: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лахтионов С. В.

История 147-го пехотного Самарского полка

1798-1898

Типография товарищ. „Общественная Польза", Б. Подъяч. 39. Спб., 1899.

 

Глава XVI

Полковник Дембовский. — Плохие условия расквартирования полка. — Строевое обучение. — Сбережение здоровья солдата. — Умственное и нравственное развитие нижних чинов. Выполнение внутренней и караульной службы. — Высочайшая похвала 2-му батальону. — 1866 г. Февральский парад, — Самоотверженность ряд. Салаткина. — Направление командиром полка тактических занятий с офицерами. — Хозяйственная часть в полку. — 1887 г. Сформирование охотничьей команды, сбор запасных, увеличение оклада столовых денег. — Общественная жизнь офицеров. — Прощальный приказ командира полка.

 

Полковые истории


[275] Леонид Матвеевич Дембовский получил общее и военное образование в 1-м Московском кадетском корпусе, откуда был f выпущен поручиком в Астраханский Гренадерский полк в 1857 году, в 1862 году кончил курс в Николаевской академии Генерального штаба, по 1-му разряду, в 1864 г. назначен командиром роты, в 1867 г. произведен в майоры, а в следующем году назначен начальником стрелков в полку. Будучи в 1871 г. причислен к Генеральному штабу, Леонид Матвеевич Дембовский в последующие годы продолжал службу в штабах Варшавского и Харьковского военных округов, а в 1876 г. был назначен начальником штаба 22-ой пех. дивизии, в 1879 г. начальником штаба местных войск Петерб. воен. округа, в 1881 г. штаб-офицером для поручений при штабе войск гвардии и Петербургского воен. округа и в 1883 г. — начальником штаба 37 пехотной дивизии.
4 гр Января 1885 года состоялся ВЫСОЧАЙШИЙ приказ о назначении полковника Дембовского командиром 147-го пех. Самарского полка, а 30 Января новый командир вступил в командование полком1 и тотчас же стал подробно знакомиться с состоянием [276] рот и всей нашей хозяйственной части. Он осмотрел обмундирование и снаряжение людей, оружие, цейхгаузы, мастерские, отчетность и т. д.
Расквартирование полка в ото время было по-прежнему разбросанное. В лучших условиях, как замечено было начальником дивизии при объезде полка на инспекторском смотру, находился эшелон, расположенный в Ораниенбауме, в бывших казармах Учебного батальона, хотя и эти казармы были очень ветхи и требовали капитальной переделки. В худших условиях находились роты, расположенные в Красном Селе, где люди были размещены по обывательским квартирам, а манеж для занятий был холодный и находился далеко.2
Приняв полк, полковник Дембовский продолжал дело своего предшественника, неуклонно ведя вверенную ему часть по пути совершенствования в бытовом, строевом и хозяйственном отношениях, для чего тщательно знакомился с офицерами, с их качествами и способностями к выполнению различных служебных поручений и на основании этого знакомства назначал каждому выполнение той или другой обязанности в полку.
Дело строевого образования уже стояло в полку на достаточной высоте, а стрелковое дело, благодаря целесообразным мерам полковника Дембовского, стало к 1887 году на ту высоту, на какой стоит и поныне.
Присутствуя на уставных ученьях и полевых занятиях рот и батальонов, полковник Дембовский подробным разбором хода ученья и объяснениями всегда старался внушить офицерам понятие о необходимости применения уставных форм к условиям местности и обстановки. Вообще, на боевую подготовку полка новым командиром было обращено самое серьезное внимание. Между прочим, командир полка требовал, чтобы каждое ротное и батальонное учение производилось непременно по заранее составленной программе и чтобы, в случае убыли начальника во время учения, старший после него был всегда готов занять его место, не прерывая хода учения3.
Значительное число больных в полку вызвало со стороны командира особенные заботы о сбережении здоровья солдата, на которое полковник Дембовский обращал внимание всех офицеров полка. «Я выражаю надежду, — пишет он в одном из приказов по полку, — что все г.г. офицеры отнесутся участливо к делу сохранения здоровья солдата, нашего младшего сослуживца по полку, [277] ибо в этом заключается одна из важнейших служебных и нравственных наших обязанностей. При суровых требованиях военной службы, только здоровый солдат может быть полезным слугою Царю и родине, больной л:е и хилый составляет для нее лишь одно бремя».
Рядом мер против простудных заболеваний, как-то: исправлением постовой одежды, приказанием поддевать под мундир при заступлении в караул теплую фуфайку или вторую рубашку, строгим соблюдением послеобеденного отдыха, наблюдением за тем, чтобы солдат не выходил утром на учение натощак и другими подобными мерами, а также более полною дезинфекцией казарм, было достигнуто постепенное улучшение санитарного состояния полка.4
Для поднятия степени умственного и нравственного развития нижних чинов, в командование полковника Дембовского принимались следующие меры. Еженедельно полковой священник беседовал с нижними чинами на религиозно нравственные темы; офицеры полка читали им лекции военно-исторического содержания, причем показывались туманные картины. Эти лекции и устраивавшиеся иногда увеселения служили противовесом казарменному однообразию солдатской жизни.
В каждую роту было выдано по одному экземпляру «Истории России для нижних чинов», для ознакомления последних, при посредстве офицеров, с главнейшими событиями истории и трудами Великих Самодержцев. По приказанию командира полка была составлена и выдана в каждую роту выписка из военно-уголовных законов о наказаниях, полагающихся за различные преступления. Чтение этой выписки предписывалось производить один раз в неделю.5 В каждую роту были приобретены стенные рисунки, изображающие отдельные подвиги русских солдат в минувшие войны.
Для несения караульной службы летом 1885 года, полк расположился следующим образом: штаб полка, 1-й и 4-й батальоны — в г. Ревеле, 2-й батальон в Ст. Петергофе, а роты 3-го батальона в городах: Ямбурге, Везенберге, Везенштейне и Гапсале.
2-й батальон, имевший стоянку в летней резиденции Императора Александра III, стоял в палатках и удостоился посещения своего лагеря Его Императорским Величеством, милостиво осведомившемся об удобстве расположения батальона. [278]
При разбросанном расположении полка по разным городам, полковник Дембовский неоднократно объезжал части полка и обходил занятые ими помещения в различное время, как днем, так и ночью, наблюдая за выполнением правил внутренней службы и своих приказаний; замеченные при этом неисправности объявлялись в приказах по полку. Вообще, полковник Дембовский требовал строгого выполнения правил внутренней службы, считая это лучшим воспитательным средством. При объездах эшелонов, он всегда обращал внимание батальонных и ротных командиров на внешний вид солдата и преследовал всякую неряшливость и опущенность, замеченную среди нижних чинов. В виду же того, что полку приходилось выполнять караульный наряд во многих городах, полковник Дембовский часто указывал на важность караульной службы. «В мирное время нет более важной службы, как караульная, — говорится в его приказах, — скажу более, это есть единственно действительная служба, тогда как все остальное, чем бывает занят солдат в мирное время, как то: строевое ученье, гимнастика, фехтование и т. п. можно назвать лишь службою приуготовительною для военного времени».6
Такая заботливость командира, при содействии всех подчиненных ему начальников, о строгом выполнении внутренней и караульной службы и соблюдении каждым должного солдатского вида не замедлила дать свои плоды. 2-й батальон полка, расположенный в Петергофе, удостоился милостивого внимания Государя Императора за молодецкий вид караула 19-го Мая и вообще за отличное исполнение ротами 2-го батальона правил, требуемых военной службой и предписанных ее уставами, а также за щеголеватую обмундировку нижних чинов, что Его Величество и изволил лично выразить временно командовавшему дивизией Его Императорскому Высочеству Князю Евгению Максимилиановичу Романовскому Герцогу Лейхтенбергскому.7
По этому случаю, полковником Дембовским был объявлен следующий приказ но полку:
«Душевно поздравляю 2-й батальон с похвалою, которую он удостоился получить из Царских уст. Для доброго солдата нет награды выше милостивого внимания, оказанного ему Государем Это дорогое для каждого из нас внимание да послужит побуждением к вящщему усилению рвения в службе Его Императорского Величества и для остальных частей вверенного мне полка, на которых, [279] как носящих один и тот же мундир, означенная ВЫСОЧАЙШАЯ похвала также косвенно распространяется.
«Самарцы должны доказать при первом боевом столкновении, что молодецкий вид, за который они удостоились лестной Царской похвалы, есть только наружный признак внутренних достоинств полка, который, подобно своему молодецкому виду, будет молодецки и храбро биться со врагами Государя и родины и сумеет мужественно умереть за них на поле брани.
«Опрятность и щеголеватость обмундирования и исполнение правил службы, замеченные Государем Императором, должны указывать на внутренний порядок в полку.
«Этот драгоценный для нас отзыв Царский все мы должны постоянно помнить и всегда стараться его поддерживать всеми нашими силами.
«Искреннее мое вам спасибо, молодцы нижние чины 2-го батальона, добрую услугу оказали вы своим полковым товарищам! Продолжайте так служить — как вы, так и все остальные чины полка. Нам выпала счастливая доля проходить служение перед Царскими очами, которые дают всем нелицеприятную и справедливую оценку. Помните всегда, что за Богом молитва, а за Царем служба никогда не пропадают, в чем вы могли теперь сами убедиться».8 В заключение, командир полка объявляет свою горячую признательность командиру 2-го батальона подполковнику Кобылин- скому и душевную благодарность ротным командирам и всем офицерам батальона.
И в других городах, в которых части полка были расположены в течение лета, они произвели прекрасное впечатление, как службою своею, так и поведением нижних чинов, и отзывы начальствующих лиц и гражданских властей не оставляли желать ничего лучшего.9
В начале Сентября полк расположился на зимних квартирах следующим образом:
Штаб полка и 2-й батал. — в Ораниенбауме.
1-й и 3-й бат. — в Кронштадте.
13-я и 14-я роты — в Петергофе.
15-я и 16-я роты — в Красном Селе.
В 1885 году, ВЫСОЧАЙШИМ приказом 17-го Октября, во 2-ю бригаду 37 пех. дивизии, в которой состоял полк, был назначен новый командир, свиты Его Величества генер.-майор Аргамаков, состоявший для особых поручений при Его Императорском [280] Высочестве Главнокомандующем войсками гвардии и Петербургского военного округа, на место скончавшегося 8-го Октября командира 2-й бригады генерал-майора Данилова
8-го Февраля 1886 г. 1, 2 и 3 батальоны участвовали в зимнем параде в ВЫСОЧАЙШЕМ присѵтсвии в С.-Петербурге на Дворцовой площади, при чем все они удостоились милостивого внимания и похвалы Государя Императора — «Поздравляю вверенный мне полк», писал в приказе полковник Дембовский, «с Царской милостью и похвалой, которая для настоящего солдата дожна быть особенно дорога. В виду того, что вверенный мне полк был вызван для участия на смотру совершенно неожиданно, на что было указано Его Величеством в милостивых словах ко мне обращенных. вышеозначенная похвала приобретает особое, в настоящем случае, значение.
«Остается только всем нам пожелать, чтобы вверенный мне полк заслуживал впоследствии Царскую похвалу не на одних смотрах, а и в боях с врагами земли Русской».10
Хорошая нравственная подготовка, полученная нижними чинами в полку, выказалась, между прочим, и в следующем случае, который имел место в том же году. Однажды, рядовой 10-й роты Никанор Салаткин, проходя мимо полковой конюшни в Ораниенбауме, услыхал крики о помощи, которые раздавались со стороны находящегося близь той же конюшни пруда. Салаткин тотчас поспешил на крик и увидал утопавшего мальчика. Надо сказать, что пруд этот, несмотря на небольшое свое протяжение, обладает глубиной весьма значительной, а Салаткин совершенно не умел плавать. Однако, он не задумался над выполнением своей нравственной обязанности: кругом — никого, а медлить нельзя было, и Салаткин, моментально скинув с себя мундир и сапоги, бросился в воду. Ему удалось схватить рукой утопающего, но вслед затем и сам он начал тонуть. Все усилия его удержаться на поверхности оказывались тщетными, и его ждала верная гибель, если бы не подошедший музыкант старш. у.-о. Ганс Вельман, вовремя подавший Салаткину доску, с помощью которой тот выбрался на берег, держа в руках спасенного им ребенка. За свой подвиг рядовой Салаткин удостоился получить медаль на Владимирской ленте, с надписью «за спасение погибавших».11
Летом 1886 г. полк занимал караулы в г. С.-Петербурге, а с 13-го Августа по 16-е Сентября участвовал, в составе дивизии, [281] во 2-й очереди Красносельского лагерного сбора, где были пройдены все виды полевых занятий. Сбор закончился отрядными маневрами частей дивизии.
На зимних квартирах эшелоны полка расположились таким образом:
Штаб полка и 4-й батал. — в Ораниенбауме.
1- я и 2-я роты — в Красном Селе.
3-я и 4-я роты — в Петергофе.
2-й и 3-й батал. — в Кронштадте.
Зима 1886 — 1887 г. прошла обычным порядком. Два раза в месяц совершались военные прогулки, причем Кронштадтский эшелон переходил на ораниенбаумский берег; остальные же эшелоны совершали прогулки в окрестностях своих стоянок, выполняя каждый раз несложные тактические предположения.
Развитие военного образования среди офицеров полка составляло одну из забот командирских. Как и прежде, раз в неделю происходили чтения уставов и тактические занятия, а по временам офицеры собирались для слушания сообщений, которые читались по очереди кем либо из их товарищей на военно-исторические и военно-научные темы. Примерный ход тактических занятий был следующий: в Октябре — чтение карт и планов, в Ноябре и Декабре — решение устных тактических задач, в конце Декабря задавались письменные задачи на дом, в Январе решались групповые задачи, а в Феврале и Марте — сдавались решенные письменные задачи и производилась военная игра.
Руководителями занятий назначались штаб-офицеры, с которыми, для направления занятий, в свою очередь, занимались по временам, офицеры Генерального Штаба, по назначению штаба корпуса.
Командир полка указывал руководителям, что главное, на что следует обращать внимание при тактических занятиях, это — «развитие в офицерах находчивости, навыка к быстрым решениям, на отсутствие медленности и всяких колебаний». Кроме того, полковник Дембовский предостерегал, чтобы эти занятия никоим образом не вели к раздражению личного самолюбия офицеров, которые «должны всегда помнить, что все они ратные товарищи одного полка, собравшиеся на занятия для того, чтобы научиться как лучше сослужить Государю и родной земле великую службу кровию на поле битвы, когда настанет для этого время. Никаких победителей и побежденных, когда занятия ведутся на две стороны, не должно быть. Победа дается только тому, кто решился перед врагом во что бы то ни стало добиться своей цели, или [282] лечь костьми. На плане же, т. е. на бумаге, этого сделать нельзя, а потому бумажные победители не имеют никакой цены». Тем не менее, эти занятия имеют большую важность, в смысле выработки снаровок, которые могут дать офицеру запас сведений, необходимых для успеха в бою: не следует забывать, что офицер сражается не руками, а головою, которая поэтому должна быть просветлена знанием, составляющим великую силу».12
Весной, после сдачи решенных задач всеми офицерами, каждый батальонный командир выбирал одну, наилучше выполненную задачу и представлял командиру полка, который, по рассмотрении представленных задач, делал им оценку и о лучших решениях объявлял в приказе по полку. Так, в 1886 году, наиболее обстоятельно решенными оказались задачи капитана Кукурана, поручика Филимонова и поручика Кампиони, о чем командир полка объявил в полковом приказе, заключив последний следующими словами: «Считаю себя обязанным выразить этим трем обер-офицерам мою признательность за обдуманность решения их задач и вообще за то внимание, с которым они отнеслись к важному делу собственной тактической подготовки.13
Заботясь о развитии образования офицеров, командир полка принимал меры и к улучшению офицерской библиотеки в полку. Число книг в ней было при нем значительно дополнено и были приобретены все руководства и пособия, необходимые для подготовки офицеров, желающих держать вступительный экзамен в военные академии.
При подобной постановке дела обучения офицеров и нижних чинов, и хозяйственная часть в полку находилась при полковнике Дембовском в хорошем состоянии, а артельные суммы продолжали увеличиваться. Постройка мундирной одежды производилась в ротах, куда отпускались on, полка все необходимые материалы и которые обязаны были приготовить в известный срок определенное количество мундирных вещей. Чтобы при выполнении сего не могло встретиться препятствия за недостатком рук, командир полка установил, чтобы в каждой роте всегда производилось обучение нескольких нижних чинов портняжному и сапожному мастерству. Вследствие этой меры, в ротах всегда имелось достаточное число подготовленных мастеровых, на случай необходимости усиленной постройки мундирной одежды.14 [283]
В числе нововведений в жизни полка, вызванных правительственными распоряжениями, следует упомянуть о сформировании в начале 1887 года охотничьей команды, для заблаговременной подготовки некоторого числа людей к исполнению в военное время отдельных поручений, соединенных с особою опасностью и требующих личной находчивости15. В команду сначала были назначены: 1 офицер, 4 унт.-офицера и 32 рядовых, а впоследствии назначалось по 4 чел. с каждой роты. Специальные занятия охотничьей команды заключались в усиленных занятиях гимнастикой, в исполнении значительных переходов, в охоте за дичью и зверем, ориентировке по плану и по компасу на местности и разведывании, в подробном изучении аванпостной службы в теории и на практике, беге на лыжах, а впоследствии и езде на самокатах; для таких надобностей в команду были приобретены: охотничьи ружья, лыжи, компасы, самокаты и т. д. Люди в команду назначались из числа более сильных, ловких и развитых.
Вследствие сокращения сроков действительной службы до 4-5 лет и увеличения продолжительности пребывания в запасе до 13-14 лет, явилась необходимость возобновлять утрачиваемую нижними чинами во время состояния в запасе военную подготовку, с этою целью, начиная с 1887 г. в полк стали прибывать ежегодно, в начале осени, партии нижних чинов, в числе от 200 до 500 челов. призываемых из запаса армии на учебные сборы, продолжающиеся до трех недель.16 Другая причина призыва запасных, кроме вышеуказанной, состоит в желании ознакомить их со всеми нововведениями и изменениями в военной службе. Поэтому занятия с ними, как велись, так и теперь ведутся со строгим счетом времени, чтобы, по воможности, довести их военную подготовку до состояния войск действительной службы.
В том же 1887 году последовала Царская милость для ротных и батальонных командиров, выразившаяся в увеличении получаемого ими содержания. «Государь Император, во изъявление особого Монаршего внимания» — говорится в приказе по военному ведомству — «к неутомимым трудам и ревностной службе ротных командиров, несущих ближайшую ответственность по воспитанию и обучению нижних чинов, руководству молодыми офицерами и действию вверенных им частей в бою, как самостоятельных тактических единиц, Всемилостивейше [284] соизволил пожаловать помянутым командирам, в дополнение к ныне получаемому ими окладу столовых денег в 366 руб., еще по 300 руб. в год. Вместе с тем Его Величеству благоугодно было, чтоб и содержание батальонных командиров и младших штаб-офицеров получило соответствующее увеличение. Государь Император пребывает в несомненной уверенности, что даруемая Им новая милость, доставляющая обеспеченное материальное положение всем достойным офицерам, по достижении ими старших обер-офицерских чинов, усугубит ревность их к трудам и послужит к вящшему преуспеянию Его верной и славной армии».17
При полковнике Дембовском, как и при его предшественнике, офицеры часто посещали свое полковое собрание, расположенное в Ораниенбауме с конца 1882 года, т. е. со времени перехода туда штаба полка из г. Кронштадта.18 Кроме обычных развлечений для офицеров и их семейств, при полковнике Дембовском здесь иногда устраивались, как прежде, и музыкальные вечера.
Кроме того, желая лучше узнать офицеров и теснее сблизить полковое общество, командир полка приглашал к себе в определенные дни, обыкновенно два раза в месяц, офицеров с их семействами, которые встречали в доме полковника Дембовского большое гостеприимство: здесь беседовали, играли в карты, молодежь танцевала, а желающие могли, между прочим, знакомиться в обширной библиотеке полковника Дембовского и с новостями военно-научной литературы.
Общественная жизнь благотворно действовала на офицерский дух товарищества, который продолжал развиваться и крепнуть, и о каких либо недоразумениях и несогласиях между офицерами почти не было слышно.
Такова была внутренняя жизнь полка при полковнике Дембовском. Недолго, однако, полк продолжал состоять под его командой, так как уже вскоре, Высочайшим приказом 19 Апреля 1887 года полковник Дембовский был назначен командиром С.-Петербургского Гренадерского Короля Фридриха Вильгельма III-го полка, с производством в генерал-майоры, а на его место в 147 пех. Самарский полк назначен новый командир, полковник Дзичканец.
Расставаясь с полком, Леонид Матвеевич Дембовский [285] обратился со следующею задушевною речью к своим бывшим сослуживцам:
«147-й Самарский полк мною сдан новому командиру, который завтра вступит в командование им. Сегодня я еще могу письменно беседовать с дорогим мне полком, завтра не буду уже иметь этого права, а потому обращаюсь теперь с прощальным словом к моим достойным сослуживцам. Мне недолго привел Бог стоять во главе полка, но те, почти 2½ года, в течение которых я был его командиром, останутся навсегда в моей жизни прекрасным воспоминанием.
«Глубоко сожалею, что не под моей командой полк пойдет в бой и скажу прямо, что завидую тому командиру, которому выпадет эта доля, ибо, зная самарцев, я уверен, что он приведет его к славе на поле чести. Прощайте, Г.г. офицеры! Вспоминайте иногда обо мне; искренно жму всем вам руку и желаю в службе успеха, которого нравственными качествами вы вполне заслуживаете».
«К вам теперь обращаюсь, молодцы нижние чины. — Прощайте! — Не забывайте вы старого своего командира, да помните то, что не раз он вам говорил, а именно: усердно молитесь Богу, ибо все люди под ним ходят, а солдат более всех, — он во всякую минуту должен быть готов предстать пред страшным Престолом Господним, а потому всегда должен быть чист сердцем».
«Будьте преданы всей душой Великому Государю, Им же держится вся земля русская, которую горячо любите и всегда будьте готовы по Царскому слову отдать живот свой за ее честь, славу и пользу».
«Повинуйтесь беспрекословно поставленным над вами начальникам, ибо в этом заключается сила войска, гордитесь званием русского солдата, ибо нет на земле большей чести, как именоваться русским и носить почетное звание сберегателя мира, спокойствия и защитника от многочисленных врагов великой и могучей родины, нашей общей матушки Св. Руси Православной. Помните присягу и следуйте указаниям этой великой клятвы вами данной, тогда самая служба станет для вас легка и не останется без должной награды, ибо за Богом молитва, а за Царем служба не пропадают. Прощайте еще раз, дорогие самарцы »!
«Да благословит вас Бог».

 

Примечания

1. Полковой архив.
2. Годовой отчет.
3. Приказ по полку.
4. Приказ по полку 7 февраля 1885 г. №38.
5. Полк. архив. Приказы по полку.
6. Прик. по полку 19 февр. 1885 г. и друг.
7. Приказ по дивизии 1385 г. №48.
8. Приказ по полку 15 Июня 1885 г. № 166.
9. Приказы по полку.
10. Прик. по полку 19 Февр. 1886 г. № 50.
11. Прик. по полку. — Воспоминания офицеров.
12. Прик. по полку 14 окт. 1885 г., № 287.
13. Прик. по полку 4 Мая 1886 г., № 124.
14. Прик. по полку 8 Мая 1885 г., № 128.
15. Прик. по воен. вед. 21 окт. 1886 г.
16. Прик. по полку.
17. Прик. по в. вед. 26 февр. 1887 г., № 44.
18. В последние годы расположения штаба полка в Кронштадте, там было устроено бригадное собрание, заменившее собою прежнее полковое офицерское собрание, помещавшееся в частном доме на углу Господской и Цитадельской улиц (Воспоминания офицеров).

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru