: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Записки генерала Отрощенко

1800-1830

 

Глава IX.


Библиотека Адъютанта


1814 год – Летучий паром в Кельне – местечко Краона – Месть полковника Маевского – Взятие Реймса – под Парижем.

3го января 1814 года, весь отряд графа Воронцова перешел по льду реку Эльбу, хотя с большой опасностью. Лед так был непрочен что во многих местах настилали солому и поливали водой чтобы более морозом скрепило его.
Для переправы артиллерии употреблены были длинные бревна в которых сделаны были выемки для колес. Для каждого орудия скреплено было по два таковых и орудия поставлены на них. Этим средством тяжесть орудий разделилась на большую площадь льда, и так уже тащили их, впрягая лошадей гуськом.
Переправясь через реку, ночевали по домикам разбросанным по обе стороны плотины в длину на десять верст. По причине низменных мест, все здешние равнины покрыты плотинами как сетью, к которым прилеплены с боков домики. Отсель следовали через города Бремен, Мюнстер, графство Оснабрюк.
У города Кельна переправились через реку на летучем пароме, несмотря на то что шел еще сильный лед.
Летучий паром устраивается так чтобы сам ходил от одного берега к другому, без помощи гребцов. Для этого бросают на середине реки якорь с крепким канатом, на дальнем расстоянии выше перевоза куда прикрепляется паром. Чтобы канат не ловился на дно, поддерживают его несколькими легкими лодками. Паром ходит от берега до берега, описывая дугу; стоит только поворотить руль к берегу и тотчас быстрым течением воды погонит паром к другому берегу.

Город Кельн древний и обширный, строения имеет прекрасные, но улицы извилисты и узки, от высоких строений имеют темноту, и сверх того содержатся неопрятно. Здесь делается славная колонская вода известная по всей Европе. Из числа предметов достойных замечания есть огромная церковь которая начата перед сим за 400 лет но до сего времени еще не докончена, по неимению достаточной суммы и по трудности затейливой архитектуры. При выходе нашем из парома на берег граждане кричали ура!
В Кельне, пришедши на квартиру, я увидел на окошке стоящую низенькую клеточку, на клеточке была большего размера хрустальная бутыль с прозрачною водой, в ней плавали золотые рыбки, и между ними сидела на [80] примосточке канарейка. Канарейка в воде! это меня удивило; но осмотрев» увидел что в бутылке дно широко и вдавлено глубоко в середину, так что канарейка свободно могла влетать туда и сидеть, после сего сознался сам себе что я очень не догадлив.

Отсель следовали через города Лиеж и Намюр. Последний лежит при реке сего же названия, в нем имеются фабрики столовых ножей. Жители Французы и очень грубы. В городе Лиеже служили молебен на городской площади с пушечною пальбой, от чего пострадало много окошек; но те на которых поставлена была в стаканах вода остались невредимы.
Прошедши крепостцу Шарлеруа, расположились по квартирам в Бургонии, по деревням не доходя города Реймса.
В каждой деревне мер встречает команду у заставы, для того чтобы разводить людей по квартирам, порядок этот заведен Наполеоном не только во Франции, но и по всей Германии.
Но мы потребовали чтобы доставила провизию в сборные избы, и это тотчас было исполнено. Меры никуда из деревни не отлучались и всегда готовы были для исполнения наших приказаний. Здесь простояли не более недели и потом пошли к укрепленному городу Суассону, в котором находился французский гарнизон.
Пришедши к оному 19го февраля, расположились в поле, послав к коменданту парламентера с предложением о сдаче города и с угрозой что в противном случае, взят будет штурмом. Но комендант отверг предложение. После сего послали охотников вперед ближе к городскому валу, которые встречены из крепости картечью, но потом пальба прекратилась и комендант объявил что завтра город сдастся, что и исполнено было действительно. Для нас это весьма нужно было, потому что Наполеон теснил сильно фельдмаршала Блюхера отступавшего к Суассону.
20го числа поутру, в 8 часов, вышел из крепости гарнизон, а в 12 часов услышали пушечную пальбу по дороге. Это было подкрепление, шедшее к гарнизону; оно встретилось с казачьими полками, и его разбили. Вскоре потом показались прусские войска и пошли через город, за коими вслед приказано было перейти и нашему отряду за город. Потом перешел корпус графа Ланжерона, и в крепости оставлен был гарнизон.
21 го поутру выступили в поход к местечку Краону, но не доходя пяти верст ночью расположились по квартирам в деревни. Тут на правой стороне дороги была гора, и из-под этой горы выезжали жители деревенские на пустых телегах, а под гору выезжали с разным имуществом.
Как должно полагать, они прятали в подземельные пропасти свое имущество, из опасения чтобы оно не было разграблено, если произойдет близ этого места сражение.
22го числа поутру, в шесть часов, получено приказание чтобы 13й и 14й егерские полки выступили поспешнее для воспрепятствования неприятелю переправы. Генерал Красовский находился при отрядной квартире, по нем оставался старший, командир 13го Егерского полка полковник Маевский. Батальоны 13го полка были уже готовы, из 14го же один только которым командовал я.
Полковник Маевский приказал мне идти вперед по дороге к переправе, а сам следовал позади моей колонны с полком. Так прошли мы около трех с половиной верст потом вышли на широкую равнину, подобную равнобедренному [81] треугольнику, который обтекает река Лесна. Переправа Французами устроена вверху треугольника. Мы были на его основании, позади нас было возвышенное место покрытое виноградными плантациями. Переправа была прикрыта множеством артиллерии; за рекой, берега коей окаймлены были частым кустарником, рассеяны вооруженные жители; неприятельские густые кавалерийские колонны перешедши реку следовали уже по дороге к местечку Краону, левее нас. За ними вслед тянулась пехота. Полковник Маевский остановился на возвышении с полком, а мне велел идти с батальоном к самой переправе, уничтожить ее и взять батареи. Приказание это удивило меня. Но я не смел ему сказать что исполнить этого невозможно, он был тогда враг мой и искал случая для мщения.
При исполнении приказания, я должен был пройти около двух верст по ровной, чистой равнине, подвергая себя спереди артиллерийскому сильному огню, с правой стороны, ружейному от граждан, а с левой, многочисленной кавалерии, которая могла совершенно истребить мой батальон, одним словом батальон был обречен на явную, бесполезную гибель.
Я начал делать мои приготовления разными маневрами на месте, безо всякой перестрелки, в ожидании прибытия кого-нибудь из старших начальников, будучи уверен что приказание это будет отменено. Я выслал одну роту вперед шагов за двести, половину ее рассыпал в цепь, а другой составил резерв, потом переменил фронт направо, и в это время заметил проезжающего мимо моего фронта позади генерала Бенкендорфа. Тотчас побежал к нему, объявил данное мне приказание и просил дать мне наставление, каким порядком должно приступить к делу; он выслушал меня и с неудовольствием сказал: «извольте отступать вслед за 13м полком, который пошел уже назад».
Мы оставили влево то селение в котором ночевали, и пошли в местечко Краону, где уже слышна была перестрелка.
Не доходя до местечка получено от графа Воронцова приказание чтобы 13й полк расположился возле самого местечка в виноградниках, а один батальон послать для занятая местечка, батальонам же 14го полка стать на возвышенности позади 13го полка.
Часу во втором пополудни в местечке началась перестрелка, которая усиливалась постепенно, а потом открылась канонада. Полковник Маевский употребил весь 13й полк в дело и удержал пост свой почти до вечера, потом отступил в весьма малом числе людей. Мне приказано остаться с батальоном на месте для встречи неприятеля, коего застрельщики не замедлили явиться, я начал с ними перестрелку и отступал как мне приказано. Наступившая ночь прекратила сражение, и я отступал до самого узкого дефилея, который составляли с восточной стороны глубокая долина подрытая лесом, а от запада вершина глубокого и широкого утесистого оврага. Здесь получил приказание от генерала Красовского расположить мой батальон на этом узком перешейке, в фольварке мимо коего проходила дорога в Краон от Суассонского шоссе, выставить впереди цепь по моему усмотрении и остаться там ночевать.
При осмотре места в потемках я споткнулся на мертвого французского солдата и был в недоумении каким образом он явился здесь; мне объявили что Французы намерены были в сумерки захватить эту дорогу. Но стоявшие тут пехотные батальоны приняли их штыками и опрокинули в лес направо.

Ночью неприятель производил в цепи моей тревогу выстрелами в лесу, но решительного предприятия делать не отвадился. 23го числа, поутру в 9 [82] часов, замечено движение неприятельских войск; я приказал казакам им наблюдение, в которую сторону они потянутся, но в то же время начала перестрелка и живо усиливалась; казаки отступили от натиска неприятельских фланкеров, между тем я получил приказание удерживать свой пост по возможно будет.
День был светлый, войска наши позади стояли уже в боевом порядке, солнечные лучи играли на штыках, стрелки мои начали уже перестрелку неприятельскими, которые усиливаясь наступали. Казаки проскакали назад, в нескольких местах поднялись облака дыма и загремела артиллерия неприятельская. Она послала приветные ядра в наши колонны; наши артиллеристы отвечали им и загорелась сильная канонада, наконец зажег неприятель гранатами мызу где я стоял. Тогда я под облаками дыма отступил и занял место над оврагами. Я отражал здесь неприятельских застрельщиков пробиравшихся беспрестанно к нашему правому флангу. В это время разъезжал граф Воронцов между цепью и хладнокровно замечал движения неприятельских; войск, которые проходили мимо горящей мызы, несмотря на жестокий огонь; нашей артиллерии.
Значительное превосходство неприятельских сил и стремительный напор; их заставили нас отступать; стрелки сблизились к кареям, неприятель занял тотчас наши места и пустил свою кавалерии на нашу, которая отступила за пехоту, а неприятельская была поражена картечью и принуждена бежать обратно. У нас кавалерии было очень мало, потому что генерал Винцингероде ночью послан был в поход и к делу не успел. У неприятеля же хотя и много было, но местоположение не позволяло действовать, глубокие, широкие и скалистые овраги на флангах были нам спасительною защитой.
После неудачной попытки кавалерии неприятель открыл жестокую канонаду. Наши войска начали отступать эшелонами. Французы еще возобновляли несколько раз кавалерийские атаки, но всегда возвращались с уроном.
При начале дела командовал всеми войсками граф Строганов, но когда убит был сын его, он поручил команду графу Воронцову. Искусный генерал этот при сем случае показал свое глубокое звание военного дела, достойное подражания, хладнокровное его распоряжение и расчетливое предупреждение неприятельских намерений суть достоинства принадлежащая великому полководцу. Наполеон сам сознался официально что он преследовал десятитысячный отряд с тридцатитысячным, и не мог ничего сделать. Конечно много споспешествовала нашему отступлению удобная позиция, но слава неотъемлемо принадлежит графу Воронцову, умевшему воспользоваться обстоятельствами.
25го числа мы двинулись к городу Лаону.
На рассвете прошли с левой стороны у подошвы горы на которой стоит Лаонский замок, и остановились на правом фланге; нашей армии, по дороге идущей к городу Реймсу.
26го, поутру, спустился густой туман который закрыл противные войска, но когда поднялся он, то началась перестрелка и потом произошло сильное сражение продолжавшееся с промежутками целый день.
Перед закатом солнца прусская кавалерия, обошедши Лаонскую гору с южной стороны, явилась на правом неприятельском фланге. Французская кавалерия заметив это бросилась на Прусаков, которые осадив центр назад обхватили их быстро флангами и разбили совершенно, взяв притом 40 орудий. [83] Этим быстрым ударом решена участь сражавшихся и виктория вручила лавровый венок союзным войскам.

27го числа была только перестрелка, вечером приказано 13му и 14му егерским полкам сменить на аванпостах 14й Егерский полк. Мы заняли его место по кустарникам.
Ночью пойман французский солдат от коего узнали что армия их ретировалась: мы заняли ее место, где много было на поле убитых и непогребенных людей.
28го перешли в разоренное местечко, где нашли большие погреба с бургонским вином и много разных припасов. Здесь простояли для заготовления провианта по 5е марта.
7го прибыли к городу Реймсу. Перед закатом солнца наши казаки имели уже перестрелку, при стенах города мы расположили артиллерию и бросили несколько гранат.
В сумерки 14й Егерский полк подошел к городским воротам, но они были заперты и завалены камнем. Мы их разбили из орудий; тогда граждане стали сами рубить палисад внутри города возле ворот сделанный и забрасывать ров выкопанный в воротах. Когда же мы вошли в город, то увидели что но всяком доме, на каждом окне поставлено по две свечки, и так мы прошли торжественно 'освещенной улицей до главной площади, где расположились покойно спать на соломе принесенной гражданами.
Французский отряд находившийся в городе Реймсе намерен был защищаться. Он затворил городские ворота, выкопал в них ямы, позади ям поставил палисады и отбивал казаков ружейным огнем из-за стен с помощью граждан, когда же приближался отряд графа Воронцова, тогда отряд оставя город ушел по Шалонской дороге.
В Реймсе достоин замечания собор, где короновались французские короли; это есть огромное готическое здание с мудреными наружными украшениями, внутри украшен тканями, картинами, окошки все из разноцветного стекла.
Иго числа отряд наш выступил к городу Шалону с намерением захватить там отряд французский, ушедший из Реймса, но он не дождавшись нас ушел.
Мы сделали тут дневку дабы пропустить вперед корпус графа Ланжерона шедшего к Парижу.
17го и мы ночевали уже в двадцати верстах от Парижа. 18го на рассвете слышен уже был гром орудий с полей парижских. Отряд наш приостановился. Офицеры оделись в лучшие мундиры и построив взводные колонны в 1м часу пополудни, двинулись по большой дороге к парижскому предместью Лавилет.
Перед нами явился город Париж. Он разлегся на необозримой равнине; над ним висит черная полоса тумана, как проклятие разгневанных небес. Под этим покровом возносятся башни Нотр-Дам и куполы Пантеона и Инвалидного Дома.
По обеим сторонам города кишело еще сражение. Справа сражались Прусаки и корпус графа Ланжерона, слева же гвардия наша; впереди нас разъезжало несколько Прусаков между трупов валявшихся на поле. Подполковнику Букинскому приказано идти вперед с 1м батальоном 14го Егерского полка. Он выслал застрельщиков и открыл перестрелку. Мне же [84] приказано с 3м батальоном и двумя легкими орудиями идти вслед за ним в 300х шагах; за мной в таком же расстоянии следовал 13й Егерский по и прочие пехотные батальоны. Мы шли прямо на форштат, у выезда коего виднелась батарея, из которой брошено к нам два ядра, но они перенес через колонны без всякого вреда. Застрельщики наши с криком ура! бросились в форштат; в колоннах загремели барабаны и удвоен шаг. Французы, видя прибытие свежих войск, бросили орудия на батарее, побежали в горе заперли ворота и, рассыпавшись за стенами, производили ружейную пальбу. Когда же голова колонны нашей приблизилась к воротам, то вышел из город парламентер с предложением что город сдастся с тем только чтобы войска вступили на другой день.
После сего ударен отбой для прекращения сражения и парламентер отправлен был к государю императору, но по сторонам сражение еще продолжалось. На горе Монмартр сражался корпус графа Ланжерона, а с левой стороны - гвардия. Ядра наши досягали далеко в город. В скором времени затихла пальба везде и войска наши уже в сумерки расположились ночевать возле самых стен Парижа. Австрийцы не участвовали в этом деле. Кажется, что они не охотно соглашались на взятие Парижа и потому оставлены были для отдохновения.
Так кончились кровопролитные битвы 1814 года, Союзные войска увенчаны бессмертной славой. Французы истощили все усилия в борьбе. Но гений Наполеона лишен уже своей силы. Всевышний укротил гнев свой на Европу.
В тот момент когда выходил парламентер, я ранен был в правую руку пулей с повреждением кости, генерал Красовский контужен, капитан Красовский ранен пулей в бедро, прапорщик Милащенко и Саранча тоже ранены.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2024 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru