.

22 июля
Человек любит все сверхъестественное. На каждом шагу он встречает чудеса. Правда в том, что все, с чем мы сталкиваемся, есть чудо. Строго говоря, никаких феноменов нет, поскольку все в природе - феномен: мое существование - феномен; эта полено, исчезающее сквозь дымоход - феномен; свет, который освещает меня - феномен; мой рассудок, мои способности - тоже феномены. Все они существуют, и все же мы не можем определить их. Я могу оставить Вас здесь, и переместиться в Париж, зайти в Оперу. Я кланяюсь зрителям, слышу возгласы одобрения, вижу актеров, слышу музыку. И поскольку я могу увидеть все это со св. Елены, почему же нельзя заглянуть на столетие вперед? Почему я не могу увидеть будущее подобно прошлому? Было бы это более необычным, более чудесным явлением, чем любое другое? Нет, но в действительности это невозможно.

25 июля
Может ли быть, что австрийский император, на дочери которого я женился, который умолял о браке на коленях, которому я дважды возвращал его государство, которому я доверил свою жену и своего сына, послал сюда своего представителя без малейшего сообщения для меня, без единого известия о здоровье моего сына?

29 июля
(за обедом) 
Господа, там Сантини собирается убить губернатора?
Ну, негодник! Ты хочешь убить губернатора? Неужели ты не понимаешь, что это меня обвинят в том, что я приказал сделать это? Если эта идея придет в твою голову снова, ты будешь иметь дело со мной. Ты увидишь, что я могу с тобой сделать!19

4 августа
Человек, который сделал столько, сколько сделал я, должен понимать как трудно творить добро. Иногда для этого требовалось вся моя сила. Когда вопрос касался расширения садов в тюильри, восстановления канализации или других общественных усовершенствований, была необходима вся моя энергия ; мне приходилось писать шесть, десять писем в день, быть резким и сердитым. Я потратил целых 30 миллионов на коллекторы, за которые никто и никогда не поблагодарит меня. Архимед обещал перевернуть мир, если ему дадут разместить рычаг; я делал так много везде, куда бы ни размещал свою энергию, свою настойчивость, и свои деньги. С деньгами можно создать мир!

18 августа
(на реплику Гудсона Лоу: но, сэр, Вы же не знаете меня!)
Ба! И где же я мог Вас узнать? Я не встречал Вас на полях сражений. Вы годитесь только на то, чтобы нанимать убийц. Взгляните на лагерь, который разбивают ваши солдаты. Я подойду к ним и скажу: самый старый солдат Европы просит вас поделиться вашим пайком. Я  управлял миром и знаю, каких людей выбирают на такую должность. Только люди без чувства чести соглашаются на это. Вы хорошо сделаете, если попросите отставку. Это будет хорошо и для Вас, и для меня!20

(Адмиралу Кокберну) Ошибки Лоу происходят от его образа жизни. Он командовал только иностранными дезертирами из Пьемонта, Корсики, Сицилии, - отступниками и предателями своей страны, отбросами общества. Если бы он руководил людьми, англичанами, он смотрел бы с уважением на людей чести. Все это приводит к деградации. Даже если бы Вы поджарили меня на горящих углях, как Монтесуму или Гватимозина, то не смогли бы отнять у меня золота, которого у меня нет. В любом случае, кто просил Вас о чем-нибудь? Кто просил Вас кормить меня? Если бы Вы забрали все ваши съестные припасы, эти храбрые солдаты были полны сострадания ко мне. Я мог пойти в лагерь к гренадерам и уверен, что они не отказали бы первому и самому старому солдату Европы. Через несколько лет ваш бог Кастльри, ваш бог Батхерст, и другие, и Вы будете похоронены в пыли и забыты; если ваши имена и будут известны, то только благодаря оскорблениям, которыми осыпаете меня.21

19 августа
Губернатор прибыл сюда вчера, чтобы разозлить меня. Он видел, что я гуляю по саду, и вследствие этого не смогу отказать ему во встрече. Он хотел обсудить со мной некоторые детали по сокращению расходов. Он имел наглость заявить мне, что оставил дела в том состоянии, в котором нашел их по прибытии на остров, и что он приехал специально, чтобы оправдаться; что он приезжал два или три раза прежде, чтобы объясниться, но я в это время принимал ванну. Я ответил ему: "Нет, сэр, я не был в ванне, но я спициально отдал приказ, чтобы не видеть Вас. 

28 августа
(На вопрос мадам де Монтолон: Какие войска были самые лучшие?)
Те, что побеждали в битвах, мадам. И они непостоянны, подобно Вам, леди; их должно рассматривать в определенный миг. Лучшими войсками были карфагеняне Ганнибала, римляне Сципиона, македоняне Александра, пруссаки Фридриха. Однажды с ними можно было сравнить мою армию в Италии и под Аустерлицем, —  но, конечно, она их никогда не превосходила.

2 сентября
Я был краеугольным камнем нового здания, которое имело такой слабый фундамент! Если бы меня побили при Маренго, Вы уже тогда получили бы весь 1814 год, гораздо меньше великолепных чудес, последовавших за этим и оставшихся в вечной памяти. То же самое можно сказать об Аустерлице, Йене, Эйлау и других битвах.

24 сентября
Меня часто хвалили за силу характера, а в глазах моей собственной семьи я был просто баловнем судьбы. Их настойчивость, их упрямство всегда побеждали меня, и они без устали делали со мной все, что хотели. Я допустил несколько больших ошибок. Я не обладал удачей Чингиз-хана с его четырьмя сыновьями, которые знали, что никакое подражание не заменит хорошей службы. Когда я создавал короля, он сразу начинал считать себя наместником Бога. Заблуждение охватило и тех, кто поклонялся новоиспеченным монархам, предпочтя их мне.22

27 сентября
Да,  работа - часть меня; я был рожден для работы. Я мог достичь предела для своих ног; я мог достичь предела своим глазам; но никогда не достигал его в работе. Я почти убил работой бедного Меневаля; мне пришлось даже освободить его и пристроить выздоравливать к Марии-Луизе, у которой его обязанности были полнейшей синекурой.23

29 сентября
Вы хотите знать сокровища Наполеона? Они огромны, это верно, и в прямом смысле этого слова. Вот они: прекрасная гавань Антверпена, что Смывания, способная вместить огромный флот; доки и дамбы Дюнкерка, Гавра, Ниццы; гигантская гавань Шербурга; рабочая гавань Венеции; большие дороги от Антверпена до Амстердама, от Майнца до Меца, от Бордо до Байонны; перевалы Симплон, Мон-Сенис, Мон-Женевр, Карниз, дающие четыре прохода через Альпы; только в этом Вы можете насчитать 800 миллионов франков. Дороги от Пиренеев до Альп, от Пармы до Специи, от Савоны до Пьемонта; мосты Йены, Аустерлица, Артуа, Севра, Тура, Лиона, Турина, Изера, Дюранса, Бордо, Руана; канал от Рейна до Роны, соединивший воды Голландии и Средиземноморье; канал между Шельдой и Соммой, соединивший Амстердам и Париж; тот, который соединил Рансе и Вилен; каналы Арля, Павии, Рейна; осушение болот Бургундии, Котантена, Рошфора; восстановление большинства церквей, разрушенных в  Революцию, строительство новых; строительство многих мануфактур, чтобы положить конец нищете; строительство Лувра, общественных зернохранилищ, Банка, канала Урк, снабжающего Париж питьевой водой, многочисленных коллекторов, причалов, достопримечательностей и памятников этого большого города; общественных туалетов в Риме; восстановление предприятий Лиона. Пятьдесят миллионов были потрачены на восстановление и улучшение королевской резиденции; Шестьдесят миллионов стоила мебель во дворцах Франции и Голландии, в Турине и в Риме; еще шестьдесят миллионов стоят алмазы Короны. Все это - деньги Наполеона, даже Регент, единственный из отсутствовавших старых алмазов Короны Франции и купленный у берлинских евреев, которым он был заложен за три миллиона; музей Наполеона, оцененный больше чем в 400 миллионов.
Все это памятники, способные опровергнуть любую клевету! История свяжет все воедино. И все это делалось посреди непрерывных войн, безо всяких ссуд, и с день за днем уменьшавшимся государственным долгом.24

21 октября
В конце концов, мадам де Сталь - выдающаяся женщина с большим талантом и очень острым умом: она заслужила свое место. Могу сказать, что встав на мою сторону вместо того, чтобы критиковать меня, она принесла бы мне много пользы.

30 октября
Я должен признать, что был испорчен; я всегда отдавал приказы. С самого рождения я чувствовал свою силу; уже тогда я отверг учителей и закон.

6 ноября
Я всегда искал человека, способного возглавить мой флот, но так и не нашел его. Морское дело имеет свои особенности, и это всегда сдерживало мои планы. В любой момент, когда я выдвигал новую идею, немедленно Гантом и вся военно-морская секция вставали за моей спиной. - Сир, Вы не можете сделать этого. - И почему? - меня это раздражало. Как можно вести обсуждение с людьми, которые говорят на другом языке? Как часто упрекали меня в злоупотреблении этим в Консулате! Чтобы слушать их и понимать хоть что-нибудь, нужно было родиться на флоте. Тщетно я пытался бороться, я должен был признавать их единодушие, предупреждая однако, что оставляю это на их совести.25

9 ноября
Сидней Смит - смелый офицер. Он деятелен, образован, хитер и неутомим; но я полагаю, что он наполовину невменяем. Если бы это бело не так, я захватил бы Акр несмотря ни на что. Он распространял воззвания в моих войсках, которые конечно поколебали некоторых солдат, и мне пришлось издать приказ, в котором заявлялось о его безумстве и запрещались всякие контакты с ним. Через несколько дней после этого он поднял белый флаг и выслал ко мне лейтенанта с посланием, в котором вызывал меня на дуэль. Я посмеялся над этим и намекнул ему в ответе, что когда он приведет Мальборо, чтобы сразиться со мной, я встречу его. Несмотря на это, мне нравятся люди с таким характером.26

11 ноября
Демократия может совершать безумства, но она имеет сердце, которое можно расстрогать; аристократия всегда остается холодной и никогда не прощает.

16 ноября
Я думаю, что именно из-за него [Веллингтона] я здесь, я уверен в этом. Я, конечно, подарил ему роковую четверть часа. Как правило, великие души замечают такое; но он не ответил. Ах! игра со старым Блюхером стоила хороших свеч; без него я не знаю, где Его Милость был бы теперь; но в любом случае я не был бы здесь.

25 ноября
Я провел весь день, занимаясь с Бертраном вопросами фортификации, и время пролетело незаметно.

10 декабря
Я никогда не видывал такой страсти, какую Бертье испытывал к мадам Висконти! В Египте он подолгу смотрел на луну и верил в то, что она делает то же самое. Посреди пустыни была палатка, посвященная ей; там находился ее портрет, и он воскурял фимиам перед ним. Чтобы переносить все это вместе с багажом, были отряжены три мула. Я часто входил к нему, бросаясь на диван прямо в ботинках. Это приводило Бертье в ярость: он считал такой поступок осквернением его святыни. Он любил ее так, что всегда волновался во время разговора. И хотя я всегда пренебрежительно отзывался о ней, он не возражал, - он был счастлив возможностью поговорить о ней. Если бы я оставил его главнокомандующим в Египте, он бы немедленно покинул страну.27

11 декабря
(Из письма Лас-Казу)
Мой дорогой граф Лас-Каз, я всем сердцем глубоко чувствую все то, что Вам приходится переживать. Оторванный от меня две недели тому назад, Вы оказались запертым и лишенным возможности сообщать мне и получать от меня какие-либо новости, и даже лишенным права выбрать себе слугу. Мне доставляет удовольствие сообщить Вам, что Ваше поведение на острове Святой Елены было, как и вся Ваша жизнь, достойно всякого уважения и безукоризненно. Ваша компания была необходима мне. Только Вы один читали, говорили и понимали английский язык. Как часто Вы наблюдали за мной в течение многих ночей моей болезни! Однако я настоятельно прошу Вас и, если необходимо, приказываю Вам обратиться с просьбой к командующему островом отправить Вас обратно в Европу. Для меня будет большим утешением узнать, что Вы находитесь на пути к более счастливым берегам. Если однажды Вы встретите мою супругу и моего сына, обнимите их; вот уже два года, как я не получал известий от них, непосредственно или косвенно.
Утештесь сами и утешьте моих друзей. Мое тело, это верно, находится во власти моих врагов; они не забудут ничего, что могло бы удовлетворить их месть. Они убивают меня булавочными уколами, но Провидение не позволит этому продолжаться слишком долго.
Поскольку все говорит за то, что Вам не разрешат увидеться со мной до Вашего отъезда, то примите мои объятия и заверения в моем уважении и моей дружбе к Вам. Будьте счастливы!
Любящий Вас, Наполеон.28

30 декабря
Ах, Варден, Как Ваши дела?
Я, конечно, наслаждаюсь хорошим состоянием здоровья. Что касается английского языка, я был очень прилежен: я теперь легко читаю ваши газеты. В одной из них меня называют лгуном, в другой тираном, в третьей чудовищем, и еще в одной, вот уж чего я действительно не ожидал, трусом!

 

1817 год

1 января
Венец мученика  - единственная вещь, не хватающей моей известности. Я носил императорскую корону Франции, железную корону Италии; Англия же дала мне теперь, - еще больший и еще более великолепный, изношенный нашим Спасителем, - терновый венец.

6 января
Что такое электричество, гальванизм, магнетизм? Здесь скрыта великая тайна природы. Гальванизм работает незаметно. Я могу поверить, что человек - продукт таких жидкостей и газов;  что мозг снабжается этими жидкостями и производит жизнь; что душа сделана из них, и что после смерти они возвращаются к эфиру, откуда другие человеческие мозги перекачивают их.

9 января
Парижскую полицию боятся больше,  чем она того заслуживает. Почта - хороший источник информации, но я не уверен, что это преимущество компенсировало затраты. Не было возможности читать каждое письмо, хотя корреспонденция некоторых указанных мною лиц и моих министров вскрывалась. Фуше, Талейран никогда не писали; но зато писали их друзья и агенты, и по таким посланиям можно было видеть, что Талейран или Фуше имели в виду.

3 февраля
Нантский епископ был превосходным исповедником для Марии Луизы; он дал ей хороший совет, что делать в том случае, если я буду есть мясо в постные дни. Когда я выпытал у императрицы содержание их разговора, она передала его так: Феш сказал ей: если он будет есть мясо, бросьте тарелку ему в голову! Феш сделал бы из меня скорее турка,  чем христианина. Если бы мне пришлось менять вероисповедание, я думаю что нантский епископ - единственный человек, который возможно преуспел бы в этом; но для этого я слишком хорошо знаю историю и знаком со слишком многими религиями!29

6 февраля
Моя теперешняя жизнь, будь она в Европе и не в неволе, удовлетворяла бы меня полностью. Я хотел бы жить в деревне и заниматься садоводством. Это вообще завидный образ жизни: больная овца служит пищей для беседы. На острове Эльба, имея много денег и способов развлечений, живя посреди европейских ученых, я был бы очень счастлив.

28 февраля
Какой же он варвар, если отказывает мужу и отцу в возможности утешиться разговором с человеком, который недавно видел, говорил,  прикасался к его жене и ребенку, от объятий которых он навсегда отделен жестокой политикой кучки людей! Людоеды не сделали бы такого. До того, как съесть несчастные жертвы, они позволили бы им увидеться и поговорить друг с другом. Жестокость, которая здесь процветает, отрицалась бы даже каннибалами!

Природа при создании некоторых людей предназначила, чтобы они всегда оставались зависимыми. Такой был Бертье. Не было в мире другого столь хорошего начальника штаба; но смените ему занятие, и он не будет способен командовать отрядом в пятьсот солдат.

3 марта
Несмотря на всю клевету, я не переживаю за свою известность. Потомки воздадут мне должное. Истина восторжествует; и пользу, которую я принес, будут сравнивать с ошибками, которые я совершил. Я не затрудняюсь относительно результата. Если бы я преуспел, я умер бы с репутацией самого великого человека, который когда-либо существовал. И хотя я потерпел поражение, меня будут считать необыкновенным человеком: мое возвышение было беспрецедентно, потому что не сопровождалось преступлением. Я провел пятьюдесят генеральных сражений, и почти все из них выиграл. Я создал и воплотил в жизнь кодекс законов, которые засвидетельствуют мое имя самым отдаленным потомкам. Я сделал себя из ничего, став самым сильным монархом мира. Европа была у моих ног. Я всегда считал, что владычество заложено в людях. Фактически, имперское правительство было своего рода республикой. Я стал во главе этого голоса нации, моим принципом было la carrière est ouverte aux talens (Карьера открыта для талантов), вне зависимости от происхождения или благосостояния, и этот принцип равенства - причина, по которой ваша олигархия меня так ненавидит.

6 марта
Я боюсь плохих новостей о моей жене. Возможно, они касаются моего сына; когда Вы пойдете в город завтра, постарайтесь потщательнее просмотреть все газеты.

3 апреля
Вы, англичане, - аристократы. Вы держите большую дистанцию между собой и popolo (латинское, здесь - население). Природа создавала всех людей равными. В моих правилах всегда было идти среди солдат и толпы, разговаривать с ними, слушать их маленькие истории и благожелательно относиться к ним. В этом я находил самые великие выгоды для себя.

3 мая
Раз и навсегда, адмирал, я должен высказать Вам, что я думаю. С вами - англичанами, иностранец - всегда собака; не стоит ждать от вас ни помощи, ни вежливости. Какое! Здесь был ботаник, который видел мою жену и моего сына, и ему запретили передавать мне любые новости о них; ему угрожают судом за то, что дал моему камердинеру локон волос моего сына! Если Гудсон Лоу просит о встрече со мной, я вынужден отказать ему!30

5 мая
Да, я вкусил счастье  - как Первый Консул, во время моего брака, после рождения римского короля, но не ощущал себя умиротворенным. Возможно, Тильзит был лучшим моментом моей жизни; у меня были трудности, волнения. Среди других моментов - Эйлау - я был победителем,  диктовал свою волю, императоры и короли составляли мой двор! Возможно, еще больше я ощущал себя после побед в Италии - какой энтузиазм, какие приветствия освободителю Италии! В двадцать пять лет! С того момента я предвидел то, чем я мог стать! Я видел мир, движущийся под моими ногами, как будто я шагал по воздуху.

16 мая
В Тильзите с императором Александром и королем Пруссии я оказался самым неосведомленным о трех вещах в военном деле! Эти два правителя, и  особенно прусский король, знали точно, сколько должно быть пуговиц на лицевой стороне мундира, сколько - на задней, и способ, которым должны кроиться фалды мундира. Не было в армии портного, который знал лучше, чем король Фридрих, сколько мер ткани потребуется для пошива мундира. Фактически, я был никем по сравнению с ними. Они непрерывно мучили меня вопросами о портняжных делах, в которых я был совершенно несведущ. Тем не менее, чтобы не оскорбить их, я отвечал так же серьезно, как будто судьба войска зависила от куска ткани. Король Пруссии менял свое платье каждый день. Он был высоким, сухощавым типом, и при взгляде на него вспоминался Дон-Кихот. В Йене его войско совершало самые прекрасные и эффектные маневры, какие только возможны, но я скоро положил конец их экзерцициям и показал, что сражаться и выполнять великолепные перестроения и носить роскошные униформы - весьма различные занятия. Если бы французской армией командовал портной, король Пруссии безусловно одержал бы победу, в этом искусстве ему не было равных!

Плохие женщины хуже плохих мужчин. Более слабый пол, деградируя, падает ниже другого. Женщины всегда много лучше или много хуже мужчин.

21 мая
Меня мучает бессонница.

23 мая
Гурго, мой друг, я не могу идти дальше.31

2 июня
Исключительная вещь во мне - это моя память. Еще мальчиком я знал логарифмы тридцати или сорока чисел; во Франции я не только знал имена офицерского состава всех полков, но и где корпус был сформирован, в каких сражениях отличился; я даже знал их моральный дух.

3 июня
32-ая полубригада готова была отдать жизнь за меня, потому что после Лонато я написал: 32-я там: я спокоен. - влияние слов на людей поразительно!32

13 июня
По моему мнению, я должен был погибнуть при Ватерлоо или, возможно, несколько раньше. Если бы я умер в Москве, я имел бы, вероятно, репутацию самого великого завоевателя, когда-либо известного. Но в конце концов фортуна посмеялась надо мной. Ужасно, что когда человек ищет своей смерти, он не находит ее. Многие были убиты вокруг меня, передо мной, позади меня, - всюду, но ни одна пуля не задела меня.

14 июня
Подъезжая к Ландсхуту, я встретил ретирующегося Бессьера. Я приказал ему развернуться и маршировать вперед. Он возразил, что там слишком сильный противник. - Идите вперед, - сказал я, и он повиновался. Враг, видя как он переходит в наступление, подумал, что французы сильнее его и отступил. На войне все идет в ход. Высокая мораль лучше превосходства в силах позволяла одерживать мне победы.

17 июня
Гудсон Лоу говорит что я самый хитрый человек в мире. Что я знаю, как принять кроткий вид, если хочу добиться своего. Что именно так я собираюсь выиграть О'Миру. Что принимая лорда Амхерста, я сказался больным и, поскольку тот скоро уезжает [с острова], губернатор не сможет разрушить эффект всего сказанного мной; что я завоевал сердце его Светлости, который известен как не самый умный человек.
Я не желаю иметь никаких отношений с сэром Гудсоном. Пусть он оставит меня в покое, поскольку в веках его дети будут краснеть при одном упоминании собственного имени. Боже праведный! Как вы ошибаетесь, нет человека более бесхитростного, чем я! Напротив, моя беда в том, что я слишком спокойный. Ах! мошенник губернатор!33

августа
Гудсон Лоу прежде думал, что ничего из того, что здесь происходит, не станет известным в Европе. Он, вероятно, собирается закрыть солнце своей шляпой. Но все еще есть миллионы людей в мире, интересующихся моей судьбой.

Не одежда делает человека тюремщиком, но собственные манеры и мысли.

24 августа
Неудачи, как вы видите, следуют одна за другой, и когда наступает беда, все идет не так, как надо. Если бы только сражение при Виттории произошло раньше, чем я подписал перемирие! Но это случилось как раз в тот момент, когда я был связан по рукам и ногам. Когда союзники узнали, что моя армия разбита, я потерял свою артиллерию, свой обоз, и что англичане маршируют во Францию, они заключили, что я проиграл. Французы многого не сделали для меня тогда. Во время Каннае римляне удвоили свои усилия, но это случилось потому, что каждый оказался на пороге смерти, грабежа, насилия. Так следует воевать, но в современных кампаниях все опрыскано розовой водой.

28 августа
Иисус вешался, и его примеру следуют многие фанатики, вообразившие себя пророками, мессиями, по нескольку каждый год. Что же является несомненным - так это то, что в в ту эпоху мысли и мнения устремились к единственности Бога, и тем, кто начинал проповедовать, учение было хорошо передано: обстоятельства сделали это возможным. Точно также в моем случае, - возникнув из нижних слоев общества, я стал императором, потому что обстоятельства и мнения были на моей стороне.

3 сентября
Если (Гудсон Лоу) бы мог, он предписал бы мне завтракать в один час, обедать в другой, ложиться спать в то время, которое было им предписано, и лично бы контролировал, что все его указания выполняются. Однажды он споткнется сам об себя. Он не понимает, что ему посчастливилось быть записанным в историю.

28 сентября
О'Мира выступил против Гудсона Лоу и сказанный ему, что по его мнению я не проживу и шести месяцев в таких условиях. Хорошо иметь такого свидетеля, это раздражает губернатора.

29 сентября
Cвятой Наполеон должен быть очень обязан мне, и сделать все, что в его власти, чтобы помочь мне. Бедняга: никто прежде не знал его. Он не имел даже своего дня в календаре. Я получил такой один, и убедил римского Папу назначить его на пятнадцатое августа, к дню моего  рождения.

2 ноября
Я мог бы выслушать известие о смерти моей жены, моего сына, или всей моей семьи, сохранив самообладание. Не было бы ни малейшего признака эмоций, ни одного движения лица. Внешне я казался бы безразличным и спокойным. Но, оставшись один в своей комнате, я бы страдал. Тогда человеческие чувства рвали бы мое сердце.

30 ноября
Король Баварии не желал отдавать свою дочь Евгению, заявляя, что он не знал об усыновлении и рассматривал его только как виконта де Богарне. Жозефине пришлось вынести некоторое высокомерие в Мюнхене, где они открыто обсуждали в ее присутствии привязанность принцессы и баденского принца. Когда я появился в Мюнхене, Электор застал меня изучающим некую леди под вуалью. Он поднял вуаль, под которой оказалась его дочь; я счел ее очаровательной и, признаюсь, несколько обеспокоился. Я предложил молодой леди присесть, а позже прочитал лекцию ее гувернантке. С каких это пор принцессы могут влюбляться? Они - просто политический товар.

Королева Баварии была очаровательна, я наслаждался ее обществом. Однажды, когда король отправился ранним утром на охоту, я пообещал присоединиться к нему, но вместо этого нашел королеву и пробеседовал с ней добрых полтора часа. Это послужило основанием для сплетен, король очень сердился, и при встрече отругал ее. Она возразила: разве я должна была указать ему на дверь? Впоследствии я дорого заплатил за свою галантность, поскольку они следовали за мной во время моего путешествия по Италии и всюду отставали; их кареты ломались ежеминутно, я мне пришлось пригласить их в свою; они доехали со мной до Венеции. И все же меня это не раздражало, поскольку принесло мне новую королевскую семью.34

21 декабря
Независимо от того, что говорят, я могу создать или или разрушить репутацию губернатора. Всему, что я захочу сказать относительно него и его безобразного поведения, его идеи отравить меня, будут верить.

25 декабря
Война - исключительное искусство; я могу заверить вас, что участие в шестидесяти сражениях не научило меня ничему тому, о чем я не знал бы в уже первом. Важнейшее качество генерала - решительность, и оно даруется Небесами.

 

1818 год

7 января
Что меня восхищает в Александре Великом - это не его кампании, для которых мы не имеем никаких средств оценки, но его политический инстинкт. Его обращение к Амону стало глубоким политическим действием; таким образом он завоевал Египет. Если бы я остался на Востоке, то, вероятно, основал бы империю, подобно Александру, совершил паломничество в Мекку, где преклонял бы колена и молился, но только если это имело бы смысл!35

13 января
Какая скука каждый день! Какое мучение!

29 января
Чтобы быть хорошим генералом, человек должен знать математику; она ежедневно помогает выстраивать идеи. Быть может, всем своим успехам я обязан моим математическим концепциям. Генерал никогда не должен допускать фатальных ситуаций. Мое большое достоинство, моя самая выдающаяся черта, - в том, что я вижу вещи ясно; тоже самое с моим красноречием, - я могу выделить существенное в каждом вопросе от всего остального. Большим искусством в ведении битвы является способность менять план действий в разгар схватки; это моя собственная идея, и весьма новая.

Искусство войны не вознаграждает сложные маневры; простейшие и есть лучшие, здесь превалирует здравый смысл. Если задаться вопросом - как это генералы делают грубые ошибки, то это происходит потому, что они пробуют быть умными. Самая же трудная вещь - это предположить план врага и отсеять правду среди всех полученных сообщений. Остальное просто требует здравого смысла; это похоже на боксерский матч, - чем сильнее вы ударите кулаком, тем лучше. Также необходимо уметь хорошо читать карты.

18 февраля
Вы имеете наглость говорить о воинской повинности во Франции; она ранит вашу гордость, потому что затрагивает все классы общества. О, как отвратительно, что сын джентльмена должен быть обязан защищать свою страну, как будто он один из толпы!
Воинская повинность не сокрушала права ни высших классов подобно вашей банде вербовщиков, ни простонародья, потому что они бедны. Моя чернь стала бы самой образованной в мире. Все мои усилия были направлены на то, чтобы просветить нацию вместо того, чтобы ожесточить ее невежеством и суеверием.

14 мая
(К О'Мира) 
Так что Вы собираетесь покинуть нас, доктор? Общество сочтет их достаточными трусами, чтобы напасть на моего доктора?

25 июля
(К О'Мира) 
Преступление свершится быстрее. Я жил слишком долго для них. Ваши министры бесстыдные люди. Когда Папа Римский был во Франции, я бы скорее отрезал свою правую руку, чем подписал бы приказ и оставил его без врача.
Когда Вы прибудете в Европу, встретьтесь с моим братом Жозефом или отправьте ему письмо. Вы сообщите ему, что я желаю, чтобы он передал Вам бумаги, содержащие частные и конфиденциальные письма от императоров Александра и Франца, короля Пруссии и других европейских монархов, и которые я вручил его заботам в Рошфоре. Вы опубликуете их, покрыв всех этих монархов позором. Когда я обладал силой и властью, они просили моего покровительства и вылизывали пыль под моими ногами. Теперь, невзирая на мой пожилой возраст, они подло угнетают меня, отобрали от меня жену и ребенка. Прощайте, О'Мира, мы никогда больше не встретимся. Будьте счастливы!36

26 сентября
Вот чудесное дитя рядом со своей матерью, вон там, справа, ближе к камину. Вы узнаете ее по ее цветам: это Мария Луиза; она держит сына на руках. И еще один, - вы узнали его? Это - имперский принц. На двух других изображена Жозефина: я любил ее так нежно! Вы изучаете эти большие часы? Это будильник Фридриха Великого, я нашел его в Потсдаме, - самая ценная вещь во всей Пруссии! Мой камин не слишком роскошен, как видите. Бюст моего сына, два канделябра, две серебряных позолоченных чаши, два графина для кельнской воды, маникюрные ножницы, небольшое зеркало. Это далеко от блеска Тюильри: но что с того, что я потерял власть, со мной осталась моя слава и мои воспоминания.37

 

1819 год

23 сентября
- Ну, доктор, что вы думаете об этом? Я, вероятно, слишком долго нарушаю пищеварение монархов?
(Антоммарки: Вы переживете их, сир)
- Нет, доктор, работа англичан почти сделана. Основная пружина механизма уже сломана.

28 сентября
Я закрываю дверь для ваших лекарств до завтра. Мне нужно решить некоторые математические задачи.

4 октября
Моя страна! моя страна! Если бы только Cвятая Елена была Францией, я был бы счастлив и на этой проклятой скале.

Ах! Доктор, где синее небо Корсики? Судьба решила, что я не увижу вновь те места, к которым зовут меня воспоминания детства.

5 октября
Dottoraccio di Capo Corso! Куда вы пропали? Вышли без моего разрешения? Вы новичок здесь, так что я прощаю вас; но ни граф Бертран, ни генерал Монтолон не вышли бы без моего разрешения.38

14 октября
Мне дискомфортно: я хотел бы спать, читать, или делать хоть что-нибудь. Aere - Расин, доктор; Вы находитесь на стадии{сцене}; прибудьте; я слушаю, - Андромаха. Это - игра{пьеса} несчастных отцов.
("Я пошел в пятно{место}, где сохранен моим сыном,
Кого, как только в каждый день Вы разрешаете мне видеть,
Все, все, что оставляют оба из, запугивают и Монетный вес;
Я пошел туда, чтобы смешать мои слезы с его,
Я еще не охватил его сегодня - ")

Доктор, это отняло у меня много сил, - оставьте меня.

28 октября
Мой патент нобилити восходит к дням Миллезимо и Риволи. Мое семейство старше. Только Жозеф, наш специалист по генеалогии, мог проследить его происхождение; он пртендовал на то, что мы ведем начало от я не знаю даже скольких неопределенных тиранов. После моих переворотов я могу быть только якобинцем.39

18 ноября
Что же мне делать?
(Антоммарки: Физические управжнения!)
Где? Среди красных мундиров? Никогда! - Как еще? Мотыжить землю? Да, доктор, пожалуй вы правы; я буду мотыжить землю.40

 

1820 год

26 июля
Вы очень привязаны ко мне, доктор; Вы не жалеете сил, чтобы вылечить меня; но все же это не то, что материнская забота. Ах! мама Летиция!

10 августа
Имеет ли человек право убить себя? Да, если его смерть не причиняет никому вреда, и если жизнь стала для него невыносимой. Когда жизнь в тягость человеку? Когда она приносит ему только страдание и печаль; но поскольку и страдания и горе меняются в свой сути постоянно, не существует такого момента, в который человек будет иметь право убить себя. Такое время может наступить только в самый момент смерти, ибо только тогда человек получит доказательство того, что его жизнь была всего лишь сплетением зла и страдания. Человеческая жизнь состоит из прошлого, настоящего и будущего. Но если зло существует в настоящем, человек жертвует своим будущим; невзгоды одного дня не дают права ему жертвовать своей будущей жизнью.

18 сентября
Счастье находится во сне; Наши потребности исчезают с бессоницей.

2 октября
Вторую книгу Энеиды считают шедевром этой эпопеи; она заслуживает такую репутацию с точки зрения стиля, но теряет ее из-за отсутствия реализма. Деревянная лошадь могла быть взята из народной традиции, но традиция эта была абсурдна и не достойна эпической поэмы. Ничего подобного нет в Илиаде, где все соответствует действительности и практике войны.41

14 октября
Искусство медицины, моей дорогой доктор, не является ни чем иным, кроме как сном или успокоением воображения. Именно поэтому древние антики украшали себя в одеждах и платье, которое обманывает глаз. Вы бросили платье, и это ошибка. Почем знать? Если бы вы внезапно появились передо мной с огромным париком, в тоге, в длинной мантии, я мог бы принять вас за бога здоровья; вы же принесли только лекарства.

22 октября
Моя власть продолжалась только короткое время, но несмотря на это, она была полной, она растворилась в полезных учреждениях. Я освятил революцию и вселил ее в наши законы.

25 октября
Возможно, смерть скоро положит конец моим страданиям.

27 октября
Ну, доктор, что вы обо мне думаете? Немного лучше? Факт - пилюли делают свою работу.  Дьявол! Доктор, Вы проповедуете пилюли с большим жаром, чем они этого заслуживают. Вы изготавливаете их сами?
(Антоммарки: Сир, там хорошо проверенные лекарства)
Подобно этому Корвиcар имел обыкновение давать императрице хлебные пилюли, которые все равно творили чудеса . Мария Луиза имела обыкновение хвалить их замечательный эффект мне каждый день. Это одно и то же.
(Антоммарки: нет, Сир)
Ба! Да я тоже принадлежу к вашей лавочке! У меня есть практика! Вода, воздух, чистота, - вот основы моей амбулатории. Я никогда не добился бы многого без этих средств. Вы смеетесь над моими методами? Хорошо, смейтесь дальше.
Ваши коллеги в Египте делали примерно то же; но опыт доказал, что мои фланель и щетка гораздо больше использовались, чем их пилюли.42

16 ноября
Ну, доктор, это конец? - Я буду здоров, полагаю? Доктор предпочтет умереть, чем не попытаться убедить умирающего человека, что тот здоров! - Что, пилюли? Микстура с хинином, как в Мантуе?

19 ноября
Какая приятная вещь - отдых! Кровать стала местом радости для меня; я не обменял бы ее на все троны вселенной. Какая перемена}! Как я пал! Я, чья активность не знала никаких границ, ум которого никогда не дремал! Я погружен в оцепенение, в летаргию; мне нужно прилагать усилия, чтобы поднимать веки.

8 декабря
Дезе был предан, щедр, охвачен жаждой славы; его смерть стала моим горем. Он был опытен, бдителен, смел; он ничего не боялся, даже смерти: он шел за победой на край света. Бравый Дезе!

26 декабря
Вы хотите, чтобы я вышел в сад? Очень хорошо. - Я очень слаб, мои дрожащие ноги едва держат меня.
Ах, доктор, как я утомлен! Я чувствую, что этот свежий воздух, который я вдыхаю, прибавляет мне силы. Никогда не болея, никогда не пользуясь лекарствами, я едва ли могу иметь мнение о таких вещах; состояние, в котором я нахожусь теперь, кажется настолько немыслимым для меня, что я могу едва понять его.

Газеты сообщают о смерти принцессы Элизы. Итак, вы видите, Элиза указала путь; смерть, которая, казалось, забыла наше семейство, постучалась к нам; моя очередь близка. Первым из нашей семьи, кто последует за Элизой в могилу, будет гордый Наполеон, который страдает под тяжестью своего груза и все же держит еще Европу в тревоге.43

 

1821 год

22 января
Разве Вы не признаете, что я прав, dottoraccio maledetto? Разве моя медицина не лучше вашей? Эти проклятые доктора - все одно; когда они хотят, чтобы их пациент сделал что-нибудь, они обманывают и пугают его. Разве это не так, dottoraccio? - Хорошо, хорошо; мы должны повиноваться профессору.44

15 февраля
Вы были в Милане, когда я принимал Железную Корону? И когда я отправился в Венецию? Венецианцы спустили все свои гондолы в воду, повсюду костюмы, перья, и прочая чепуха; все самое прекрасное и фешенебельное собралось в Фузине. Никогда Адриатика не была свидетелем более великолепной процессии.45

15 марта
Доктор, как же я страдаю!

26 марта
Консультация? Что проку? Вы слепцы, играющие со слепым. Разве другой доктор увидит лучше, чем вы, что происходит в моем теле?. В любом случае, кто будет консультировать? Англичане, которые находятся под влиянием Гудсона Лоу? Я не приму их; я уже говорил это; я предпочитаю, чтобы несправедливость достигла своей цели.46

29 марта
Можете ли вы сомневаться, доктор, в том что все, что случается с нами, предначертано заранее и наш час отмечен?
(Антоммарки: Но, сир, ваше лекарство!)
Невероятно, как я не люблю лекарства! Я мог с безразличием взирать на опасность, видеть смерть без содрогания, и вместе с тем, прилагая большие усилия, не могу поднести к губам чашу с минимальным количеством микстуры.

30 марта
Клебер! Он был богом Марсом в мундире!

2 апреля
Комета! Это предзнаменование предсказало смерть Цезаря!47

5 апреля
Ах, неужели пули берегли мою жизнь, чтобы я потерял ее таким ужасным способом?

6 апреля
Я всегда брился сам, никогда другой человек не касался моей щеки. Теперь, когда я стал беспомощен, мне придется разрешить это.

12 апреля
Спасибо за ваши услуги, доктор; это напрасный труд.
Доктор Арнотт, разве люди не умирают от слабости? Как человек может жить, если ест так мало?

13 апреля
(Антоммарки с пилюлями)
Они хорошо завернуты? Они не отравят мне рот? Действительно?
(К Маршану) Ну вот, мошенник, глотай их. Ему нужны лекарства, доктор, мои пилюли будут ему полезны? Теперь дайте ему еще несколько; что касается меня, я больше не прикоснусь к ним.

15 апреля
(В этот день Наполеон начал диктовать свое завещание)

У меня нет никаких иных чувств, кроме удовлетворения, к моей возлюбленной жене, Марии Луизе; я сохраняю свои самые нежные чувства к ней до самого последнего вздоха; я прошу ее защищать моего сына от опасностей, которые все еще окружают его детству.

Я оставляю моему сыну вещи, указанные в приложенной описи. Я надеюсь, что это скромное наследство будет дорого для него, как память об отце, о котором ему будет говорить весь мир.

Маршан сохранит мои волосы и сделает браслет из них, который необходимо передать императрице Марии Луизе.

16 апреля
Я желаю, чтобы мой прах покоился на берегу Сены, среди жителей Франции, которых я любил так нежно.

Я написал слишком много. О, какое страдание! Какая теснота! Я чувствую в левой стороне живота невыносимую боль. - Вы должны жениться, доктор. Женитесь на англичанке, ее ледяная кровь уменьшит огонь, который пожирает Вас; Вы станете менее упрямы. - Дайте мне микстуру!

19 апреля
Вы не ошибаетесь, мои друзья, мне лучше сегодня; но тем не менее я чувствую, что конец близок. Когда я буду мертв, вы все найдете сладкое утешение в возвращении в Европу. Вы увидите своих родных, своих друзей, в то время как я храбро встречусь с Елисейскими полями на небесах. Я хочу связать последний миг жизни с ними.

21 апреля
Я был рожден в католической вере и хочу выполнить долг, который она требует от меня, и найти утешение, которое она дает.

24 апреля
Я написал слишком много, доктор; я обессилел и не могу продолжать.

25 апреля
(К г-ну Лаффитту)

господин Лаффитт: во время моего отъезда из Парижа в 1815 году я вручил Вам сумму, равную почти шести миллионам, за которые Вы дали мне две квитанцию; я аннулировал одну из них, и я попросил графу де Монтолону представить Вам другую, чтобы Вы могли вручить ему  упомянутую сумму после моей смерти.

28 апреля
После моей смерти, которая близка, я хочу, чтобы мое тело было вскрыто; я также хочу, я требую, чтобы ни один английский доктор не касался меня. Также я желаю, чтобы Вы взяли мое сердце, поместили его в винный спирт и передали моей дорогой Марии Луизе в Парме. Вы скажете ей, что я нежно любил ее, Вы расскажете ей обо всем, что видели, о сложившейся здесь ситуации и о моей смерти.48

2 мая, 2 A. M.:

Штейнгель! Дезе! Массена! Победа наша; идите, спешите, атакуйте; они наши!

3 мая, 3 P. M.:

Вы разделили мое изгнание, Вы преданы моей памяти, и Вы не сделаете ничего, чтобы вредить ей.49

5 мая. 17.30:

... голова... армия...50

17.50: .

 

Примечания Адъютанта

1 Корнель Pierre (Corneille) (1606-1684) — знаменитый французский драматург, "отец французской трагедии". Его значение для французского театра заключается прежде всего к создании национальной трагедии. До Корнеля театр был "рабским подражанием латинской драме Сенеки". Он первый оживил французскую драму, привив ей испанский элемент движения и силы страсти; с другой стороны, он возобновил традиции классической драмы в изображении страстей, глубоко человечных по своему существу, но стоящих выше обыденной жизни по своей силе. Про творчество Корнеля и его преемника Расина некоторые критики говорили, что "Корнель рисует людей такими, как они должны были бы быть, а Расин — такими, каковы они в действительности". Автор трагедий "Гораций", "Кинна", "Полуэкт" и многих других. Наполеон считал, что Корнель мог бы стать выдающимся государственным деятелем. В разговоре со своим братом Жозефом, он даже сказал, что хотел бы, чтобы потомки узнали о его, Наполеона, деяниях, замыслах и чувствах из сочинений авторов, обладающих талантом Корнеля

2 В отчаянной попытке поднять народное восстание и вернуть неаполитанский трон Мюрат с 26 соратниками высадился в Калабрии, близ Пиццо (Pizzo), был захвачен местными жандармами при помощи толпы народа, осужден и расстрелян 13 октября 1815 года.

3 Вильгельм III Оранский (1650-1702), внук Карла I Английского. Наместник Нидерландов с 1672 г., король Англии с 1689 г. Фактически возглавил английскую революцию 1688 г. В 1697 г., в результате 8-летней войны Франция признала новый порядок вещей в Англии. Не отличался незаурядными военными талантами, но с чрезвычайным упорством добивался поставленных целей. Его холодное отношение к англиканской церкви, его пристрастие к голландцам, его строгость к якобитам делали его в Великобритании непопулярным, но меж тем в Нидерландах он постоянно пользовался величайшей привязанностью. Отличался полнейшей терпимостью к другим исповеданиям. В истории Англии он оставил глубокий след; при нем печать освободилась от цензуры и положено начало истинно парламентскому образу правления.

4 Лас-Каз, Эммануэль Огюст Дьедонне (Las-Cases, маркиз де, 1766—1842) — французский писатель. До революции был лейтенантом морской службы; эмигрировал в 1791 г., служил в армии Конде. После 18 брюмера возвратился во Францию и выпустил, под псевдонимом Lesage, "Atlas historique" (П. 1803—1804; нов. изд. П., 1840). Во время Ста дней он был членом государственного совета и камергером императора, за которым последовал, со своим старшим сыном, на остров св. Елены. Наполеон диктовал ему там свои мемуары. Откровенное письмо, которое Лас-Каз старался, помимо коменданта Гудсона Лоу, доставить Люсьену Бонапарту, повлекло за собой удаление его и его сына с острова св. Елены, заключение их в течение 8 месяцев на мысе Доброй Надежды и затем высылку в Европу (1816). С тех пор Лас-Каз жил в Бельгии и делал все возможное, чтоб облегчить участь пленного императора. В 1820 году в Париже, еще при жизни Наполеона, были изданы "Максимы и мысли узника Святой Елены", по всей видимости принадлежавшие перу Лас-Каза. Только после смерти Наполеона он возвратился во Францию, где напечатал "Мемориал св. Елены" (Париж, 1823—24). После июльской революции 1830 года Лас-Каз был членом палаты депутатов.

5 О'Мира (O'Meara) Барри Эдвард, (1780-1836), в России 19 века его называли обычно О'Меара,  — врач Наполеона на острове св. Елены; был хирургом в британском флоте и в 1815 г. находился на "Беллерофонте", на котором искал убежища император. При переезде из Рошфора в Плимут О. оказал помощь многим французским офицерам, вследствие чего император предложил ему сопровождать его на остров св. Елены. О. три года верно служил пленнику, но поссорился с губернатором Гудсоном Лоу и 25 июля 1818 г. принужден был оставить остров. Опубликование дневника: "Napoleon in exile or a voice from St. Helena" (Л., 1822; новое изд. 1889) имело для О. последствием потерю звания морского врача.

6 Клозель (Clausel) Бертран, граф, 1772-1842 — французский маршал; сражался под знаменами республики и империи. Людовик XVIII назначил его генерал-инспектором инфантерии (1814); тем не менее, по возвращении Наполеона, К. перешел на его сторону. Ордонансом 24 июля 1815 г. он был объявлен изменником королю и отечеству и бежал в Северную Америку, откуда написал оправдание своей деятельности. В 1820 г. К. возвратился во Францию. После июльской революции К. было вверено управление Алжиром. В ноябре 1830 г. он победоносно перешел через Атласские горы, за что был возведен в сан маршала. Недоразумения с военным министром принудили его возвратиться во Францию. Избранный в депутаты, К. примкнул к оппозиции и стоял за колонизацию Алжира. В 1835 г. был вновь назначен генерал-губернатором Алжира, но через 2 года снова отозван, хотя с успехом боролся против Абдель-Кадера. Свое управление Алжиром он защищал в брошюре: "Explication du Maréchal С." (П., 1837)

7 Жерар (Gérard) Морис Этьенн, 1773-1852 — граф, маршал Франции (1830); начал службу волонтером, в 1791 г.; в русскую кампанию 1812 г. командовал сначала бригадой, потом дивизией и при отступлении Великой армии исполнял обязанности начальника арьергарда в корпусе маршала Даву. В 1813 г. Ж. был тяжело ранен в битве под Лейпцигом; в 1814 г. отличился в сражениях при Ла-Ротьере и Монтро. В 1815 г., командуя 4-м корпусом, был тяжело ранен в бою при Вавре (18 июня). Избранный в 1822 г. в палату депутатов, примкнул к оппозиции. После июльской революции получил портфель военного министра и чин маршала. В 1831 г. он был назначен главнокомандующим Северной армией, с которой отразил вторжение голландцев в Бельгию; в 1832 осаждал и принудил к сдаче Антверпен).

8 Видимо, имеется в виду сэр Джон Мур (Moore), 1761-1809, английский генерал, сражавшийся в Сев. Америке, Вест-Индии, Ирландии, Голландии и участвовавший в экспедиции ген. Аберкромби в Египет. В 1808 г. Мур. был отправлен с 10-тыс. корпусом на помощь шведам в войне их против России, но, не поладив со шведским королем, возвратился в Англию. Получив главное начальство над английскими войсками в Португалии, для действий против французов, он был убит в сражении при Корунье.

9 Евфрат - римский стоик, сириец или египтянин родом,  современник и друг Плиния Младшего. Умер в Риме, при Адриане, приняв яд. Впрочем, это последнее обстоятельство Наполеон вряд ли имел в виду.
Что касается Восточной империи, генерал Бонапарт еще во время похода в Египет всерьез задумывался о господстве над Востоком. По словам Сегюра, рассказывавшего о послеобеденной беседе накануне битвы при Аустерлице, когда зашла речь о Египетской кампании, Наполеон сказал: "Да, если бы я овладел Сен-Жан д'Акром, я надел бы тюрбан; я одел бы свою армию в широкие шаровары и сделал бы из нее священный отряд...Я завершил бы войну с турками при посредстве арабов, греков и армян. Вместо побед в Моравии я мог бы сделаться императором Востока и вернулся бы в Париж через Константинополь". Нужно добавить, что мечты молодого генерала были вполне реальны: многие источники отмечают то уважение и огромнейший авторитет, которые он завоевал в покоренных землях у шейхов, не говоря о простых смертных.

10 Гудсон Лоу (Hudson Lowe, 1770-1844), новый губернатор св. Елены, прибыл на остров 14 апреля 1816 года. Он привез с собой весьма жесткие инструкции английского кабинета относительно и без того принижаемых французов и лично Наполеона, практически не дающие сделать бывшему императору ни единого шага без присмотра. С самого начала отношения губернатора и императора сложились очень плохо. К пленнику был приставлен дежурный офицер, неотступно следовавший за ним и даже пытавшийся расслышать каждое слово из бесед Наполеона со своими спутниками. Это очень тяготило и оскорбляло Наполеона.
Не совсем понятно, почему приведенные высказывания отнесены к 16 мая, поскольку первый разговор упомянутых лиц состоялся 16 апреля, первое впечатление о Гудсоне Лоу сложилось у Наполеона тогда же, и именно к этому периоду их относит в своих воспоминаниях Маршан (по крайней мере, первую из трех приведенных цитат). Разговор был резким и оскорбительным для обеих сторон. Именно 16 апреля Наполеон должен был сказать фразу об инструкциях, более суровых чем инструкции адмирала. Впрочем, Маршан мог и ошибиться.
В первой половине мая же к острову причалил корабль Ост-Индийской компании. В числе знатных особ на борту находилась леди Мойра, супруга генерал-губернатора Индии. Несомненно, ей хотелось быть представленной Наполеону. Гудсон Лоу не придумал ничего лучше, как прислать генералу Бонапарту приглашение в губернаторскую резиденцию на обед с леди Мойра. "Он прекрасно знает, что поскольку за мной должен следовать дежурный офицер, я не приму приглашения" сказал Наполеон своему гофмаршалу. Именно это письмо вспоминает Наполеон, упрекая губернатора в варварстве и неучтивости.
Большинство современников осуждало действия губернатора. В конце 19 века многие историки оправдывали его, говоря о строгом, но справедливом и умеренном человеке. В наше время практически не подлежит сомнению злой умысел и ненависть в поступках этого человека; практически доказано то обстоятельство, что Наполеона медленно свели в могилу добавлением в пищу мышьяка. Позже Гудсон Лоу был губернатором Бермудских островов. В защиту против нападок издал в 1830 г. "Воспоминания о пленнике Наполеоне" ("Mémorial relatif à la captivité de Napoléon"). Кстати, предсказание Наполеона относительно Гудсона Лоу практически сбылось - тот умер в условиях бедности, парализованный и всеми покинутый.

11 Жозефина (Мария-Роза), первая жена Наполеона, родилась в 1763 г. на острове Мартинике. В 1779 г. вышла замуж за графа Александра Богарнэ От этого брака родился Евгений, впоследствии вице-король Италии, и Гортензия, жена короля голландского Людовика Бонапарта и мать Наполеона III. Муж пал жертвой террора в 1794 г.; ей самой грозила та же участь, но ее спас переворот 9 термидора. Баррас, ее друг и покровитель, устроил в 1796 г. ее брак с малоизвестным еще тогда Бонапартом. Сначала равнодушная к своему мужу, Жозефина впоследствии все больше привязывалась к Наполеону, хотя частые неверности последнего доставляли ей немало страданий. Впрочем, по крайней мере в начальный период своего второго замужества она также не могла похвастать верностью. Императору были нужны наследники, и 16 декабря 1809 года, несмотря на его несомненную любовь к жене,  состоялся развод. Жозефина поселилась вблизи Эвре, где жила пышно, окруженная своим прежним двором. По-прежнему привязанная к Наполеону, она переписывалась с ним и с участием следила за его судьбой. В 1814 г. союзные государи отнеслись к ней с большою предупредительностью, но не позволили ей сопровождать Наполеона на Эльбу. Умерла в она в том же 1814 году.

12 Летиция Рамолино, мать Наполеона, madam Mère - ее официальный титул в период Первой Империи (mère в переводе с французского и есть мать). Принадлежала к старинному роду. Выйдя замуж за Карло-Мариа Бонапарте, отца Наполеона, она вместе с мужем боролась против французов и выказала большую стойкость. На острове Св. Елены Наполеон отзывался о ней как о женщине с сильным характером, ненавидевшей ложь и старавшейся внушить своим детям одни лишь возвышенные чувства. Несмотря на назначенное ей Наполеоном огромное содержание, она вела свое хозяйство с крайней бережливостью и скупостью. На подтрунивания детей над ее скупостью она отвечала: "кто знает, не принуждена ли я буду когда-нибудь кормить всех этих королей?". Народ почти совсем не знал ее и не любил. После Ватерлоо она поселилась в Риме и больше оттуда не уезжала. Папа Пий VII, который очень благоволил к матери Наполеона, старался рассеять недоверие к ней со стороны Священного союза. Очень богатая, но всегда скупая, она жила долго еще, оплакивая смерть Наполеона (1821) и дочерей Элизы и Полины (1820—25) и многих внуков. В 1829 г. она сильно ушиблась при падении, повредила себе бедренную кость и с тех пор находилась почти в неподвижном состоянии. Она умерла, имея от роду более 85 лет. В 1851 г. прах ее был перенесен в Аяччио.

13 Гурго Гаспар (Gourgaud), 1783-1852 — профессор фортификации, участвовал в кампаниях 1805 и 1807 гг., а также в войне с Испанией и Русской кампании. В 1813 г. Наполеон назначил его своим первым ординарцем, а в 1814 г., в сражении под Бриенном, был ему обязан жизнью, так как Гурго выстрелом из пистолета убил казака, неожиданно бросившегося на императора. После отречения Наполеона — начальник штаба 1-й военной дивизии; по возвращении Наполеона с острова Эльба он оставался верным Людовику XVIII, пока тот не оставил Францию. Тогда только по предложению Наполеона он снова поступил к нему на службу. После Ватерлоо Наполеон избрал Гурго в число своих спутников на остров св. Елены, где тот провел 3 года, но вследствие болезни должен был возвратиться в Европу. Летом 1818 г. он прибыл в Англию и письменно представил Аахенскому конгрессу о жалком положении и содержании Наполеона, убеждая экс-императрицу Марию-Луизу ходатайствовать об облегчении участи своего супруга. Описание сражения при Ватерлоо, которое Гурго издал в Лондоне, навлекло на него гнев Веллингтона: бумаги его были опечатаны, сам он арестован, и только в 1821 г. ему позволили возвратиться во Францию. После смерти Наполеона в числе других приверженцев императора подписал просьбу в палату пэров о позволении возвратить прах его во Францию. Вычеркнутый из списков армии, Гурго занимался изданием книги "Mémoires pour servir à l'histoire de France sous Napoléon" (Париж, 1829), первые две части которой составил еще на о-ве св. Елены, со слов самого Наполеона. В 1840 г. сопровождал принца Жуанвильского в его поездке на остров св. Елены за телом Наполеона.

14 Лас Каз, Эммануэль Понс Дьедонне (сначала барон, потом граф de Las-Cases, 1800-1854 — старший сын Эммануэля Огюста Лас Каза, автора знаменитого "Мемориала Святой Елены", был секретарем Наполеона на острове св. Елены. Принимал деятельное участие в июльской революции; вступил в палату депутатов, где обнаружил большую преданность новой династии; в 1840 г. сопровождал принца Жуанвилльского на остров св. Елены для перенесения останков Наполеона, после чего напечатал "Journal écrit à bord de la frégate la Belle-Poule" (П., 1841). Во время второй империи был сенатором.

15 Фокс, Чарльз Джеймс (Fox) — знаменитый английский политический деятель (1749-1806), третий сын Генри Фокса, первого лорда Голланда. Учился в Итоне и в Оксфордском университете. С раннего возраста обнаружил живейший интерес к политическим вопросам. Интеллектуальные и политические интересы, игравшие видную роль в жизни семьи лорда Голланда, немало содействовали раннему развитию молодого Фокса, но в нравственном отношении пройденная им дома школа не могла дать ему ничего хорошего: лорд Голланд был человек без убеждений, посвященный во все дворцовые интриги прожигатель жизни, сам возивший своего 14-летнего сына в Париж и там водивший его в игорные дома. Впоследствии Фоксу случалось являться в парламент после бессонной ночи, проведенной в игре; но ни его внешний вид, ни всегда глубокое и серьезное содержание его речей не выдавали этого. При таком образе жизни он совершенно непостижимым образом умел внимательно следить за политической, общественной и интеллектуальной жизнью страны и читал хотя урывками, но очень много. В 1769 г. Фокс выступил в палате с первой речью,  защищая исключение Джона Вилькса, — публициста и политика, почти постоянно находившегося в ссоре с правительством, из палаты общин. "Фокс, — отзывается о нем Орас Вальпол, — говорил с большим талантом и большим бесстыдством". Не сразу, но довольно быстро Фокс пришел в ряды оппозиции придворной партии. Исходной точкой послужило обострение отношений между Великобританией и ее американскими колониями. Фокс выступил с горячей защитой американцев, которая на многие годы стала делом его жизни и создала ему громкую славу в Америке и Европе. Его красноречие, страстное и простое, воспитавшееся на внимательном изучении классической литературы, превосходное знание дела и обнаруженная им твердость и ясность политических убеждений доставили ему очень быстро видное место в оппозиции, хотя он долго не желал официально вступать в состав партии вигов. Его нередко называли английским Мирабо, поводом к чему служило, кроме сходства в политической роли, еще и сходство в образе жизни. Раз вступив на дорогу оппозиции, Фокс уже не оставлял лазейки на случай примирения с властью. Во все время борьбы Англии с ее колониями он не уставал вносить предложения, направленные к примирению с Америкой посредством различных уступок, и отвергал право Англии облагать колонии налогами без их согласия.
В 1777-79 гг. Фокс, понявший вслед за Питтом (Чатамом), что центр общественной силы лежал не в парламенте, а в народе, не раз устраивал народные митинги с целью протестовать против американской войны, которая становилась крайне невыгодной для английской торговли и промышленности и возбуждала против себя все более и более широкие слои населения. В 1779 г. Фокс вследствие парламентского столкновения имел дуэль с членом правительственной партии Адамом, в которой был ранен.
Делом Фокса было также проведение акта, направленного к умиротворению Ирландии, а именно отмена акта Георга I о верховенстве английчкого парламента и суда над ирландскими (другими словами — создание ирландской законодательной и судебной независимости, продержавшееся до унии 1800 г.).
Кроме того, он боролся с министерством по поводу процесса Гастингса (генерал-губернатора Ост-Индии); в 1787 г. предложил запрещение торга рабами. При первых признаках душевной болезни короля он требовал регентства принца Валлийского. Он предложил билль (Libel Act), передававший преступления печати в ведение суда присяжных, чем гарантировал полную свободу печати (билль был принят в 1791 г.). Французскую революцию Фокс приветствовал как "величайшее и притом лучшее событие всемирной истории"  и решительно протестовал против политики министерства, враждебной по отношению к республике, и настаивал на мире с Францией. Под влиянием событий на континенте число сторонников Фокса в парламенте быстро таяло, и к 1797 г. он счел себя вынужденным почти совершенно отказаться от парламентской деятельности, оставаясь, однако, номинально членом палаты общин. Он посвятил себя научной работе и управлению небольшим уцелевшим у него имением; время от времени он совершал поездки во Францию. В 1800 г. он выступал в парламенте, настаивая на принятии мирных предложений первого консула, но без успеха. В 1804 г., после падения кабинета Аддингтона, вызванного коалицией Питта и Фокса, Питт хотел принять последнего в свой кабинет, но натолкнулся на решительное противодействие короля. Однако после смерти Питта король должен был уступить: Фокс вошел в кабинет Гренвилля в должности секретаря по иностранным делам (1806), но вскоре умер от водянки.

16 Монитер (Moniteur Universel или Gazette Nationale) — был основан Панкуком 5 мая 1789 г. Это один из самых интересных и полных исторических сборников в период революции, несмотря на многочисленные пропуски, особенно таких фактов, которые были неприятны правительству. "Moniteur" делается официальным правительственным органом с нивоза VIII г. и сохраняет это значение до 1865 г., когда уступает место "Journal Officiel".

17 В июне 1815 года, к началу своей последней кампании, Наполеон располагал, по разным оценкам, от 150 до 200 тыс. человек. При этом, отбросив многочисленные гарнизоны и службы, на полях битвы он мог выставить около 125 тыс. солдат. Армии союзников насчитывали до 800-900 тыс. человек. Правда, войска эти были разбросаны на весьма обширной территории, что давало возможность французам, собрав все силы в кулак, разгромить их поодиночке. И этот, в общем-то призрачный, шанс Наполеон был готов и даже мог реализовать. План боевых действий был очень тщательно рассчитан, но мог быть осуществлен только при точном выполнении отдельными частями и их командирами приказов императора. Однако Судьба, Фатум, в которую так верил Наполеон, распорядилась иначе.
Ранним утром 15 июня, в день внезапного наступления французской армии на позиции пруссаков, дезертировал командир 14 пехотной дивизии IV корпуса дивизионный генерал Луи-Огюст-Виктор Бурмон. Двумя месяцами ранее он был помощником маршала Нея, посланного королем против Наполеона. Ней совместно с Жераром (см. прим. 7) ходатайствовал перед императором, и тайный сторонник Бурбонов Бурмон получил вышеупомянутую дивизию. В то утро он вместе с примкнувшими к нему офицерами штаба (полковником Клуэ, начальником эскадрона де Виллутре и капитанами д'Андинье, де Треланом и Сурда) доставил пруссакам копию оперативного приказа Наполеона. Прусская армия была предупреждена и спешно стягивала силы, одновременно выводя авангард из-под удара французов в Шарлеруа. Несмотря на предотвращенную катастрофу, честный командующий прусской армией Блюхер выразился о Бурмоне так: "Собачьи отбросы всегда останутся собачьими отбросами".
Уже вечером того же дня Ней упустил прекрасную возможность занять дорогу на Катр-Бра, занять стратегическую позицию и отбросить Блюхера назад. Нужно добавить, что в течении всей этой короткой кампании слишком многие французские военачальники отличались вялостью и нерешительностью. Итог дня - пруссаки потеснены, но не разгромлены.
16 июня, в битве при Линьи, из поля зрения французской армии исчез 20-тысячный корпус генерала Друэ д'Эрлона, посланный Наполеоном в обход правого фланга прусской армии близ Катр-Бра. Как оказалось впоследствии, д'Эрлон просто последовательно исполнял противоречащие друг другу приказы императора и маршала Нея и всю вторую половину дня "прогуливался" между Линьи и Катр-Бра, не принимая участия в сражении. Пруссаки были разбиты, и если бы 1 корпус д'Эрлона выполнил первоначальный приказ Наполеона, прусская армия перестала бы существовать. Однако не будем взваливать всю вину на плечи честно подчинявшегося приказам генерала. Сам французский император, неверно оценив ситуацию и посчитав пруссаков и без того разгромленными, отказал маршалу Груши, командовавшему кавалерийским резервом, преследовать ночью неприятеля. Груши пустился в погоню только спустя 15 часов, днем 17 июня, и это привело к весьма печальным последствиям.
18 июня 1815 года в битве при Ватерлоо (Мон-Сен-Жан) "отличился" уже сам Груши, все еще преследовавший Блюхера. Последнему весьма ловко удалось обмануть французского маршала, выставив арьергард из корпуса Тильмана и пустив французов по ложному следу, удаляя его от места разгоравшейся битвы. В итоге вместо помощи Груши Наполеон получил на свой правый фланг прусскую армию. Кстати, даже в этом случае победа могла остаться за французами. Около 19 часов ценой невероятных усилий Нею с помощью довольно свежего 13-го легкого полка удалось выбить англичан из Ла-Э-Сента, центральной точки обороны, на галопе забросить туда артиллерийскую батарею и открыть ураганный огонь по противнику, тесня его назад.  Все еще находясь в численном превосходстве, но обескровленная и стремительно падавшая духом английская армия дрогнула. Позже Веллингтон скажет: "Я никогда не предпринимал столько усилий для одной битвы и никогда не был так близок к поражению". 
Но и здесь не обошлось без предательства! Почувствовав, что чаша весов может окончательно склониться к французам, Наполеон решился бросить через Ла-Э-Сент последний резерв - 8 из 9 оставшихся батальонов Старой и Средней гвардии. Капитан 2-го французского карабинерного полка дю Барай подскакал к командиру британского легкого полка, крикнув: "Этот проклятый Наполеон идет атаковать вас с Императорской гвардией!" Воспользовавшись этим сведением, Веллингтон успел подтянуть к центру нидерландскую пехотную дивизию, 2 брауншвейгских батальона и значительную артиллерию. Французская гвардия (около 4500 чел.), поддержанная дивизиями Донзело (3000 чел.), Башлю (3600 чел.), кавалерией (2000 чел.) и 2-мя гвардейскими конно-артиллерийскими батареями, двинулась в свою последнюю атаку. Схватка продолжалась около 20 минут. Пушки французской Большой батареи, боясь зацепить своих, постепенно смолкли... Зато открыли картечный огонь не менее 50 английских орудий. Залегшие и потому французами незамеченные стрелки английской гвардии, около 1400 человек, мгновенно выстроившись, с 25 метров открыли огонь по наступавшим егерям Средней гвардии. Первыми же залпами в упор была сражена половина двух егерских батальонов. Во встречную атаку двинулись вчетверо превосходящие силы союзников. Жалкие обломки французской гвардии, сопровождаемые паническими выкриками: "Гвардия отступает!", начали беспорядочное бегство, знаменуя поражение в битве и гибель империи Наполеона.

18 Шербург - город во французском департаменте Ла-Манш, важнейшая военная гавань северной Франции, в глубине широкой бухты. Еще в 1687 г. Вобаном была спроектирована военная гавань, но лишь в 1738 г. была выполнена часть намеченных в планах Вобана сооружений. Наполеон I приказал снести эти сооружения, которые могли при благоприятном ветре укрыть до 40 линейных судов, и заложить новую военную гавань в западной части бухты. Грандиозный проект Наполеона I был закончен только при Наполеоне III. В 1813 г. был открыт лишь передний бассейн (9,5 м глубины), открывающийся в бухту без шлюза.
Меридово озеро - (по-египетски Мер-уэр = "великое озеро"). В глубокой древности огромное озеро в Египте, вероятно, занимавшее все пространство области Фаюма. Было снабжено шлюзами, при помощи которых озеро регулировало нильские наводнения, принимая лишнюю воду и выпуская ее в случае недостаточного разлития. Древние считали Меридово озеро одним из чудес света.
Акциумское сражение - у мыса Акциум 2 сентября 31 г. до н.э. произошло морское сражение между Октавианом с одной и Марком Антонием и египетской царицей Клеопатрой с другой стороны, укрепившее за Октавианом господство над всем римским государством. Год этой победы называется Акциумскою эрою, и с этого года римская республика стала Римскою империей. Октавиан обязан победою отчасти ловким движениям находившихся под начальством Агриппы малых, легко построенных судов, которые беспрестанными нападениями мучили плавающие колоссы неприятельского флота, и отчасти бегству Клеопатры, которая вскоре после начала сражения удалилась со своими 60 кораблями в открытое море и направилась к Пелопоннесу. Антоний сам последовал за нею и этим предоставил Октавиану победу. Сухопутные войска Антония тщетно в течение семи дней ожидали возвращения своего предводителя и, наконец, предались победителю, который в память своей победы основал на южной оконечности Эпира напротив Акциума город Никополь (город победы) и перевел сюда возобновленное им и распространенное празднование Актийских игр, которые с тех пор стали праздноваться через каждые четыре года.

19 Сантини - слуга Наполеона, назначенный еще на Эльбе хранителем императорского портфеля. Родился на Корсике в 1790 году, в составе Великой армии принимал участие в военных кампаниях 1804-1807 гг. Затем перешел на курьерскую службу в почтовое ведомство. Был женат и имел четверых детей, - видимо, уже после пребывания на острове. На св. Елене у него было мало обязанностей, и Сантини сам вызывался ходить на охоту, проявил немало смекалки в шитье одежды и даже обуви для императора, подстригал ему волосы и даже восстанавливал по необходимости первоначальную форму его знаменитой треуголки.
Вспыльчивого корсиканца очень тревожили те унижения, которым подвергались сам император и его немногочисленная приехавшая на остров свита. У него созрел план выследить в лесах губернатора и застрелить мучителя из ружья. Об этом стало известно, и Наполеон имел с Сантини резкий разговор. В октябре 1816 года Гудсон Лоу предъявил Наполеону ультиматум, согласно которому остров должны были покинуть четверо его людей. В их число вошли капитан Пионтковский и слуги Руссо (хранитель императорского серебра), Аршамбо (вместе со своим старшим братом заведовавший конюшней) и Сантини. При этом император отдельно побеседовал с Пионтковским и Сантини, снабдив их некоторыми посланиями, которые следовало доставить на материк. В частности, Сантини были вверены письма к семье императора, написанные на кусках шелка, чтобы их не могли обнаружить англичане. При отъезде эти двое господ были с особой тщательностью обысканы людьми губернатора, но ничего компрометирующего у них не обнаружили.

20 Английский кабинет всерьез требовал сократить расходы на содержание пленников, и именно в этом упрекал император губернатора. Наполеон на острове находился в несколько стесненном материальном положении. Ему была запрещена переписка с Европой и банковскими домами, а привезенные с собой деньги быстро таяли. Незадолго до истории с Сантини он был вынужден продать часть своего столового серебра, чтобы оплатить расходы по содержанию своих немногочисленных людей. Причем серебро было разрублено на куски, и с него сняты все императорские гербы и вензеля - Наполеон не хотел оставлять островитянам такие трофеи. На самом деле финансовые дела императора на острове не были так плохи, чтобы продавать посуду - ведя борьбу с Гудсоном Лоу, Наполеон получал таким образом несколько козырей на руки. 

21 Монтесума (ок. 1480-1520) - последний властитель Мексики. С целью умиротворить Фернандо Кортеса, завоевателя Мексики, послал ему богатые подарки. Но именно под впечатлением этих подарков Кортес захватил Монтесуму в плен и позже убил.
Гватимозин - племянник Монтесумы, последний мексиканский царь, в 1521 году во время второго похода Кортеса на Мехико также был захвачен в плен. Несмотря на пытки, не указал места, где находились его сокровища; был обвинен в заговоре против жизни Кортеса и повешен.
Кастльри - английский политический деятель, консерватор и реакционер
Батхерст (1762-1834) - лорд, государственный секретарь по делам колоний с 1809 года. Отличался крайней неприязнью к Франции, французам и Наполеону, которого обвинял в убийстве руками полиции своего двоюродного брата, секретного агента, посланного в Вену то ли с важными депешами, то ли с целью подтолкнуть Австрию к новой войне с Францией.

22 Чингиз-хан (около 1155-1227) отличался редчайшим полководческим талантом. Кроме того, несмотря на свою собственную полнейшую необразованность, он сумел воспитать и обучить своих детей и отпрысков многих знатных монгольских родов. Сыновья еще при жизни отца получили большие уделы и учились управлять ими. Результаты деятельности Чингиз-хана намного превзошли деятельность других мировых завоевателей (Александра Македонского, Тамерлана и самого Наполеона). Во всяком случае, Монгольская империя была значительно расширена, в течение 40 лет после смерти хана сохраняла свою целостность, а после ее распада его потомки более 100 лет правили отдельными частями империи.

23 Меневаль -  секретарь императора, затем императрицы, автор книги "Наполеон и Мария-Луиза"

24 Вот не хотел давать комментария этой тираде - он мог бы вылиться в отдельную толстую книгу, посвященную общественным начинаниям Наполеона, а также тому, за счет кого они осуществлялись. Все же расскажу любопытную историю о Регенте, королевском алмазе. Алмаз сей, называемый также Питтом, был найден в Голконде или в Партиале, в Ост-Индии, рабом, который ранил себя в голову, чтобы скрыть его под повязкой. Раб был потоплен матросом, которому он доверил свою тайну, желая обрести свободу. Этот последний похитил алмаз и продал за 1000 фунтов стерлингов губернатору Питту, который в свою очередь продал его за 3 3/4 миллиона франков герцогу Филиппу II Орлеанскому (1674-1723), известному в истории Франции как регент (при малолетнем Людовике XV). От этого владельца алмаз получил свое второе имя. Во времена Республики он был похищен вместе с остальными коронными алмазами, затем снова найден и выкуплен Наполеоном. Как видим, императору алмаз достался не по самой высокой цене. Наполеон сделал его украшением своей шпаги. В битве при Ватерлоо Регент попал в прусские коронные сокровища, где и оставался очень продолжительное время. Это один из самых больших алмазов в мире: первоначально он весил 410 карат, позже (вероятно, после шлифовки) его вес уменьшился до 136 3/4 карат.

25 Гантом (Gantheaume) Оноре Жозеф Антуан (1755-1818), вице-адмирал (30.5.1804). В 1798 году во время Египетской экспедиции занимал пост начальника Генерального штаба морской армии адмирала Брюна. Был произведен генералом Бонапартом в контр-адмиралы (7.11.1798). Оказал поддержку Восточной армии в боях при Лерфи, Гаци, Абукире. В 1799 командовал эскадрой, доставившей Бонапарта во Францию. После переворота 18 брюмера введен в состав Морской комиссии (19.11.1799), а в 1800 году стал государственным советником и президентом Морского комитета. В 1814 году участвовал в совещании высших военачальников, на котором было решено обратиться к Наполеону с требованием отречения. Одним из первых перешел на сторону Бурбонов и был осыпан милостями. Во время «Ста дней» сохранил верность королю Людовику XVIII. В июле 1815 направлен королем в Тулон. С 17.8.1815 пэр Франции. Входил в состав суда над маршалом Неем и проголосовал за смертный приговор.

26 Наполеон описывает эпизод осады крепости Сен-Жан д'Акр (Акра), в которой турецким войскам помогала английская эскадра коммодора Вильяма Сиднея Смита (1764-1840), позже адмирала и главнокомандующего английскими морскими силами (1830 г.). Смит вместе с своим братом Джеймсом Спенсером Смитом, британским посланником в Константинополе, склонил Порту к союзу с Англией, с целью изгнать французов из Египта, захватил стоявший на якоре у сирийских берегов французский флот, снабдил Сен-Жан д'Акр артиллерией и британскими офицерами. Турки смогли продержаться до того момента, когда Бонапарт был вынужден снять осаду.
Упоминая о Мальборо, Бонапарт имел в виду знаменитого государственного деятеля и талантливого английского полководца графа и герцога Джона Черчилля Мальборо (1650-1722), много раз побеждавшего французские войска. Петр I, готовясь к войне со Швецией, призывал Мальборо возглавить русскую армию (от чего тот, как видим, отказался). Своим намеком молодой французский генерал Бонапарт давал понять Смиту, что не считает его серьезным противником.

27 Мадам Висконти принадлежала к известнейшей итальянской аристократической фамилии. Бонапарт и Бертье познакомились с ней еще во времена Итальянской кампании. Наполеон не одобрял страсти своего любимца к этой замужней даме и заставил его жениться в 1808 году на принцессе Мари-Элизабет, племяннице короля Баварии.

28 Историю, послужившую причиной для написания этого письма, подробно описывает в своих мемуарах камердинер императора Маршан. 25 ноября 1816 года Гудсон Лоу в сопровождении английских офицеров галопом примчался в Лонгвуд, где находилась резиденция Наполеона, и арестовал Лас-Каза. Поводом для этого послужили обнаруженные у бывшего слуги графа неразрешенные письма в Европу. Обитатели Лонгвуда высказывали небезосновательные предположения, что эта история с письмами была специально подстроена губернатором. В домике, где проживал Лас-Каз, был устроен обыск и изъяты все обнаруженные рукописи и дневник, который он вел с особой тщательностью с момента отплытия из Европы. Часть материалов была много позже возвращена графу, часть бесследно исчезла. Лас-Казу затем была предоставлена возможность вернуться в Лонгвуд, но тот сознательно отказался, считая, у него появилась возможность оповестить Европу о недостойном поведении Гудсона Лоу. Наполеон одобрил это решение, несмотря на явную невосполнимую потерю для себя лично и Лонгвуда в целом. 30 декабря Лас-Каз отплыл на мыс Доброй Надежды, где оставался в течение 8 месяцев. Только 15 ноября 1817 года он прибыл в Лондон. Лас-Каз упорно и безрезультатно писал австрийскому императору Францу I, Александру I, во многие европейские столицы и многим европейским дипломатам, пытаясь обратить их внимание на бедственное положение Наполеона.

29 Феш (Fesch) Иосиф — французский кардинал (1763—1839) и брат Летиции, матери Наполеона. В 1804 году, накануне коронации императора, совершил церковное венчание Наполеона с Жозефиной (гражданское было совершено в 1796 г.); тогда же получил графский титул, звание сенатора и заведующего духовными благотворительными суммами. В 1811 г. Феш был президентом собора французского духовенства в Париже, высказался против унизительного обращения Наполеона с папой и этой своей неожиданной самостоятельностью вызвал сильный гнев Наполеона, который удалил его в почетное изгнание в Лион. После вступления союзников на французскую территорию Феш вместе с Летицией бежал в Рим, где и провел остаток жизни. После его смерти его громадная и ценная картинная галерея была продана и выручка употреблена в силу его завещания на дела благотворительности.

30 Эти слова, видимо как и предыдущая реплика, были высказаны в разговоре Наполеона с контр-адмиралом Пультни Малькольмом. Малькольм сменил адмирала Кокберна на посту командующего эскадрой, предназначенной для охраны Святой Елены. Лично к Малькольму Наполеон всегда относился с симпатией, считал порядочным человеком и сожалел, что во главе всего острова поставлен не он. Гудсон Лоу сразу отнесся с подозрением к адмиралу и резко критиковал его в переписке с лордом Батхерстом. Малькольм командовал эскадрой с конца июня 1816 г. по начало июля 1817 г., когда его сменил контр-адмирал Роберт Плэмпин.
Австрийский ботаник, о котором идет речь, прибыл на остров 17 июня 1816 года на одном корабле с Малькольмом и официальными представителями России и Франции. С ним встретился камердинер Наполеона Маршан и получил от него письмо от своей матери, главной няньки римского короля, и упомянутый локон волос.

31 Весной 1817 года у Наполеона стали отекать ноги, он жаловался на боли в брюшной полости и печени и все сильнее начали проявляться признаки дизентерии. Поначалу доктору О'Мира удавалось справиться с этими симптомами, на затем, особенно после отъезда доктора с острова, когда Наполеон на полгода остался без постоянного доктора, болезнь все сильнее охватывала императора.
Нельзя пройти мимо того факта, что в январе 1818 года остров был вынужден покинуть по состоянию здоровья генерал Гурго. Через две недели после этого скончался от воспаления нижней части брюшной полости Киприани, дворецкий императора. Еще через месяц смерть постигла молодую горничную, отличавшуюся завидным здоровьем. Через некоторое время с теми же симтомами, что и Киприани, слег Маршан. Вообще, слишком многие обитатели Лонгвуда заболели или скончались при одних и тех же симптомах.

32 Лонато - город в Италии, где в начале августа 1796 года генерал Бонапарт, совершив стремительный переход, опрокинул австрийские войска под командованием Кваждановича. Тогда же произошел весьма забавный эпизод. Уже после того, как австрийцы были отброшены, и штаб Бонапарта разместился в Лонато, к генералу привели австрийского парламентера, который предъявил ему требование сдаться в плен. Оказывается, одна из заблудившихся вражеских колонн, не имевшая в течении 3 суток никаких сведений о месторасположении своих и чужих войск, прознала у местных крестьян. что в Лонато находится только штаб Бонапарта, без охраны. Бонапарт мгновенно оценил опасность сложившейся обстановки и в считанные минуты организовал видимость работы штаба большой армии. Офицеры сновали туда и сюда, выкрикивая распоряжения для несуществующих частей, раскладывали карты и намечали план несуществующих маневров. К генералу подвели парламентера, сняв с того повязку, и Бонапарт предложил австрийцам сдаться, дав 8 минут на размышления, иначе они будут перебиты. Австрийцы были поражены и решили, что обмануты крестьянами, сложили оружие. Численность этой колонны достигала 5000 человек.
Что касается линейной 32-й полубригады, то она избрала эти слова своим девизом, вышитом на знамени: "J'étols tranquille la brave 32e étoit la" (Я спокоен, бравая 32-я там).

33 Вильям Питт, первый граф Амхертский, очевидно был сыном того самого Вильяма Питта, злейшего врага Наполеона и Франции, скончавшегося в 1806 году. 5 июня 1817 года он прибыл на Святую Елену из Китая, куда был послан с дипломатической миссией и провалил ее, поскольку не счел нужным следовать принятому в Китае церемониалу подобострастия. Наполеон, узнав об этом, высказал порицание в адрес неудачливого посла: король никогда не считает себе равным посла другого короля, и последний имеет право только на те привилегии, что и высокопоставленные сановники в этом государстве. Тем не менее, Наполеон нашел лорда Амхерста остроумным и обладающим обширными знаниями человека. Амхерст обещал не скрывать от принца-регента сложившейся на острове ситуации и вежливо предложил вмешаться в деятельность Хадсона Лоу. 
Амхерст в своем дневнике подробно описал эту встречу: "Судьба Бонапарта подверглась значительному изменению, и тем не менее я бы солгал, что .. мог .. сохранить свое обычное хладнокровие. .. Я не считаю, что с потерей его монаршего достоинства значение его личности приуменьшилось .. Всем своим существом я чувствовал, что мне предстоит находиться в присутствии интеллекта, чьи природа и размах будут намного превосходить мои собственные". Наполеон остался вполне удовлетворен этой аудиенцией.

34 Евгений Богарне (1781-1824), сын виконта Александра Богарне и Жозефины, пасынок Наполеона, обвенчался с дочерью баварского короля Амалией в 1806 году.

35 Амон- верховный бог в древнем Египте, отождествляемый в период Нового царства с богом солнца Ра. Египет покорился Александру Великому без всякого сопротивления. Во-первых, почву для завоевания во многом подготовили персы - заклятые враги и египтян, и греков; таким образом, последние становились естественными союзниками. Во-вторых, Александр не затрагивал обычаев и верований египтян, ввел разумную организацию управления и заслужил любовь и уважение местных жителей. Примечательно, что в Египте Александру пришла в голову мысль объявить себя богом.

36 25 июля 1818 года Гудсон Лоу получил, к своему облегчению, приказ из Лондона о выдворении доктора О'Мира с острова. В тот же день, не обращая внимания на состояние здоровья Наполеона, он предписал доктору покинуть Лонгвуд, не заменив его другим врачом, которому бы доверял пленник. В результате Наполеон на полгода остался без врачебной помощи; в январе 1819 года его несколько раз посетил Стокоу, британский морской врач. Но вскоре губернатор, обвинив Стокоу в том, что тот пытается одурачить его и болезнь пленника мнимая, запретил и ему появляться в Лонгвуде. Через несколько месяцев Стокоу предстал перед лондонским судом, обвинен в подкупе деньгами Наполеона и смещен с должности.
21 сентября 1818 года на остров прибыл доктор Антоммарки, в чьих профессиональных способностях возникали некоторые сомнения; в последние недели жизни за Наполеоном помимо Антоммарки наблюдал полковой английский врач д-р Арнотт.

37 Эта небольшая экскурсия состоялась, должно быть, для кого-то из новых обитателей Лонгвуда, прибывших 21 сентября 1818 года из Европы. Это были два священника, отцы Буонавита и Виньяли, доктор Антоммарки, дворецкий Курсе и повар Шанделье.

38 Dottoraccio di Capo Corso - приблизительно звучит как Докторишка, главарь корсиканских бандитов. Этим эпитетом Наполеон наградил доктора Антоммарки.
Франсуа Антоммарки родился на Корсике в 1789 году, был молод и несколько легкомыслен. Наполеон почти не доверял ему как врачу, и чтобы как-то занять его, заставлял совершать конные прогулки по острову, заглядывать в английский военный лагерь и изучать там местные болезни. Таким образом, доктор часто отлучался из Лонгвуда и держался несколько независимо. И в те моменты, когда самочувствие Наполеона ухудшалось, доктора часто не оказывалось рядом, что служило причиной вспышек гнева знаменитого пленника.

39 Миллезимо - деревня в итальянской провинции Генуя, известная победой Бонапарта над австрийцами 13 и 14 апреля 1796 г. Риволи - селение в итальянской Веронской провинции, недалеко от реки Эч, на южном склоне Монте-Бальдо; известно победой французских генералов Бонапарта и Массены над австрийцами (Альвинчи) 14 и 15 января 1797 г. Массена впоследствии получил титул герцога Риволи. Наполеон, по-видимому, хочет сказать, что истоки пути его к императорскому трону и истоки его ошеломляющей известности лежат в этих победах.

40 Под красными мундирами Наполеон, конечно же, имел в виду охранявших его солдат английской армии. Маршан в своих мемуарах вспоминает, что где-то в ноябре месяце 1819 года Наполеону пришла мысль заняться садовым участком, примыкавшим к его резиденции. Кардинальная перепланировка сада закончилась в декабре. В результате линия английских постов была отодвинута на вдвое большее расстояние, что особенно радовало пленников. В сельскохозяйственных работах принимало участие все мужское население Лонгвуда, в том числе и сам император, и несколько наемных китайских рабочих.

41 Энеида - незаконченный патриотический эпос Виргилия, состоит из 12 книг. "Энеида" в части сюжета близко примыкает к "Илиаде" Гомера. На "Энеиде" лежит отпечаток искусственности; в противоположность Гомеровскому эпосу, вышедшему из народа, "Энеида" создана в уме поэта, без связей с народной жизнью и верованиями; греческие элементы перепутаны с италийскими, мифические сказания — с историей, и читатель постоянно чувствует, что мифический мир служит лишь поэтическим выражением национальной идеи. Виргилий занялся этим сюжетом по просьбе Августа, чтобы возбудить в римлянах национальную гордость сказаниями о великих судьбах их прародителей и, с другой стороны, для защиты династических интересов Августа, будто бы потомка Энея через его сына Юлия или Аскания.

42 Собственные методы лечения Наполеона ограничивались закутыванием в теплые вещи, массажем живота (у него еще прежние годы иногда побаливала печень) щеткой, да еще пожалуй, куриным бульоном. Антоммарки же предполагал у него гастрит и предлагал ртутные пилюли, которые император категорически не хотел принимать.

43 Великая герцогиня Тосканская Элиза, родная сестра Наполеона, скончалась 7 августа 1820 года в возрасте 23 лет.

44 dottoraccio maledetto - проклятый докторишка (лат.)

45 Железная корона — корона Лангобардского королевства, состоящая из золотого обруча в 3 дюйма шириной, покрытого драгоценными каменьями, внутри которого помещается узкий железный обруч. Последний, по преданию, восходящему не далее времен Карла Великого, представлял собой первоначально гвоздь от креста Спасителя, подаренный папой Григорием Великим лангобардской принцессе Теоделинде, которая велела приготовить из него корону для коронования своего супруга Агилульфа (593). С той поры корона отдана была на хранение в храм Иоанна Крестителя в Монце, возле Милана, где находится и по настоящее время. Кроме самостоятельных лангобардских королей, ею короновались большая часть германских императоров, от Карла Великого до Карла V; в 1805 г., после основания Итальянского королевства, — Наполеон I, а в 1838 г., в качестве короля Ломбардо-Венецианского, — австрийский император Фердинанд I.

46 В течении всего пребывания на Святой Елене он неоднократно повторял в том духе, что не будет убивать себя сам, но и бороться, чтобы продолжить свое бесцельное существование, не будет. Начиная с середины марта 1821 года, Наполеон почти не вставал с постели и практически не принимал ни пищи, ни лекарств. 1 апреля Наполеон все-таки согласился принять Арнотта, английского военного доктора. За тот месяц, что Арнотт совместно с Антоммарки наблюдал императора, последний успел оценить ум и порядочность доктора и даже несколько привязался к нему. В середине месяца на консилиум, кроме Антоммарки и Арнотта, были вызваны д-ра Томас Шортт, Чарльз Митчелл, Метью Ливингстоун и Френсис Бертон. Никто из этих четверых императора не видел, и все поставили совершенно разные и неубедительные диагнозы.

47 Приближенные, чтобы хоть как-то развлечь тяжело больного императора сообщили Наполеону о комете, которая должна была пролетать мимо Земли и которую можно было посмотреть. Но тот увидел в этом явлении только знак свыше.

48 Более того, Наполеон пожелал, чтобы после смерти был тщательно изучен его желудок. Он считал, что умирает от той же болезни, что и его отец, скончавшийся в возрасте 38 лет, и хотел защитить сына от такой наследственности. Сердце и желудок были запечатаны в серебряные сосуды со спиртом, но английское правительство запретило вывоз их с острова, и сосуды были помещены в гробницу вместе с телом. К сожалению, единственный сын Наполеона, Наполеон-Франц-Иосиф-Карл, рос болезненным мальчиком и скончался в 1832 году в возрасте 21 года. Сразу после его смерти поползли слухи об отравлении, но никаких реальных или косвенных подтверждений этому не обнаружилось.

49 В тот же день, 3 мая, была проведена консультация д-ра Антоммарки с д-рами Арноттом, Шорттом и Митчелом в присутствии Бертрана и Монтолона. Доктора пришли к выводу, что необходимо массировать воспалившийся бок одеколоном, разбавленным водой. Наполеон заметил на это Маршану: "Какие потрясающие результаты мы получили от медицинской науки! Какая консультация! Массировать бок одеколоном с водой! Отлично! Что же касается остального, то мне нет до него дела".

50 4 и 5 мая Наполеон почти не приходил в сознание; у него начинался бред и он произносил много невнятных слов. Маршан с остальными присутствующими разобрал только "Франция... мой сын... армия". Именно их и следует считать последними словами императора.

Перевод и примечания - А.Ю. Тонкошкуров, © 2006

 

Источники

1. R. M. Johnston. The Corsican. A Diary of Napoleon's Life in His Own Words — ??, 1910
2. Наполеон. Годы изгнания. Мемуары камердинера императора Луи-Жозефа Маршана. — М.: Захаров, 2003
3. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. — Мультимедиа-издательство "Адепт", 2002
4. Наполеон. Избранные произведения. — М.: Воениздат, 1956 г.
5. Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь. — М.: Астрель-АСТ, 2003
6. Мемуары генерала барона де Марбо. — М.: Эксмо, 2005
7. Саундерс Э. Сто дней Наполеона. — М.: АСТ, 2002
8. Лашук Анри. Наполеон. Походы и битвы. — М.: Эксмо, 2004

 


В начало раздела




© 2003-2017 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru