: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лахтионов С. В.

История 147-го пехотного Самарского полка

1798-1898

Типография товарищ. „Общественная Польза", Б. Подъяч. 39. Спб., 1899.

 

Глава XVII

Полковник Дзичканец. — Стрельба и строевое образование в полку, — Высочайшие смотры 18S7 г. — Зимние занятия, — Полковой праздник 1888 г. в Рокше. — 13 октября 1888 г — Милость Божия, проявленная 17октября того же года над Царским Семейством. — Участие 3-го батальона в Февральском параде. — 1889 г. Подвиг рядового 11 роты Петра Хомякова. - Успешные лагери. — Охотничья команда. — Большие маневры 1890 г., полковой праздник. — Увеличение содержания сверхсрочнослужащих. — Участие 11 роты в испытании ружей уменьшенного калибра. — Высокая похвала Государя 11 роте. — Участие 1-го батальона в Февральском параде.— Прощание полка со своим командиром. — Внутренний быт офицеров во время командования полковника Дзичканца.

 

Полковые истории

 

[286] Новый наш командир, полковник Алексей Иосифович Дзичканец получил общее и военное образование в 1 м кадетском корпусе и вступил в службу в 1859 г. подпоручиком в 20-й стрелковый батальон, откуда в 1863 году был переведен в Л.-Гв. Гатчинский (ныне Егерский) полк, где в том же году командовал ротой, а в 1864 году был назначен полковым адъютантом. В 1868 г, Алексей Иосифович занял должность помощника старшего адъютанта штаба Петербургского округа, к 1877 г. произведен в полковники, с зачислением по армейской пехоте и прикомандированием к штабу того же округа и с 1832 г. состоял для особых поручений при Его Императорском Высочестве Главнокомандующем войсками гвардии и Петербургского военного округа. В 1859 — 61 г.г. и в 1863 г. Алексей Иосифович Дзичканец находился в составе войск, принимавших участие в покорении западного Кавказа и усмирении польского мятежа.
ВЫСОЧАЙШИМ приказом от 2 Мая 1887 г. полковник Дзичканец был назначен командиром 147-го пехотного Самарского полка и 1 Июня этого года вступил в командование полком. 1 [287]
Ко времени вступления в командование полковника Дзичканца, расквартирование полка было по-прежнему разбросанное, и части его собирались вместе только во время летних сборов, что до крайности затрудняло управление полком. Однако, несмотря на неблагоприятные условия квартирного расположения, новый командир продолжал дело своего предшественника, и полк совершенствовался, благодаря деятельности и заботам командира и дружной работе всех чинов, как в строевом отношении, так и в смысле улучшения внутреннего быта солдат, которому полковник Дзичканец уделял всегда много внимания.
Стрелковое дело в полку уже было поставлено на твердых основаниях, и в 1887 году на смотру стрельбы, произведенном по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению генерал-майором Давыдовым, полк дал результаты выше очень хороших, а в ордере инспектора было сказано, что вообще стрельба и стрелковая часть в полку находится в очень хорошем состоянии и оружие, находящееся на руках у нижних чинов, содержится очень хорошо.2
Что же касается строевого образования, то о состоянии его в полку во время командования полковника Дзичканца, с 1887 по 1891 год, лучше всего свидетельствовали неоднократные похвалы Государя Императора, которые самарцы удостоивались получать за свою выправку, строевую подготовку и щеголеватый внешний вид на Высочайших смотрах и парадах. Августейший Главнокомандующий и высшие начальствующие лица, при посещениях и встречах с полком, также отличали его всегда своими похвалами.
Ко дню вступления полковника Дзичканца в командование полком, все эшелоны его были собраны в г. Ораниенбауме, а 27-го Июня полк перешел походным порядком в Красное Село для участия в первой очереди лагерного сбора
Во время этого сбора, самарцы имели счастие несколько раз представляться Государю Императору. Так, 5 Августа они участвовали, в составе 37-й пехотной дивизии, совместно с 2 Финским стрелковым батальоном, 5 и 6 резервными батальонами и 37 артиллерийской бригадой в тактическом одностороннем учении, произведенном в Высочайшем присутствии у д. Коцелово. 6-го августа, состоялся в большом Красносельском лагере парад 147-го пехотного Самарского полка совместно с Л.-Гв. Преображенским полком, по случаю их общего полкового праздника, а на следующий день самарцы снова представлялись Государю на корпусном маневре в окрестностях Красного Села. На всех этих смотрах они показали [288] себя молодцами, заслуживая каждый раз МОНАРШУЮ благодарность.3
6-го Августа, в день полкового праздника, как и в 1884 году, все наши офицеры были приглашены к ВЫСОЧАЙШЕМУ завтраку, а нижние чины угощены обедом в столовых Л.-Гв. Преображенского полка, по приглашению командира этого полка Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Александровича. День этот был счастливым днем для самарцев, обласканных высоким вниманием своего обожаемого Государя. По окончании парада, когда награжденные Царским «спасибо» нижние чины направлялись в столовые Л.-Гв. Преображенского полка, к нашему командиру подошел г.-л. Данилов, начальник 1-й гвардейской дивизии и, полушутя, полусерьезно обратился к нему с упреком: « Из-за вас я сегодня выговор получил, нехорошо это с вашей стороны», — и затем, для объяснения своих слов, рассказал полковнику Дзичканцу, как в самом начале парада к нему обратился Государь и, указав на мягкий грунт усыпанный песком, по которому предстояло пройти нашему полку, изволил выразиться так: «Нашим-то — хорошо, а вот каково будет идти этим малышам!» Однако, самарцы проходили три раза мимо Государя и каждый раз показали себя молодцами, вызвав милостивый отзыв Его Величества: «А малыши-то нас перещеголяли!»4.
В тот же день утром, перед началом парада, наши жалонеры, направлявшиеся к месту, назначенному для парада, были встречены военным министром ген.-адъют. Ванновским, который остановил их и произвел самый тщательный осмотр их обмундирования и снаряжения. В тот же день Его Высокопревосходительство выразил командиру полка свое полное удовольствие за постройку мундирной одежды в полку.5
На следующий день после нашего полкового праздника, корпусным маневром 7-го Августа закончился лагерный сбор 1887 года. В приказе, отданном по этому поводу начальником дивизии, между прочим, сказано: «Лагерь в этот раз благополучно кончился, и на всех смотрах, парадах и ученьях полки всегда и везде показались молодцами. Успех этот приписываю старанию и усердию всех чинов дивизии, а потому от всей души искренно благодарю г.г. бригадных, полковых, батальонных и ротных командиров, а также и всех младших офицеров».6 [289]
По окончании лагерного сбора, полк расположился на зимних квартирах следующим образом:
штаб полка и 1 батальон — в Ораниенбауме,
2 и 4 батальоны — в Кронштадте,
3 батальон — в Петропавловской крепости в С.-Петербурге.
3-му батальону, расположенному в течение этой зимы на новом месте, в Петропавловской крепости, пришлось нести усиленный караульный наряд, так как из состава батальона было приказано отправить 60 человек нижних чинов при одном офицере (поручике бароне Соловьеве) на Пороховые, для выполнения караульной службы, в помощь нижним чинам летучей парковой бригады.
По окончании периода вольных работ, в полку приступили к зимним занятиям. Наибольшее внимание было обращено, как и прежде, на подготовительные к стрельбе упражнения, на гимнастику, фехтование и другие боевые отделы обучения Два раза в месяц производились военные прогулки. Офицеры периодически собирались для осьмирядных учений, чтения уставов, тактических занятий и сообщений. Последние проходили весьма оживленно, вызывая обмен мнений между нашими товарищами, причем сообща решались возникающие вопросы.
В течение этой зимы, наш начальник дивизии, г.-л. Гельфрейх, был по болезни уволен от службы, ВЫСОЧАЙШИМ приказом 19 Февраля 1888 г., с производством в генералы от инфантерии.
ВЫСОЧАЙШИМ приказом от 20 Февраля 1888 г. начальником 37 пехотной дивизии был назначен состоявший в распоряжении Его Императорского Высочества Главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, числящийся по гвардейской кавалерии Генерал-Лейтенант Его Императорское Высочество Князь Евгений Максимилианович Романовский Герцог Лейхтенбергский.
В то же время в командование 1-м армейским корпусом вступил генерал-лейтенант Данилов, вместо убывшего князя Барклая-де Толли Веймарна.
В начале Февраля осмотрел эшелоны полка Его Императорское Высочество Начальник дивизии, а в средних числах следующего месяца нас посетил корпусный командир, причем все офицеры полка были представлены как Начальнику дивизии, так и корпусному командиру.
По окончании зимних занятий Его Императорское Высочество Начальник дивизии поверил тактические задачи на планах, решенные в нашем полку, и пришел к заключению, что офицеры все более и более совершенствуются в решении задач. [290]
Весной 1888 года Его Императорское Высочество произвел поверку обучения в полку молодых солдат. Результат поверки был объявлен в приказе по дивизии: «Вид людей оказался здоровый и бодрый, мундирная одежда — весьма удовлетворительна. Обучение велось правильно, и все положенное пройдено и усвоено молодыми солдатами весьма основательно»7.
Летом 1888 года был лагерный сбор 2 бригады 37 пехотной дивизии. На смотру стрельбы, произведенном по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению, в течение лета, инспектором по стрелковой части, полк дал отличные результаты, поставившие его вторым по стрельбе в корпусе.
С 5 по 9 Августа 1888 года, в окрестностях Красного Села происходили в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии большие маневры, в которых принимали участие и самарцы, в числе войск лагерного сбора.
5 Августа наш полк расположился биваком у с. Ропши, где на следующий день праздновал свой полковой праздник. Торжество началось парадом в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии, вместе с Л.-Гв. Преображенским полком, по окончании которого самарцы вернулись к своему биваку, где роты построились против своих палаток, в ожидании раздачи приготовленного для них праздничного обеда. Командир полка приказал людям не расходиться и не приступать к обеду, так как надеялся, что Государь Император, всегда милостиво относившийся к самарцам, пожелает осчастливить наш полк в день его праздника Своим посещением. Подобно своему командиру, и каждый самарец твердо верил, что Государь будет у нас на биваке, все терпеливо ожидали этой Великой Царской милости. Прошло некоторое время, — и вдруг, ожидания их оправдались. Раздался радостный крик «Государь едет!» Действительно, по одной из дорожек Ропшинского парка к биваку быстро приближались в экипаже Государь, Государыня и Великий Князь Михаил Александрович. Выйдя из экипажа, Их Величества изволили подняться с Великим Князем Михаилом Александровичем на земляное возвышение, находившееся впереди бивака, откуда Государь окинул взором наш полк. Заранее назначенные нижние чины мигом принесли пробную порцию щей и каши и поставили вблизи Государя. Люди вытянулись в струнку и радостно смотрели Государю в глаза, — все замерло. Затем Его Величество, приняв чарку от командира полка, изволил провозгласить тост за здоровье Самарского полка, после чего отведал приготовленной для нижних чинов пищи. [291]
Между тем, в ответ на Царское пожелание уже гремело мощное, восторженное ура тысячи голосов… Долго не смолкало оно, провожая удалявшихся Государя, Государыню и Великого Князя, — до тех пор, пока Они не скрылись у всех из вида.
В память об этом событии стеклянная чарка, из которой Его Величество изволил пить за здоровье самарцев и деревянная ложка, которою он отведал приготовленной пищи, были вделаны в серебряную оправу и хранятся в полку. Па чарке и ложке сделаны следующие надписи: на чарке — «Ропша. 6 Августа 1888 г. Его Величество Государь Император Александр III-й осчастливил Самарский полк питием из сей чарки за здравие полка,» — на ложке: «Ропша. 6 Августа. Император Александр III-й».8
По окончании больших маневров полк выступил на зимние квартиры, на которых расположился следующим образом:
Штаб полка и 1 бат. — в Ораниенбауме. 4-й батальон, 5 и 6 роты — в Кронштадте, 3 батальон, 7 и 8 роты — на Медвежьем Стане.
Роты Медвежьестанского эшелона расположились в казармах, недавно выстроенных и предназначавшихся ранее для Новочеркасского полка.
Караульный наряд этого эшелона ежедневно был следующий:9


Караулы у пороховых погребов Постов Офицеров Унт.-офиц. Ефрейтор. Музыкант. Рядовых
Офицерский караул 10 1 1 2 1 25
1-й унт.-офиц. караул 8 - 1 2 - 21
2-й унт.-офиц. караул 8 - 1 2 - 20
В патруле - - - - - 18
ИТОГО 26 1 3 6 1 84

13 Октября 1888 года исполнилось 25 лет со дня сформирования собственно Самарского полка, из резервного батальона Украинского пех. полка.
Так как наш 25-летний юбилей совпадал с таковым же Каспийского полка, который стоял в городе Кронштадте, то торжество празднования и молебствие было назначено обоим полкам в [292] Кронштадте, в Морском манеже, в присутствии нашего бригадного командира, свиты Его Величества генерал-майора Аргамакова.
Для этой цели только ораниенбаумский эшелон полка мог быть перевезен в Кронштадт, остальные же эшелоны праздновали юбилей каждый отдельно.
Ровно в 11 час. у. в Морском манеже началось молебствие, во время которого самарцы горячо помолились за драгоценное здоровье своих любимых и обожаемых Государя, Государыни и всей Царствующей семьи. По окончании богослужения, полки взяли на караул, и бригадный командир пил за здоровье Их Величеств и Августейшего Главнокомандущего. Тосты эти были встречены восторженным, громким, долго не смолкавшим «ура» самарцев и каспийцев. Торжество в Морском манеже закончилось церемониальным маршем, после чего наши нижние чины были отведены в казармы 4-го батальона, где им был предложен праздничный обед. По окончании обеда ораниенбаумский эшелон был перевезен на судах обратно.10
К этому времени все офицеры, кроме должностных, прибыли в Ораниенбаум на товарищеский обед, который прошел очень оживленно, среди множества тостов и чтения приветственных телеграмм. В этот день мы обменялись следующими телеграммами с наши ми предками — украинцами.
От самарцев: «Самарцы, празднуя сегодня свое 25-тилетие, вспоминают боевые заслуги украинцев и, благоговея перед знаменем, добытым храбростью и мужеством украинцев, шлют своим старшим сотоварищам лучшие пожелания и солдатский братский привет».
Командир Дзичканец.
От украинцев: «Украинцы, поздравляя дорогих товарищей самарцев с 25-ти летним юбилеем, благодарят их за память и добрые пожелания и желают благоденствия и во всех предприятиях благого успеха».
Подполковник Мурахин.
Командир полка провозгласил здравицу в честь наших доблестных предков, встреченную сердечным ура всех присутствовавших самарцев.11
В этот день командир корпуса генерал-лейтенант Данилов прислал нам свое приветствие и поздравление.
Его Императорское Высочество Начальник дивизии приветствовал [293] нас, вместе с прочими полками дивизии, в нижеследующем приказе:
«Сегодня истекает 25 лет с того момента, когда Державною волею, объявленною в приказе военного министра от 13 Октября 1863 г. за № 357, была положена историческая жизнь 37 пех. дивизии. — Сформированная в Казанском военном округе из резервных батальонов Томского, Днепровского, Украинского и Одесского пех. полков и бессрочно-отпускных 5-х и 6-х батальонов тех же полков, 37 пех. дивизия, уже на шестом году своего существования, обратила своею службою на себя ВЫСОЧАЙШЕЕ внимание в Бозе почившего Государя Императора Александра II, а именно была вызвана в 1869 г. в Петербургский военный округ и, участвуя на маневрах под Красным Селом, удостоилась слышать следующие Высокомилостивые слова Государя: «37 пехотная дивизия вовремя лагерного сбора постоянно Меня радовала, тем более, что войска ее сформировались заочно, вдали отсюда, однако не было заметно, чтобы все, установившееся здесь издавна, поражало бы их новизною, и они ни в чем но отставали от других». Затем, изложив в кратких чертах главнейшие события, Его Высочество продолжает так: «Поздравляя сегодня полки вверенной мне дивизии с безупречно прожитого четвертью века, я вполне убежден, что, если по воле нашего обожаемого Монарха, дивизии когда-нибудь придется стать лицом к лицу с врагом, то она, своими боевыми действиями покажет, что могут сделать молодецкие войска, готовые пожертвовать собою за Царя и Отечество».12
Кроме того, не забыли нас и прислали свои поздравления: бывший начальник дивизии генерал от инфантерии Гельфрейх и бывшие наши командиры, генерал Гриппенберг и генерал Дембовский.
В тот же день командир полка отдал приказ, в котором в кратких чертах изложил историю полка и некоторые выдающиеся в ней эпизоды. Заканчивается он следующими словами: «Будем помнить сколь высокомилостиво относится к нам наш Великий Государь. Запомним навсегда то великое счастье, которое мы, самарцы, испытали в текущем году при посещении нас, в день нашего полкового праздника, Государем Императором с Государыней Императрицей и Великим Князем Михаилом Александровичем и употребим все наше усердие на изучение всех требований службы, с тем, чтобы суметь разумно перенести все наши силы на службу Его Императорского Величества». [294
В память 13 Октября 1888 г. в полку был установлен жетон.
19 Октября 1888 г., во всех эшелонах полка было отслужено благодарственное молебствие, по случаю чудесного избавления 17-го Октября, милостию Божиею, Государя Императора и всей Августейшей семьи от опасности при крушении Императорского поезда у станции Борки.
В память этого чудесного события, в офицерском собрании, по желанию командира и офицеров полка, поставлен образ во имя святых: Александра Невского и Косьмы и Дамиана. Вся работа по сооружению образа произведена в полку; самый образ написан поручиком бароном Соловьевым, а киот к нему исполнен нижними чинами нестроевой роты.
Кроме того, по предложению командира корпуса, с целью сохранить память о событии 17 Октября, все чины корпуса участвовали в составлении капитала, который был представлен Государыне Императрице, как покровительнице общества спасания на водах, причем каждым нижним чином было пожертвовано по 1 коп., каждым обер-офицером по рублю и штаб-офицером по 3 руб. На этот капитал в 1890 г. была устроена спасательная станция на реке Неве при Новочеркасском полку.13
23 октября 1-й батальон участвовал в торжестве встречи Их Императорских Величеств, возвращавшихся в г. С.-Петербург.
Зима 1888 — 1889 г. прошла обычным порядком.
Каждую субботу Его Императорскому Высочеству Начальнику дивизии представлялись начальниками эшелонов полка расписания занятий на предстоящую неделю, которые рассматривались и утверждались Его Высочеством.
Несмотря на то, что части полка, по своему квартирному расположению, были отделены друг от друга, они продолжали дружно работать на общую пользу, стараясь не уронить того доброго мнения, какое полк о себе составил. 9 Февраля 1889 г. 3-й батальон, расположенный на Медвежьем Стане, участвовал, под командой подполковника Красинского, на ВЫСОЧАЙШЕМ смотру в С.-Петербурге на Дворцовой площади и удостоился, как и всегда, благодарности Государя Императора.14
Параллельно с делом строевого обучения, не прекращалось и нравственное воспитание нижних чинов, присутствие которого в [296] полку ярко обнаруживалось при случае. В Мае 1889 г. в полку произошло печальное событие, во время которого выказалось в полной мере самоотвержение нашего солдата.
20 мая на Медвежьем Стане, в реке Охте, купали лошадей в присутствии командира 3-го батальона. Адъютант этого батальона, подпоручик Родионов, раздевшись, пожелал сесть в воде на свою лошадь, но она встала на дыбы и сбросила его в воду; вторичная попытка сесть на нее была роковою для подпоручика Родионова: лошадь опять сбросила его, после чего, отплывши некоторое расстояние, он стал тонуть. На крик его к нему на помощь тотчас же бросился в воду рядовой 11-й роты Петр Хомяков. Подпоручик Родионов, спасаясь, ухватился за Хомякова, который сразу погрузился в воду и, захлебнувшись, утонул, а затем утонул и сам подпоручик Родионов.
В память о подвиге Хомякова, пожертвовавшего своею жизнью ради спасения своего офицера, был отдан нижеследующий приказ по полку, в котором командир, изложив настоящий случай, говорит далее так: «Рядовой Хомяков за свой подвиг заслуживает великой похвалы, а сам достоин высокого уважения, как солдат, проникнутый чувством своего долга и не задумавшийся броситься на помощь своему офицеру, не рассуждая об опасности. На такого солдата можно вполне рассчитывать, что он и во время боя не задумался бы для устранения опасности, грозящей офицеру, заслонить его своею грудью. Да живет вечная память в сердцах нас, самарцев, о погибшем рядовом Петре Хомякове, своим самоотвержением явившем нам подвиг, достойный подражания ».
Впоследствии, на могиле Хомякова, находящейся на кладбище села Мурина, обществом офицеров, по подписке, был поставлен гранитный памятник. Фотографические снимки с него, вывешенные на видных местах, хранятся в 11 и других ротах нашего полка.
С 1-го Июня 1889 г. 1-й, 2-й и 4-й батальоны были собраны в С.-Петербурге для занятия там караулов, а 3-й батальон для той же цели был оставлен на Медвежьем Стане, в помощь Новочеркасскому Его Величества полку.
15-го Августа полк походным порядком выступил в Красное Село на 2-ю очередь лагерного сбора, которая продолжалась всего 2 недели. «Несмотря на непродолжительность сбора, все полевые занятия, — как было сказано в приказе по дивизии, — были выполнены полками дивизии настолько хорошо и успешно, что пребывание их в этом сборе бесспорно принесло пользу их строевому и тактическому образованию».15 [296]
Осенью того же года, по примеру прошлого, охотничья команда полка сделала в Сентябре месяце солидный поход в Новоладожский и Новгородский уезды, продолжавшийся около месяца16. Вообще, наша охотничья команда, получившая начало только в 1887 году, достигла к этому времени значительных успехов, и пребывание нижних чинов в ее составе, при соответственном ведении занятий, развивало в них столь необходимые для охотника бесстрашие, ловкость и находчивость.
1889 г. закончился инспекторским смотром начальника дивизии, который нашел, что полк на смотру произвел на Его Высочество весьма благоприятное впечатление.
Летом 1890 г. с 25-го Июня полк участвовал в 1-й очереди Красносельского лагерного сбора. Сбор закончился большими Нарвско-Красносельскими маневрами в ВЫСОЧАЙШЕМ Государя Императора присутствии, для чего полк был перевезен по железной дороге на станцию Молосковицы и поступил в состав восточного отряда генерал-лейтенанта Данилова.
Здесь, на биваке в Молосковицах полк встретил 6 Августа свой полковой праздник. В этот день, на состоявшемся в Нарве ВЫСОЧАЙШЕМ завтраке, Их Императорские Высочества Великие Князья Николай Николаевич Старший и Михаил Николаевич изволили милостиво указать нашему командиру полка на художественно выполненный рисунок, украшавший меню завтрака: на этом рисунке, рядом с изображением солдата Л.-Гв. Преображенского полка, помещен солдат-самарец. Из милостивой беседы Их Высочеств полковник Дзичканец узнал, что рисунок этот был исполнен по желанию Государя Императора, вспомнившего, что 6-е Августа — знаменательное число для Самарского полка, и подселявшего осчастливить полк в этот день таким новым знаком Своего внимания к нему. Понятно, что известие об этом Высоком Царском внимании вызвало в полку взрыв восторга, — и память о нем никогда не изгладится среди самарцев. Художественно-украшенные экземпляры этого меню, полученные командиром полка от Их Императорских Высочеств и от министра Императорского Двора, графа Воронцова-Дашкова, хранятся в ротах полка, как дорогое воспоминание.17
Маневры 1890 года закончились атакою восточным отрядом [297] дер. Гирковицы, в присутствии Государя Императора и Императора Германского.18
По окончании лагерного сбора, полк 16-го Августа перешел на зимние квартиры, где и расположился следующим образом:
Штаб полка и 2-й бат. в Ораниенбауме.
1-й бат., 14 и 15 роты — на Медвежьем Стане.
3-й бат., 13 и 16 роты — в Кронштадте.
Из правительственных распоряжений этого времени, дарование в 1890 году новых преимуществ по службе сверхсрочно-служащим унтер офицерам имело особое значение для полка.
В этом году в изъявление Монаршей милости и с целью обеспечить в материальном отношении остающихся на сверхсрочной службе унтер-офицеров, а также, чтобы придать им больший служебный авторитет, им было назначено, кроме единовременного пособия, добавочное жалованье к их штатному содержанию, — в следующем размере:19
В 1-ый год сверхср. службы: фельдфебелю 84 руб., ун. офицеру 60 руб.
Во 2-й год сверхср. службы ф. 84 р. у.-о. 60 р.
В 3-й год сверхср. службы ф. 136 р. у.-о. 96 р.
В 4-й год сверхср. службы ф. 156 р. у.-о. 108 р..
В 5-й год сверхср. службы ф. 174 р. у.-о. 120 р.

Благодаря означенной Монаршей милости, унт.-офицеры стали теперь охотно оставаться на сверхсрочной службе, и во всех ротах должности фельдфебелей были замещены ими.
В том же 1890 году стоял на очереди вопрос о перевооружении пашей армии новыми винтовками уменьшенного 3-х линейного калибра. Этот вопрос должен был решиться окончательно в 1891 г., для чего, по распоряжению Его Высокопревосходительства военного министра, для испытания вновь проектируемых малокалиберных ружей разных систем была назначена комиссия, под председательством начальника офицерской стрелковой школы, генерал-майора Ридигера.
В Декабре 1890 г., в распоряжение этой комиссии, для производства опытов, приказано было назначить по одной роте от полков: Л.-Гв. Измайловского, Л.-Гв. Павловского и 147 пехотного Самарского. На этом основании от Самарского полка была назначена [298] 11-я рота под командой капитала Краснописцева,20 при младших офицерах, поручике Демидове и подпоручике Криницком.21 Рота должна была поступить в непосредственное подчинение подполковника Мищенко и состав ее назначен следующий:
фельдфебель 1
унтер-офицеров 8
рядовых 65
сигналистов 2
плотников 2
Кроме того, каптенармус, офицерская прислуга и прочие чины хозяйственного разряда по положению.
Так как 11-я рота не могла дать такого состава, то она была дополнена людьми других рот, из числа более крепких здоровьем, младших сроков службы (преимущественно 1890 г.), безразлично к какому бы они разряду по стрельбе ни принадлежали. Специального выбора лучших стрелков, вследствие полученного приказания, не делалось.
В состав опытной комиссии, по распоряжению ее председателя, был также назначен заведующий оружием поручик Шаров.
Испытания ружей начались 29 Декабря 1890 года и продолжались ежедневно, исключая праздников. Стрельба из испытываемых образцов начиналась в нашей роте, как и в ротах других полков, с таким расчетом, чтобы обязательно закончить ее к часу дня, затем составлялась записка о результатах стрельбы, представлявшаяся заведывающему оружием Офицерской Стрелковой школы полковнику Кабакову, который из полученных от всех рот сведений делал общие выводы и к 7 час. вечера доносил о них Его Императорскому Высочеству Генерал-Фельдцейхмейстеру Великому Князю Михаилу Николаевичу.
Прекрасные результаты стрельб, производимых 11 ротой нашего полка, обратили на себя внимание Его Высочества, который, однажды, присутствуя на стрельбе, выразил нашему Начальнику дивизии свое полное удовольствие по этому поводу. При этом Великий Князь Михаил Николаевич изволил указать на то, что такие прекрасные результаты не могут объясниться случайностью, а, повторяясь ежедневно, составляют следствие хорошей постановки в полку дела обучения стрельбе.22 [299]
С такою же похвалой отозвался о стрельбе нашей и военный министр, ген. адъют. Банковский, на произведенном им в конце Февраля 1891 года смотру стрельбы рот, состоявших в распоряжении испытательной комиссии. По окончании смотра Его Высокопревосходительство пожелал, кроме того, узнать степень обучения молодых солдат, принимавших, в числе прочих нижних чинов, участие в стрельбе, и с этою целью обратился к ним с вопросами. Ответы молодых солдат нашего полка вполне удовлетворили Его Высокопревосходительство, что он и выразил командиру полка, сказав, что ему приятно встретиться с такою частью.23
После испытания нескольких образцов ружей уменьшенного калибра, как однозарядных, так и магазинных, комиссия, в работах которой принимали участие и офицеры рот, назначенных для опытов, окончательно остановились на испытании двух образцов магазинной системы: Бельгийского заводчика Нагана и капитана артиллерии Мосина. В конце концов, был признан лучшим образец ружья капитана Мосина, который, несколько измененный в деталях, и был окончательно утвержден для введения в нашей армии и получил название «3-х линейной винтовки образца 1891 года »
Его Императорскому Величеству Государю Императору благоугодно было, до введения в войсках новой винтовки, лично ознакомиться со свойствами проектируемого ружья, а также со степенью его применимости для обращения среди солдат.
Для этой цели приказано было назначить сводный батальон из рот: Л.-Гв. Измайловского, Л -Гв. Павловского, Л.-Гв. 1-го Стрелкового батальона и 147 пех. Самарского полков. Кроме того, было приказано назначить полуроту из молодых солдат последнего призыва, и в том числе 20 чел. от Самарского полка. Люди эти перед смотром обучались три дня обращению с винтовкою и стрельбе и представлялись на смотр для показания Его Величеству, насколько успешно могут пользоваться новым ружьем люди только что призванные на службу и наскоро обученные.
6-го Апреля в 3 часа дня в Гатчине сводный батальон имел счастие представиться Его Величеству на смотру стрельбы из 3-х линейных ружей. В этот знаменательный день самарцы удостоились особенного милостивого внимания Его Величества Государя Императора, выраженного в нижеследующем дополнении к Высочайшему приказу, отданному 6 Апреля 1891 г
«Государь Император, присутствуя 6-го сего Апреля, на [300] стрельбе из 3-х линейных ружей сводного батальона, составленного из; 15 роты Л.-Гв. Измайловского полка, 14 роты Л.-Гв. Павловского полка, 4 роты Л.-Гв. Стрелкового Его Величества батальона, 11 роты 147-го пех. Самарского полка и сводной полуроты из молодых солдат 147 пех. Самарского полка и роты Офицерской Стрелковой Школы и оставшись весьма довольным стрельбою поименованных частей, в особенности 11-ю ротою 147 пех. Самарского полка, изъявляет Монаршее благоволение начальствующим лицам и штаб и обер-офицерам этих частей, а ниж. чинам жалует: всем, производившим стрельбу — по 1 руб., а рабочим и находившимся в оцеплении — по 50 к. на человека. »
Еще раньше этого смотра, а именно 1-го Февраля 1891 года самарцы удостоились, как и в прошлом году ВЫСОЧАЙШЕЙ похвалы за парад на Дворцовой площади в Петербурге. Только в этот раз в Февральском параде участвовал 1-й батальон, а не 3-й24.
Батальон представлял командир его, подполковник Якобсон. После того, как батальон поравнялся с Государем, командиру полка, присутствовавшему на параде, показалось, что он прошел плохо. Глубоко опечаленный этим, полковник Дзичканец передал о своем впечатлении подполковнику Якобсону. Скоро весть об этом распространилась и в батальоне, который, сойдя с площади, уже направился в обратный путь на Медвежий Стан. Люди приуныли, офицерам, предполагавшим, в случае успешного смотра, отпраздновать этот день общим скромным завтраком на привале в Лесном, было не до веселья. Какова же была их радость, когда на пути уже из Лесного к Медвежьему Стану, их догнал подполковник Якобсон, бывший на ВЫСОЧАЙШЕМ завтраке и передал о прекрасном впечатлении, которое батальон произвел на Его Величество: командир полка, к счастию, ошибся. По окончании завтрака во дворце, Государь, милостиво беседуя с нашим командиром, изволил спросить его: «Скажите, пожалуйста, что это у вас в батальоне рост поднялся?» Полковник Дзичканец доложил тогда Государю, что 1-й батальон представлялся впервые. «То-то Я сразу заметил разницу в росте, — но и 1-й батальон представился также прекрасно, весьма благодарен, передайте батальону еще раз мое спасибо», так заключил свою беседу Его Величество.25 [301]
Командир полка, считая себя виноватым перед батальоном, чтобы загладить свою вину отправился через несколько дней на Медвежий Стан, приказав прибыть туда же из Ораниенбаума хору музыки, и устроил, по случаю успешного смотра, небольшое увеселение для нижних чинов, а вечером того же дня пригласил к себе офицеров эшелона и благодарил всех за труды.
В том же 1891 году мы прощались с нашим командиром, полковником Дзичканцем. В награду за отличное состояние нашего полка, обнаружившееся как на смотру стрельбы 6-го Апреля этого года, так и на всех вообще смотрах и парадах в ВЫСОЧАЙШЕМ присутствии, Государю Императору угодно было особо отличить полковника Дзичканца: ВЫСОЧАЙШИМ приказом 7-го Мая 1891 года он был произведен за отличие по службе в генерал-майоры, с назначением командиром Кадрового батальона Л.-Гв. Резервного пехотного полка.
Преемником его, ВЫСОЧАЙШИМ приказом 11-го Мая того же года, был назначен Л.-Гв. Гренадерского полка полковник Каменский.
С искренним сожалением расставались самарцы со своим командиром, который успел заслужить глубокое расположение всех офицеров полка. Требовательный на ученьях и в делах служебных, Алексей Иосифович у себя дома отличался большим гостеприимством. Каждый офицер полка был всегда принят им, как дорогой гость. Стоило вступить в дом командира полка, чтобы не уйти из него, не испытав раньше в полной мере редкого гостеприимства и радушие Алексея Иосифовича и его семьи, а, уходя, сохранить навсегда в душе теплое воспоминание. На пороге между кабинетом командира полка и гостиной всякий разговор о службе прекращался, здесь начинался другой мир, душою которого была супруга командира полка, глубокоуважаемая Ольга Феликсовна, умевшая устроить все так, чтобы всем было весело, тепло на сердце, чтобы не было ни тени официальной натянутости.26
Хорошее воспоминание оставил по себе Алексей Иосифович и тою сердечностью, с которой он всегда был готов прийти на помощь нуждающемуся офицеру. Так, например, когда одного из наших товарищей постигло крупное семейное горе, тяжкая болезнь и потеря сразу двух детей, то Алексей Иосифович, зная что офицер этот при тяжелых обстоятельствах, его постигших, сильно нуждается в деньгах, в тот же вечер послал ему, без всякой со стороны его просьбы, 150 рублей из собственных денег, чем [302] помог ему выйти из его тяжелого положения, не выжидая времени получения казенного пособия.27
Такое же неподдельное веселье, как в доме командира полка, господствовало и в офицерском собрании, когда там собирались провести время офицеры со своими семействами. Все жили дружною полковою семьей, — если и бывали иногда неизбежные частные разногласия во взглядах между офицерами, то в общих, более важных вопросах все сходились и, но отказываясь от общественных развлечений и затей, шли вперед к одной цели рука об руку. Вечера в собрании бывали очень часты и посещались они, конечно, не из-за обязательства, а из-за того истинного удовольствия, которое доставляли как нашим полковым дамам и товарищам, так и родным и хорошим их знакомым, нашим гостям. Обязанности хозяйки на этих вечерах принимала на себя Ольга Феликсовна и выказывала при этом столько сердечного внимания ко всем полковым дамам, что не удивительно, что при расставании с нею полка, проводы были самые задушевные.
Кроме музыкальных и танцевальных вечеров, при полковнике Дзичкаице в собрании бывали еще почти еженедельно спектакли, причем роли действующих лиц исполнялись нашими полковыми дамами и товарищами, в числе которых были многие, страстно любившие театр. Благодаря таким превосходным артистам-любителям, как Вяч. Вяч. Орехов, покойники Александр Ефим. Шаров и Александр Матв. Адов и друг., спектакли доставляли зрителям полное удовольствие и были одним из любимейших развлечений нашей полковой семьи.28
Такая общественная жизнь наших офицеров прекрасно содействовала развитию среди них духа товарищества, которым всегда отличались самарцы.

 

Примечания

1. Полковой архив.
2. Приказы по полку.
3. Приказы по полку.
4. Воспоминание г.-м. Дзичканца.
5. То же.
6. Прик. по дивизии.
7. Приказы по дивизии и по полку.
8. Воспоминание г.-м. Дзичканца и прик. по полку.
9. Полковой архив.
10. Полковой архив.
11. Приказы по полку. — Воспоминания.
12. Приказ по дивизии.
13. Полковой архив.
14. Приказы по полку.
15. Полный архив. Приказы по полку.
16. В прошлом, 1888 году, в Октябре месяце, охотничья команда была послана на практические занятия в Олонецкую губ. (Прик. по полку).
17. Воспоминания г.-м. Дзичканца.
18. Приказ по полку.
19. Пр. по В. Вед. 9 Июля 1890 года.
20. После назначения 11 роты в состав испытательной комиссии, капитан Краснописцев был произведен в подполковники, но, по желанию военного министра, продолжал командовать ротою до окончания опытов.
21. Полковой архив.
22. Воспоминания шт. кап. Демидова.
23. Воспоминание г.-м. Дзачканца.
24. В зимнем параде на Дворцовой площади, обыкновенно, принимал участие баталион, стоявший на Медвежьем стане, а с осени 1890 года расположенный там раньше 3-й баталион был заменен 1-м.
25. Воспоминание г-м. Дзичканца.
26. Воспоминания офицеров полка.
27. Воспоминания капит. Орехова.
28. Воспоминания офицеров полка.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru