: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Д.Ф. Масловский

Строевая и полевая служба русских войск
времен императора Петра Великого и императрицы Елизаветы

Из истории военного искусства в России в первой половине XVIII столетия

 

Публикуется по изданию: Строевая и полевая служба русских войск времен императора Петра Великого и императрицы Елизаветы. Историческое исследование Генерального Штаба полковника Д. Масловского. Москва. Типография Окружного штаба, 1883 г.  
 

IV. Общие основания, данные Петром I-м для построения войск в боевой порядок

Общие основания, данные Петром I-м для построения войск в боевой порядок. – Источники. – Общие положения устава 1716 г. – Число боевых линий. – Место артиллерии и конницы в боевой порядок. – Принцип взаимной поддержки. – Значение резерва. – Прикрытие флангов 1-й линии гренадерами. – Частные поддержки флангов 1-й линии. – Значение последней меры после сражения при Мольвице в 1741 году. – Директивы и инструкция Петра перед Фридрихштадтским боем 1713 г. – Общий вывод указаний Петра I-го для построения боевого порядка. – Краткое сравнение этих выводов с боевым порядком в западной Европе, после войны за Испанское наследство.

 

В Уставе Воинском есть только следующее общее указание, определяющее основание для построения войск к бою: «Когда войско неподалеку от неприятеля обретаться будет и с оным в Главную баталию вступить похочет, тогда идет войско по ордеру баталии на неприятеля, а пушки перед корпусом де-баталии с несколькими ящиками разделены имеют быть, а кавалерия обыкновенно по обоим крылам и все войско в две линии, и к тому резервы ставится» {59}.
Затем следующий же пункт объясняет, что на это положительных правил нет: «Сие все зависит от осторожности, искусства и храбрости генерала, которому положение земли, силу неприятеля и обыкновение оного знать и потому свое дело управлять надлежит». Эти последние слова Петра I-го, важные относительно идеи боевого порядка, были нами указаны, и мы к ним еще возвратимся. [40]
Кроме устава 1716 года, некоторые основные положения указаны также в директивах и «регулах» Петра, предшествующих Фридрихштадтскому бою 1713 г. {44}, в инструкции Брюс 1706 г. {60}, а равно мы можем сделать выводы и из чертежа1, который мне посчастливилось найти в московском отделении архива главного штаба; чертеж этот, несомненно, относится к предварительным совещаниям пред помянутым боем 31 января 1713 года {61}.
Руководствуясь этими данными, а равно и примерами построений и действий войск в известных сражениях, данных Петром, можно заметить следующее.
1) Число боевых линий (две) далеко не устанавливалось как норма, а зависело от местности. Еще в 1706 г. Брюсу {60} было указано Петром: «Становить в бою по ордеру баталии, буде же кому места не будет с левой руки, становить с правой, позади один другого во столько линий, сколько ширина позволит». Наконец, в действиях при д. Лесной, в период боя, в ожидании прибытия подкреплений, сам Петр I-й поставил войска в одну линию, даже без резерва, в силу требования обстановки первого периода боя.
2) «Артиллерия» (полевая) не имела раз навсегда определенного места в боевом порядке, а занимали места удобные для ее действия. Это следует из прямого указания 11-го пункта «регул» Петра I-го к бою 31 января 1713 г. {44} – «12-ти и 6-ти фунтовые пушки надобно искать на высоких местах становить», и из чертежа подготовительных распоряжений к Фридрихштадтскому бою, где место артиллерии не указано. А между тем в другом чертеже2 (найденному мною в том же архиве) «стана» кавалерии – место конной артиллерии определено {62}. [41]
3) Принцип взаимной поддержки частей боевого порядка также определенно устанавливался Петром. Из пункта 8-го и 13-го «регул» для боя 31-го января 1713-го года {44}, мы видим, что полководец определял: «накрепко смотреть, чтобы друг друга секундировать… и когда неприятель пойдет на одно крыло, то другому крылу неприятеля с тылу и во фланг атаковать». Кроме того, разделение полка частью в 1-., часть во 2-ю линию в Полтавском бою было предпринято, как полагают, именно в виду поднятия нравственного духа войск, в смысле взаимной выручки.
4) До Фридрихштадтского боя кавалерия строилась на флангах боевого порядка в колоннах. Из пункта 8-го инструкции (регул) {44} к этому бою ясно следует, что Петр I-й отменил подобное построение конницы «на крыльях, как прежде чинимо было в колоннах», и в виду важного значения постоянной готовности первой линии кавалерии броситься в атаку – установил развернутый строй эскадронов боевой линии; в резерве же конница строилась в колоннах, что видно из чертежа 14-го.
5) Идея резерва в основаниях замечательно метко указана Петром и письменным приказом, и примером. Раз навсегда определенного места резерву не указывалось. Устав Воинский определяет, чтобы резерв прикрывал крылья артиллерии и для «сикурса», «где неприятельскому нападению наивящше бытии чают» {63}. Примеры боя под Лесной, Полтавой подготовительных распоряжений для действия под Фридрихштадтом 1713-го года – наглядно указывают идею Петра I-го о назначении резерва в зависимости от обстановки. Этот «сикурс», в сражении при дер. Лесной, первоначально направляется на левый фланг боевого порядка для отражения усиленного натиска шведов на Ингерманландский и Невский полки. Но затем, когда ближайшая опасность [42] миновала, Петр подкрепляет свой правый фланг за счет левого и бьет противника в самое больное место, – на путь отступления, захватывает дорогу к Пропойску, чем ставит неприятеля в критическое положение. В Полтавском сражении, в случае неудачного исхода боя, положение армии, имевшей в тылу преграду, было бы весьма опасно; но это местное неудобство устраняется образцовой подготовкою поля сражения в инженерном отношении, и последнему резерву вверяется охрана в высшей степени важных тыловых пунктов.
Но и боевая линия в Полтавском бою не остается без резерва; роль поддержек первой боевой линии принимает на себя вторая линия, и, как известно, одна первая линия решила дело.
На чертеже боевого порядка Фридрихштадтского боя {61} (где в составе отряда преобладала кавалерия), когда еще неизвестно было, при каких обстоятельствах будет еще веден бой, резерв (конница: Шереметьева, Яковлева и Пфлуга, в колоннах) распределен равномерно позади второй линии.
Из этих примеров ясно следует, что Петр назначал резерв туда, где «наивящшая» потребность была в зависимости от обстановки.
6) Из оставшихся памятников есть основание утверждать, что недостатки линейного боевого порядка были замечены Петром и приняты меры для уменьшения их.
Мы уже видели, что Петром указана необходимость «накрепко смотреть, чтоб друг друга секундировать» {44}; но не менее замечательна и мера, принятая для обеспечения флангов тонких пехотных линий. Таким образом, в этих двух случаях Петром были замечены некоторые из самых существенных недостатков линейной [43] тактики – трудность взаимной поддержки частей и слабость флангов боевого порядка.
В 1713-м году, например, в «регулах» и директивах для Фридрихштадтского боя, коннице флангов совершенно определенно указаны цели наступательного характера {44}. При этих условиях, т. е. когда кавалерии предписывалось искать фланг неприятеля и вообще не выжидать, а наступать и действовать ударом, этот род оружия (вследствие основных своих свойств не обладающий устойчивостью), не составляет прочного прикрытия таких больных мест, как фланг тонких боевых линий пехоты. Это не ускользнуло от внимания Петра, и в «ордер-баталии» к этому бою (черт. 14) мы видим, что именно фланги и подкрепляются как гренадерами, так и частными поддержками между линиями. Тоже самое впоследствии принял и Фридрих Великий, но напал на пользу этой меры совершенно случайно.
В этом отношении существует весьма интересный факт.
Рюстов, описывая прусскую тактику времен Фридриха Великого, говорит: «самое сильное впечатление произвело на Фридриха Великого сражение при Мольвице» {64}. В этом сражении Фридрих расположил между боевыми линиями три гренадерских батальона просто потому, что им не было достаточно места при развертывании пехоты первой линии; но это случайное расположение гренадерских батальонов между линиями имело чрезвычайно важное влияние на исход боя, и со времени Мольвицкого сражения расположение особых пехотных поддержек за флангами 1-й линии «сделалось нормальным и было принято как правило».
Дело, как известно, было в том, что австрийская кавалерия Рёмера в сражении при Мольвице, 10-го апреля 1741-го года, с начала боя атаковала прусскую кавалерию правого крыла, опрокинула ее и бросилась на обнаженный [44] правый фланг 1-й линии прусской пехоты. Упомянутые три батальона, случайно бывшие за правым флангом, между линиями, тотчас закрыли фланг и тем способствовали отражению удара кавалерии и победе пруссаков. Но то, что случайно было сделано Фридрихом Великим, то с гениальною предусмотрительностью было указано Петром Великим накануне Фридрихштадтского боя, на основании видимо глубокого понимания свойств конницы и свойств линейного боевого порядка.
В инструкции перед Фридрихштадтским боем {44} Петр I-й категорически указывал коннице ряд задач активного характера {44}. До боя император предписывал кавалерии, под начальством фельдмаршала графа Флеминга, наступательные задачи. Действие конницы во время боя, в случае атаки неприятелем одного из флангов, должно было выразиться наиболее всего в действии по выручке своих и, если обстоятельства позволят, в атаке фланга и тыла неприятельской линии: «когда неприятельская кавалерия свою инфантерию оставить, тотчас искать неприятельскую инфантерию во фланг атаковать», или: «ежели со своей (стороны) случиться может (т. е. если обстоятельства будут удобны для атаки кавалерии неприятеля), то надобно со всею возможною силою оную атаковать». При нерешительном столкновении конница должна наводить неприятеля на пехоту. Задача кавалерии после боя – преследование.
Определяя таким образом кавалерии самые подвижные цели, главнокомандующий союзных войск видимо принимает меры для обеспечения своих тонких линий. В чертеже боевого порядка, при соображениях для Фридрихштадтского боя {61} (чертеж 14), мы видим мало того, что гренадеры укрепляют оба фланга первой линии, но Киевский и Астраханский полки, выделяя гренадер на наружные [45] фланги, именно и поставлены за флангами первой линии в частном резерве. Таким образом, что исполняется Фридрихом случайно в Мольвицком сражении, то Петром предусматривается в его первоначальных распоряжениях 29 января 1713-го года. Что вошло в обычай после Мольвица в 1741-м году, то было уже указано Петром I-м перед Фридрихштадтом в 1713-м году.
Хотя Фридрихштадтский бой лег всей тяжестью исключительно на русские войска и не был приведен в исполнение, по предложениям Петра I на совете 29-го января 1713-го года, благодаря нерешительности союзников, но именно для нас важен чертеж приготовлений к этому бою в том отношении, что это чертеж заранее обдуманного боевого порядка, где, следовательно, взгляды Петра на основания для построения войск к бою могли выразиться всего удобнее.
7) Формы распоряжений Петра перед Фридрихштадтским боем также заслуживают самого серьезного внимания. Из письменных приказаний, приведенных в приложении {44}, видно, что эти два документа резко отличаются между собою. Это есть не более, как диспозиция (правильнее директивы) для боя и инструкции. В 1-й из них указываются только цели для действий и совершенно не затрагиваются частности исполнения. Меньшиков и Флеминг совершенно свободны в выборе средств для исполнения указанных им целей; во второй – инструкции (в регулах) высказываются уже главные типичные случаи способов действия каждого из родов оружия.
8) Требуя, чтобы начальники объявляли свое место в бою, Петр I-й предупреждает их от излишнего увлечении, ясно тем указывая, что дело старшего начальника управлять боем, наблюдать за исполнением отданных им [46] приказаний, «не щадя (в этом случае) своих особ», и стать во главе эскадронов и батальонов тогда только, когда «необходимая нужда того требует».
Сводя все сказанное, приходим к следующим выводам.
1) Прежде всего нормального боевого порядка не устанавливается Петром I-м. Как, по словам Наполеона I-го, «одна и та же позиция может быть занята на десять различных родов, и все они будут хороши, если расположение будет отвечать: цели действия, количеству и качеству войск» (обстановки); так и по словам Петра I-го, сказанным около сотни дет раньше, расположение войск к бою «зависит от осторожности, искусства и храбрости генерала, которому положение земли (местность), силу неприятеля и обыкновение оного знать и потому свое дело управлять надлежит» {59}, т. е. от той же обстановки, но с добавлением очень важного указания на «обыкновение» неприятеля, что упущено в указаниях Наполеона I-го и нередко забывается большинством и в настоящее время.
2) Тип боевого порядка, указанный Петром I-м (пехота в две линии, артиллерия на высоких местах, конница на флангах, третья линия – резерв) есть не более, как общий вид совокупного расположения трех родов оружия для боя, который должен быть видоизменен в зависимости от требований данного случая. Число линий, место артиллерии, место резерва – все это зависит от обстановки; причем ясно указывается главная цель – предоставить возможность каждому из родов оружия развития своих боевых свойств (артиллерии занимать «высокие места», коннице вполне развить быстроту и силу удара холодных оружием «со всевозможною силою атаковать»), соблюдая при этом другой основной принцип – взаимной поддержки: «друг друга секундировать». [47]
3) Наиболее слабым пунктом в боевых порядках современных Петру великий полководец считал фланг; а потому как при обучении войск указывал на «захватыванье фланки у неприятеля», так и во время боя, ставя те же цели своим войскам, он вместе с тем принимает меры для обеспечения своих флангов усилением их частными поддержками, что впоследствии вошло, как нормальное условие, в строй западной Европы.
4) Назначение резерва определяется в общем, но чрезвычайно метком указании. Место резерва там, где по обстановке боя должен быть решительный пункт: где «наивящше нападение быти чают». Если до боя нельзя этого наметить, то резерв располагается позади, в центре, в полной готовности сосредоточиться там, где укажет ход дела.
5) В назначении цели действия в бою отдельным начальникам указывается исключительно только предстоящая им задача и состав войск, данных в их распоряжение, предоставляя полную свободу в выборе средств для исполнения поставленной цели.
Нельзя не признать, что эти принципы живы и в настоящее время. Да оно иначе и быть не могло: указания великих полководцев в основаниях вечно неизменны; изменяются лишь формы применения, но основы, принципы всегда останутся одни и те же.
Останется только упомянуть о свойствах современных Петру боевых порядках западноевропейских армий.
В то время, когда в указаниях Петра I-го мы встречаем, в идее построений войск в боевой порядок, принцип свободного действия частей, при условии взаимной поддержки и отсутствие механического соединения их, война за Испанское наследство порождает механический боевой порядок, «безусловную победу механического порядка [48] над свободною органическою деятельностью частей», как говорит Рюстов {64}.
Вся сила в том, по-видимому, что мысли и идеи великого полководца России, к несчастью, не были достаточно развиты после него; однако очень многое осталось в основаниях неизменным до времен императрицы Екатерины II-й, на что мы обратим внимание в своем месте. [49]


Примечания

1. См. черт. 14.
2. См. черт. 15.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru