: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лахтионов С. В.

История 147-го пехотного Самарского полка

1798-1898

Типография товарищ. „Общественная Польза", Б. Подъяч. 39. Спб., 1899.

 

Глава XV

Последовавшие после войны перемены в обучении войск, введение малого шанцевого инструмента. — Труд офицера. — Отчуждение второсрочной одежды. — 1 Марта 1881 года. — Изменения в уставе, обмундировании и снаряжении. — Производство полк. Гриппенберга в генерал-майоры. — Саперная команда. — Тревога 31 Июля 1884 года. — Парады в Высочайшем присутствии в день полкового праздника. — Строевое образование и стрельба в полку. — Высочайшие повеления о присяге под знаменем и об уничтожении чинов майора и прапорщика — Подвиг ряд. Петра Киселева. — Прощание г-м. Гриппенберга с полком.

 

Полковые истории

 

[263] Последняя война наша с Турцией выяснила громадное значение ружейного огня в бою, и потому, по окончании ее, на обучение Ч стрельбе было обращено самое строгое внимание в полку. Оно велось, как и теперь, на основании «Наставления для обучения стрельбе», редакция которого по временам изменялась на основании данных опыта. Сперва преобладала стрельба с измеренных расстояний, до 1889 года, когда курс стрельбы коренным образом изменен, в смысле большей и постепенной подготовки, как отдельных стрелков, так и целых частей: отделений, взводов и рот к стрельбе с неизмеренных дистанций при обстановке возможно близкой к боевой.1
Та же война 1877 — 1878 гг. показала нам, с какой быстротой турки возводили, при помощи лопат, различного рода земляные закрытия, между тем как нашим войскам приходилось работать штыками, тесаками, манерками пли даже вырывать землю голыми руками, чтобы хоть сколько-нибудь укрыться от губительного огня неприятеля, и потому, в 1879 году, роты полка были обильно снабжены шанцевым инструментом.2 На основании приказа по [264] военному ведомству 1878 г. за № 297, положено в каждой роте иметь по 20 малых топоров и по 80 малых Линемановских лопат, носимых на людях, сверх имевшихся и раньше в полку больших лопат, топоров, кирок, мотыг и ломов, которые положено возить по прежнему на патронных ящиках3.
Новый способ комплектования, короткие сроки службы и быстрое развитие военного дела, привели к коренным изменениям и в обучении войск в мирное время. Во все отделы занятий была введена строгая система и для каждого из них выработана программа, благодаря чему все требуемое стало усваиваться скорее и ни один день, проведенный солдатом на службе, не пропадал для него даром.
С этого времени занятия разделяются на два периода: зимний, посвященный преимущественно одиночному обучению людей в казармах и летний, во время которого проходится курс стрельбы и производятся совокупные упражнения войск в составе рот, батальонов, полков, и т. д. Заканчивается летний период упражнениями в составе отрядов из трех родов оружия, составляющими, так сказать, венец всего мирного обучения войск. Цель их заключается, прежде всего, в ознакомлении каждого рода оружия со свойствами других и в усвоении ими взаимных обязанностей в бою; в то же время, благодаря таким упражнениям, начальствующие лица приобретают на практике навык управлять действиями вверенных им войск при обстановке, возможно близкой к боевой. После периода вольных работ, заканчивающихся обыкновенно к 15-му Сентября, в ротах идут подготовительные работы к предстоящему приходу новобранцев; производится подготовка будущих учителей молодых солдат, подготовляется обмундирование и снаряжение.
В конце Ноября прибывают в полк партии новобранцев и начинается обучение их, составляющее теперь главный предмет забот начальствующих лиц. Порядок и программа обучения определены особым «Положением об обучении молодых солдаты, объявленным в приказе по военному ведомству 1880 года за № 335-м. Срок обучения этим Положением определен четырехмесячный, [265] с тем, чтобы с 1 Мая молодые солдаты были уже поставлены в общий строй со старослужащими. На случай военного времени срок этот должен быть сокращен до двух месяцев.
Ближайшее руководство по воспитанию и образованию молодых солдат поручается ротным командирам и младшим офицерам. В помощь им назначается несколько нижних чинов из числа более твердых в служебных познаниях и хорошей нравственности, которым поручается руководить молодыми солдатами в их обыденной жизни, по заведенному в полку порядку, и повторять с ними те познания, которые требуют заучивания на память4. Все строевые занятия производятся с этого времени обязательно в присутствии офицеров и под их непосредственным руководством.
Вообще, со времени введения всеобщей воинской повинности, сократившей срок службы солдата, требования, предъявляемые к офицерам, значительно увеличились. Если прежде продолжительное пребывание нижних чинов в полку вырабатывало ему отличных помощников, в лице фельдфебелей и унтер-офицеров, которые в некоторых случаях могли даже заменить своего начальника в деле обучения, теперь, напротив, все обучение должно производиться самими офицерами непосредственно. Требования увеличились еще с развитием огнестрельного оружия и усложнившейся, вследствие этого, тактикой, предоставляющей известную долю самостоятельности в действиях не только каждому начальнику, но даже и солдату. Поэтому обучение нижних чинов требует от офицера весьма большого труда, — остается прибавить сюда еще наряды на дежурства, в караулы, тактические занятия, производство дознаний, участие в различных поверочных комиссиях, в полковом суде и другие экстренные поручения, чтобы понять, что в настоящее время офицер располагает лишь небольшим досугом.
Еще раньше, чем вышло «Положение об обучении молодых солдат», в начале 1880 г. последовало распоряжение, по которому выслужившая срок мундирная одежда, не составляя более собственности солдата, как то было прежде, поступила в собственность полка, для снабжения ею прибывающих в полк новобранцев, а также нижних чинов, увольняемых в запас, отпуски и отставку.5
В том же году, во время участия полка в 1-й очереди Красносельского лагерного сбора, с 11-го Июня по 10-е Августа, [266] кроме строевых учений и стрельбы, на основании вновь вышедшей инструкции для летних занятий в Красносельских лагерных сборах, полевые занятия были пройдены полком в следующих размерах.6

Произведено:
Занятий строевою службою — 3
Ротных односторонних маневров — 3
Баталионных маневров: — односторонних — 1
— двухсторонних — 2
Полковых маневров: — одною пехотой — 1
— пех. с артил. — 2
— малых отрядн. — 3
Саперных работ — 3

По окончании лагерного сбора полк расположился на прежних зимних квартирах.
1-го Марта 1881 г. самарцы, вместе со всею Россией, были поражены горем, узнав о безвременной кончине своего обожаемого Монарха, столь много сделавшего для русского воинства, Императора Александра II-го, погибшего мученическою смертию от руки святотатственных злодеев, дерзнувших на жизнь Помазанника Божия. Известие об этом злодеянии вызвало в полку чувства негодования и ужаса. На другой день весь полк был приведен к присяге на верность службы Государю Императору Александру III-му.
Начало нового царствования ознаменовалось некоторыми существенными изменениями в военном деле. Был введен новый устав строевой пехотной службы, которым отменены некоторые устаревшие формы строя, как например: каре, колонны из середины, и т. д., а все построения и перестроения значительно упрощены.
Тогда же было введено обмундирование новой формы, в существенных чертах сохранившееся и доныне. Прежний однобортный мундир с пуговицами заменен новым, застегивающимся на крючки, что облегчило пригонку мундиров, которая теперь может быть производима простым перешиванием крючков ближе или дальше от борта. Таким же способом можно сделать мундир настолько широким, чтобы в холодное время надевать под него теплую одежду. Отмена пуговиц имела и другую цель: устранялся блестящий предмет, видимый издалека и могущий привлечь на себя [267] выстрелы неприятеля, что особенно важно при современной меткости ружейного огня. Вместе с тем, были отменены кепи и введены круглые барашковые шапки, заменяющиеся при домашней и походной, форме фуражками без козырька.

В следующем году последовало значительное изменение и в снаряжении солдата: прежние ранцы заменены двумя мешками из парусины, — сухарным и вещевым, из которых первый положено носить на левом плече, а второй — на правом. Новым снаряжением груз, носимый солдатом распределен более равномерно и не стесняет так грудь, как снаряжение старого образца. Кроме того, мешки легче ранца. Замена старого снаряжения новым происходила не сразу, а по мере выслуги установленных сроков.7
Лето 1881 г. полк был расположен в С.-Петербурге, для выполнения караульной службы в столице, в казармах л-гв. Егерского полка и 2-й артиллерийской бригады. В день заступления в караул, наряд этот, вместе с домашним, был следующий" штаб-офицеров — 2, обер-офицеров — 18, унтер-офицеров — 47,. музыкантов — 15 и рядовых — 605.
В начале Августа полк перешел походным порядком на зимние квартиры в г. Ораниенбаум, причем во время этого передвижения [268] было выполнено несколько небольших тактических предположений.
Расположение на зимних квартирах было следующее:
Штаб полка, 2-й и 4 й батал. — в г. Кронштадте.
1-й батал. — в г. Ораниенбауме.
3-й — в г. Петербурге.8
Зима 1881 г. прошла в полном благополучии, за исключением пожара, бывшего в Кронштадте в ночь с 7-го на 8-е Декабря, от которого пострадала квартира командира полка. Сам полковник Гриппенберг, вместе с заведывающим хозяйством, находился в эту ночь в Ораниенбауме, по случаю инспекторского смотра 1-го батальона. Офицеры и нижние чины Кронштадтского эшелона приняли деятельное участие в спасении имущества своего командира, который, по возвращении в Кронштадт, самым сердечным образом выразил им свою благодарность.9
Летом 1882 г. был лагерный сбор 2-й бригады в г. Ораниенбауме, совместно с батареей 37-й артиллерийской бригады и сотней казаков.
В занятиях, в течение этого сбора, и в следовавших за ними маневрах принимал участие Его Высочество Герцог Михаил Георгиевич Мекленбург Стрелицкий, бывший тогда в чине поручика и знакомившийся с пехотным строем при 13 роте нашего полка, которою командовал капитан Красинский.
5-го Августа выступили на большие маневры под Красным Селом и полковой праздник 6-го Августа был встречен полком на биваке в дер. Владимировке, кроме 1-го батальона, который участвовал на церковном параде в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии, совместно с Л.-Гв. Преображенским полком в Красном Селе.
За оба дня 6-го и 7-го Августа полк удостоился ВЫСОЧАЙШЕЙ похвалы, как за парад 1-го батальона в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии, так и за маневры полка 7-го Августа.
Расположение на зимних квартирах осенью 1882 года было следующее:
Штаб полка и 3-й бат. — в г. Ораниенбауме.
1-й и 2-й бат. — в г. Кронштадте.
13-я и 14-я роты — в г. Петергофе.
15-я и 16-я роты — в Красном Селе.

1882-й год закончился инспекторским смотром начальника [269] дивизии, который нашел полк прекрасно поставленным как в строевом, так и в хозяйственном отношениях.10
15-го Мая 1883 года командир полка был произведен за отличие по службе в генерал-майоры.
2-го Июня 1883 г. состоялось ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление иметь одно полковое знамя (1-го батальона), которое брать с собою в походы, в лагери и на маневры, остальные же хранить, как полковые регалии. С этого времени георгиевское знамя 1-го батальона стало нашим полковым знаменем.
Летом 1883-го г. с 27-го Мая по 16-ое Августа полк занимал караулы в г. Петербурге, после чего перешел на прежние зимние квартиры.
В ноябре месяце 188 3-го г. в полку была сформирована саперная команда, в которую, на основании «Положения» об этих командах, назначено по 6 челов. с роты. Обучение поручалось одному из офицеров, прошедших курс саперного делав Усть-Ижорском саперном лагере, в помощь к которому назначалось несколько нижних чинов из числа бывших в том же лагере. Команда эта осенью собиралась для занятий в г. Ораниенбауме и на отведенном участке, по близости полкового стрельбища, занималась самоокапыванием, устройством и разбивкой полевых укреплений, устройством простейших бивачных построек и т. д.
В начале Мая 1884 года эшелоны полка были собраны для летних занятий в г. Ораниенбауме, а 20 Июня полк выступил в Красное соло для участия в 1-ой очереди лагерного сбора.
31-го Июля в полдень предполагался ВЫСОЧАЙШИЙ смотр всем войскам лагерного сбора. Накануне шли приготовления к предстоящему смотру: усиленно занимались церемониальным маршем, чистили амуницию, приготовляли мундирную одежду, — к ночи все успокоилось. На рассвете, в 5¾ час. утра, Государь Император неожиданно подъехал к переднему пикету нашего полка и приказал бить тревогу.11
Быстро пришел в движение наш лагерь, всякий спешил одеться в то, что было под рукою и, схватив ружье, бежал на сборное место роты. Одними из первых выстроились самарцы перед своим лагерем и, приняв знамя, двинулись к Царскому валику. По пути Его Величество изволил подъехать к полку и здороваться. По сборе всех частей Государь Император объехал войска, здороваясь с ними, а потом пропустил церемониальным [270] маршем. Самарский полк проходил в батальонных колоннах, причем каждый батальон удостоился милостивой похвалы Его Величества.
К 1-му Августа стало известно, что самарцы в день полкового праздника примут участие в церковном параде в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии вместе с Преображенским полком; поэтому начались деятельные приготовления к предстоящему параду: производились репетиции парада и церемониального марша, пригонялась и -осматривалась мундирная одежда.
Наконец наступил день 6-го Августа, в который самарцы в полном составе полка, впервые были отличены участием в день -своего праздника на церковном параде в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии .
В 10 час. утра полк был выстроен в батальонных колоннах перед лагерем Л.-Гв. Преображенского полка.
Ровно в полдень прибыл Государь Император и обойдя батальоны Л.-Гв. Преображенского и Самарского полков, изволил милостиво здороваться с ними. Торжественная обстановка, блестящая свита Его Величества, гром музыки, восторженные приветствия полками своего ВОЖДЯ, близость Государя Императора, производили неизгладимое впечатление на всех тех, кому хотя один раз удалось бывать на этом параде. После обхода, начался молебен и затем церемониальный марш. Пропуская мимо Себя роты и батальоны полка, Его Величество милостиво благодарил их.
По окончании парада, нижние чины были собраны в столовых Л. Гв. Преображенского полка в ожидании обхода Его Величества. Здесь им был приготовлен праздничный обед и угощение по чарке водки и по бутылке пива. Вскоре прибыл Государь Император и, приняв чарку изволил пить за здоровье Самарского полка, на что самарцы отвечали дружным восторженным «ура».
Затем Государь Император отбыл в Красное Село, после чего туда направились в придворных линейках все наши офицеры, приглашенные к Государю на завтрак в Царской палатке.
По окончании завтрака, Государь Император изволил беседовать с нашим командиром, расспрашивая о расположении и службе полка, а также беседовал с некоторыми офицерами о полученных ими в минувшую войну знаков отличия.12
Лагерный сбор закончился большими маневрами в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии в окрестностях Красного Села. [271]
17-го Августа полк перешел на зимние квартиры и расположился следующим образом.
Штаб полка, 9-я и 10-я рота в г. Ораниенбауме.
1-й и 4-й батальоны в г. Кронштадте.
5- я и 11-я роты в Новом Петергофе.
6- я и 12-я роты в Старом Петергофе.
7- я и 8-я рота в Красном Селе.

Участвуя на церковном параде в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии 6-го Августа, на ученьях, смотрах и маневрах, полк представлялся всегда отлично и неоднократно заслуживал дорогое «спасибо» и похвалу Государя Императора и Августейшего Главнокомандующего.13
Таким образом дело строевого образования стояло на надлежащей высоте Нельзя сказать того же относительно стрельбы: хотя, как видно из прилагаемой таблицы, в общем, результат не был ниже оценки, однако полк был по стрельбе далеко не из первых в корпусе.
Таблицы результатов смотровой стрельбы:
1883 г хорошо — + 4,4%.
1884 г. хорошо — + 3%.
Для поднятия уровня стрелкового дела принимались различные меры.
В течение осеннего и зимнего времени были организованы особые занятия с офицерами, под руководством наиболее опытных штаб-офицеров, для подробного изучения всего «Наставления для обучения стрельбе». Унтер офицеры проходили курс «Наставления» в положенном для них объеме, по-батальонно, под руководством особо назначенных офицеров.
Приказом по корпусу было предписано полковому командиру делать лично поверку познаний офицеров, отмечая в списке против каждого, «удовлетворительно» или «нет». Этот список представлялся начальнику дивизии.
Кроме того, полковой командир производил офицерам зимою смотровую стрельбу на 200 шагов. — Заведен был порядок, чтобы каждый нижний чин, вставши утром, умывшись и помолившись Богу, тотчас брался бы за ружье и несколько раз прицеливался в маленькую мишеньку, повешенную у изголовья кровати. To же приказано было делать несколько раз и в течение дня; вообще, для чего бы ни понадобилось солдату взять в руки ружье, он должен был тотчас несколько раз приложиться. [272]
Командиры, роты которых давали отличные результаты, получали денежную награду, в размере 100 рублей. К награде этой они представлялись в том случае, если роты их три раза сряду давали отличные результаты: на смотру начальника дивизии и на двух следующих затем испытательных стрельбах.14
Вообще же, в то время смотры стрельбы представляли событие, ожидавшееся ротными командирами, благодаря принимавшимся строгим мерам, с волнением и страхом. Волнение это передавалось нижним чинам, что и могло быть одною из причин не вполне удовлетворительной стрельбы восьмидесятых годов.
Однако, труды самарцев по стрелковому делу, с течением времени увенчались полным успехом, и в 1887 году полк на смотру стрельбы дал результаты на 7% выше очень хороших, а в 1888 г. представился по стрельбе отлично.15
Из распоряжений правительства, последовавших в 1884 году, особенное значение в полковой жизни имели следующие.
В этом году Государь Император повелеть соизволить: новобранцев, прибывающих в части войск, по усвоении ими понятий о звании солдата, значении присяги, знамени и воинской дисциплины, приводить к присяге на верность службы при знаменах, под которыми они будут служить16. Привод к присяге в полку обставлялся особою торжественностью, производившей большое впечатление на молодых солдат.
Затем, в том же году, МОНАРШИМ благоволением к армии, офицеры армейских полков были сравнены в преимуществах по чинам с офицерами артиллерии, инженерных и других специальных войск, вследствие уничтожения в Мае месяце этого года чина майора. Все майоры были тогда же переименованы в подполковники.17 В Августе того же года, в изъявление МОНАРШЕЙ милости начинающим службу молодым офицерам, из ряда младших офицерских чинов был исключен чин прапорщика, — причем все прапорщики произведены в подпоручики, — из подпоручиков же в поручики положено производить за выслугу четырех лет, с зачетом в этот срок старшинства в чине.18
В Декабре 1884 г. один из наших офицеров едва не сделался жертвою пожара и спасся только благодаря самоотверженности [273] своего подчиненного, рядового 1 -й роты Петра Киселева.19
20-го Декабря в 5-м часу утра загорелся дом, в котором проживал командир 1-й роты Капитан Степанов, и огонь, быстро охватив деревянное здание, уже добрался до его квартиры, находившейся в 3-м этаже.
Заметивший это рядовой 1-й роты Петр Киселев бросился в здание по горевшей деревянной лестнице и стал ломиться в дверь, чем и разбудил капитана Степанова, его жену и денщика, которым осталось только выброситься тотчас же в окно, что они и сделали, не успев спасти своего имущества.
Обратно Петру Киселеву пришлось бежать по той же лестнице; шинель на нем уже загорелась, и он, схватив с вешалки пальто и накрыв им голову, выбежал на улицу, причем сам едва не сделался жертвою пламени.
Такой похвальный поступок рядового Петра Киселева, с опасностью для своей жизни спасшего своего ротного командира, был объявлен в приказе по полку, в котором командир полка, выразил Киселеву свою сердечную благодарность, приказав вместе с тем выдать ему денежную награду. О происшествии было донесено по команде, и Киселев был награжден медалью за спасение погибавших.
Капитан Степанов сильно пострадал от этого пожара, так как все его имущество и имущество жены его при этом сгорело, а нравственное потрясение, испытанное ими, даже отозвалось на их здоровье. Наши офицеры поспешили тотчас прийти на помощь своему товарищу, чтобы облегчить то бедственное положение, в котором он находился. Нельзя забыть, что и офицеры других полков нашей дивизии проявили деятельное участие к нашему однополчанину. Вскоре затем капитану Степанову было выдано казенное пособие.

В конце Января 1885 г. мы провожали нашего командира генерал-майора Гриппенберга, назначенного ВЫСОЧАЙШИМ приказом 5 Декабря 1884 г. командовать 1-й бригадой 7-й пехотной дивизии. Высочайшим приказом 4-го Января 1885 г. новым командиром полка назначен бывший начальник штаба 37 пехотной дивизии, полковник Дембовский.
В течение почти 12-ти лет генерал-майор Гриппенберг вел полк по пути служебного преуспеяния и благоустройства; нужды и интересы общества офицеров были далеко не чужды [274] нашему старому командиру, а потому, прощаясь с ним, мы не могли не чувствовать этой утраты.
Расставаясь с полком, генерал-майор Аксель Севастьянович Гриппенберг в последний раз беседовал с нами, обратившись со следующим прощальным словом, помещенным в приказе по полку: «Самарцы! Настало время расстаться со славным Самарским полком, которым я имел счастие командовать почти 12-ть лет. — Работали и трудились мы вместе для блага полка, вместе же делили мы как радости, так и неудачи; все эти общие интересы с каждым годом все теснее и теснее сближали меня с вами. Нередко за эти 12-ть лет мне пришлось убеждаться что, начиная с Гг. офицеров и кончая последним солдатом, все были проникнуты глубоким и честным сознанием своего долга: — явление, составляющее прочный залог и твердое основание всякой благоустроенной части для достижения успеха».
Затем, выразив благодарность всем своим сослуживцам, генерал-майор Аксель Севастьянович Гриппенберг, так заканчивает свое обращение:
— «Как ни тяжело произнести прощальное слово полку, в котором я провел лучшие мои годы, но, твердо уповая на Бога и призывая на вас благословение Всевышняго, я оставляю полк с тем глубоким и твердым убеждением, что наши общие труды в продолжение почти 12-ти лет будут и на будущее время благотворны, и Самарский полк всегда займет достойное место в рядах славной армии!»

 

Примечания

1. Петров. Рус. воен. сила., т. II.
2. Там же.
3. Этот инструмент стали возить на патронных ящиках лишь с 1874 года, когда было определено количество его на каждую роту: больших лопат 10, топоров 24, кирок 3, мотыг 3 и 1 лом, а до этого года он носился людьми на ремне через правое плечо, причем нижний конец инструмента пристегивался другим ремнем к поясу. (Пр. воен. мин. 12 янв. 1864 г. №14 и пр. по в. в. 23 авг. 1874 г., № 245).
4. Петров. Рус. воен. сила, т. II.
5. Пр. по в. в. 8 марта 1880 г.
6. Прик. по войск. Гв. и Петерб. Военн. округа. 1880 г. № 47. — Прик. по полку.
7. Перемены в обмундир. и снаряж. в царствовании Императора Александра III.
8. Полк. архив. —Приказы по волку.
9. Воспоминания офицеров.
10. Прик. по полку.
11. Полк. архив. Годовые отчеты.
12. Воспоминания офицеров. — Приказы по полку.
13. Приказ по дивизии и пр. по полку № 231.
14. Полк. архив. Прик. по полку.
15. То же.
16. Пр. по В. В. 1884 г. № 62.
17. Пр. по В. Вед. 6 мая 1884 г.
18. Пр. по В. Вед. 30 авг. 1884 года.
19. Прик. по полку.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru