: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Попов А.Г.

История о Донском Войске

Публикуется по изданию: История о Донском войске, сочиненная Директором Училищ в войске Донском, Коллежским Советником и Кавалером Алексеем Поповым. Часть 1. Харьков, Университетская Типография, 1814.

 

I. Амазонки.

Мы начнем сию Историю Амазонками, потому что они из народов Азиатских усматриваются первые, которые перешли Дон и завладели землею, им протекаемою. Происхождение их было в стране, к югу от Черного моря лежащей. Они [3] сделали немалые в Европе и Азии завоевания, неслыханные ни прежде, ни после них, что бы сей, определенный премудрою Судьбою род, по самому естеству своему, для помощи мужей, для облегчения их трудов и беспокойств и для семейственной утехи отважился на толикие предприятия.

Ассирийские Князья Илиной и Сколопит.

Когда Нин, Царь Ассирийский, царствовавший за 2030 лет до Р. Х., положил конец владению Скифов в Азии, тогда два Князя – Илиной и Сколопит – прогневавшие Царя, были сосланы. Он собрали знатное число сообщников, отправились с многочисленным юношеством, сели на суда и поплыли к правому берегу Черного моря. Они вошли в реку Фермодон, поселились на берегах ее и вскоре овладели окрестными полями.
Чем более они рассматривали тамошние окрестности, тем более ими пленялись; самая природа в полях [4] и рощах, в водах и воздухе очевидно без возделывания приуготовляла необходимые потребности для человеческой жизни и только ожидала деятельности для собственного любителя трудов наслаждения. Оба берега Фермодона на немалое пространство составляли приятные равнины, украшенные тучною зеленью и цветами; там, на отлогостях, к ним прилегающих, одевали холмы попеременно то кустарники, то плодоносные леса; здесь птицы в заливах и озерах своим многозвучным разногласием, а на древах и полях сладостным пением и раздающимся отголоском возвещали дивного Строителя природы; там перебегающие звери, а здесь пасущиеся, по роду своему в различных местах, скоты заставляли любоваться изобилием сей страны.

Смерть Князей.

Все сие призывало к постоянному образованию лучшей жизни человеческой, [5] что бы предлагаемые дары употребить к безопасной, спокойной и благополучной жизни; но Илиной и Сколопит с юными своими сообщниками, напитавши свой ум и сердце из детства беспокойным владычеством, устремились к безрассудным притеснениям природных сея страны жителей, кои, уловив их в свои сети заговора, истребили.

Происхождение Амазонок.

Таковой жестокий удар несчастья хотя и поразил жен с детьми, но не произвел в них отчаяния. Они немедленно собрались и мужественно решились с благоразумием и осторожностью с соседями поступать и границы своего владения защищать оружием. Они к употреблению его, отражая врагов, так привыкли, что удача противу их подвигла к дальнейшим предприятиям. [6]

Марсова дочь.

Одна из их Цариц по преимуществу своей силы, осторожности и храбрости наипаче отличалась. Она вывела войско, учила его и повела противу самых опаснейших из своих соседей. Успех соответствовал желаниям, сопровождаемым счастием, которое увенчало Царицу наименованием Марсовой дочери. Удивление к неслыханному роду воинства, сопутствуемое страхом побед и покорения, поверг в уныние мужей, а жены из, получат тем повод к освобождению себя от уз, доводивших их до невольничества, способствовали к победам Амазонок и тем самым умножили их воинство и распространили пределы их царства, после состоявшего под именем Понтийского, сопредельного к северу с Черным морем и Колхидою, что ныне Мингрелия и Имеретия, к востоку с Имеретией и Арменией, к югу с Каппадокией, к западу с Галатией и Пафлагонией, что в малой Азии. [7]
Марсова дочь, прежде времен Моисеевых и прежде появления весьма усилившихся в Азии Скифов за пределами Европы, установив строгое повиновение в своем войске, простерла свое владычество за реку Дог и была убита в сражении, на коем подавал великие примеры храбрости. Ей наследовала дочь ее, которая показала себя достойною таковой матери во всех своих деяниях. С самых юных лет своих водила она молодых девушек на охоту и учила их ежедневно воинским упражнениям. Она простерла оружие свое от Дона даже до Фракии у Балканских гор, сопредельных с Македонией и Романией в Греции, и присоединила ту страну к своим владениям. Почтение ее к богам, человеколюбное и правосудное ее правление доставили ей любовь всех завоеванных народов. Но как не полагают в числе оных ни Киммериан, ни Скифов, то завоевание Амазонок простирается лишь до Рождества Христова. [8]
Сии победоносные Ироини (Героини – ред.) по возвращении своем из Европы в Азию, покорили немалую ее часть и простерли владения свои до самой Сирии. Счастье не отступало от них и всегда благоприятствовало их победам, возвещавшим славу их, так что Царь Евристей почитал важным подвигом для Геркулеса, чтобы достать ему оружие Амазонки Ипполиты.

Мартезия и Лампето.

Тогда две Царицы, Мартезия и Лампето предводительствовали двумя войсками; одна защищала границы государства, а другая ополчалась вне оного. Они завоевали многие города Азиатские и построили между прочими Эфес. Оттуда Мартезия отослала в свое государство под прикрытием большой части своего воинства бесчисленные богатства. Она оставила в малой Азии только небольшое число, которое казалось ей нужным для удержания своих завоеваний. [9] Неприятели ее, узнав о малом числе оставшихся при ней войск, со всех сторон напали на нее; она, употребляя все силы к восстановлению победы, наконец, лишилась жизни.

Орифия, Антиопа и Геркулес.

Дочь ее, Орифия, осталась наследницей. Все сколько ее почитали, столько и удивлялись воинским ее доблестям, сопряженным с непорочностью нравов, во всю ее жизнь. Во время ее царствования Геркулес вознамерился исполнить полученное им от царя Миценского повеление. Он поехал в 1234 году до Р. Х. с отборным и знаменитейшим юношеством Греции на девяти кораблях. Орифея воевала тогда наступательно, а ее сестра Антиопа предводительствовала другим ополчением на границах государства. Греки поплыли без опасения в гавань Амазонок, бывших тогда тамо в малом числе и не мысливших о нашествии с моря неприятельском. При самом [10] уже нападении Греков бросились они за оружием и сильно защищались; но не прежде уступили, пока повержены были превосходством сил неприятельских, а остальные, ими будучи обхвачены, принуждены сдаться. Две сестры Царицы Антиопы, Меналиппа и Ипполита, взяты в плен; одна досталась геркулесу, а другая Тезею.
Геркулес требует у Ипполиты, соделавшейся супругою Тезея, чтобы она отдала ему свою броню, и предлагает ей за то свободу ее сестры. Сие предложение принято с радостью; меняют знаменитую пленницу на оружие, которое было целью предприятия, и Геркулес несет тонное Евристею.

Свобода из плена Амазонок.

Между тем собрали немалое число пленниц и их на три судна для отвезения в Грецию посадили; но не приняли предосторожностей, коих требовало благоразумие для обеспечения повиновения сих невольниц, [11] которые говорили другим языком, и под видом обманчивой преданности удобно могли между собою согласиться о возмущении. Коль скоро им открылся к тому случай, в мгновение произвели свой умысел в действо. Среди ночи во время самого плавания бросились они на стражу, ее и всех Греков на тех судах умертвили и тем самим сделались на них владетельницами. Но без искусства мореплавания корабли носимы были волнами противу их желания и, наконец, прибиты ветром к берегам Азовского моря. Они облеклись в свое и Греческое оружие и вышли на землю; скоро их приметили Скифы, тамо обитавшие; они на них пошли как на неприятеля, единственно их юношей состоящего, но из них попавшиеся в плен дали им разуметь, с кем они имеют дело. Почему Скифы составили войско из молодых людей, нарочито наставленных к ведению снисходительных воинских с ними сшибок, [12] что, приметивши, Амазонки утешились несколько в своем жестоком отчаянии, а выпуск оттуда двух их пленниц, благосклонно Скифами содержимых, разогнал грубые понятия о их неприятеле. Два избранных от Скифов юноши явились пред станом Амазонок и подавали знаки к желаемым ими мирным переговорам; такое же число от их стороны было выслано. С обеих сторон друг друга не разумели, но движения, знаки, подарки и ласки произвели в них взаимную любовь, которая скоро послужила к совокуплению обоих станов.

Совокупление Амазонок со Скифами.

В объятиях дружбы и супружества скоро Амазонки научились их языку, коего употребление было у них забыто с прехождением многих поколений и различных стран сею удивительною породою отличных ироинь (героинь – ред.). Они уже разумели, что мужья их соглашали оставить поле [13] и вести жизнь праздную, чтобы перейти во внутренность их земель к родственникам, и пользоваться их имуществом. Но Амазонки, опасаясь работ и несогласия и довольствуясь стрелянием из лука, метанием копья и верховою на охоте ездою, пренебрегали спокойными жилищами и домашними трудами, а потому и убежали мужей своих верностью, справедливостью и любовию к истребованию своей части имения от их родителей. Сии чувствования тронули юных супругов; они без затруднения согласили своих родственников на предлагаемый раздел их имения, с которым возвратились к своим женам. Амазонки, видя успех в своих желаниях, представили Скифам, что благоразумие требует иметь всегдашнюю осторожность для сохранения благополучной жизни, но соседство их родственников рожает в них опасение, что когда-нибудь может к ним, за сделанные предками их Амазонок [14] в сих местах опустошения, возродится ненависть, или за союз, лишавший старцев присутствия чад своих; то во избежание неприязненных покушений близость Дона доставляет естественную преграду.

Переселение их за реку Дон к Сарматам.

Юные Скифы переплыли реку и поселились в Азии, расстоянием на три дня шествия к востоку и настолько же от Азовского моря к югу. В сем новом отечестве Амазонки сохранили прежний свой воинских дух и даже сообщили женщинам того места. Они приучили их разделять с собою свои удовольствия, телесные упражнения и набеги. Они внушили им склонность к оружию и воинскому одеянию и, наконец, узаконили, чтоб ни одна девица не выходила замуж, не убив оного неприятеля. Сие строгое постановление было причиною, что многие из них старелися и умирали безбрачны. [15]

Смешение их с Сарматами.

Сия страна Азии была за 1400 лет до Р. Х. обитаема Сарматами, поселенцами Мидийскими, приведенными Скифами на левый берег Дона и на восток Азовского моря. Амазонки, коих имя исчезло после союза их со Скифами, приняли название Сарматов.

Вооружение Амазонок против Греков.

Но оставшиеся на берегах Фермодона Амазонки существование свое продолжили договором со Скифами, своими соседями, отделявшими их о Грузии, так же и с Гаргаренами, обитавшими между ними в Фемискире, которых они прогнали во время войны к подошве Кавказских гор. Сим договором они обязались посещать их каждый год, жить у них по два месяца, отсылать к ним своих сыновей и воспитывать у себя только дочерей. [16] Царица их, Орифия, узнав о нашествии Греков, о низложении и похищении ее сестер Афинскими Князьями, жаловалась о том своим соседям. Она послала просить помощи у Сагилла, Царя Скифского, приказывая ему представить, что Амазонки одного с ними происхождения и потому имеют право на его вспоможение для отмщения Грекам за их хищничество. Надежда на Скифов и опасение лишиться всех своих завоеваний на Черном море и в малой Азии, если не поспешать обратить своего оружия против Греков, воспламенили Амазонок.

Разбитие Амазонок Греками.

Сагилл, склоняясь на их представление, послал своего сына, Пинизагора, с многочисленною конницею; но они не воспользовались ею и были вскоре оставлены собственным своим силам, по причине несогласий, последовавших между вспомогательными войсками, коих большая часть [17] удалилась, не вступая в бой. Почему надежда на союзников Амазонок обманула, которые были неприятелем разбиты, и Скифы только прикрывали отступление их в отечество.

Мщение соседственных народов.

Сии последние злоключения нанесли чувствительный удар всему сословию Амазонок. Коль скоро соседственные народы увидели их ослабевшими, начали жаловаться на их опустошения, причиненные на землях их, требовали с оружием в руках от них удовлетворения и употребили, наконец, мщение. После многих неудачных для Амазонок сражений силы их весьма умалились и владения их ограничились в малом круге независимости.

Пенфизилея.

По смерти Орифеи наследовала ей Пенфизилея. она недолго царствовала над малым числом Амазонок, составлявших остатки сего государства, [18] и купно с престолом оставила и отечество свое; однако она усматривается опять в Трое с оружием в руках после смерти Гектора. Она поразила там многих Греков и, отличившись во всех случаях, имела поединок с Пирром, сыном Ахиллесовым, смертельно ею раненным, от которого руки она пала, а войско ее истреблено.

Тамира.

После Пенефизилеи, по прошествии уже более шести веков, усматриваем мы в народе Скифском или Массагетском Царицу его Тамиру, подвизавшуюся во бранех с Персидским Государем Киром, который на сражении в нею потерял вместе с победою и свою жизнь.

Минифея, Фалестрида и конец Амазонок.

Когда же Александр Великий за 325 лет до Р. Х., прошедши всю Персию, хотел начать войну с Амазонками [19] во время Цариц их, Минифеи и Фалесриды, тогда они ему отвечали: «сколько слава твоя велика, столько нужно ее соблюдать; от победы над нами едва ли он умножится, а о неудачи в том весьма умалиться может». Почему сей Государь оставил их в покое. Но Фалестрида из почтения к великой славе Александра пришла к нему с тремястами девиц вооруженных и просила его о зачатии от него сына. Он, удивляясь ей и ее воинству, двенадцать дней с нею пробыл. После того они недолго покоем наслаждались, но, имевши от окрестных народов частые и тяжкие нападения, принуждены были прибегнуть к Скифам, с коими они недолго жили. Война разлучила их на десять лет и тем дала повод Амазонкам в течение сего продолжительного времени принять на место их своих пастырей. Скифы по возвращении своем принуждены были оружием привести их в прежнее повиновение, [20] как и жен своих, лишившихся с того времени и владения оружием и названия Амазонок.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru