: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Записки генерала Отрощенко

1800-1830

 

Глава VIII.


Библиотека Адъютанта


1813 год – В Бромберге – Оружие неприятеля – Магдебург, Бург, Бранденбург –Перемирие – Учения егерей – Прусская религия и обычаи – Состязания стрелков – Новое наступление – Неудачная атака Нея – Близ Лейпцига – Английская ракетная рота – Переправа через Эльбу – Бой за Лангефельд – Под Гамбургом.

 

[67] Января 3го дня 1813 года, поутру, отряд наш перешел по льду реку Вислу и отошедши пятнадцать верст расположился ночевать по деревням.
5го, перешедши местечко Швец при реке Висле, где находился большой французский госпиталь, расположились ночевать в немецких колониях по берегу реки Вислы и тут же имели дневку.
Того же числа получено было сведение что в городе Бромберге имеются разные французские склады. 7го числа до рассвета выступил туда 14й Егерский полк. Но на дороге получено известие что из крепости Торнау идет неприятель в превосходных силах, однако же 14й Егерский полк несмотря на это прошел через город парадно с музыкой и остановился за заставой.
Неприятель уже был не далеко, и мы скоро увидели его большие колонны. Он шел по двум дорогам, а нас всего было один только 14й Егерский полк, которого состав не превышал 600 человек, да 200 казаков и нам не возможно было вступить с неприятелем здесь в дело. Мы начали отступление, возле стен города, и перешедши по льду через речку, остановились на левом берегу ее. Началась перестрелка, но я заметив намерение неприятеля пересечь нам отступление, доложил полковнику Красовскому отступить к лесу, дабы неприятель не мог занять его прежде нас. Полковник согласился на это. Французы, построясь в боевой порядок, открыли пальбу из орудий, однако же не сделали нам никакого вреда. В это время начали подходить наши пехотные батальоны и артиллерия, и дело пошло живее; но превосходство сил неприятельских заставило нас оставить свою позицию, мы прошли лес и расположились на возвышенности.
Неприятель не преследовал нас, но занял Бромберг. Мы простояли здесь до ночи и потом возвратились на прежние квартиры. Потеря наша состояла в одном раненом казаке, а у неприятеля легло на месте трое убитых пущенным от нашей артиллерии ядром.
8го числа получено сведение что неприятель забрав из магазинов вещей сколько мог, ушел обратно в крепость Торнау. Казаки заняли Бромберг. Вслед за сим получено приказание и нам вступить в Бромберг и вместе с тем приказано мне быть временным комендантом в городе, где и весь отряд расположился.

Число наших войск приказано было показать в увеличенном виде и соразмерно тому предписано жителям отпускать провиант. Приверженцы Французов Поляки заметили это, но желая более удостовериться в истине спрашивали у меня для чего отпускается лишний провиант. Для того, отвечал я им, что не достающие люди имеют прибыть с обозами, и потому нужно иметь в запасе печеный хлеб чтобы не было недостатка. Потом доложил об этом графу Воронцову, который приказал выдавать провиант по-прежнему. Но как я деятельно разыскивал по доносам об оружии сокрытом жителями, то они желая усыпить и задобрить меня, сделали в честь мою бал у хозяина моего, будто бы по случаю моих именин. Я заметив лукавый умысел их приказал на ночь удвоить все меры осторожности и продолжать отыскивать оружие. После ужина когда уже расходились гости по домам, явились две прекрасные просительницы, не имеющие собственных домов, с жалобой на офицеров. Я послал с ними разобрать дело молодого моего адъютанта и жалоба ихняя вероятно им удовлетворена, потому что они после не являлись ко мне. Я провел всю ночь без сна. На другой день отыскано 600 ружей новых английских и множество пик в подвалах под пустыми [68] домами. Английские ружья взяты в 14й Егерский полк, а, пиковые древки сожжены в караульнях. Железо брошено ночью под шлюзы. Город этот хотя небольшой, но выстроен хорошо и купечество богатое. Через город проведен водяной канал, посредством коего производится коммуникация от Вислы до Берлина; с полуденной стороны прилегают к нему возвышенности почти доминирующие над городом, а к северу равнины. Отряд простоял здесь две недели. 29го числа января с восходом солнца отряд наш приблизился к местечку Рогозино в боевом порядке и остановился возле озера. Неприятель выстраивался за озером, но ядра брошенные от нашей артиллерии расстроили его, между тем застрельщики наши, проходя по рыхлому льду, приближались к местечку Рогозину, через которое он должен был делать отступление, и потому он начал поспешно свое отступление по дороге к городу Познани; к счастью его у нас не было кавалерии, при содействии ее весь этот неприятельский отряд был бы разбит совершенно. Но одна пехота не могла скоро сблизиться с ним по причине вязкой грязи. При всем неудобстве мы однако же взяли в плен 400 человек и несколько убили из орудий. Наша потеря состояла из двух человек убитых ядрами.

Февраля 1го мы достигли Познани. Там находился еще вице-король Итальянский. Он имел двенадцать тысяч войска и двенадцать орудий; но узнавши о нашем приближении, ночью отступил. Некоторые из жителей города Познани прибежали к передовым казачьим постам и сказали что Французы грабят костелы и уходят и наши казаки тотчас заняли город. Неприятель был сильнее нашего отряда (пять тысяч человек), но отступил вероятно потому что опасался наших войск находившихся в Калише. Поляки, здесь живущие, ругали Французов за то что они ушли без бою.
Город этот обширен, обведен каменной стеной и содержится опрятно. Через него протекает река Варта. Жители его Немцы и Поляки. Первые занимаются торговлей и мануфактурными произведениями. Одна из лучших улиц почтена именем Наполеона, а также и площадь. Поляками из лести в угодность великому полководцу во всех городах и местечках улицы назвали Наполеоновскими. Мы простояли здесь две недели, познакомились с гражданами и расстались друзьями.
17го февраля выступил отряд наш в старую Пруссию, в городе Франкфурт на реке Одере. Переправясь через реку на паромах (бывший мост сожгли Французы при отступлении), расположились по квартирам в городе. Жители приняли нас радушно. Город хотя не обширен, но жителей много. Окрестности его прелестны.
1го марта 14й Егерский полк выступил для ближайшего наблюдения за Кистринской крепостью, которую занимали еще французские войска. В это время Прусское правительство сделало к народу воззвание о составлении народных милиционных войск, которое принято было во всех сословиях с восторгом и начал формироваться ландвер.
Командир 14го Егерского полка, полковник Красовский, 24го марта предпринял было намерение отбить у неприятеля Кистринские провиантские магазины, бывшие от крепости на пушечный выстрел, и успел было отбить караулы, но гарнизон сделал сильную вылазку и опять завладел магазинами.
2го апреля полк выступил к крепости Магдебургу. Жители сдружились с нами за тихое и миролюбивое обращение. Мы прошли небольшой городок Милерозе, расположенный на прелестном месте. Весна уже начала развивать [69] свои прелести, и поход наш был похож на приятную прогулку. 12го прибыли в селение лежащее при заливе реки Эльбы, в семи верстах от Магдебурга. Егерские аванпосты расположились по опушке старого дубового леса; перед нами расстилалась равнина до самой крепости.
Крепость Магдебург лежит на левом берегу реки Эльбы, а на правом берегу тет-де-пон. Крепость обведена двойным рвом, кроме наружных укреплений. Неприятельский гарнизон состоял из пятнадцати тысяч человек.
Погода была прекрасная. Мы с удовольствием жили на своих пикетах под тенью роскошных вековых дубов; при восходе солнца любовались видом крепости. Там блестели на башнях золотые шары. Иногда забавлялись перестрелкой через реку с французскими часовыми; ночью слушали, при бивуачном огне, песни соловьев. В праздничные дни на берегу Эльбы играла полковая музыка и мы резвились меж собой. Жители разного звания и пола выходили из крепости и на противоположном берегу вальсировали под нашу музыку, приглашая нас к себе.
Французами не понравилось это. Их часовые, стоявшие в кустах, начали стрелять по нас. Мы предвидели это и имели за деревьями в запасе искусных стрелков, которые тотчас открыли военную перекличку и несколько человек Французов заплатили жизнью за свою дерзость.

Между тем граф Воронцов получил сведение что неприятельский отряд следует главную свою армию с разными воинскими припасами через город Лейпциг. Он тотчас решился напасть на него. Для этой экспедиции выбраны были отличные солдаты и офицеры из всего отряда. Всех этих людей; посадили на обыкновенные подводы и поспешили к Лейпцигу, куда отправился и полковник Красовский, а мне приказано было остаться с полком на правом фланге блокадной линии и на этот случай прикомандирован был один батальон прусского ландвера и несколько десятков Донских казаков.
Оставшись здесь главным начальником, я приказал выводить людей из леса на луг по утрам для учения. Это все мог видеть неприятель из крепости. Ночью я послал 60 человек казаков на левый берег Эльбы, которые напали на полевые пикеты и преследовали их до крепости; из крепостных валов стали стрелять из орудий и выводить в поле колонны пехотные. Казаки отступили назад под прикрытием кустарников и переправились на правый берег обратно вплавь; артиллерийские орудия поставлены были в опушке леса, так что неприятель не мог их видеть.
Граф Воронцов действительно успел захватить неприятельский отряд в городе Лейпциге. Но начальник оного выслал парламентера с объявлением что он не может сражаться, потому что имеет извещение о заключении перемирия. Граф Воронцов потребовал чтобы неприятельский отряд остался в таком положении, как он находился; требование его было удовлетворено. Через несколько часов получил граф из нашей главной квартиры предписание извещавшее с заключении перемирия и возвратился к своему отряду.
По заключении перемирия мы сдали блокаду крепости Магдебурга Прусакам, войска нашего отряда отступили назад четыре мили и 14й Егерский полк расположился в небольшом городке Бурге, и отрядная квартира в городе Брандербурге. Стоя по квартирам мы занимались учением и здесь я с полковым командиром Красовским положили первое правило о переправе застрельщиков через мост которое в последствии, в 1834 году, принято для переправы застрельщиков общим правилом. [70]

Между занятий по службе оставалось еще довольно свободного времени, которое мне позволяло по мере возможности вникать в нравы, обычаи и религиозные обряды здешних жителей, и в особенности деревенских. Городским жители имели везде свои исключения и прибавления. Конечно, я не мог всего обнять в подробности, и по краткости времени, и потому что я самоучкой мог объясняться на немецком языке, но сколько мог понимать, так и записал для памяти.
Религия господствует лютеранская, распространенная Мартыном Лютером, который был прежде римско-католической церкви монах, но был; оскорблен начальством и видя злоупотребления допускаемые папой под покровом религиозных правил, решил отделиться от римской церкви и составить) в ином виде дела церкви, решился и твердой волей преодолевая все гонения, составил в новом порядке понятий религию, которая оторвала от папской власти великую массу людей. Но его последователи не почитают его святым, а только умным человеком.
Он уверил своих последователей что все святые были подобные нам люди, что они сами молились Богу и он внимал усердным молитвам их. Следовательно и теперь всякий человек может без посредников просить Бога о том чего он желает. Поэтому ни в домах ни в кирках никаких святых образов не имеется, в кирках однако же имеется крест с распятым Спасителем и в некоторых изображены апостольские лики как проповедники Евангелия. Но по большей части на стенах ставят портреты знаменитых людей или строителей. По подобию римского обряда имеется жертвенник, где совершаются обряды таинств и кафедра для пастора проповедника; во время служения поют всем народом в кирке псалмы, им аккомпанирует орган на хорах. Причастие принимают по подобию римского обряда, но не исповедывают грехов своих перед пастором. Всякий должен только при этом случае вспомнить их, пожалеть о своем заблуждении и просить у Бога прощения. Дети не достигшие 15 лет и не имеющие достаточного понятия о догматах веры не допускаются к приобщении; без миропомазания и приобщения ни один человек не может нигде определиться ни к какой должности, даже и к частному человечку, а девица не может выйти замуж.
Пастор есть вместе и приходский учитель. На последней неделе Великого Поста производится экзамен детям в кирке после обеда, при собрании народа. Все вообще мужчины должны уметь читать; пасторы женаты.
При бракосочетании соблюдается следующий обряд: пастор объявляет в кирке три раза по воскресным дням о том что такой-то с такою-то девицей намерен вступить в супружество, и если в продолжение трех недель не откроется никакого препятствия, то пастор благословляет брак. Прочитав из Евангелия и Апостолов приличные тексты с присовокуплением и от себя поучения и тем кончается обряд религиозный.
Союзы супружеские не тверды и весьма легко допускается развод. Жена почитается как друг, не претендуя друг на друга за стороннюю свободу: одно благоразумие только скрепляет союзы в высшем классе людей, в нижнем необходимость, потому что земледельцу нужна помощница в доме. Ссор и драк мужа с женой мне никогда не случалось видеть в продолжении двух лет.
Хозяйка дома, какого бы звания она ни была, сама занимается всем домашним управлением, отпускает провизию на кухню, сама присматривает там и ведет всему верный счет за то кушанье приготовлено хорошо, чисто и [71] опрятно. После стола пересматривает оставшиеся кушанья, и приказывает что оставить так к ужину, и из каких приготовить другие. Мать имеющая взрослых дочерей приучает их к порядку по хозяйству, поручает им по очереди хозяйство под собственным надзором; но это не мешает им знать грамоту, музыку, пение и иностранные языки, особенно по городам и в высшем классе; притом она всегда опрятна и готова принять и занять гостя. Одним словом, хозяйка действует в домашнем хозяйстве как полный властелин, расширяет и уменьшает круг расходов, но мысль ее всегда стоит на центре благоразумной экономии.
Дворянство и купечество имеют людей для прислуги очень мало, но при такой малой прислуге везде видны порядок, чистота и опрятность. В городах нищие по улицам не шатаются, это воспрещено строжайше, в каждом городе возле ворот висит булава и при ней на черной доске написано: «кто будет просить подаяние тот будет выгнан из города с бесчестием». Поэтому праздношатающихся людей по городам нет; всякий по возможности трудами своими добывает себе пропитание и совершенные калеки призрены правительством.
Огороды не отгораживаются каждый отдельно, но только от улицы и внутри отделяются только межами, и при таком порядке не слышно чтобы кто-нибудь посягнул на чужую собственность. Поселяне имеют земли немного, но удабривают и обрабатывают ее рачительно: каждый деревенский хозяин имеет на дворе яму широкую, но неглубокую, куда бросают солому, лист, навоз и всякий сор. Дети собирают на улице помет животных в корзинки и относят к себе на двор.
Каждый ремесленник одним своим ремеслом занимается, не мешая друг другу; тот который делает лопаты не станет делать метлы, и наоборот.
С детьми в младенческих летах поступают ласково; но чтобы заставить их учиться, первоначально дают им для игры косточки с литерами, и требуют чтобы косточки он называл по литерам; таким образом играя косточками он затверживает литеры. Сверх этого не рассказывают им небылиц, не внушают страхов и не населяют их нежного воображения ни ведьмами, ни упырями, ни домовыми, ни чертями, как у нас водится. У Немцев не так, они без всякого гнева и шуток удовлетворяют ребенка, изъясняя ему точные понятия о вещи.
Преступления большей частью наказываются денежным взысканием, не исключая и сомнительных смертоубийств; но открытое смертоубийство наказывается смертью. Преступников не смертоубийц выставляют у публичного столба, который имеется в каждом городе на площади, либо тут же сажают в железную клетку пьяниц на позор, но они весьма редки, в продолжении двух лет мне не случалось видеть ни одного.
Подати казенные положены не с души, но с имущества каждого, поэтому никто из оной не изъемлется, ни земледелец, ни дворянин; военный постой также назначается по состоянию не исключая и дворян; но на продовольствие всю провизию получает хозяин из магазина в натуре, дома только приготовляет ее.
Страховые общества от огня обеспечивают каждого застраховавшего дом свой на случай пожара. Если дом сгорел без умысла хозяина, то он получает от общества ту сумму в какую оценен был дом; хозяин же застрахованного дома платить обязан с капитала ежегодно проценты. Каждый город какого [72] бы он пространства ни был обводится стеной для того чтобы удобнее было собирать пошлину от приезжающих в город поселян для продажи своих произведений; пошлина положена со всего продажного.
На государственном шоссе, то есть дороге устроенной из разбитых камней, через каждые семь верст построены небольшие каменные домики и при них шлагбаум, здесь живут: смотритель, собирающей пошлину с проезжающих от каждой лошади и с прогоняемого скота от штуки; заплативший пошлину получает от смотрителя печатную цидулку, которую представляет сборщику на следующей заставе. От шлагбаума проведена цепь железная сквозь стену в домик к сборщику. Всякий проезжающий остановись стучит в окошко, подает сборщику прежнюю цидулку и деньги следующие, а от него получает другую. Кажется правительство по этим цидулкам проверяет сборщиков. Должность эту исполняют отставные солдаты и получают хорошее жалованье, пошлинных же денег собирается до 200 талеров в месяц на каждой заставе. Все реки какие протекают в Германии имеют береговые дамбы или насыпи высокие по обоим берегам для того чтобы при случае наводнения вода не заливала полей.

При каждом городе на выгоне имеется шиц-гауз (стрелковый дом), где ежегодно городские стрелки доказывают свое искусство публично. Из числа их избирается лучший стрелок королем стрелков; звание это исключает его от платежа городу пошлины за производимый им торг; выбор короля производится следующим образом.
1го июня месяца, в определенный день поутру, с 9 часов собираются все городские стрелки к городовой ратуше с музыкой, куда приглашаются и почетные граждане и посторонние лица присутствующие в городе. Берут из ратуши городские знамена и идут к дому прежнего стрелкового короля, который одевшись в мундир с генеральскими эполетами сидит посреди комнаты на креслах, имея на груди серебряные бляхи, на которых написаны привилегии ему принадлежащие; два почетные гражданина входят в дом, берут короля под руки, выводят его на улицу при игрании музыки, становят позади знамен и парадно маршируют к шиц-гаузу.
По прибытии на место, вводят короля на второй этаж дома и сажают посреди залы на кресла, так, чтобы мог он видеть стрельбу в цель в саду производимую; здесь приготовлен уже завтрак на счет короля. Он предлагает завтракать, сам не касаясь ни к чему, и тотчас начинается стрельба в цель на дистанции 100 шагов; для этого делается новый круг в диаметре на 1½ аршина и в центре его изображают черной краской кружок в 3 вершка; его вешают на дубовый крест за крестом каменная стена; с левой стороны, возле мишени, построена каменная каморка, обращенная дверьми к мишени; здесь помещаются два человека для замечания куда кто попадет. Стрельба производится поочередно; стрелять позволяется из рук или с подставки, из ружей или штуцеров; тот кому следует стрелять входит в особую беседку и располагается к стрельбе как ему угодно. После всякого выстрела барабанщик бьет отбой; в это время осматривают сидящие в каморке два человека мишень и забивают колышек в дыру, где прошла пуля; если кто попадет в центр, тому музыканты играют марш, а тому кто сделает промах барабанщик бьет дробь и зрители смеются. По окончании пальбы, король отводится с церемонией на квартиру, стрелки знамена относят в ратушу и расходятся по домам. В первый день стрельба была только для пробы, а на другой день [73] таким порядком приводится король, и после завтрака начинают стрелять в новую мишень, и кто попадет в центр или ближе всех к центру, тот уже назначается королем новым; затем кто ближе попал к центру после его, тот назначается вице-королем.
Как только пальба кончится, тотчас снимают с прежнего короля серебряные бляхи и украшают ими нового; ведут его с церемонией на квартиру и за ним несут мишень увешанную лентами и венками от дам, тут же присутствующих. Новый король должен сделать вечеринку того же дня.
Перед начатием стрельбы, для отвращения подозрения, новая мишень осматривается всеми и тогда уже вешают ее на крест.

В то время когда мы квартировали в Бурге, я был из старших воинских начальников; меня пригласили к этому церемониалу и предложили стрелять за государя нашего; я, не будучи уверен в твердости руки моей, назначил вместо себя офицера, который стрелял весьма хорошо, и сам был в числе зрителей. Когда осматривали мишень прежде стрельбы, я заметил на центре мишени как будто что-то приклеенное. Офицер должен был стрелять первый; он выстрелил, из каменной стены за мишенью показалась пыль. Между тем, те которые смотрели кто куда попадает забили колышек в самый центр, музыка заиграла, и они начали вальсировать. Я хотел было посмотреть, но мне сказали что прежде окончания пальбы смотреть невозможно. По окончании пальбы надели на офицера бляхи и отвели его на квартиру с церемонией. Вечером он сделал маленькое угощение и вместе с тем передал данные ему от прежнего короля полдюжины серебряных ложек и все знаки вице-королю.
Сомнение которое я имел о выстреле этого офицера не оставляло меня; я желал посмотреть мишень непременно, а как мишень оставлена у него на квартире, то мы вместе с ним вынули центральный колышек и, к его удивлению, увидели что в этом месте провернута была дыра прежде, но не насквозь, а сверху заклеена бумагой и закрашена черной краской. Несмотря однако же на эту хитрость, граждане города опубликовали в газетах что русский офицер стрелял за своего императора и попал в самый центр; из этого они выводили что это значить то что Александр победит Наполеона. Предсказание их оправдалось.

В продолжение перемирия отряд графа Воронцова имел честь представляться крон-принцу шведскому Бернадоту при городе Бранденбурге.
Во время смотра день был жаркий, несколько солдат от жару упали на маневре. Заметив это, принц подъехал к ним, слез с лошади и приказал лейб-медику своему дать пособие.
После смотра граф Воронцов угощал его высочество обедом, во время коего играла полковая музыка и пели песенники. К последним был принц весьма внимателен; когда же подано было пирожное, представлявшее крепость, то он приказал адъютанту своему подать его песенникам, которые тотчас закричали: ура! крепости не стало, и блюдо рассыпалось в дребезги. Принц, рассмеявшись, сказал: «браво! они хорошо знают свое дело».
Перемирие кончилось. Мы должны были расстаться с нашими добрыми хозяевами и милыми хозяйками, с которыми подружились, пожалели друг о друге, простились и выступили в поход, прошли через Бранденбург и расположились бивуаком при Местечке Бельциг. Отряд простоял тут три дня; неприятель находился от нас в 20 верстах. По получении же сведения что он сделал движение на город Берлин, отряд наш сделал марш назад для присоединения [74] к корпусу Винценгероде, который находился вместе с прусскими и шведскими войсками под личным предводительством крон-принца Шведского.
Августа 9го отряд наш присоединился к войскам на позиции при местечке Тельтово и селении Гросберг. При первом сделаны были временные укрепления Прусаками. Наши войска составляли правый фланг, Шведы - средину, а Прусаки - левый фланг. Все войска были под главным начальством кронпринца Шведского.
11го числа поутру пошел дождь и началась перестрелка на левом фланге, продолжавшаяся весь день. С половины дня произошло там жестокое сражение. Французы намерены были прорваться к городу Берлину, но Прусаки отразили их, хотя и сами много потерпели. Неприятель ретировался потеряв 40 орудий, оставя много раненых и взятых в плен. Говорят что прусский маршал Бюлов во время сражения требовал помощи от крон-принца Шведского, но этот отвечал, что Прусаки имеют еще довольно своих войск для сопротивления и не дал ни Шведов, ни Русских. Таковым поступком Прусаки весьма были недовольны.
Ночью того же числа наши солдаты приметили какого-то постороннего человека в лагере, который поспешно убежал от них. Солдаты закричали: «лови шпиона», и погнались вслед за ним. При слове лови шпиона почти всякий солдат зажег пук соломы и бежал туда, куда другие бежали: но человек этот скрылся. Через несколько времени подобная тревога поднялась у Шведов, потом у Прусаков. Шведы ловили наших солдат наши Шведов. Эта тревога продолжалась до рассвета, но никого не поймали, нашли только пару потерянных башмаков.
12го числа поутру двинулись все войска для преследования неприятеля, но он в продолжении ночи ушел далеко, и хотя настигли его перед вечером, но в дело вступить не могли: он отделялся от нас большими болотами.
15го числа поутру неприятель начал наступление с превосходными силами. Авангард наш не мог с ним сразиться, выступил из города и расположился на высотах. Егеря имели перестрелку три часа, потом отступили назад около трех верст и расположились лагерем на лугу.
16го числа пополудни мы сделали наступление; завязалась сильная перестрелка. Неприятель остановился в садах виноградных и удержал место до вечера. Вечером я с егерями закрался в виноградники и вытеснил неприятельских стрелков; к ним явилась на подкрепление колонна и по неосторожности стала на открытом месте. Я приказал стрелять картечью из ружей, и эта колонна в короткое время разошлась поодиночке, все раненые. Картечи делали мы из ружейных пуль: обвязав их крепко в тряпки заряжали по пяти разом.

25го поутру французские войска под предводительством маршала Нея, прибывшего к ним накануне, хотели еще испытать счастье, пробиться к Берлину; этот старый опытный воин говорил им что прежние начальники не так их вели как должно, и потому они проиграли сражение при Гросберге. Они поутру начали наступать на Прусаков, которые составляли левый фланг нашей позиции. Сражение загорелось жестокое и постепенно расширялось. В половине дня Французы начали уже было считать себя победителями, Но в это время наши русские войска повели атаку на левый их фланг; наша кавалерия приблизилась и артиллерия открыла сильную канонаду. Французы, видя свежие наступающие войска, тотчас обратились в бегство, оставя на месте сражения 40 орудий, а пятнадцать тысяч взято в плен. [75]
26го, по отпении благодарственного молебна, пошли вслед за неприятелем; но он уже достиг крепости Торнау. 27го и 28го простоял отряд на месте для заготовления провианта, потом выступили в поход и следовали через город Цербт (место рождения Екатерины Великой) до владений герцога Ангальт-Дессауского. В лесу прилегавшем к берегу Эльбы посажены были между лесных деревьев садовые и по средине этого обширного леса устроен зверинец. Управляющий лесничий опасаясь чтобы войска пришедшие не стали брать зверей из зверинца и для сбережения выпустил всех на свободу. Мы, не зная ничего о зверинце, начали стрелять зайцев, коз и лосей, и поохотились в волю пока дошла о том жалоба до графа Воронцова.
Между тем занялись постройкой моста через реку Эльбу против города Ахена и в то же время 13й и 14й егерские полки переправились на судах в Ахен для приведения его в оборонительное положение, а более для прикрытия моста. Мы пробили в стенах его бойницы и провели к берегу Эльбы ров с несколькими люнетами, с палисадом наклоненным, но слабые эти укрепления, конечно, не могли устоять против превосходных сил.
Окончив эти укрепления, выступил весь отряд к городу Кетену, возле которого простояли один день и потом выступили к городу Галле; но не доходя к нему по неизвестным причинам, остановились в пятнадцати верстах и простояли два дня, 28го выступили в поход к Галле, прошли через него церемониально с музыкой и расположились при оном бивуаками по дороге к городу Лейпцигу.

Город этот принадлежал прежде к прусскому владении, но Наполеон в 1806 году присоединил его к Саксонии. Здесь имеется университет но в это время учеников в нем не было. Жители говорили что Наполеон забрал из них многих в войска, а прочие разошлись. Важнейшее произведение этого города есть соль, которая вываривается здесь. Она очень бела, в продажу отпускается бочками, помещая в каждую по восьми пудов, за бочку соли получают по десяти прусских талеров. Граждане очень вежливы, женщины прекрасные. Мы простояли здесь 29 и 30 число.
31 го числа выступили в поход, и следовали через Эйслебен до местечка Вербциг. На полях между Эйслебеном и Вербцигом имеется много рудокопных колодезей из которых получают медную руду. Колодези эти в диаметре не более полутора аршина, а глубина до восьмидесяти сажен. Грунт земли сверху покрыт слоем известковатой земли на четверть аршина, а далее сплошной сероватый камень; в колодези эти спускаются по лестницам прибитым к стене колодезя в вертикальном положении, но нам не доставало времени спуститься в колодезь и посмотреть как производится работа.
5го по утру отряд наш присоединился к корпусу генерала Винценгероде, который стоял вместе со шведскими войсками. В 2 часа пополудни двинулись к городу Лейпцигу; при Лейпциге сражение уже началось. Нам слышен был гром орудий от самого утра, но мы в этот день в сражении не участвовали.
6го числа двинулись мы через местечко Таух и подойдя поспешно к неприятелю тотчас выбили его из бывшей перед нами деревни и примкнув к оной левым флангом заняли себе позицию.
При этом действии казаки были выставлены впереди пехотных колонн в один ряд, для прикрытия наших движений, однако же из неприятельских батарейных орудий ядра наносили и нам вред. Перед закатом солнца перешел к нам с неприятельской стороны саксонский артиллерийский офицер с 10ю [76] орудиями, явился к крон-принцу Шведскому и тотчас приказал стрелять по Французам. Давно ли эти орудия, под властью Наполеона, действовали для порабощения свободы германской, а теперь они уже действуют за ее свободу.

Английская ракетная рота, бывшая с нашим отрядом, не давала покоя неприятельской кавалерии. Ракеты при полете своем производя большой шум, огнем из трубки стремящимся оставляют за собой длинную струю дыма, они зажигают строения и пугают кавалерийских лошадей; при разрыве же припаянной к ракете гранаты с картечами рассыпают 150 ружейных пуль. Командовавший этой ротой капитан убит в этом деле и рота разбита артиллерией французской, и многие лафеты разбиты. 7го числа, поутру в 9 часов, отряд наш приблизился к городу Лейпцигу и вошел в его предместье. В это время из Лейпцигских ворот выскочили было навстречу нам французские кирасиры, но это были последние судороги убитой гидры. Мы их опрокинули ружейным огнем. Между тем артиллерия наша громила бегущих толпами по плотине Французов. Мы вошли в город, несмотря на то что правее нас были еще в предместьях Французы. Наши стрелки вместе с Прусаками зашли им в тыл и забрали в плен или побили. Часу в: первом пополудни все Французы бежали уже перед нами. Жители, открыв окошки, махали платками и кричали виват победителям. Шведские солдаты, будучи пьяны, ходили в предместье, докалывали и достреливали раненых. В городе Лейпциге захватили Саксонского короля, многих французских генералов и одного маршала. Саксонские все войска оставили Французов и присоединились к нам. Вечером того же дня отряд наш расположился лагерем в трех верстах от города.

Крон-принц Шведский в дневном своем приказе написал следующие замечания на счет сделанной Наполеоном ошибки в выборе места для генерального сражения: «Тот ли это Бонапарт говорил он, который присвоил себе славу всех французских генералов, мог избрать позицию для генерального сражения, оставив позади себя две реки, эту опасную дефилею, где для отступления всей армии его оставалась только длинная и тесная плотина». И действительно, при проходе этой плотины французские войска весьма много пострадали от нашей артиллерии, которая стреляла вдоль плотины. Кроме сего, казаки переправились вплавь прежде отступления Французов и истребляли мосты впереди их до самого Рейна.
В городе Лейпциге университет. Это есть центр германской торговли. Он обведен широким рвом и высокими стенами. Во рву разведены фруктовые сады.
18го перед вечером мы вступили в город Кассель, и в это же время въехал наследный принц. Граждане приняли его с восхищением. Ходили по улицам со знаменами, обвив сабли свои белыми платками, стреляли из ружей, кричали, пели, танцевали и нас угощали как добрых друзей. Театр был открыт безденежно. По окончании пьесы, бывший над королевской ложей французский орел упал, и народ растоптал его.
Город Кассель хотя небольшой, но имеет прекрасные здания, площади и герцогский дворец с прекрасным садом. Бульвар украшен многими мраморными статуями. Главная площадь круглая, среди коей поставлена статуя из белого мрамора Иеронима Бонапарта, бывшего Вюртембергского короля, который после Лейпцигского сражения при появлении наших партизанов бежал но Францию, взяв большую сумму денег. [77]
В пяти верстах от города на высочайшей горе построен герцогский дворец; место это теперь называется Наполеонова возвышенность. Во дворце имеется большой пруд, от коего проведена вода подземными трубами к фонтану ниже дворца устроенному. Этот фонтан так силен что почитается первейшим в Европе. На воротах дворца поставлена большого размера статуя Геркулеса. Говорят что в ноге его сделана лестница, по которой можно взойти в голову статуи. Она видна из города.
21го выступили в местечко Мильден. Оно мало, но веселое. Протекавшая через него речка, при выходе из местечка, разделилась на два протока и образовала остров, на котором прекрасный сад с мраморными статуями. Жители встретили нас с криками: ура! Александр! женщины так здесь прекрасны что редко где таковых видеть случалось.
22го проследовали до города Гетингена. Здесь имеется славный университет. Город хотя и небольшой, но чист и весел. Он обведен широким рвом с водой. На валу вокруг города бульвар. Здесь оканчиваются гористые места и равнины покрыты уже были снегом. 25го прибыли в город Брауншвейг. Вместе с нашим отрядом прибыл адъютант принца Брауншвейгского; жители приняли его церемониально. Город этот весьма обширен, но не так красив как Кассель; имеется много фабрик. Жители казались что-то скучны.
30го прибыли в город Мансбург. Город этот небольшой и все здания в нем очень ветхи; нет ни одной кирки по которой не пробежали трещины сверху до низу; дома двухэтажные выпучили бока либо согнулись. К счастью жителей, здесь землетрясений не бывает. При первом ударе он сделался бы гробом им. Он обведен кругом широким рвом и стенами. В городе имеется соловарня. Растворенную в воде соль получают из глубокого колодца посредством насосов, которая прямо идет в соловарню, где варят ее в больших медных неглубоких котлах до кристаллизации. В самом городе есть гора, называемая Кельберг; в ней содержится слюда рассыпная.
8го ноября заняты мной посты по берегу реки Эльбы, где имел частую перестрелку с Французами. Я отбил у них несколько малых судов. В селении где мы остановились так коротко обходились с нами жители что когда однажды я стал играть на скрипке, то девушки тотчас нарядились и пришли танцевать.
19го переправились через реку Эльбу и следовали до местечка Шварценберг, где простояли на квартирах с 21 го до 29го числа.

В четырех верстах по дороге к городу Гамбургу, селение Лангефельд не было занято ни нашими, ни Французами. Полковник Красовский желал иметь для наблюдения свои посты ближе к неприятелю и для того приказал мне взять две роты и следовать вместе с ним в селение Эйдельштадт. В сумерки осмотрели мы расположение неприятельских войск, которые стояли версты за полторы от Лангефельда бивуаками за болотом, также в особой деревне, через болото пролегала узкая плотина. Полковник приказал поставить караул на выезде к неприятелю, но когда сделается темно, пробить зорю и, сняв караул, возвратиться; что было мной исполнено.
Но после отъезда полковника я узнал от жителей что французские дозоры приходят туда каждый день на рассвете, осматривают деревню и опять уходят. На другой день я получил приказание отправиться в ту же деревню также с двумя ротами прежде заката солнца, выставить караулы, и по пробитии зори возвратиться на прежнее место. Я прибыл туда, расставил караулы и снял план с окрестностей деревни для случая, но в то время когда приказал [78] бить вечернюю зорю, получил от полковника записку чтобы с ротами я остался А ночевать в Лангефельде, если то будет безопасно. Вопрос этот поставил меня в затруднение, как дать на это приказание ответ. Ежели сказать опасно, сочтут меня трусом; ежели сказать безопасно, а случится несчастие - тоже попадешь в беду. Итак я решился послать к нему мой план с означением всех постов, на его рассмотрение, и получил благодарность за мои распоряжения. Он написал мне: «дай Бог чтобы все так служили как ты служишь». Он велел остаться мне ночевать, охранять патрулями то место которое я не мог занять караулом.
Я уже наперед уверен был что неприятель, получа через дозор сведение от жителей что наших войск здесь только две роты, сделает нападение; и потому тотчас сделал распоряжение для встречи его. Я приказал, одной роте занять все караулы, а другую поставил в резерве на середине деревни, где и сам расположился на квартире; но это расположение удобно было только на ночь, днем же резервная рота должна была разделиться на несколько частей, и стать в назначенных местах за кустами по обе стороны деревни, чтобы каждой отдельной части один фланг виден был неприятелям, а другой закрывался кустом; и на случай сильного натиска на деревню они должны были вдруг соединиться и составить резерв.
Ожидание мое исполнилось; на рассвете подъехал к деревне конный неприятельский патруль; мои секретные люди сделали по нем выстрел, и двух свалили, после сего тотчас слышна стала тревога в неприятельских бивуаках. Потом две колонны ихние двинулись по плотине к главному моему караулу, а третья против левого моего фланга стала на узенькой неудобопроходимой тропинке. Загорелась живая перестрелка и колонны остановились. Французы усилили своих стрелков; я сделал то же и таким образом удержал неприятеля до прибытия Красовского ко мне на помощь с артиллерией. Перестрелка продолжалась три часа и неприятель не смел наступать более потому что не имел точного сведения о числе войск моих, которые он видел во многих местах. При этой перестрелке ранено наших два человека.
11го числа подполковник Бунинский с двумя ротами пришел на смену мне. Человек этот преисполнен был храбрости; не скрывая числа людей своих прошел в виду неприятеля с барабанным боем в Лангефельд. Я сдав ему пост ушел в ту деревню где он квартировал; но едва распустил людей по квартирам как услышал перестрелку в Лангефельде: я тотчас приказал бить сбор, а между тем взошел на мезонин, и оттоль увидел что Французы выбили уже наших из деревни. Я взял свои роты и поспешил на дорогу которая вела к полковой штаб-квартире дабы подкрепить Бунинского.
На дороге встретил меня посланный от него адъютант с просьбой чтобы поспешить к нему на помощь. Я прибыл в то время когда уже он отступил на полверсты из деревни. Спросил у него, где прикажет занять место. Займите там где вам покажется удобнее, сказал он. Тогда я провел мои роты в лощине позади сражающихся, поднялся на равнину на правом фланге и вдруг стал во фланге неприятеля; неожиданное мое появление заставило ретироваться Французов. Мы преследовали их до деревни, и в сумерках прекратилось сражение, но при сем случае убиты с нашей стороны: один капитан и двенадцать человек рядовых. К концу сражения прибыл генерал Красовский с артиллерией, и весьма был недоволен Бунинским за беспечность его.
Такое обстоятельство могло случиться и со мною, если бы выказал я неприятелю все мои силы; но я имел всегдашнее правило скрывать от неприятеля [79] количество войск моих с той целью, что если неприятель превосходнее в силах, то не бросится вдруг, а будет он слабее меня, то может доставить мне случай побить его, если пойдет неосторожно.
В это время находился в городе Гамбурге с французскими войсками маршал Даву, он приготовил город к обороне, для того чтобы держаться в нем, пока примут счастливый оборот Наполеоновы дела, для этого сжег он прекрасный форштадт Альтону, захватил городовой банк и выгнал из него сорок тысяч жителей, таковых которые не могли иметь в запасе для себя продовольствия на шесть месяцев. Несчастные эти люди принуждены были среди зимы в сильные морозы с метелями оставить свои жилища и искать безнадежного приюта в деревнях. Многие из них от холоду и голоду умерли.

18го числа декабря, сдали мы свои аванпосты корпусу графа Беннигсена; 14й Егерский полк расположился ниже Гамбурга, по прибрежным деревням. Простояв здесь около трех недель, и в это время исправив обувь и одежду, выступили в поход через провинцию Шлезвиг, к датской крепости Глюкштат но прежде нашего прихода она сдалась шведским войскам.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2024 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru