: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Орлов Н.

Очерк трехнедельного похода Наполеона против Пруссии
в 1806-м году.

Публикуется по изданию: Орлов Н. Очерк трехнедельного похода Наполеона против Пруссии в 1806-м году. СПб, 1856.


Глава пятая.
Сражение под Иеною.

 

[109] Город Иена лежит на левом берегу реки Саалы, текущей от юго-запада к северо-востоку. Правый берег реки низмен и покрыт мокрыми лугами, а левый постоянно командует правым; у Иены высоты левого берега доходят до самого города, который помещается в узком пространстве между обрывистыми высотами и самою Саалою. На севере от Иены возвышается крутая гора Ландграфенберг1, с вершины которой представляется все поле сражения. Вправо видно течение Саалы почти до самого Наумбурга, которого церковь белеется на горизонте; левее расстилается обширная равнина, понижающаяся от юга к северу со стороны Ландграфенберга до берегов реки Ильм, текущей от Веймара к Саале. Равнина эта покрыта селениями [110] и деревнями. На первом плане две деревни: вправо Клозвиц, влево Коспеда; между ними, у подошвы Дорнского холма, группа домов Лютцеродских;; затем, несколько далее, Иссерштадская роща и селения Каппеллендорф и Фирценхейлиген; совершенно вдали видна Апольда. Подъем из Иены на Ландграфенберг и вообще на высоты, окружающие город, весьма затруднителен. Один только хороший путь пересекает их: это большая дорога из Иены в Веймар, поднимающаяся изгибами по ущелью Мюльталь. Жители называют этот подъем die Schnecke (улитка). Вообще Иенское поле представляет котловину, на дне которой самый город. От гребня, окаймляющих ее высот, идет отлого понижающаяся равнина, по которой можно дойти до Веймара и до Апольды.
На рассвете 14-го Октября Генерал Тауенцин с 13-ю батальонами, 8-ю эскадронами и 12-ю орудиями занимал Клозниц, Люцероде и Коспеду; влево от него, впереди Рёдхена, стоял Генерал Хольцендорф с 2500 пехоты и 2 тысячами конницы, а вправо, у самой Шнеке, находилась Саксонская дивизия Низемейшеля. Остальные войска Князя Гогенлоге стояли лагерем вдоль по Веймарскому шоссе. Главная его квартира находилась в Каппеллендорфе.
План атаки Наполеона был указан самой местностью. Ему, прежде всего, необходимо было утвердиться на высотах левого берега Саалы, занять достаточное [111] пространство для того, чтобы развернуть войска и потом, ударив на противника, опрокинуть его к Веймару. Пруссаки сами тому содействовали. Им весьма легко было удержаться в Иене и, во всяком случае, необходимость требовала не допустить Французов подняться на высоты; Князь Гогенлоге не сделал ни того, ни другого, и, как сказано, 13-го Октября Французы стояли уже на высотах перед Иеной.
В этот день, около 5 часов по полудни, Наполеон вместе с Ланном поднялся на Ландгранфенберг. Долго стояли они тут, и долго смотрел Император на расположение неприятеля. Наконец, обратившись к Бертье, он приказал всей гвардейской пехоте и корпусу Ланна стать на Ланграфенберге и близ лежащих высотах. Войска эти из Иены поднялись по крутым теснинам и к ночи достигли указанных пунктов. Дивизия Газана составляла левый фланг, дивизия Сюшета правый; в центре, уступами за ними, стояла пешая гвардия, выстроенная в одном каре, среди которого находилась ставка Наполеона. Но недостаточно было занять высоты пехотой; нужнее всего была артиллерия. Наполеон сам назначил ей дорогу по подъему менее крутому, чем прочие, и саперы проложили путь орудиям. Сохранилось предание, что сам Наполеон с факелом в руках руководил работниками и удалился только тогда, когда первые орудия поднялись [112] на Ландграфенберг. Под каждое орудие впрягали по 12-ти лошадей. Между тем совершенно смерклось. Наполеон велел разводить как можно менее огней, тогда как у Пруссаков все бивуаки были освещены. Далеко на горизонте пылали огни войск Герцога Брауншвейгского, ночевавшего в Ауерштете. Наполеон при виде их подумал, что на него идет вся Прусская армия, и послал немедленно приказание Даву напасть в тыл неприятелю, а Бернадоту содействовать, по возможности, своему товарищу; для главной же армии отдал следующую диспозицию.
«Маршал Ожеро командует левым флангом; он расположит первую свою дивизию по Веймарской дороге до высоты, на которую ввезли артиллерию Генерала Газана; поставит надлежащее количество войск на возвышенности влево, на одной высоте с головою своей колонны, и пошлет стрелков ко всем горным выходам. Когда Генерал Газан подастся вперед, то весь корпус Ожеро выйдет на возвышенность и направится по обстоятельствам, составляя левое крыло армии. маршал Ланн поставит на рассвете свою артиллерию в промежутках войск, остающихся в том же порядке, в каком они провели ночь. Гвардейская артиллерия расположится на возвышенности, а гвардия, построенная в пяти линиях, останется за нею; первая линия, состоящая из егерей, станет на гребне возвышенности. Деревня, [113] которая против нашего правого фланга2, будет обстреляна всею артиллерию Генерала Сюшета, атакована и взята. Император даст сигнал к началу боя. На рассвете все войска должны находиться в готовности.
Маршал ней станет на рассвете у края возвышенности, чтобы, как скоро деревня будет взята, и тем очистится место для развертывания, подняться на эту возвышенность и примкнуть к правому флангу Маршала Ланна. Маршал Сульт выйдет дорогою правого фланга, обозреваемую накануне3, и будет находиться в постоянной связи с правым крылом армии. Боевой порядок вообще в двух линиях, кроме пехотной.
Расстояние между линиями несколько более ста сажен. Легкая кавалерия всех корпусов находится в распоряжении их командиров, которые употребят ее сообразно обстоятельствам.
Тяжелая кавалерия немедленно по прибытии станет на возвышенности в резерве за гвардией и будет направлена, куда обстоятельства потребуют. [114]
Самое важное сегодня - развернуться на равнине. После того надобно действовать сообразно движениям и силам неприятеля, чтобы вытеснить его из занимаемых им позиций».

Диспозиция эта была разослана поздно в ночь.
Перед рассветом Наполеон призвал маршала Ланна и словесно повторил ему свои приказания. Затем, подъехав к дивизии Газана и велев ей стать в ружье, Император Французов произнес следующие слова, тут же записанные слышавшими их: «Воины! Прусская армия отрезана, как год тому назад Макк был отрезан под Ульмом. Она сражается только для возвращения утраченных сообщений. Стыд тем, которые позволили бы неприятелю пробиться. Не опасайтесь его пресловутой конницы. Противопоставьте ей штык и непоколебимое каре». Радостные восклицания приветствовали эти слова. Проехав по фронту, Наполеон возвратился к ставку и в шесть часов утра дал знак к началу боя.
Густой туман покрывал местность, так что ничего нельзя было различить. Подходя к Клозвицу, Сюшет услышал стук орудий, провозимых через селение, и в то же время раздались выстрелы Французских егерей, встретившихся с Прусской колонной. Командовавший ею генерал Тауенцин в пять с половиной часов выступил из своего расположения с целью узнать, в каких силах неприятель [115] и нельзя ли его отбросить за реку. Завязался бой. Французы наступали весьма осторожно, ибо не знали, с кем имеют дело. Наконец в восьмом часу туман несколько рассеялся, и Сюшет мог легко различить слабость Пруссаков. Действительно, у Тауенцина было под Клозвицем не более 7-ми батальонов, тогда как Сюшет располагал дивизией, которая немедленно вытеснила Пруссаков из Клозвица. В это время (половина девятого часа) пришло приказание от Князя Гогенлоге: отряду Тауенцина отступить к Клейн-Ромштедту и там остановиться. Вследствие того Лютцероде, Криппендорф и Фирценхейлиген были оставлены Пруссаками без боя; при отступлении целая Саксонская батарея завязла в болотистом рве и попала в руки Французам.
Пока это происходило в авангарде, главная квартира спокойно отдыхала в Каппеллендорфе. Князь Гогенлоге был уверен, что в Иене только боковой отряд Французской армии. Встав в 6 часов утра, он велел раздать винную порцию Саксонским войскам и послал сказать Генералу их Цешвицу быть в готовности, хотя, по всем вероятиям, в этот день не будет боя. Вслед за тем Князь потребовал к себе Капитана Монтескью, взятого накануне в плен. Во время их разговора раздались первые выстрелы, которые, однако, не потревожили Князя. Окончив разговор и запечатав [116] письмо к Королю, Гогенлоге отправился к войскам, стоявшим лагерем вдоль Веймарского шоссе. У правого фланга лагеря Князь сказал Генералу Мюффлингу4, что в этот день не дойдет до настоящего боя и незачем выводить войска. В эту минуту прискакал с левого фланга ординарец Генерала Граверта с приказанием ударить тревогу, валить палатки и войскам идти, как можно скорее, к Гросс-Ромштедту. Полагая, что это приказание основано на ложных сведениях или неверно передано, Князь Гогенлоге разослал Адъютантов по всем направлениям, чтобы опять остановить войска. От такого противоречия произошел беспорядок, длившийся около часа времени. Наконец приехал сам Граверт, и когда он успел убедить Князя в действительности наступления Французов, то было послано Тауенцину упомянутое выше приказание отступить к Клейн-Ромштедту. Граверт стал на позиции между Гросс-Ромштедтом и Холмштетом, а Гогенлоге поехал назад к кавалерии. В то же время (8 часов) был отправлен к Рюхелю Адъютант с следующей собственноручной запиской Князя. «Меня сильно атакуют, и я сей час посылаю Прусскую [117] дивизию влево. Прошу Ваше Превосходительство прислать мне, что можете, из Прусских войск». Между тем туман опять сгустился, что заставило Французских стрелков, занявших Фирценхейлиген, остановиться впереди этого селения. Тауенцин сделал ошибку, бросив сей пункт. Теряя Фирценхейлиген, центр союзников лишался прямого сообщения с левым флангом, стоявшим у Родхена, и правым, бывшим у Шнеке. Князь Гогенлоге очень хорошо это понял и, не упрекая Тауенцина, которому сам велел отступить до Клейн-Ромштедта, решился, как скоро туман рассеется, употребить всевозможные усилия к возвращению Фирценхейлигена, для чего Генералу Хольцендорфу (которого полагали на позиции у Родхена) послано было приказание ударить на правый фланг и тыл Французов. Пехота же Граверта начала выстраиваться в длинную развернутую линию для атаки, а конная батарея Штейнвера выдвинулась вперед для обстреливания Фирценхейлигена. Тем временем наступление Французов совершенно приостановилось. Наполеон выжидал прибытия Ожеро и Сульта и тогда совокупными силами хотел ударить на Пруссаков, которых силы за туманом не были ему известны. Император полагал к 10-ти часам возобновить атаку. Вышло иначе.
В 9-ть часов утра прибыл к Фирценхейлигену Маршал Ней. Оставив свой корпус у Иены на [118] переправе, он поспешил вперед по направлению выстрелов с 1-м батальоном вольтижеров, 1-м гренадеров, 25-м линейным полком, 10-м конно-гренадерским и 3-м гусарским, всего около 3 тысяч человек. Увидев, что батарея Штейнвера наносила сильный вред войскам, стоявшим влево от Фирценхейлигена, Маршал послал туда Генерала Кольбера с конно-егерями, которые, пользуясь туманом, заехали батарее во фланг. Часть прислуги была изрублена, остальная ускакала с передками, и 7-мь орудий были заклепаны на месте. 250 кирасир полка Хольцендорфа5, прикрывавшие батарею, пытались, было, ее выручить; но были опрокинуты и увлекли за собою кирасирский Хенкеля полк. Кольбер преследовал бежавших до тех пор, что был атакован во фланг драгунским полком Притвица. Тогда Французы обратились в бегство с потерей до 70 человек. К счастью их подоспел 3-й гусарский полк, стремительный натиск которого остановил Притвица; однако успех не был продолжителен. Кирасиры Хенкеля и Хольцендорфа, приведенные в порядок и усиленные драгунами Крафта и Саксонскими гусарами, [119] примкнули к драгунам и прогнали Французских гусар. Затем Прусская кавалерия продолжала наступать под личным предводительством Князя Гогенлоге6.
Ней с двумя батальонами (гренадерским и вольтижерским) шел в это время вперед и находился между Фирценхейлигеном и Иссерштадским лесом. При виде неприятельской конницы он остановился, выстроил батальонные каре и неустрашимо ждал атаки. Подпустив Пруссаков на 15 шагов, Французы дали меткий залп и тем отбили натиск. Несколько раз он возобновлялся; но батальоны, одушевленные присутствием Нея, стоявшего в каре вольтижеров, каждый раз с успехом отражали врагов, у которых не было в этом месте конной артиллерии, обыкновенно решающей дело в подобных случаях. Между тем, Наполеон, слыша выстрелы и не понимая их причины, прискакал к Фирценхейлигену. К удивлению своему, увидев тут Нея с двумя батальонами, окруженного многочисленной неприятельской конницей, Император немедленно послал Генерала Бертрана за гусарским и 21-м конно-егерским полками, только что пришедшими на Ландграфенберг. Бертран, соединяясь [120] с Кольбером, понесся на Прусскую конницу и опрокинул ее, чему много способствовал огонь батальона 25-го линейного полка, занявшего, под личным предводительством Начальника Штаба нея, Полковника Жомини, опушку Иссерштадского леса. Князт Гогенлоге с большим трудом отвел кавалерию за пехоту Граверта, а Наполеон, довольный выручкою Нея, велел Бертрану вернуться к Фирценхейлигену.
Пробило 10 часов. Туман совершенно рассеялся. Князь Гогенлоге подъехал к Граверту и приказал ему наступать на Фирценхейлиген. Все 10 батальонов Граверта7 стояли на одной линии в развернутом строе без резерва, и наступление их производилось двух батальонными уступами с левого фланга линии. Батареи выезжали на 50 шагов перед фронтом. Французы, привыкшие к быстрым движениям, с изумлением глядели на медленность Пруссаков. Несмотря на усиленный огонь неприятеля, пехота Граверта шла как на учебном поле. Гогенлоге радовался порядку и стройности движения; годы учений и маневров принесли плоды: солдаты шли непоколебимо, примерно равняясь под огнем. В ружейном выстреле от Фирценхейлигена передний уступ остановился; прочие примкнули к [121] нему и составилась длинная линия, с обеих сторон огибавшая селение. Был уже двенадцатый час в половине, следственно движение, которое в колоннах не могло бы длиться более получаса, продолжалось около полутора час. Это одно доказывает, как противно правилам движение пехоты в развернутом строе, которое, если и может принести пользу на учебном месте, в деле весьма опасно. Фридрих Великий на поле Иенском построил бы войска конечно, иначе, чем его ученики. Такова судьба великих людей: правила их нередко искажаются слепым подражанием.
До 12-ти часов Пруссаки простояли неподвижно. 16 орудий обстреливали Фирценхейлиген. В это время Адъютант Рюхеля привез от него в ответ Гогенлоге записку следующего содержания: «Я с большею частью моих войск иду по большой дороге отсюда (Веймар) на Капеллендорф. Пришлите мне на встречу приказание, где вам нужна помощь. Я с удовольствием ее подам изо всех сил, как друг. P. S. Быстрые известия в форме приказаний». Князь отвечал следующее: «До сих пор все идет успешно. Я всюду бью неприятеля. Кавалерия взяла орудия8. Все, что ваше превосходительство можете привесть к [122] Фирценхейлигену, будет мне полезно. Вы честный человек и верный друг»9.
В начале 1-го часа Гогенлоге хотел послать 2 батальона в штыки на Фирценхейлиген. Граверт отсоветовал, указывая на усталость пехоты и не имение резерва, и взамен наступления пехотой предложил возобновить атаку конницей; Гогенлоге согласился. Около часу по полудни все было готово; но обстоятельства изменились. Генерал Цешвиц10 прислал сказать, что на Шнеке показывается неприятель, и что сильные колонны идут из Клозвица и Каспеды на Фирценхейлиген и Иссерштадт.

В то же время пальба на левом фланге у Генерала Хольцендорфа совершенно прекратилась, что побудило Гогенлоге отложить наступление до прибытия Рюхеля. Мысль благоразумная, но дурно исполненная: следовало отступить за Верлицкий ручей и там, сосредоточив силы, возобновить наступление, а вместо того Гогенлоге остался на ружейный выстрел от Фирценхейлигена под убийственным огнем Французской артиллерии и стрелков. [123]
В час по полудни Наполеон, получив с флангов ожидаемые известия, приказал возобновить наступление. Дивизия Хеделе (Heudelet) корпуса Ожеро пошла на Шнеке; дивизия Дежарденя (того же корпуса) через Иссерштадт вышла на сообщения Гогенлоге с Саксонцами; войска Ланна и дивизия Маршана (корпуса Нея) атаковали Граверта, а Сульт из Стобры11 вышел на левый фланг последнего. В то же время показался Мюрат с передовыми войсками резервной кавалерии. Князь Гогенлоге хотел держаться до прибытия Рюхеля; но это было свыше сил: каждую минуту целые ряды вырывало из фронта, неприятельский огонь ежеминутно усиливался, и наконец показались Французские колонны, быстро подвигавшиеся вперед с распущенными знаменами и барабанным боем. При виде грозного наступления Наполеоновской пехоты, Пруссаки тотчас заколебались. прежде всех обратился в бегство полк Саница, за ним полки Цастрова и Граверта. Командиры успели остановить бегущих; но возможность возобновить бой исчезла. Князь Гогенлоге должен был решиться на отступление. Он хотел идти через Клейн-Ромштедт по направлению к Ульрихсхальбену. чтобы примкнуть к левому флангу Рюхеля и сохранить сообщение с [124] главной армией, которую полагал уже в Наумбурге. Намерение это основывалось на мысли, что отступление произойдет в порядке. Сделалось противное: с первого шага исчез всякий порядок; перестали слушать команду, и солдаты стали бросать оружие; каждый шел по самовольно выбранному пути, одни на Веймар, другие к Ульрихсхальбену. Они сошлись только по окончании войны. Мюрат неотступно преследовал бегущих и нанес им сильный вред. Из всего корпуса Гогенлоге один только Саксонский гренадерский батальон Винкеля сохранил должный порядок. Построенный в каре, он отступил, отстреливаясь, с барабанным боем. Сам Гогенлоге оказал чудеса храбрости12. Сильно контуженный, он не оставил поля сражения и подвергался всевозможным опасностям в надежде остановить бегущих. Усилия его остались напрасными, и он, наконец, вынужден был укрыться в каре батальона Винкеля. У Гросс-Ромштедта Князь нашел Генерала Цешвица 2-го с 12 эскадронами [125] Саксонской конницы. Гогегнлоге повел их вправо к Капеллендорфу и здесь в два с половиной часа по полудни встретил передовые войска Рюхеля.
Прежде, чем станем описывать действия этого Генерала, скажем вкоатце, что произошло утром с Хольцендорфом. Стоя, как выше сказано, с 2500 пехоты, 2 тысячами конницы и 22 орудиями на оконечности левого фланга союзников около Родхена и рано уторм услышав выстрелы, он стал собирать отряд свой, раскинутый по деревням; но многие части заблудились в тумане13, и только к 10-ти часам войска были собраны между Лехстеном и Родхеном. В это время увидели Сульта, который, пройдя по Рау-Талю, вышел в трех колоннах против Пруссаков. Завязался бой, который при неравенстве сил не мог долго продолжаться. Хольцендорф был сбит с позиции, лишен прямого сообщения с Гогенлоге и вынужден идти к Стобре. Отступление совершилось в примерном порядке. Около полудня он пришел в Стобру, где надеялся получить приказания от Князя Гогенлоге. К несчастью Адъютант последнего, отправленный около 10-ти часов утра, наткнулся на Французов и не мог проехать. Посланные [126] Хольцендорфом Офицеры также не вернулись. Тогда, имея в виду сохранить сообщение с главной армией, он отступил к Апольде, куда пришел в 2 часа по полудни.
Возвратимся к центру.
Войска Рюхеля вышли из Капеллендорфа14 под настильным огнем неприятельских батарей, расположенных на Шперлинг-берге. Несмотря на чрезвычайно сильное действие этих батарей, пехота Рюхеля (15 батальонов) выстроилась в две развернутые линии впереди Капеллендорфа. Кавалерия Генерала Цешвица 2-го была поставлена за правым, а 11 эскадронов, приведенных Рюхелем, за левым флангом пехоты.
Рюхель предложил принятие команды Гогенлоге; нязь не согласился, говоря, что разбитому Генералу не следует отнимать команду у другого, который может быть счастливее. В 4 часа Рюхель двинулся вперед; Но едва он прошел несколько шагов, как был поражен пулей в левый бок, несколько ниже сердца. Заткнув рану платком, он продолжал командовать. Наступление происходило, по обыкновению, в развернутом строе, уступами с фланга. [127] Допустив Пруссаков под убийственным огнем до подошвы Шперлинг-берга, Наполеон приказал атаковать их со всех сторон. Дежардень справа, Ведель с фронта, Сульт слева напали на Рюхеля. Пехота его пришла в беспорядок, превратившийся наконец в полное бегство. Конница пыталась ее выручить, но сама была опрокинута Мюратом. На берегу Верлицкого ручья беспорядок достиг высшей степени. Через этот болотистый ручей была только одна переправа, в самом Капеллендорфе. Все бросились туда. Большая часть орудий были оставлены на поле, и всякий думал только о личном спасении. К счастью фузелерные батальоны Рюля и Рабенау остались в порядке. Меткие их выстрелы задержали Французов и Капеллендорфа и дали время бежавшим уйти за дефиле. Потеря в Рюхелевом отряде была ужасна. В одном полку Виннинга выбыло из фронта, в течение часа времени, 17 Офицеров и 647 нижних чинов. Самого Рюхеля из Капеллендофа увезли в Веймар, и Князю Гогенлоге опять пришлось командовать. Он намеревался идти к Ульрихсхальбену, там переправиться через Ильм и взять путь к Ауерштету на соединение с главною армией. Уже были разосланы приказания о сем, как пришла весть о поражении Герцога Брауншвейгского и об отступлении всей армии через Веймар к Эрфурту. Тогда и Князь Гогенлоге приказал ретироваться на Веймар. [128] Эта перемена еще увеличила беспорядок. Часть войск все-таки пошла к Ульрихсхальбену, вслед за Тауенцином иХольцендорфрм, которые, не зная новых распоряжений, перешли Ильм и отступили к Буттельштету. Гогенлоге, со своей стороны, приказал Массенбаху собрать бегущих и расположить их на позиции впереди города; сам же, став на Галгенберге, с нетерпением ожидал Саксонцев, о которых не имел известия с часу по полудни. И их между тем постигла горестная участь.
Генерал Цешвиц 1-й долгое время с выгодою держался у Шнеке против дивизии Хеделе; но после поражения Гогенлоге стало невозможно там оставаться. Французская кавалерия зашла Цешвицу в тыл, и Маршал показался у него на фланге. Саксонцы отступили в двух бригадных каре и, атакованные со всех сторон, долго оборонялись, пока, наконец, быв окружены кавалериею корпусов Ланна и Ожеро и частью резервной конницы, нашлись вынужденными положить оружие. Генерал Цешвиц, один с несколькими карабинерами, успел пробиться к Франкендорфу, где соединился с братом, прикрывавшим отступление Пруссаков. Обманутые проезжавшим Офицером, уверявшим, будто бы Гогенлоге идет на Ульрихсхальбен и Ауерштет, оба Цешвица свернули вправо, были настигнуты Французской кавалерией и разбиты наголову. Остатки их конницы переправились [129] через Ильм у Денштета и бежали к Буттельштету.
Князю Гогенлоге все это оставалось неизвестно. Прождав полтора часа, он решился отступить за Веймар; но было уже поздно. Остатки союзной армии стояли впереди Веймара у леса Вебихт, и когда они полагали, что сражение кончено, внезапно явились Французские колонны, из которых одна, через Меллинген и Обер-Веймар, угрожала союзникам обходом. При первых выстрелах все побежало; улицы Веймара были загромождены повозками и орудиями; Французские гранаты падали среди бегущих и увеличивали беспорядок. Князь совершенно упал духом. Подробности Ауерштетского сражения, сообщенные ему раненным Генералом Шметтау, окончательно его расстроили. По совету окружающих он решился отступить за Эрфурт.
Ночь помешала Французам продолжать преследование далее Веймара. Они расположились на ночлег следующим образом: Сульт у Швабендорфа, Ней в Веймаре, Ланн под Умпферштедтом, а одна из его бригад (Веделя) в Обер-Веймаре; Ожеро влево от Веймара. Наполеон вернулся в иену. Потеря Пруссаков под Иеною была огромна, но определить ее в точности нельзя, по большому числу разбежавшихся. Полагают. что около 12 тысяч союзников легло на поле сражения. 490 Офицеров были убиты, 168 ранены, 15 тысяч пленных и 200 орудий [130] остались в руках победителей. Французы потеряли не более 5 тысяч человек.
Князь Гогенлоге перед сражением сделал важную ошибку, не охранив надлежащим образом берега Саалы. С рекою перед своим фронтом первая обязанность – не пускать неприятеля перейти ее, для чего искусный военачальник, став на центральном пункте, наблюдает за ее течением и всегда готов явиться на решительном месте со всеми силами. В настоящем случае Князю Гогенлоге следовало поставить Тауенцина в Иене, а Хольцендорфа в Дорнбурге и разъездами наблюдать за течением Саалы от Бургау до Нангаузена. Сам он, ствав с главными силами у Стобры, всегда мог поспеть к угрожаемому пункту, но увлеченный мыслью, что Наполеон идет в Саксонию, Гогенлоге упустил из виду самые обыкновенные меры предосторожности. Еще было время поправить ошибку, усиленно атаковав Иену 13-го числа: Князь не сделал этого из опасения поступить вопреки воле Главнокомандующего. Во всяком случае Гогенлоге не мог предполагать, что Герцог Брауншвейгский имеет намерение допустить Наполеона беспрепятственно перейти Салу. Далее, после поражения Тауенцина, следовало приказать этому Генералу отойти к Оберндорфу, и тогда Князь, став с войсками Граверта у Капеллендорфа и прикрывшись Верлицким ручьем, мог бы смело ожидать [131] Французов на превосходной позиции между Франкендорфом и Апольдой, а Рюхель продолжал бы идти к Ауерштету или стал бы в резерве. Тогда Наполеон 14-го Октября едва ли бы успел сбить Гогенлоге с позиции, идти же к Ауерштету не мог, ибо у него на фланге осталась бы почти нетронутая неприятельская армия. Вместо всего этого Гогенлоге наступает и разбит по частям. Не будем хулить его распоряжений относительно строя, ибо Пруссаки не атаковали иначе, как в развернутом фронте, ошибка, вкравшаяся на ученьях и маневрах и которой нельзя было исправить в бою. Относительно Рюхеля должно сказать, что атака его после поражения Гогенлоге была очень неосторожна. Позади Верлицкого ручья Рюхель с 19 тысячами был опасен Наполеону, но на равнине в течение часа времени был совершенно уничтожен.
Распоряжения Гогенлоге под Веймаром были также не искусны. Природа устроила позади этого города отличное сборное место. Бегущих собрали вместо того впереди города и переправы через Ильм. Лучшего расположения Французы не могли желать для достижения своей цели.
Распоряжения и действия Наполеона отличались, напротив, чрезвычайным искусством. Одновременное наступление колонн Сульта, Ланна и Ожеро совершилось необыкновенно правильно. Горячность Нея могла многое испортить, но его храбрость загладила [132] ошибку. Мюрат не упустил ни одного удобного случая для атаки. Словом, все исполнили свое дело. Однако в войне 1806 года Иенское сражение занимает не первое место. Даву под Ауерштетом решил участь кампании.

 

 

Примечания

1 Жители ныне называют ее Наполеонсберг.
2 Селение Клозвиц.
3 Дорога эта вела по долине Рауталь. Лютеранский пастор, которого умалчиваем имя, указал этот путь Французам. Иные говорят, что он был вынужден к тому угрозами, другие, напротив, что сделал это из корысти и по самую смерть (в 1849 году) получал пенсию от Французского Правительства.
4 Этот Мюффлинг командовал бригадою и был родственником Капитана Мюффлинга, приобретшего впоследствии известность.
5 Эти люди были присланы от полка в лагерь за фуражом. При первом выстреле их посадили верхом и послали вперед с батареей Штейнвера; самый же полк был со своим Шефом на левом фланге армии у Родхена.
6 У него было: 5 эскадронов кирасир Хенкеля и 2 Хольцендорфа, 5 эскадронов драгун Притвица, 5 драгун Крафта и 8 Саксонских гусар Гетканда.
7 2 гренадерских батальона Гогенлоге и Сака, 2 Саница, 2 Цастрова, 2 Граверта и батареи Глазенапа и Волфрамсдорфа.
8 Вероятно, Гогенлоге разумел заклепанные орудия Штейнвера, брошенные Французами.
9 Мы нарочно поместили эти записки в доказательство несправедливости предположения, будто Рюхель с намерением медлил движением, чтобы не помочь Князю Гогенлоге.
10 Он командовал всеми Саксонскими войсками и находился при дивизии Низемейшеля. Брат его, Генерал Цешвиц 2-й, командовал Саксонской кавалерией.
11 Чтобы не прерывать рассказа, мы поместили ниже описание действий Хольцендорфа и Сульта.
12 Особенно отличился Принц Бернгард Саксен-Веймарский. Этот 14 летний юноша всюду сопровождал Гогенлоге и, подобно ему, старался собрать бежавших. Он был при Князе целый день, остался верхом следующую ночь и день, до самого Зондерсгаузена (75 верст от Иены) ничего не ел и, не смотря на чрезвычайную усталость, не произнес ни одной жалобы. Принц Бернгард ныне в Голландской службе.
13 2 Гренадерские роты и 4 конные орудия пошли к Фирценхейлигену и остались у Граверта.
14 Не доходя Капеллендорфа, Рюхель получил, по словам некоторых писателей, приказание Короля идти к Ауерштету, но не исполнил его, видя, что Гогенлоге нуждается в помощи.



Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru