: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лахтионов С. В.

История 147-го пехотного Самарского полка

1798-1898

Типография товарищ. „Общественная Польза", Б. Подъяч. 39. Спб., 1899.

 

Глава II. Турецкая война 1806-12 гг. и война с Наполеоном 1806-7 гг.

[18] Приготовление к войне с Турцией. — Взятие Хотина. — Передвижение в Брест. — Бездействие. — Дела у Станиславова. — Передвижения в Гейльсберг и Мазовецк. — Окончание войны с Наполеоном. — Назначение в Молдавскую армию. — 1809 г. Осада и штурм Браилова. — Падение Исакчи, Тульчи, Кюстенджи. — Сражение у Рассеваты. — Осада Силистрии. — 1810 г. Взятие Туртукая. — Осада и штурм Рущука. — Перемены в составе полка. — 1811 г. Стоянка в Силистрии. — Сражение под Рущуком. — Окружение турецкой армии. — Окончание войны.

Полковые истории


В 1806 году война с Турцией стала неизбежной. Наполеон всеми средствами склонял это государство к враждебным действиям против России. Это удалось ему: турецкое правительство начало явно нарушать договоры свои с Россией. На требования Императора о восстановлении нарушенных ею условий, Порта медлила ответом. Она старалась выиграть время, собирая между тем войска и приводя крепости по Днестру в оборонительное положение1.

В виду вероятности войны с Турцией, еще в начале 1806 года в южных русских губерниях были расположены пять дивизий. В числе их находилась 9-я дивизия г. л. Кн. Волконского, в которую был зачислен Украинский мушкетерский полк. Под командой своего шефа г. м. Цызырева, полк выступил из Москвы в поход по дороге к Киеву, штаб-квартире 9-ой дивизии и, прибыв туда, расположился в окрестностях этого города.2

[19] Дивизиями были названы прежние инспекции. В 9-ой дивизии, кроме Украинского полка, состояло еще 6 полков пехоты. из них один — егерский, 3 кавалерийских и 2 казачьих полка и артиллерия. 9-я дивизия вместе с 10-ю составляли 1-й корпус под командой г. л. Эссена 1-го. Из числа расположенных на юге дивизий, прочие две образовали 2-й корпус, а одна дивизия осталась отдельною. В Украинском полку состояло по списку 2,459 человек, а во всех пяти дивизиях около 60.000 чел. Главное командование этими войсками было вверено ген. от кав. Михельсону.

От Турции все еще не получалось ответа на справедливые требования России. Тогда в Октябре месяце, Император Александр I, вследствие нескрываемых враждебных намерений турецкого правительства, приказал южной армии занять Дунайские Княжества. Надлежало предупредить здесь турок и не дать им воспользоваться богатыми средствами страны. Занятием Бессарабии, Молдавии и Валахии имелось в виду, не прибегая к кровопролитию, понудить Турцию восстановить нарушенные ею права России.

Украинский полк, как и все войска под командой г. Михельсона, уже давно был в полной готовности к выступлению в поход. Поэтому, немедленно по получении в армии приказа Государя, полк был направлен, в составе корпуса г, Эссена, из Киевской губернии к Днестру, составлявшему тогда границу нашу с Турцией3.

Переправа войск была назначена в трех местах: у Дубоссар, Могилева и корпусу г. Эссена у Хотина.
В самом начале похода, было получено повеление Государя Императора отделить корпус Эссена от армии, назначенной действовать против Турции, и направить его к Бресту. Это передвижение было вызвано необходимостью усилить русские войска на западной границе, так как Наполеон, одержав победу при Иене и Ауэрштедте над пруссаками, нашими союзниками, приближался с армиею к границе России.

Исполняя ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление, г. Михельсон тотчас направил к Бресту 10-ю дивизию. Туда же должна была идти 9-ая дивизия с Украинским полком после овладения турецкою крепостью Хотином.

В то время, когда Украинский полк приближался к этой крепости, Михельсон с главными силами армии переправлялся через Днестр у Могилева и затем, продолжая движение, достиг без выстрела Ясс. Вступление наших войск в Молдавию успокоило жителей, которые со страхом ожидали насилий со стороны турок.

[20] 12-го Ноября Украинский полк подошел к Жванцу, местечку, расположенному на нашем берегу Днестра, несколько выше турецкой крепости Хотина, лежащей на правом берегу этой реки.

По приказанию г. Эссена, против крепости были возведены в ночь на 13-е Ноября батареи. Затем было приступлено к установке моста, приготовленного из плотов у нашего берега, но сильный ветер помешал этой работе.

13-го Ноября утром кавалерия авангарда была выслана на противоположный берег, выше крепости; вместе с кавалеристами, на крупах лошадей переправился один егерский полк. Турки открыли по ним огонь, но вскоре отступили к ретраншаменту впереди крепости.

В это время Украинский полк и прочие войска 9-й дивизии поспешно переправлялись на паромах и, примкнув затем к отряду, находившемуся на правом берегу, расположились вокруг крепости.
Г. Эссен послал Хотинскому паше предложение сдаться. В письме к нему он говорил, что вступление русских войск в княжество не имеет завоевательных целей и приглашал его окончить дело без кровопролития. Паша просил десять дней срока, вместо которых Эссен оставил ему времени для размышления только до 10 час. следующего утра.
С нашей стороны были сделаны необходимые приготовления для взятия крепости, и украинцы с нетерпением ожидали 10 часов утра 14 Ноября, чтобы, согласно приказанию корпусного командира по войскам 9-ой дивизии, броситься на штурм.
Такая решительность заставила турок прислать к назначен ному сроку чиновников для переговоров о сдаче крепости.

15-го Ноября Хотин был занят русскими войсками. Нам достались все знамена, 162 орудия, порох, снаряды и запасы хлеба в зерне. Гарнизон турецкий получил право выхода в Галац.

За успешное начало военных действий Государь Император пожаловал г. л. Эссену орден Св. Владимира 2-й степени4.

Из Хотина войска Эссена выступили на соединение с 10-ою дивизией, расположенною вдоль по нашей границе с Галицией.
К этому времени выяснилось намерение Наполеона наступать против России со стороны Варшавы. Вследствие этого, корпус г. Эссена, с Украинским полком в своем составе, получил приказание перейти в окрестности Бреста, куда он и прибыл в начале декабря.

Войска, назначенные для действия против Наполеона, состояли, [21] кроме двух дивизий, бывших у Эссена, из корпусов: Беннигсена, стоявшего у Пултуска и гр. Буксгевдена — у Остролепки. Всего в трех корпусах в это время было 130.000 чел, Силы Наполеона доходили до 160.000 чел.5.

Вскоре полк выступил из Бреста вместе с своим корпусом на соединение с войсками Буксгевдена, наступавшими левым берегом Нарева по направлению к Бугу. Движение наших отрядов было исполнено по приказанию главнокомандующего генерала-фельдмаршала гр. Каменского I-го, который предполагал произвести общее наступление.
Узнав от авангардов о появлении французов, гр. Каменский изменил первоначальное свое намерение и велел отступать. Украинский полк вернулся 10 декабря на прежнее место, в Брест.
Здесь, вместе с другими войсками 9-ой дивизии, полк простоял в бездействии весь декабрь месяц. 10-я дивизия была отделена от корпуса и отправлена на соединение с войсками Беннигсена, который, после славных для русского оружия дел у Пултуска и Голымина, отступал, в виду численного превосходства неприятеля, к Тыкочину.

Гр. Каменский, вследствие болезни, передал главное командование армиею гр. Буксгевдену, но при этом не подчинил ему корпуса Эссена, а предоставил последнему самостоятельность в действиях. Г. Эссен считал необходимым обеспечить границы наши со стороны Галиции, нейтралитетом которой Наполеон мог пренебречь, и потому оставался с войсками своего корпуса у Бреста.

На военном совете, собранном генералами Буксгевденом и Беннигсеном при отступлении их после Пултусского сражения, было решено корпусу Эссена передвинуться в Высоко-Мазовецк. Здесь он должен был охранять левый фланг нашей армии.

В начале Января, Украинский полк с другими частями своего корпуса, по приказанию вновь назначенного главнокомандующим г. Беннигсена, перешел из Высоко-Мазовецка в Брянск, для охраны пространства между Гродно и Брестом.

Большую часть Января месяца, если не считать небольших передвижений, полк провел в таком же бездействии, как и прошлый месяц.

Это долгое бездействие было тягостно для войск. Продовольствие их в бедной и уже истощенной стране было затруднительно. Войска нередко принуждены были голодать, и среди них стала развиваться болезненность. [22]

Украинцы жаждали боя, хотели померяться с врагом, но дел с неприятелем не было во всем корпусе. Только в авангарде производились незначительные набеги, с целью тревожить неприятеля.
Наблюдательный корпус Савари, оставленный Наполеоном против войск Эссена, держался оборонительно и имел целью не допускать русских к Варшаве. Он расположился между Броком и Остроленкой.

Видя бездействие Савари, Эссен решил произвести наступательное движение. При этом он послал три полка; Украинский и Крымский мушкетерские и 10-й егерский, для усиления войск генерала Седморацкого, который стоял с 6-ою дивизией в Гониондзе6.

Усилив войска Седморацкого и обеспечив этим связь свою с главною армией, Эссен выдвинулся с остальною частью своего корпуса из Брянска к Высоко-Мазовецку.
В то время, когда Эссен атаковал 22 Января французов у Острова и принудил их бежать, Украинский полк в отряде кн. Волконского был на марше из Брянска к Гониондзу7.

К украинцам доходили слухи из главных сил нашей армии о кровопролитном Прейсиш-Эйлаусском сражении. Обе армии, наша и неприятельская, сохранили в этом сражении свои места до конца боя. Бой был ожесточенный и обе стороны понесли такие громадные потери, что принуждены были отступить: Беннигсен — к Кенигсбергу, Наполеон за р. Пассаргу 8.

Чтобы отвлечь внимание противника, Беннигсен послал Эссену приказание атаковать Савари.
Эссен направился против Остроленки и приказал идти туда же отряду кн. Волконского из Гониондза, предполагая напасть на французов в этом пункте с двух сторон.

В самом начале похода г. Седморацкий получил от главнокомандующего приказание присоединиться к. главным силам армии и немедленно отделился с 6-ою дивизией от войск кн. Волконского, не смотря на просьбы последнего подождать окончания предприятия. Под командой кн. Волконского осталось только три полка 9-ой пехотной дивизии, в том числе Украинский полк, и небольшое количество кавалерии. С этими слабыми силами кн. Волконский продолжал движение из Гониондза к Остроленке.

3-го Февраля отряд кн Волконского встретился с французским авангардом у с. Станиславова. Решительная атака нашего [23] отряда заставила неприятеля быстро отступить за р. Схву. Под выстрелами противника, мосты, испорченные французами, были исправлены и преследование их продолжалось на другом берегу.
Французы отступали, задерживаясь в лесах. Болотистая местность и малочисленность кавалерии не позволили быстро преследовать их и помешать соединению с войсками Савари, который с половиною своего корпуса спешил к ним на помощь. Другая половина его корпуса оставалась в Остроленке.

Превосходство неприятельских сил, после прибытия Савари, заставило кн. Волконского отступить обратно за р. Схву. Отсюда был открыт перекрестный огонь по французам, что вместе с наступившею ночной темнотой удержало их на противоположном берегу.

На следующий день французы отыскали на р. Схве броды и тотчас же двинулись в обход обоих наших флангов. Обойденный с флангов, отряд наш мужественно отражал все атаки французов. Неся большие потери, украинцы не уступали превосходному в числе неприятелю. После того, как шеф их, ген. Цызырев, находившийся впереди полка, был тяжело ранен, они дрались еще ожесточеннее, неоднократно ходили в штыки и только приказание начальника отряда заставило их отступить.
Под натиском неприятеля, отступление было совершено в полном порядке. Отряд наш занял вторую позицию у Оссовека, которая была осмотрена еще накануне. Здесь неприятель был встречен ядрами и картечью наших орудий, бывших при полках. Одна наша пушка, которую при отступлении невозможно было вывезти, вследствие топкого грунта, была снова отбита. Знамена были геройски спасены.

Отбиваясь от окружавших его со всех сторон французов, отряд отступил опять на новую позицию. Отсюда задерживаясь шаг за шагом и отражая атаки противника, украинцы отошли к опушке леса, которая была немедленно занята нашею пехотою и артиллерией9.
Огонь орудий остановил Савари, который получил в то же время известие о приближении Эссена к Остроленке. Эссен опоздал своим прибытием, чем поставил слабый отряд Волконского в критическое положение. Теперь же, беспокоясь за участь последнего, он производил ложную атаку против Остроленки, которая заставила Савари поспешить туда на помощь к своим, [24] а для наблюдения за кн. Волконским отделить лишь небольшой отряд.
Тогда украинцы и прочие полки кн. Волконского, подняв убитых и раненых, собрались у Станиславова и, отдохнув здесь, выступили обратно в Гониондз. В сражениях 3-го и 4-го Февраля отряд потерял до 900 человек убитыми и ранеными10.

Вскоре украинцы должны были снова выступить из Гониоидза, так как Беннигсен приказал отряду кн. Волконского присоединиться к главным силам армии.

Войска под начальством главнокомандующего были расположены в окрестностях Гейльсберга. По прибытии сюда Украинский полк присоединился к 6-ой дивизии и вместе с нею вошел в состав резерва 2-ой линии11.
У Гейльсберга украинцы были расположены на квартирах. Беннигсен предполагал сперва произвести наступление всеми силами против французов, но медленность в подвозке продовольствия заставила его отложить это намерение.

В начале Мая, Украинский и другие два полка кн. Волконского были опять посланы для усиления отдельного корпуса, стоявшего у Высоко-Мазовецка. Начальство над корпусом перед этим перешло, по болезни г. Эссена, к графу Толстому12.
Между тем как Беннигсен, запасшись продовольствием, перешел в наступление, украинцы вместе со всем корпусом гр. Толстого продолжали стоять у В. Мазовецка, так как продовольствие войск в корпусе было по прежнему крайне затруднительно, что являлось причиной большого количества больных, а движение вперед заставило бы еще более удалиться от магазинов. С целью тревожить правый фланг Наполеона и для связи с нашею главною армией, гр. Толстой высылал вперед летучие отряды13.
Вскоре до украинцев дошла тяжкая весть о результатах Фридландского сражения. Оно было проиграно нами, не смотря на замечательное мужество и стойкость наших войск. После сражения Беннигсен поспешно отступил за Неман14.

Наполеон следовал за ним. В то же время Массена готовился атаковать стоявший против него отдельный корпус гр. Толстого, но последний получил от главнокомандующего приказание [25] иметь единственною целью защиту наших границ и потому отступил со своими войсками, в тол числе с Украинским полком. к Белостоку15.

Вскоре военные действия между воюющими сторонами были прекращены, а 27-го июня, во время свидания в Тильзите Императора Александра с Наполеоном, был заключен мир, после чего на следующий же день войска Заграничной армии получили приказание возвратиться в пределы отечества.

По возвращении в Россию, Украинский полк был расположен с частью войск Заграничной армии в общем лагере под Оршей. Здесь, однако он отдыхал не долго, так как осенью того же 1807 года был снова направлен в Молдавскую армию, в числе частей, посланных для ее усиления.

9-ая дивизия осталась в России, а Украинский полк, прибыв в действующую армию, был прикомандирован к 12-ой дивизии г л. гр. Каменского I-го, штаб-квартира которого находилась в Фокшанах. 12-ая дивизия состояла в корпусе действующей армии. которым командовал ген. от инф. Голенищев-Кутузов, будущий герой Отечественной войны. Главнокомандующим Молдавской армии был кн. Прозоровский, главная квартира которого находилась в Яссах. Там же был и Кутузов со своим штабом.

По прибытии в действующую армию, Украинский полк получил приказание расположиться на зимней квартире в м. Калиени, в окрестностях Фокшан16.

Вследствие одного из условий Тильзитского договора, с турками было заключено перемирие и, при посредничестве Наполеона, велись переговоры о мире.

По ходу этих переговоров трудно было ожидать, чтобы соглашение состоялось. В ожидании военных действий, кн. Прозоровский принимал меры к увеличению боевой готовности войск.

В полку ежедневно производились строевые учения. По приказанию главнокомандующего было принято нововведение: при пальбе из трехшереножного строя люди первой шеренги стреляли с колен17.
2-ой батальон был отделен от полка; в резервный корпус г. Эссена I-го, расположенный в Молдавии. Вместе с 2-м баталионом Куринского мушкетерского полка он составил гарнизон Каменец-Подольской крепости, где оставался до 1811 года18. [26]

Стоянка на квартирах в окрестностях Дуная была не легка для нашей армии, непривыкшей к местному климату с его постоянными резкими переменами температуры. В войсках развились изнурительные лихорадки, обыкновенно свирепствующие в том краю, и другие болезни: горячки, поносы. К тому же, в зимнее время, продовольствие войск было очень затруднительно.19
Heсмотря на большое число больных, люди 1-го и 3-го баталионов полка, стоявших в Кадиени, были бодры духом. Все с нетерпением желали боя: вынужденное бездействие было тяжелее всего.

Переговоры о мире не привели ни к какому соглашению. В начале 1809 года украинцы с радостью узнали об открытии, наконец, военных действий.

Раньше переправы через Дунай, кн. Прозоровский предполагал занять кр. Браилов. Для этого был назначен корпус Кутузова.
Украинский полк выступил из Калиени и 8 апреля прибыл к Браилову.

Войска Кутузова заняли позиции вокруг крепости. В Украинском полку, находившемся в право-фланговом отряде г. л. гр. Каменского 1-го20, деятельно принялись за постройку редутов, которые должны были усиливать оборону тех участков нашей позиции, которые не были заняты войсками. С начала осады турки делали вылазки, чтобы помешать работам, но каждый раз были отражаемы с большим уроном и принуждены скрываться обратно в крепость.

11 апреля прибыла к нашим войскам осадная артиллерия, и на Дунае около крепости расположилась русская флотилия. Огонь орудий действовал против крепости так успешно, что войска наши, в том числе украинцы, получили возможность подвинуться вперед с мест первоначального своего расположения; некоторые же части войск осадного корпуса, бывшие в 1-ой линии, подошли даже к самому ретраншаменту впереди крепости.

В войсках прошел тогда слух о несогласиях, возникших в турецком гарнизоне. Пользуясь этим, главнокомандующий решил взять ретраншамент открытою силой.
Впоследствии оказалось, что грозные крепостные твердыни пострадали далеко не достаточно, ни одно из орудий неприятельских не было подбито. Гарнизон крепости состоял из 12,000 турок, против которых с нашей стороны назначено для атаки 8.000 чел. [27]

Штурм был назначен ночью, с 19-го на 20 апреля. В 11 час. ночи взвилась сигнальная ракета и войска двинулись вперед тремя колоннами.
Сохраняя полную тишину, украинцы вышли из траншеи, где они были построены в ожидании сигнала, и следовали в резерве за средней колонной.21
Непроглядный мрак южной ночи не позволял различать предметов: под влиянием темноты окружающая местность приняла, совершенно другой вид, чем днем, вследствие чего войска, сбиваясь с дороги, с трудом удерживали верное направление, отдельные отряды разошлись друг от друга, а охотники удалились далеко вперед от своих колонн.
Среди безмолвия, вдруг на левом нашем фланге раздалось «ура». Левая колона, вместо того, чтобы произвести только ложную атаку, как ей следовало по диспозиции, не выждала приближения войск центра и правого фланга и решительно бросилась на штурм.
Успех ее был непродолжителен. Несвоевременный штурм только открыл неприятелю наше намерение. Турки быстро заняли ретраншамент, после чего войска левого фланга не могли одни удерживать укрепления и принуждены были отступить в ров. Только тогда подошли охотники других колонн и неустрашимо взошли на вал, но почти все нашли здесь славную смерть.
Все попытки подошедших колонн поддержать первую атаку были отражены турками.
Тогда были по частям высланы на помощь войска из резервов. Наконец, и украинцы получили приказание главнокомандующего двинуться вперед, но было поздно. Находившиеся впереди войска указывали барабанным боем направление. He видя ничего среди окружающей темноты, украинские батальоны двинулись на этот звук и под губительным огнем турецких орудий достигли ретраншамента.
Присоединясь во рву к находившимся там войскам, они мог ли только разделить их участь. Когда стало светать, глазам представилась тяжелая картина. Вся линия наших войск стояла во рву, кто еще мог, продолжал стрелять вверх, а густая толпа турок покрыла над ними весь вал, стреляя в них и спуская разные тяжести. Никто не подался назад; не будучи в состоянии одновременно взойти массами на вал по коротким штурмовым лестницам, войска оставались во рву и умирали ожидая дальнейших приказаний своих начальников. [28]

Тогда главнокомандующий, убедившись в невозможности дальнейших действий, приказал отступать. При этом отступлении выказался весь молодецкий дух русского солдата. Вместе с другими тихо выходили украинцы изо рва, строили фронт, и, несмотря на то, что сзади их буквально расстреливали, они тихим шагом отступали, смыкая беспрестанно редевшие ряды. При попытках преследования со стороны турок, они останавливались и пальбою заставляли неприятеля возвращаться обратно. Конница из общего резерва и высланные главнокомандующим свежие войска окончательно принудили турок скрыться за укрепления22.
Во время неудачного штурма Браилова, наши войска, доблестно выполнившие все, что было возможно, потеряли более 5 000 челов.

Из Браилова полк перешел в Галац, где должен был переправиться на правый берег Дуная. Здесь строился мост, но разлитие реки задержало наводку его до половины Июля.

В конце Июля началась переправа. Украинский полк одним из первых вступил на правый берег, в составе корпуса г. Засса23.

31 Июля он подошел к укреплению Исакче, которое было оставлено турками, устрашенными приближением русских. Только два судна открыли было пальбу. но принуждены были замолчать.
Продолжая движение, 1-го Августа он занял беспрепятственно Тульчу, гарнизон которой скрылся в Измаил24.
Затем полк присоединился к корпусу г. Платова и вместе с ним направился к кр. Кюстенджи, лежавшей на вдающемся в море полуострове. Узкий перешеек, соединяющий его с материком, был сильно укреплен и защищался неприятельским отрядом. Приблизясь 29 Августа к укреплению, украинцы открыли перестрелку с турками, во время которой неприятельские передовые посты отступили в крепость. На следующее утро, при виде батарей, возведенных минувшею ночью нашими войсками, турки сделались сговорчивее и сдали Кюстенджи25.

К корпусу Платова прибыл кн. Багратион, недавно назначенный главнокомандующим вместо скончавшегося кн. Прозоровского. Под его начальством Украинский полк, в составе войск г. Платова, поспешил в Черноводы к корпусу Милорадовича, против которого в Рассевате расположилась армия Хозрева-паши. [29]

Соединившись с войсками Милорадовича, кн. Багратион продолжал наступление. Пехота корпуса Платова шла в трех колоннах, одна за другой, Украинский полк вместе с Новгородским составлял среднюю из этих колонн под командой г.-м. Репнинского. При каждой колонне находилось по шести орудий. Вправо и влево от пехоты шли две колонны конницы. Правее Платова наступал в том же порядке корпус Милорадовича.

Украинский полк двигался но дороге, изобиловавшей всевозможными препятствиями. Дорога преграждалась часто речками, приходилось останавливаться и устраивать переправы, местами надо было пробираться узкими тропинками. к тому же крайне неровная местность сильно увеличивала трудности похода. За то глазам представлялась чудная картина, освещенная солнцем: высокие с тесными ущельями горы, ручьи. озера и поросшие высокой травой болота живописно чередовались между собой. Каждый невольно любовался редкой красотой природы и забывал усталость26.

Когда бывшая в авангарде конница наша показалась перед Рассеватой, турки не хотели верить, чтобы за нею скрывались наши главные силы, столь непроходимой считали они дорогу, только что пройденную войсками кн. Багратиона. Скоро они должны были этому поверить. Взойдя на высоты, окружающие Рассевату, украинцы, под огнем из неприятельских ретраншементов, перестроились в каре, составляя центр боевой линии корпуса Платова. Отсюда они открыли огонь против отступившей в беспорядке неприятельской конницы, а затеи получили приказание перейти на левый фланг, угрожая неприятелю обходом. Опасаясь за свой путь отступления, сперва конница, а потом пехота турецкая бросилась в беспорядке по силистрийской дороге. Высланная вперед кавалерия наша довершила поражение турок, которые в полнейшем расстройстве рассеялись в разные стороны, побросав по дороге пушки и оружие. Потери их в этот день простирались до 4.000 челов. убитыми и 1.000 чел. пленными27. Кн. Багратион, в донесении своем об этом сражении, писал следующее: «слабого пера моего никогда не достанет в полной мере изобразить того рвения, того мужества и той храбрости, которые в настоящем деле обнаружены всеми войсками Вашего Императорского Величества». Все передвижения войск производились «в таком порядке, что оно более похоже было на маневр, нежели на действительное сражение»28. [30]

11 сентября Украинский полк прибыл к Силистрии, которая была хорошо защищена укреплениями и многочисленным гарнизоном. Войска кн. Багратиона обложили крепость, причем украинцы были расположены с западной ее стороны в составе корпуса Платова. Время проходило в постройке редутов и в отражении вылазок из крепости. Ожидали прибытия осадной артиллерии, которая запоздала, задержанная испорченными от непрерывных дождей дорогами. 18 сентября прибыли, наконец, осадные орудия, открыли сильный огонь против крепости, и началась правильная ее осада.

Под Рущуком в это время была собрана сильная турецкая армия под командой самого верховного визиря. Надеясь на его помощь, гарнизон Силистрии упорно держался. Корпус. высланный визирем из Рущука к Силистрии, был 24-го сентября разбит у Татарицы войсками Платова. Об этом тогда же с радостью узнали украинцы, остававшиеся во время сражения на прежней своей позиции против осажденной крепости.

Узнав о поражении своего корпуса, визирь выступил с армией из Рущука и в ночь на 9-ое октября присоединился у Татарицы к прежде высланным войскам и немедленно приступил к усилению своей позиции линиею окопов. Левый фланг их примыкал к берегу Дуная, а впереди, в центре и на правом фланге, были устроены две батареи.

Тогда кн. Багратион, взяв 9 батальонов из числа войск, блокирующих крепость, в том числе два баталиона Украинского полка, повел их на соединение с остальными войсками корпуса Платова, которые после дела 24-го сентября заняли позицию между Татарицей и Силистрией. Здесь собралось теперь до 4.500 русских против 20,000 турок. Несмотря на такой перевес в силах противника, кн. Багратион решился атаковать его 10 октября в открытом поле. Желая выманить турок из сильно-укрепленной позиции, кн Багратион построил все войска свои на открытой возвышенной местности в каре в одну линию. Украинский полк составил 4-ое каре с правого фланга под командой ген. Кушникова.

Ожидание оказалось напрасным, неприятельская пехота не выходила из окопов, к которым отступила и конница турецкая, опрокинутая казаками. Тогда главнокомандующий приказал овладеть неприятельскою батареей, находившеюся впереди нашего центра, для чего назначил одно из бывших здесь каре. Несмотря на сильнейший огонь турецких орудий, она была взята и занята нашими войсками. Турки в больших массах устремились [31] на батарею, с целью снова овладеть ею, но против них кн. Багратион двинул остальные войска. Очередь дошла до украинцев. По наступавшему каре, состоявшему из украинских баталионов, неприятель сосредоточил огонь всей своей артиллерии, и густые толпы турок бросились с криком ему на встречу, но отчаянные атаки их разбились о бесстрашие украинцев, которые с своей стороны приняли их в штыки. Тесня многочисленного неприятеля, они заставили его отступить к окопам, а сами присоединились к остальным нашим войскам, занимавшим новую позицию по сторонам взятой нами батареи, откуда провожали турок огнем.
Потерпев неудачу в центре и на левом фланге, турки намеревались вознаградить ее победой на своем правом фланге. Находившаяся там батарея турецкая была еще с начала боя занята нашим левофланговым каре кн. Трубецкого, которое далеко отделилось от общей линии наших войск. Прибывший в это время из Туртукая на поле сражения албанский корпус был немедленно направлен против каре кн. Трубецкого и окружил его со всех сторон. Атаки наших драгун не поколебали многочисленного неприятеля и каре Трубецкого, состоявшему всего из трех баталионов егерей, пришлось более часа одному отбиваться от атак албанцев. Тогда на помощь к нему был выслан Украинский полк. Дружно устремились украинцы спасать товарищей. Отчаянно работая штыками, проложили они себе дорогу среди врагов и, соединившись с егерями, заставили неприятеля податься назад. Встретив неожиданный отпор, албанцы не смели возобновлять нападения на наш левый фланг. Каре Трубецкого было спасено29.

С прибытием албанского корпуса, перевес в силах на стороне неприятеля был столь велик, что главнокомандующий отказался от дальнейшего наступления против турок, хорошо защищенных укреплениями Так как турки не выходили более из окопов, то в 5 часов дня бой был прекращен. Вечер 10 октября и весь следующий день украинцы оставались на своих местах, а 12 го числа, по приказанию главнокомандующего, возвратились к Силистрии. Турки не двигались с своей позиции, продолжая окапываться и получая новые подкрепления.

Вся армия визиря собралась теперь у Татарицы. Наступившие, к тому же, морозы и полная невозможность добывать продовольствие в опустошенной стране заставили кн. Багратиона снять осаду Силистрии. 15 октября украинцы, в составе войск, бывших у Силистрии, [32] построились в походные колонны и стали медленно отходить к Черноводам и далее к Троянову валу, где простояли три недели. Все это время они надеялись, что турки подойдут к нашему расположению и не сомневались, что. одолеют их в бою в открытом поле, но неприятель не решался приближаться, а только издали следил за русскими войсками.

От Троянова вала войска перешли в Гирсов и в конце Декабря переправились на левый берег Дуная для зимовки. Украинский полк при 12 дивизии расположился на квартирах в Фокшанах. С переходы через Дунай пополнение войск несколько улучшилось и уменьшилось число больных, недостаток в продовольствии был не так чувствителен, как на правом берегу, где все средства для подвоза его к войскам были исчерпаны без успеха30.

При открытии военных действий весной 1810 года, Украинский полк вошел в состав корпуса г. Засса, который должен был переправиться у Туртукая и осадить Рущу31.

В то время, когда украинцы находились на походе к месту переправы, было получено известие, что турецкая армия под командой великого визиря двинулась из Шумлы к Туртукаю. Это заставило г. Засса ускорить движение, и в ночь на 19 Мая Украинский полк, находившийся в авангарде вместе с двумя другими пехотными полками и кавалерией, подошел к берегу против Туртукая. К этому месту по впадающей здесь в Дунай р. Аржис были заблаговременно спущены паромы. Вызванные из полков охотники переправились через Дунай и, высадившись ниже крепости, поднялись на высоты правого берега. Янычары, занявшие в этом месте кустарник, отступили. Между тем, переправились войска авангарда, и украинцы быстро взошли по обрывистому берегу. Появление их, угрожающее туркам обходом, заставило последних бежать в крепость. Во время переправы, по крепости действовала батарея с левого берега и заставила замолчать постепенно все неприятельские орудия. Вся пехота нашего авангарда расположилась в трех каре с восточной стороны крепости. Вскоре к ним примкнули главные силы г. Засса, и находившиеся еще в поле неприятельские войска принуждены были частью бежать, частью скрыться в крепость. Переправившаяся с нашими войсками артиллерия открыла сильный огонь против Туртукая, после чего турецкий гарнизон, отчаявшись в своем спасении, в беспорядке бежал в Рущук [33] в полночь на 20-е Мая и, во время бегства, понес большие потери от преследовавших его казаков32.
Вслед за ним, Украинский полк, в составе отряда г. Засса, направился к Рущуку. В ожидании прибытия подкреплений, г. Засс ограничивался, по малочисленности своего отряда, наблюдением за Рущуком издали. В 4 часа утра 13 Июня Украинский полк участвовал в усиленной рекогносцировке, произведенной авангардом отряда. Турецкие пикеты отступили при этом в крепость, и высоты вокруг крепости были заняты нашей кавалерией. 11а следующий день г. Засс расположил войска вокруг Рущука, причем часть пространства на левом фланге оставалась незанятою за недостатком войск. Украинский полк под командой г. м. Ушакова находился на правом фланге в отряде под личным начальством г. Засса. Ободренные малочисленностью осаждающих, турки большими массами делали частые вылазки из крепости и мешали осадным работам. Ослабление бдительности со стороны наших войск могло иметь пагубные последствия, поэтому украинцы были готовы всегда, и днем и ночью, встретить неприятеля штыками, если бы он ворвался к ним в траншею.

Вновь назначенный в этом году главнокомандующий гр. Каменский 2-й осаждал тогда Шумлу. Еще ранее высылал он небольшие подкрепления к войскам под Рущук. теперь же обратился туда сам с главною армией. Так как правильная осада этой крепости отнимала много времени, то гр. Каменский решил, во что бы ни стало, теперь же штурмовать ее и, исполнив затем волю Императора Александра, двинуться к Балканам.

5 Июля, в день выступления главнокомандующего из-под Шумлы, г. Засс сделал попытку ускорить падение крепости, с помощью войск, бывших под его командой. Украинский полк, в составе право-флангового отряда, двинулся вечером этого дня с соблюдением полной тишины к находившемуся перед ним полуразрушенному бастиону. Ошибочно предполагали, что этот бастион оставлен гарнизоном и что его можно будет занять раньше, чем неприятель заметит приближение наших войск. Царившая там тишина как бы подтверждала это предположение, как вдруг осветилась линия неприятельских укреплений и грянул залп турецких орудий. Страшный картечные огонь, открытый по наступавшим частям, вырвал много рядов из строя. Оказалось, что турки заблаговременно узнали о часе и пункте готовившегося приступа, сильно укрепили и вооружили намеченный бастион и были в полной готовности [34] встретить атаку. Вследствие этого, приступ слабого отряда против хорошо защищенной крепости не удался и наши войска вернулись на прежние места33.

Прибыв с армиею 9 Июля к Рущуку, главнокомандующий сделал новое распределение войск осадного корпуса по отрядам, при чем Украинский полк получил назначение охранять мост через Дунай ниже крепости34. Здесь он находился во время бомбардирования Рущука, а затем был переведен обратно на правый фланг блокадной линии, где и участвовал в штурме 22-го Июля35. Мнения частных начальников о своевременности штурма разделились: заведывавший инженерными работами генерал Гартинг ручался за легкость овладения крепостью; прочие же начальники находили необходимым выждать, пока она будет более повреждена и разведана. Мнение генерала Гартинга одержало верх.

Еще ночью Украинский полк, выполняя общее по всей войскам приказание главнокомандующего, подошел почти к самой крепости. В четвертом часу утра украинцы, выслав вперед цепь охотников, по 15 чел. с батальона, по приказанию своих начальников, без шума подошли к крепостному рву, в штурмовых колоннах по полувзводно (8 чел. в ряд), и беспрепятственно спустились в него. Остальные люди не могли тогда же последовать за ними, так как турки, перед штурмом углубили ров и приготовленные лестницы оказались коротки. Стрелки мужественно взошли на вал. Неприятель дал нашим войскам собраться во рву и только тогда обнаружил свое присутствие. Он ждал этого момента. Массы турок хлынули немедленно с двух сторон на встречу штурмующим: янычары, выйдя подземными галереями, наводнили собою ров, где столпились русские войска, другие массы турок бросились на цепь отважных стрелков, большая часть которых была убита, а остальные сброшены с вала в ров. Во рву закипел жаркий, но неравный бой. Твердо держались украинцы, хотя на каждого из них набросилось по несколько исступленных врагов, штыки и ятаганы отчаянно работали, и скоро ров наполнился трупами нашими и неприятельскими. Почти все начальники в полку были убиты или ранены. Солдаты, находившиеся во рву и на штурмовых лестницах, приставленных к эскарпу, но далеко не достигавших до его гребня, сильно терпели от огня неприятельского. Окончательно удостоверившись в неудаче штурма, гр. Каменский подал в 8 час. утра сигнал в отступлению.

[35] В эти четыре часа у войск, участвовавших в штурме, вы было из строя 78 офицеров, 3,000 нижних чинов убитыми b 285 офицеров и более 5,000 нижних чинов рапными. Столь же велики были потери турок. Все участники штурма удостоверяют, что офицеры и солдаты свято выполнили свой долг в этом деле. Генерал Крассовский в своих записках пишет: «я нигде не был свидетелем такого ревностного и благородного самоотвержения, с каким гибли храбрые русские солдаты на несчастном и кровопролитном штурме Рущука»36.

После исправления повреждений, сделанных во время штурма в осадных работах, правильная осада Рущука и Журжи возобновилась. Украинцы были переведены на левый берег Дуная, к войскам, осаждавшим Журжу, и находились тан до сдачи обеих крепостей 15 Сентября.

После их падения, турки повсюду отступали и, вследствие приближения зимнего времени, расходились, по своему обычаю, по домам. Вскоре украинцы, присоединясь к 9-ой дивизии, только что прибывшей из России под командой начальника дивизии г.-л. кн. Суворова, расположились на зимних квартирах у с. Мал. Слободзеи.

Главная квартира всей армии находилась в Бухаресте37.

12 Октября 1810 года последовала перемена в наименованиях батальонов и рот полка. Все три батальона названы мушкетерскими, первые роты в каждом батальоне получили название гренадерских, а остальные три мушкетерских38. Никакой существенной разницы между теми и другими не было. Второй батальон, называвшийся резервным, переименован в запасный и по прежнему был отделен от полка, за исключением гренадерской роты, которая находилась при 1 и 3-м батальонах в действующей армии. Гренадерские роты вторых батальонов при соединении вместе всех шести полков дивизии составляли при каждой дивизии два сводно-гренадерских баталиона39.

В начале следующего года, 22 Февраля, полк из мушкетерского был переименован в пехотный. В то же время прежние названия батальонов и рот по фамилиям полкового командира и старших офицеров отменены и каждой из этих частей в полку присвоен номер по порядку, причем гренадерские роты получили нумерацию особую от мушкетерских40.

[36] В начале 1811 года, по повелению Императора Александра, пять дивизий, расположенных в окрестностях Дуная, выступили к границам России. Такое ослабление действующей армии было вызвано ожиданием войны с Наполеоном, враждебные намерения которого становились все более очевидными. В числе войск, отозванных из Молдавской армии, находилась также 9-ая дивизия41. Входивший в состав ее Украинский пехотный полк не последовал со своею дивизией, а был прикомандирован к 8-й дивизии г. Эссена 3-го, одной из четырех дивизий, оставленных в действующей армии, и назначен в гарнизон кр. Силистрии, еще с прошлого года бывшей в наших руках42.

27 Марта Украинский полк вошел в состав первой бригады 8-ой дивизии43. Каждая дивизия разделялась тогда на три бригады, из которых в первых двух было по два пехотных, а в третьей два егерских полка. Шефом полка был г. Цызырев, он же командир I-й бригады, помощником его по управлению полком — командир полка подполковник Поливанов44.

В Силистрии полк простоял до половины Апреля. К этому времени главное командование армиею перешло к ген. от инф. Голенищеву-Кутузову, назначенному вместо умирающего графа Каменского. Чтобы уменьшить дробление наших слабых сил на отдельные отряды, Кутузов в половине Апреля приказал начальнику Силистрийского гарнизона разрушить укрепления Силистрии, а войска гарнизона отправить по новым назначениям для присоединения к войскам, занимавшим крепости по берегу Дуная. Первый батальон полка был тогда же направлен в Галац, в число войск, охранявших нижнее течение Дуная. 3-ий баталион остался в Силистрии. Вскоре укрепления этой крепости были сперва взорваны, а затем срыты войсками, после чего украинский баталион был посажен на суда Дунайской флотилии л вошел в состав экипажа этих судов45.
2-ой батальон полка, который простоял до конца 1810 года в Каменец-Подольском, перешел затем, под командой майора Фогеля, в Аккерман. В начале Июня 1811 года он выступил отсюда в м. Табак, где вошел в отряд г.-м. Денисова. Здесь [37] к нему присоединился I-й батальон полка, стоявший раньше в Галаце46.

Почти в то же время, 22 Июня, 3-й батальон Украинского полка, находившийся на судах флотилии, участвовал в сражении под Рущуком.
В этом сражении 18.000 русских, под командой Кутузова, одержали победу над 60.000 армиею великого визиря Ахмет-бея. Турецкая армия была раньше собрана в Шумле и Софии. Узнав об уменьшении нашей армии, турки ликовали, а в половине Июня, предводимые энергичным Ахмет-беем, перешли в наступление. У Рущука они были встречены Кутузовым, который переправился с левого берега Дуная с корпусом гр. Ланжерона и присоединил к нему находившийся в Рущуке корпус Эссена. Накануне сражения, 21-го Июня, украинский батальон, бывший на флотилии, сошел на берег у Рущука и вошел в число войск, назначенных для обороны этого города. 22-го числа в 7 час. уира турецкая конница стремительно понеслась против центра и обоих флангов позиции, занятой впереди Рущука войсками Кутузова, но атака ее, встреченная пушечным огнем и нашею кавалериею, была отбита. Во время дальнейшего боя массы турецкой конницы проскакали мимо левого фланга нашего расположения к самому Рущуку, тогда гарнизон крепости, в котором находился баталион Украинского полка, сделал вылазку и отбросил турецкую конницу в сады, окружавшие Рущук, после чего она обратилась против тыла наших войск, бывших в поле, но была встречена здесь всею русской кавалерией. Сильный ружейный огонь нашей пехоты довершил поражение турецкой конницы, после чего в 2 часа дня визирь поспешно отступил в свой укрепленный лагерь в Кадыкиой, убедившись в невыгоде вести с русскими бои в открытом доле47.
В донесении своем об этом сражении главнокомандующий основывает успех его, главным образом, на твердости нашей пехоты и искусстве артиллерии.

Атаковать вчетверо сильнейшего врага в сильно укрепленной позиции не входило в расчеты Кутузова. Напротив, он решился перейти со всеми войсками своими на левый берег Дуная и таким, как он сам выражался, «скромным поведением > своим увлечь его в неосторожное наступление, чтобы нанести ему затем полное поражение48. С переходом Кутузова на левый берег, Украинский [38] батальон вернулся yа флотилию, которая затем расположилась у Журжи49.

Переход Кутузова на левый берег Дуная со всеми войсками был для всех в армии полною неожиданностью. Все значение плана Кутузова оценили только тогда, когда благие результаты его стали для всех очевидными.
Малое количество войск Молдавской армии не позволяло нам продолжать наступление. Кутузов должен был ограничиться оборонительной системой войны и, в виду наступления главных сил турецкой армии против Рущука, был озабочен сближением возможно большего числа войск к Журже.

Отряд г.-м. Денисова, в котором находились два батальона Украинского полка, получил приказание перейти из Табака в Браилов, а затем в Шербешти. Отсюда он мог, в случае надобности, быстро прибыть в Браилов, Слободзею (на р. Яломице) или подкрепить отряд, стоявший в Обилешти50.

В Августе месяце 1-й и 3-й батальоны полка еще более приблизились к главным силам Кутузова, перейдя в Обилешти в состав корпуса г. Эссена. Тогда же главнокомандующий решился приблизить к себе две дивизии из числа войск, отозванных от него на случай войны с Наполеоном и расположенных к тому времени по берегу Днестра. Такою мерой он надеялся достигнуть решительных результатов и привести войну к быстрому окончанию, о чем донес Государю.

Узнав о подкреплениях, которые Кутузов стягивал к своим войскам в Журжу, визирь, усилив значительно свою армию, решил в конце Августа немедленно переправиться у Рущука на левый берег Дуная, не ожидая прибытия наших отрядов к армии Кутузова.

Введя в заблуждение наши войска демонстрациею, он переправил, в ночь на 28 Августа, часть своей армии, в числе 20.000 челов., на левый берег Дуная у Слободзеи, выше Рущука. Здесь турки немедленно приступили к укреплению своего лагеря редутами и батареями и ожидали со стороны Калафата наступления отряда Измаила-бея, задержанного победами наших войск в Малой Валахии. Между войсками Кутузова и визиря происходили у Слободзеи только частные стычки, в которых турки не имели успеха. Между [39] тем, Кутузов решил предупредить наступление со стороны визиря, но тщательно хранил свое намерение в тайне51.

С первых чисел Сентября к Кутузову стали подходить подкрепления. 17 Сентября из Обилешти прибыли два батальона Украинского полка и расположились у Слободзеи, в центре позиции, на которой находились войска Кутузова. Позиция эта, фланги которой примыкали к Дунаю, охватывала полукругом турецкий укрепленный лагерь. Украинцы тотчас приступили к постройке редутов, которые Кутузов приказал войскам возвести впереди позиции, линия их должна была надежно прикрывать значительные промежутки между частями войск, занимавших длинную позицию52.
Происходившие по временам стычки оканчивались всегда для турок неудачно. Обе стороны продолжали усиливаться постройкою новых укреплений.

2-го Октября украинцы, вместе со всеми нашими войсками, стоявшими против турок у Слободзеи, были свидетелями радостного для нас события, нанесшего Турции удар, после которого она уже не могла успешно продолжать войну53. При переходе через Дунай, визирь оставил на правом берегу его часть своей армии. Уверенные в слабости наших войск, турки расположились здесь вполне беспечно и окружили себя удобствами мирной жизни. Лагерь этот, в котором были сосредоточены запасы всякого рода, множество верблюдов, лошадей, повозок, скорее представлял обширный табор среди которого были раскинуты шатры для торговли разными припасами, чем боевую позицию.

Утром 2-го Октября украинцы, расположенные у Слободзеи, заметили в неприятельском лагере, на противоположном берегу, какое-то смятение, которое быстро увеличивалось. Между тем как вдали раздавались орудийные выстрелы, в лагерь с криком прискакали в беспорядке турецкие всадники, очевидно спасавшиеся от невидимого врага После их появления весь лагерь неприятельский пришел в движение, а затем все в нем обратилось в бегство. Тогда в тылу турок показался русский отряд, некоторые каре вступили в лагерь, который достался победителю, а кавалерия преследовала бегущих турок, рубила их и многих взяла в плен. Это неожиданное нападение, произведенное войсками г. Маркова, который в ночь перед тем переправился с соблюдением строжайшей тайны на противоположный берег, обратило в бегство до [40] 30.000 чел. расположенных там неприятельских войск, которые затем рассеялись в разные стороны54.
Находившиеся против нашей позиции на левом берегу остальные войска визиря были окружены со всех сторон. 3-го Октября началась канонада по турецкому лагерю: артиллерия Кутузова громила их с фронта, а батареи г. Маркова с противоположного возвышенного берега поражали с тыла. В следующую ночь, стоявшая у Журжи флотилия наша, на которой в числе других войск находился также баталион Украинского полка, перешла к Слободзее и расположилась ниже турецкого лагеря, поперек всего течения Дуная, другая флотилия еще ранее преградила неприятелю сообщение по Дунаю выше лагеря. Канонада с обоих берегов поражала турок с фронта и тыла, орудия флотилий расстреливали их фланги. Огонь по лагерю продолжался постоянно до 13 Октября. Турки быстро расстреляли свои снаряды и замолкли. Чтобы хоть куда-нибудь уйти от нашего губительного огня, они вырывали себе ямы в земле и прятались в них. Жестокий голод, недостаток в одежде при наступивших морозах»и свирепствовавшие у неприятеля болезни довершили дело, начатое нашею артиллерией, турецкая армия таяла день от дня... Когда лошади были съедены, стали питаться травяными кореньями, а колья палаток и самые палатки пошли на топливо.

Еще в начале окружения своей армии, визирь, спасшийся в Рущук, послал к Кутузову парламентера, пытаясь склонить его к заключению перемирия. Впоследствии, по получении разрешения от Императора Александра, Кутузов согласился открыть мирные переговоры с турецкими уполномоченными. В Ноябре месяце Кутузов написал визирю, что он, во всякое время может заставить его армию сдаться военнопленною, но, вместо плена, во избежание бесполезного кровопролития, предлагает взять остатки турецкой армии «под сохранение», до заключения мира. Разница тут была только в названии, но визирю ничего иного не оставалось, как согласиться на это предложение. 25-го Ноября заключено перемирие, тогда же 12.000 человек, оставшихся из числа 36.000 турок. окруженных 2-го Октября на левом берегу нашими войсками, были обезоружены и расположены по деревням, под охраной наших войск. Главнокомандующий приказал выдавать туркам, претерпевавшим страшные бедствия, некоторое количество продовольствия. которое спасло их от голодной смерти55.

[41] С заключением перемирия освободились наши войска, стоявшие против турок на позиции у Слободзеи. Дальнейшая стоянка в поле была невозможна, вследствие сильных морозов и снегов. с 1-му Декабря два батальона Украинского полка перешли на зимние квартиры в д. Коливас, а вскоре и все войска, бывшие в Слободзее, расположились на квартирах в Бухаресте и его окрестностях; в Бухаресте же находились главные квартиры Кутузова и .8-ой дивизии. Один батальон полка остался на Дунайской флотилии, стоявшей у Журжи56.

Еще раньше заключения перемирия, 19-го Ноября 1811 года, последовало ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление о сформировании для полка 4-го, резервного или рекрутского батальона. До этого времени все полки 8-ой дивизии укомплектовывались рекрутами из Новомиргородского рекрутского депо. Депо соединялись в резервные бригады и дивизии. Теперь при этих депо были составлены из рекрут для каждого полка 4-ые батальоны, в которых по штату положено 559 чел., из них 7 офицеров и 30 унтер-офицеров. Из этих батальонов должны были отправляться команды для пополнения действующих частей57.

Три батальона Украинского полка, находившиеся в Молдавской армии, оставались до окончания войны в окрестностях Бухареста. Им больше не пришлось участвовать в военных действиях.

31-го Декабря, по повелению императора Александра было прекращено перемирие, и турецкая армия объявлена военнопленною, так как с Турциею не было достигнуто соглашения в некоторых пунктах мирного договора. Отдельные отряды, которые высылались после этого Кутузовым, встречали повсюду отступавших турок. С этого времени у наших войск не было больше ни одного значительного дела с неприятелем, а 16 Мая 1812 года был заключен с турками мир, по которому Россия приобрела Бессарабию до р. Прута и были выговорены права для Дунайских княжеств и восставших Сербов58.

 



Примечания.

1 Михайловский-Данилевский. Описание турецкой войны 1806-12 гг.
2 В. уч. Арх., отд. III № 373.
3 Петров. Война 1806-12 гг.
4 Петров. Турецкая война 1806-12 гг.
5 Мих.-Данил. Война с Наполеоном 1806-7 гг.
6 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг. — В. уч. арх., отд. II .№ 1606.
7 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг.
8 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
9 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг. — В. уч. арх., отд. II № 1606
10 В. уч. арх., отд. II № 1603.
11 В. уч. арх., отд. II .№ 1604.
12 В. уч. арх., отд. II .№ 1604.
13 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг.
14 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
15 В. уч. арх., отд. II, № 1604
16 В. уч. арх. Главного Штаба, отд. II , № 1440, 1475.
17 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг.
18 В. уч. арх., отд. II, № 1351.
19 Петров. Война 1806-12 гг.
20 В. уч. арх., отд. II № 1488.
21 Петров. Война 1806-12 гг.
22 Петров. Война 1806-12. гг.
23 В. уч. арх., отд. II № 1343.
24 В. уч. арх., отд. II № 1495.
25 Мих.-Данил. Война 1806-7 гг.
26 Петров. Война 1806-12 гг. Донесение кн. Багратиона.
27 Петров. Война 1806-12 гг. — В. уч. арх., отд. II № 1494.
28 Петров. Война 1806-12 гг. (Донес. Кн. Багратиона от 29 сент.)
29 Петров. Война 1806-12 гг. — Мих.-Данил. Опис. войны 1806-12 г.г.
30 Петров. Война 1806-12 гг.
31 В. уч. арх., отд. II .№ 1352.
32 Петров. Война 1806-12 гг. — В. уч арх., отд. II, № 1512.
33 Петров. Война 1806-12 гг. — Мих.-Данил. Опис. войны 1806-12 гг.
34 В. уч. арх., отд. II, № 1506.
35 В. уч. арх., отд. II, № 1507.
36 Петров. Война 1806 — 12 гг.
37 В. уч. арх., отд. II № 1499.
38 Хроника Рос. Импер. армии, № 1852.
39 Полн. собр. закон. № 24526.
40 Хроника Рос. Импер. армии.
41 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
42 В. уч. арх., отд. II, № 1343.
43 В 8 дивизии состояли полки: Украин. и Архангелогород., Шлиссельбургск. и Староингерманланд., 7 и 37 егерские.
44 В. уч. арх., отд. II 1405.
45 В. уч. арх., отд. II 1343.
46 B. уч. арх., отд. II, № 1351.
47 В. уч. арх., отд. II № 1402.
48 Петров. Война 1806-12 гг. (Донес. Кутузова от 23 июня).
49 В. уч. арх., отд., № 1405.
50 Петров. Война 1806-12 гг.. — Хатов. Турецкий поход русских в 1811 г.
51 Петров. Война 1806-12 гг..
52 В. уч. арх., отд. II, дела №№ 1402, 1509.
53 В. уч. арх., отд. II, № 1540. — Петров. Война 1806-12 гг.
54 Петров. Война 1806-12 гг.
55 Петров. Война 1806-12 гг..
56 В. уч. арх., отд. II, »В 1528, 1529, 1405.
57 Хроника Рос. Импер. Армии. — Полн. собр. зак., штаты.
58 Петров. Война 1806-12 гг..

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru