: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лахтионов С. В.

История 147-го пехотного Самарского полка

1798-1898

Типография товарищ. „Общественная Польза", Б. Подъяч. 39. Спб., 1899.

 

Глава V. 1815-1828 гг.

Мирные занятия. — Строй, ружья и стрелковое дело. — Увеличение содержания. — Назначение полка в другие дивизии и корпуса. — Стоянки и передвижения. Поселенный баталион. — Перемены в обмундировании.

Полковые истории

 

[84] Расположившись, в конце 1815 года, по квартирам, украинцы обратились к своим мирным занятиям.
Многие из прежних офицеров и нижних чинов полка легли на полях сражений во время минувших войн, а из оставшихся в живых также не все были на лицо: некоторые, после трудов и лишений, понесенных в войну с французами, находились в разных городах и за границей, где лечились от ран и болезней, и прибывали в полк постепенно, по мере выздоровления; другие увольнялись в отставку за ранами или уходили яз полка и определялись на службу, более соответствовавшую состоянию их здоровья1.
Кроме потерь, понесенных полком в войнах, о его доблестях свидетельствовало также большое количество полученных им в это время орденов и знаков отличий,. которыми были увешены офицеры и многие из нижних чинов. Среди наиболее заслуженных из них были и такие, которые служили в полку с самого его основания и участвовали во всех походах полка. За выслугу лет наиболее достойные унтер-офицеры и фельдфебеля были произведены в офицеры.
Под руководством испытанных в боях начальников, в полку начались мирные занятия. Дела было не мало. В течение [85] многолетних походов, обмундирование и снаряжение износилось, оружие, обоз и хозяйственная часть требовали ремонта.
В строевом отношении также было чем заняться. Войны 1812 — 14 гг. обнаружили нам некоторые недочеты в обучении наших войск, Так, оказалось, что люди не всегда применялись к местности и потому много терпели от неприятельского огня, офицеры были недостаточно ознакомлены с тактикою, замечено было много пробелов в уставах и обучении стрельбе и т.п.
Продолжительная боевая деятельность, конечно, выработала среди украинцев отличных боевых начальников, которые серьезно занялись боевою подготовкою полка.
Строй оставался трехшереножный. Роты по-прежнему рассчитывались на 2 плутонга (или взвода), плутонг — на два полувзвода, полувзвод на два отделения. Команды несколько упростились, хотя число ружейных приемов оставалось еще значительным. Было введено несколько колонных форм и появился рассыпной строй2.
Еще в 1809 году был утвержден образец нового 7 линейного, или, как тогда называли, семи-золотникового ружья, но ружья эти поступили в вооружение не сразу и все наполеоновский кампании были сделаны с ружьями старого 8 линейного калибра. Отсутствие каких бы то ни было руководств для ухода за ружьем вынудило, наконец, издать в том же 1809 году «Краткое наставление о солдатском ружье», составленное по Высочайшему повелению ученым комитетом по артиллерийской части. В этом наставлении были изложены и некоторые правила стрельбы. В полку ежегодно производились смотры стрельбы, введенные еще в начале царствования Императора Александра Павловича. На эти смотры выходили по 4 человека лучших стрелков с каждой роты. Для обучения всех нижних чинов стрельбе был назначен отпуск патронов, по 6 шт. на каждого человека.
В свободное от занятий время, обыкновенно после лагерных сборов, нижние чаны увольнялись, как и теперь, на вольные работы, Большая часть заработанной нижними чинами суммы шла на покупку для них продовольственных припасов. Жалованье нижние чины получали по прежним окладам. Из жалования производились обязательные вычеты в артельную и расходную суммы3.
В конце 1816 года офицеры полка, вместе с офицерами всей русской армии вообще, были осчастливлены Царскою милостью. В [86] этом году, 12 Октября, Император Александр Павлович утвердил положение о прибавке жалованья всем офицерам. Государь объявил об этом в следующих милостивых словах, радостно отозвавшихся среди украинцев:

Генералам, Штаб и Обер-офицерам войск Наших.

«В течение минувшей, около двух лет продолжавшейся, беспрестанными движениями, неутомимыми трудами, многочисленными битвами сопровождаемой, и, наконец, Божескою милостью благополучно оконченной войны, показали вы свету, что не токмо как сыны отечества защитили собственную свою честь и славу, но, как друзья человечества, возвратили независимость другим народам, и даже тем самым, которые против вас воевали. Толь знаменитые дела ваши, подвиги, труд, терпение, мужество и великодушие суть, конечно, превыше всяких похвал и наград. Истинное возмездие вам око Божие и ваши веселящееся о нем сердце.
Но благодарное в лице Нашем отечество, разделяя с вами сии высокие и сладостные чувствования, не оставило однакож с своей стороны изъявлять вам признательность свою, всеми человеческой власти возможными способами. Деяния ваши на самом месте сражений, или по собрании о том достаточных сведений, украшались чинами и знаками отличий. Текущая кровь и раны ваши, полученные в сей священной брани исцеляемы были, по колику возможно сопряжением выгод и преимуществ с почерпаемою из сего славою и уважением На вдов и сирот воинов, положивших жизнь свою за отечество, обращалось и ныне обращается особенное и попечительное, о призрении их от правительства, внимание.
Однако, и сим не исполнилась еще мера желания Нашего, воздать достодолжное усердию и заслугам. Мы видели в жаловании вашем скудость, в сравнении с получаемый подчиненными вашими, и несоразмерность настоящим в жизни нуждам, и давно желали содержание ваше увеличить; но обширные и необходимо нужные государственные надобности, по сие время, сделать сего не позволяли: ныне же, при первой самой возможности, Мы с совершенным удовольствием исполняя то, о чем всегда помышляли, объявляем следующее:
1. Всем Штаб и Обер-офицерам нашей лейб-гвардии, армии, гарнизонов и внутренней стражи, начиная от Прапорщика до Полковника, Всемилостивейше жалуем прибавку жалованья, усугубляющую число оного. [87]
2. К званиям командиров гвардейских и армейских полков, бригадных генералов, дивизионных и корпусных начальников, начальников Главного Армейского Штаба, управляющих частями оного, сверх получаемого ими по чинам жалованья, присоединяем право получения столовых денег.
3. Производство того и другого повелели мы начать с 1 Января наступающего 1817 года, на правилах, изображенных в указе на имя начальника Главного Нашего Штаба сего числа данном.
На подлинном собственною рукою Императора подписано: «Александр».

По новым окладам, жалованье по чинам было определено следующее:

Полковнику — 1200 р. в год.
Подполковнику — 900 » »
Майору — 780 » »
Капитану — 720 » »
Штабс-Капитану — 690 » »
Поручику — 600 » »
Подпоручику — 510 » »
Прапорщику — 450 » »

Кроме того, командиру полка положен оклад столовых денег, в размере 3,000 рубл. в год.

В 1817 году, 1 Февраля, 8-я дивизия, в которой находился Украинский полк, вместе с 10-ю и 23-ю дивизиями, вошла в состав 5-го пехотного корпуса. Корпус этот принадлежал к 1-й армии4.
В состав 8-й дивизии, по-прежнему, входили, кроме Украинского, полки: Архангелогородский, Шлиссельбургский и Староингерманландский пехотные, 7-й и 37-й егерские. Украинский полк, вместе со Староингерманландским, составлял 2-ю бригаду. 3-я бригада 8-й дивизии, как и прочих дивизий, состояла из двух егерских полков.
С 18 Октября 1819 года состав 8-й дивизии изменился. В нее вошли полки; Архангелогородский и Суздальский, — Ярославский и Украинский пехотные, 7-й и 25-егерские. [88]
20-го Мая 1820 года Украинский полк перешел в 19-ю дивизию, которая находилась в составе 7-го корпуса, 19-я дивизия состояла из следующих полков;
1 бригада — Азовский и Днепровский пехотные,
2 бригада — Украинский и Одесский пехотные.
3 бригада — 37-й и 38-егерские полки.
Впоследствии, егерская бригада была упразднена в 1833 году, остальные же четыре полка дивизии остались те же и по настоящее время, изменялся только номер дивизии (в 1833 году — 19 дивизия названа 15-ю, а с 1835 года — 12-ю).
Вместе с переходом в 19-ю дивизию, Украинский полк вошел в состав 7-го корпуса. Корпус этот принадлежал к 2-й армии5.
Начальство над 2-ою армией было вверено герою Отечественной войны и заграничных походов Императора Александра I, генералу Витгенштейну. 1-ою армией, в которой находился Украинский полк, до перехода своего в 1820 году в 19-ю дивизию, командовал ген.-фельдм. Барклай де Толли6.
В 1820 году в полку полагалось по штатам 62 офицера в 3,296 нижних чинов7. Штаты эти сохранились до самой турецкой войны 1828 года8.
После того, как Украинский полк возвратился в 1815 году в Россию, и до выступления его в турецкий поход в 1828 году, он часто менял места стоянок. Почти все это время роты полка были расположены разбросано, на широких квартирах, причем для занятия караулов при полковом штабе, они чередовались между собой. Ежегодно на летнее время украинцы выступали со своих квартир, чтобы принять участие в лагерных сборах, в составе своей дивизии и корпуса, во время которых представлялись на смотрах и маневрах высшим начальствующим лицам.
Император Александр I, продолжая неустанно следить за совершенствованием всех своих войск, весьма часто производил [89] им смотры и присутствовал на маневрах. Не раз и украинцы удостоились счастья представляться на них Государю.
Все три Украинские баталиона были до 1824 года постоянно расположены в районе своего полка. В этом же году, 15 Февраля, 2-й баталион Украинского полка был назначен в состав Отдельного Корпуса военных поселений9 и, отделившись от двух других баталионов, отправился в округ Херсонского военного поселения, куда вместе с ним были назначены 2-ые баталионы полков 16-й, 18-й и 19-й дивизий10.
В том же году, 26-го Марта, баталион этот был переименован в 3-ий баталион, — прежний же 3-ий баталион полка назван 2-м.
Баталион, выбывший в 1824 году в состав корпуса военных поселений, жил с этого времени совершенно отдельною жизнью от прочих двух баталионов.
Находясь в ведении другого начальства, подчиняясь всем правилам, созданным для поселенных войск, он только по названию числился «резервным баталионом Украинского пехотного полка» и этим, да изредка присылкою рекрут и переводом офицеров ограничивались все сношения его с действующими баталионами.

Быт баталиона полка в округе военных поселений представлял так много особенного, что о ней необходимо упомянуть.
Военные поселения возникли у нас еще в 1811 году по мысли гр. Аракчеева; они имели целью образовать в государстве известное количество войск, содержание которых обходилось бы недорого. Устройством народных поселений, кроме того, имелось в виду не только улучшить быт солдата, но и облагодетельствовать жителей, дав им возможность в мирное время не разлучаться с членами своего семейства, при поступлении их на военную службу. К сожалению, осуществления мысли, положенной в основание поселений, не удалось достигнуть, вследствие трудности совместить военную службу с занятиями по земледелию и домашнему хозяйству11.
Солдаты поселяемых войск водворялись к жителям деревень по одному или по два на каждый двор, в качестве постояльцев. Обыватели должны были кормить своих постояльцев, за что освобождались от всех прочих повинностей: взамен того, солдаты-постояльцы [90] обязаны были помогать им во всех полевых работах.
Жители округа, в котором были поселены баталионы, освобождались от общего рекрутского набора, но обязаны были комплектовать расположенные у них баталионы всеми способными к службе людьми12.
С приходом Украинского и прочих баталионов, по всему поселенному округу, в котором они расположились, стали производиться постройки различных зданий, каменных и деревянных. Первые назначались для штабов и канцелярий, а вторые для поселян. Солдаты били заняты осушкою болот, вырывали пни и коренья, копали канавы, исправляли дороги. В то же время они приготовляли кирпичи для поселенных зданий, пилили доски, сплавляли по рекам срубленные деревья и т.п.13
Тотчас по водворении поселенных баталионов, все крестьянское население округа было одето в общеармейскую форму. Способнейшие из них поступили потом на укомплектование поселенных баталионов.
Вместе с этим, между поселянами стали вводить военную дисциплину и весь их семейный быт подчинили строгому надзору; поселянин везде являлся ответственным лицом: за службу, за свое хозяйство, за чистку улицы перед домом, и проч.
На все было распределено время и во всем требовалась строжайшая аккуратность.
Все дома для поселян были построены по одному определенному плану. Содержание их и ремонт возлагались на самих поселян. В инструкциях, издаваемых в штабах, указывалось, какою краской и в какие сроки следовало красить дом, как вставлять рамы, топить печи, чистить трубы, как мести избу и двор, сколько держат телег и где их ставить, как зажигать лучину и проч.
Все занятия по домашнему обиходу лежали на хозяйках. В 4 часа утра каждая хозяйка должна была встать, истопить печь, приготовить обед, вычистить скот и хлев. Если хозяйка желала продать что-либо из своей собственности, она должна была предварительно обратиться за разрешением в ротный комитет, в котором сосредоточивалось управление поселенною ротою, состоявшей из солдат и поселян.
За всякую неточность в исполнении этих обязанностей, поселяне [91] и их жены строго наказывались, наравне с поселенными солдатами,
Быт поселенного солдата почти во всем сливался с бытом собственно «поселянина», т.е. крестьянина. Разница заключалась только в том, что первый нес по преимуществу службу фронтовую и в свободные часы помогал поселянину полевых в хозяйственных трудах; последний же, занимаясь хозяйством, обучался в то же время и фронтовому искусству14.
На фронтовые обязанности обращалось особенное внимание, гак что в короткое время поселяне до такой степени успевали в знании военных артикулов, что не уступали в этом старым солдатам действующих полков.
Материальные потребности поселенного солдата вполне удовлетворялись хорошей свежей пищей и одеждой; солдаты получали, кроме обыкновенных щей и каши, раза три в неделю мясо и столько же раз вино. «Единственно в чем они, собственно, нуждались — говорит в своих записках современник, бывший офицер военных поселений — это в отдыхе. Занятому постоянно сложными и обременительными обязанностями, ему оставалось для отдыха часов 6-7 в сутки. Это одна из причин, вследствие которой число больных в госпиталях было постоянно значительно»15.
Офицерами поселенные баталионы пополнялись преимущественно производством из унтер-офицеров. Служба офицера в поселенных войсках тоже была нелегка. Кроме учений и различиях нарядов, они были все остальное время заняты осмотром изб, хлевов, одежды, поверкой домашнего инвентаря, распределением полевых и домашних работ. Офицеры подвергались строгой ответственности за малейшее отступление от инструкций и, в свою очередь, должны были требовать того же от нижних чинов; поддерживать свои требования пришлось строгими мерами16.
Быт офицера в поселенных войсках следующими словами описан в воспоминаниях бывшего офицера этих войск. «В жизни поселенного офицера, как и солдата, не было темных или светлых сторон, была одна, если можно так выразиться, сторона бесцветная. Умственной жизни, высших потребностей и тому подобного существовать почти не могло. В разговорах предметом, вызывавшим на размышления, был исключительно фронт. Книги считались роскошью, почти непозволительною. Был один фронт, а затем [92] несколько часов отдыха, т.е. ночь, которую большая часть офицеров проводила в развлечениях известного рода: картах, вине и т.п. По праздникам кулачные бои, а затем опять фронт и какая-то жажда соперничества по этой части».
Один раз или два в году в поселенные баталионы приезжал главный начальник поселений, гр. Аракчеев. Поселения были любимым его учреждением, и все порядки службы в них были введены лично им. Смотры производились чрезвычайно строго, до самых мельчайших подробностей, начиная с иголки до продовольствия и одежды.
В таком виде военные поселения просуществовали до 1831 года, когда подверглись существенным преобразованиям, так как прежнее их устройство не оправдало возлагавшихся на них ожиданий17.
После того, как один баталион полка был переведен в 1824 году в поселенные войска, предполагалось назначить туда впоследствии и весь Украинский полк, но это не состоялось и поселенный баталион был вновь присоединен к действующему составу полка в 1830 году, по возвращении полка с Турецкой войны18.
В продолжение царствования Императора Александра I неоднократно происходили перемены в форме обмундирования войск. Главнейшие изменения в обмундировании Украинского полка, кроме описанных раньше, состояли в следующем19:
В 1807 году введены офицерские эполеты с полем, как и погоны, светло-малинового цвета; положено во всех полках русской армии иметь на мундирах красные воротники и обшлага; велено нашивать на погонах и эполетах помер дивизии (9-й) желтым гарусным шнуром, а у офицеров золотым; в том же году введены зимние панталоны, по-прежнему белого цвета, но с черными кожаными крагами, и летние полотняные панталоны с козырьками.
В 1808 году, вместо цилиндрических, введены четырехугольные ранцы; ранцы в походе положены не только для нижних чинов, но и для офицеров; разрешено офицерам носить вне службы темно-зеленые панталоны; утверждена новая форма офицерских знаков, которые делались теперь вдвое короче прежних и были различными для каждого чина. [93]
В 1809 году положено нашивать унтер-офицерский галун по нижнему краю воротника; даны на кивера «этишкеты» (так назывались два жгута, сплетенные у рядовых из белой тесьмы, у унтер-офицеров трехцветные: бел.-черн.-оранж., а у офицеров серебряные, навешенные на кивере впереди и сзади, в виде гирлянды; от этих жгутов с правой стороны кивера, спускались до плеча два шнура тех же цветов с кистями на концах); введены кивера у офицеров, вместо прежних треугольных шляп.
В 1810 году положено погоны иметь различного цвета в каждом полку дивизии; вследствие этого, цвет погон в Украинском полку, который был вторым в дивизии, переменен со светло-малинового на желтый20.
В 1811 году, кроме прежних киверов, введены еще суконные фуражки темно-зеленого сукна, без козырьков (у офицеров с козырьками), с околышем красного цвета; вследствие перехода полка из 9-ой в 8-ю дивизию, девятый номер на погонах заменен восьмым.
В 1812 году прежние кивера заменены новыми, иной формы, ниже прежних и с вогнутым с боков дном; прежние открытые косые воротники заменены воротниками, плотно застегивающимися спереди; ввиду назначения полка четвертым в дивизии желтый цвет погон заменен темно-зеленым.21
В 1817 году существовавшие прежде кожаные краги повелено иметь с козырьками, подобно летним панталонам.
В 1820 году, в виду назначения полка в 19-ую дивизию, 8-ой номер на погонах заменен 19-м.
В 1825 году установлены нашивки из желтой тесьмы за беспорочную службу нижних чинов, нашивавшиеся на левом рукаве; за 10 лет одна, за 15 — две и за 20 — три, одна над другой.
Вскоре после восшествия на престол Императора Николая I, в 1826 году двубортные мундиры заменены однобортными, введены длинные панталоны темно-зеленого сукна с красною выпушкой на боковом шве; положено скатанную в трубку шинель носить в кожаном чехле, сверху ранца, а не через плечо, как прежде. В том же [94] году повелено нижних чинов, добровольно остающихся на службе, по выслуге обязательного 25-летнего срока, награждать нашивкою из серебряного и золотого галуна.
В 1827 году, для различия офицерских чинов, введены серебряные звездочки на эполетах, число звездочек по чинам и расположение их было такое же, как и в настоящее время.
Наконец, в 1828 году изменена форма киверов, которые сделаны выше прежних, «этишкеты» положены без жгутов на кивере, прежние же длинные шнуры с правой стороны кивера заменены короткими, не ниже края кивера; кроме того, положено иметь на кивере герб с изображением двуглавого орла из желтой меди и под ним щит с прорезным номером полка (Украинскому полку присвоен номер 75-й, как 75-му пехотному полку: егерские полки имели особую нумерацию).


 



Примечания.

1 Приказы по армии за 1815 и последующие года.
2 Воинский устав Императора Александра I.
3 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
4 Висковатов. Историч. опис. одежды и вооружения войск (Распределение полков по дивизиям в корпусам).
5 Войска наши были разделены еще в 1814 году на 2 армии. Пехота первой армии состояла из 5 корпусов, а второй — из двух, причем нумерация корпусов в обеих армиях была общая. Кроме корпусов, составлявших 1-ю я 2-ю армии, существовали еще 5-ть отдельных корпусов: гвардейский, кавказский, финляндский, литовский и корпус военных поседений (Петров, Рус. воен. сила. т. II).
6 Леер, Энциклоп. воен. и морск. наук.
7 Всего же в рядах русской армии, в конце царствования Императора Александра I, состояло по штатам до 610 тыс. челов. полевых войск (Петров. Рус. воен. сила, т. II).
8 Полн. собр. закон., штаты и табели.
9 Приказы по поселенным войскам (Общий арх. Гл. Шт.), а также у Висковатова (Опис. од. и вооруж).
10 Коме Херсонского военного поселения, существовали поселения: Могилевское, Слободско-Украинское и, самое обширное из всех Новгородские.
11 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
12 Там же.
13 Из воспоминаний офицера поселенных войск (Воен. сборн. 1865 г. №5).
14 Из воспом. офиц. посел. войск (В. Сб. 1862 г., № 5).
15 Там же.
16 Из воспом. офиц. посел. войск (В. Сб. 1862 г., № 5).
17 Петров. Рус. воен. сила, т. II.
18 Приказы по поселенным войскам (Общ. арх. Гл. Шт.) — Лукьянович. Опис. войны 1828-29 гг. — Висковатов. Ист. опис. од. и вооружения.
19 Висковатов. Опис. одежды и вооружения.
20 В 1-м полку — белые погоны, во 2-м полку — желтые. В 3-м темно-зеленые с красной выпушкой, в 4-м полку — голубые; последние два егерских полка в дивизии — без погон.
21 Цвета погон с полках дивизии в это время были следующие: в 1-м п.- крас., во 2-м п. — бел., в 3-м п. — желт. (вскоре заменены светло-син.) в 4-и — темно-зел.

 


Назад

В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru