: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Н. Зезюлинский

К родословию 34-х пехотных полков Петра I

 

Посвящается
Его Императорскому Высочеству Государю
Великому Князю
Дмитрию Константиновичу

Предисловие

 

[IV] Родословие солдатских, или пехотных полков Петра I является весьма трудным для исторического исследования предметом. Сведения о нем разбросаны по самым разнообразным делам в правительственных архивах Петрограда и Москвы. В большинстве из этих архивов еще и теперь нет надлежаще составленных подробных описей и предметных указателей. Мало этого. В некоторых архивах попадаются даже совсем не перенумерованные дела с документами первостепенного исторического значения.
До марта 1708 г. почти все солдатские полки назывались по фамилиям своих командиров, которые в подавляющем большинстве были иноземцами. Имена, отчества и фамилии этих иноземцев очень часто, хотя и не умышленно, до неузнаваемости искажались современными им русскими писарями и даже чиновниками.
Иногда в одном и том же солдатском полку полковники в течение года сменялись по нескольку раз, вследствие чего и полк менял свое название такое же число раз.
Затем солдатские полковники, с разрешения Петра I, менялись местами с драгунскими полковниками, и нужно не мало внимания и осторожности для избежания смешения названий полков пехотных с названиями полков драгунских и наоборот. Наконец, при изучении родословия того или иного солдатского полка времен Петра I необходимо считаться и с тем, что среди полковников-иноземцев попадаются двойники не только по своей фамилии, а и по имени с отчеством.
При таком положении дела и при отсутствии безупречно изданных сборников архивных материалов по истории солдатских полков Петра I являются вполне естественными и те ошибки, которые [V] приходится встречать в исторических литературных трудах П. О, Бобровского, Д. Е. Масловского, А. 3. Мышлаевского, А. Е. Бычкова, Н. П. Волынского и друг.
П. О. Бобровский, говоря о проекте Огильвия насчет состава 30 пехотных полков, от 12 октября 1704 года, высказывает такие ошибочные суждения: «пропущены полки Лефортовский и Бутырский; не следует ли разуметь эти полки под названием полков фельдмаршала Огильви и генерала Репнина. Или же эти полки оставались при особых штатах». На все эти вопросы автора следует ответить так: полки Лефортовский и Бутырский в проекте Огильви не пропущены; разуметь их под полками Огильви и Репнина нельзя. Ни Лефортовский, ни Бутырский полки не «оставались при особых штатах». Дело в том, что в проекте Огильвия совершенно правильно названы: Лефортовский полк полком фон-Швейдена Вилима Ивановича, командовавшего в 1704 г. этим полком после полковника Юрия Степановича Лима, убитого в сражении под Гумоловой мызой 18 июля 1702 г., а Бутырский полк — полком Гордона Якова Петровича, командовавшего этим полком, по смерти своего отца Петра Ивановича Гордона, с 1699 по 1705 г. включительно. Под полком Огильвия следует «разуметь» не Лефортовский полк, а Карла Ивановича Эваницкого полк, которым и командовал Огильвий, затем нельзя «разуметь» Бутырского полка под полком кн. Репнина: этот последний полк был набран по именному указу Петра I, от 1 октября 1703 года. Вследствие этого указа «на Москве и в городах с бояр и окольничих, и думных, и ближних, и всяких чинов служилых и купецких людей в Приказе Военных Дел» было набрано 10.127 человек. Все они, по своем наборе, были «отосланы в учебный полк к полковнику князю Ивану Ивановичу Львову». По обучении этих новобранцев князь Львов 1.000 человек из них отдал кн. Никите Ивановичу Репнину. Из этих 1.000 человек и образовался пехотный полк кн. Репнина, названный в марте 1708 г. Тобольским пехотным полком.
Попутно с такими ошибочными суждениями г. Бобровский допустил и другую ясную до очевидности ошибку. Он говорит: «Когда Репнин, после поражения при Лесной (в котором Бутырский полк не принимал участия, будучи тогда в составе дивизии фон-Аларта), был лишен чинов, то Петр пожаловал диплом на чин полковника [VII] Бутырского полка, до первого отличия, заведывавшему полком подполковнику князю Солнцеву-Засекину».
В этом суждении автора кроется несколько ошибок: 1. В бою под Лесной 28 сентября 1708 г. Русские одержали полную победу над Шведами, а не потерпели от них поражения. 2. Князь Никита Иванович Репнин был лишен чинов не после боя под Лесной, а за бой 3 июля 1708 г. под Головчиным, где Шведы победили Русских. 3. Князь Репнин в бою под Лесной командовал не пехотным полком, а одним из драгунских полков, причем так отличился своим «мужеством», что не только «старый свой ранг тем достал», но и получил в свою команду пехотную дивизию генерала фон-Вердена Николая Григорьевича, отстраненного Петром I от командования этой дивизией за опоздание к бою под Лесной.
Некоторые из архивных документов на счет боя под Лесной не верно прочел и Д. Е. Масловский. В своих «Записках по истории военного искусства в России» он напечатал между прочим письмо Петра I к Салтыкову, от 29 сентября 1708 г., допустив такую непонятную фразу: «полесов (?) семь осталось нам» вместо написанного Петром «поле совъсем осталось нам». В отношении родословной некоторых из пехотных полков г. Масловский ошибочно утверждает, что, например, 13 пехотный Белозерский полк происходит от пехотного полка генерала князя Репнина.
Значительные недочеты в чтении архивных документов встречаются и в редактированном А. 3. Мышлаевским выпуске пятом «Сборника военно-исторических материалов». В этом Сборнике не верно напечатаны и в таком виде и в указатель занесены фамилии следующих полковников солдатских полков: Двинского вместо Эваницкого; Быков вместо Бильсов; Алантов вместо Ахантов; фон-Твейдина вместо фон-Швейдена; Блинков вместо Беленков (Беллингов тож); фон-Швейдина вместо фон-Вердена; Крота вместо Крога; Буковис вместо Буковен; Митчина вместо Митчеля; Ангеров вместо Англеров и др.
А. Ф. Бычков в редактированном им 4 томе «Писем и бумаг Императора Петра Великого» на стр. 341—346 напечатал очень важный для рассматриваемого вопроса документ «Пределение, или [VIII] постановление о даче пехотным и драгунским полкам жалованья" от 17 августа 1706 года.
К сожалению, этот документ, уже не раз появлявшийся в печати, напечатан г. Бычковым по местам в столь искаженном против рукописного текста виде, что им нельзя пользоваться при изучении вопроса о родословии пехотных полков времени Петра I. Например, на стр. 342 в списке пехотных полков генеральства Вейде г. Бычков неверно напечатал:
«Ахантов, ныне полковника Шереметева».
«Гордонов в Шлисенбурхе».
Между тем в рукописном документе, на который ссылается г. Бычков, вполне верно говорится следующее:
«Гордонов, Ахантов, ныне полковника Шереметева».
«Юнгора, ныне Порошина, в Шлисенбурхе».
По печатному, но не верному тексту г. Бычкова выходит, что было два самостоятельных пехотных полка (Ахантов и Гордонов), из них Гордонов стоял в Шлиссельбурге, а по верному рукописному тексту был один пехотный полк, в котором полковники последовательно сменялись (Гордон, Ахантов, точнее Ахентон и Шереметев), в Шлиссельбурге же стоял полк Юнгоро-Порошина.
Н. П. Волынский в своем сочинении по истории Русской конницы при Петре Великом иногда попутно дает те или иные сведения и о солдатских полках. Значительная часть этих сведений недостоверна. Например, автор ошибочно утверждает, что пехотный полк Юрия Лима переименован в 1701 г. в полк Вилима фон-Швейдена. Это переименование состоялось по смерти Лима, убитого в сражении 18 Июля 1702 года под Гумоловой мызой. Затем по словам г. Волынского «о первоначальной службе первого командира Ингерманландского драгунского полка иноземца Николая Унгора (Юнгора) сведений никаких не сохранилось». Между тем из неизвестных автору архивных документов видно, что Унгор в 1704 г. служил капитаном в Петербургском, или княжом солдатском полку, шефом которого был А. Д. Меншиков. В октябре 1704 г., по указу Петра I, капитан Унгор был «взят» вместе с капитаном Романом Грозом из этого солдатского [IX] полка в Ингерманландский драгунский полк с назначением командиром последнего в чине «пример-майора».
Большинство печатных трудов по истории того или иного пехотного полка отличается за время царствования Петра I неполнотою и малой достоверностью сведений, несмотря иногда на очень докторальный тон их изложения. Например, г. Шеленговский в своей «Истории 69 пехотного Рязанского полка», т. I. стр. XVI сл. очень уверенно, но ошибочно утверждает, что название «Ланга полк» встречается только с 1706 г. и что с этого года «фамилия Купера совершенно исчезает и вслед за ней появляется фамилия Ланг». Из неизвестной г. Шеленговскому подлинной, подписанной г.-м. Чамберсом ведомости, от 16 августа 1705 г., о потере людей в трех пехотных полках во время боя 15 июля 1705 г. под Мур-мызой, или Гемауертгофом видно, что в составе трех пехотных полков бригады генерала фон-Шенбека дрался и пехотный полк полковника Ланга под непосредственной командой последнего.
В. Борисов и А. Сыцянко в своем сочинении «Походы 64 пехотного Казанского полка», стр. 60 также уверенно, но, к сожалению, ошибочно утверждают, «что в 1705 году сформирован полк Шенбека, или Шанобека». Этот пехотный полк был сформирован не в 1705 г., а в 1703 году.
В заключение считаю необходимым сказать, что вся печатная литература по интересующему меня родословию пехотных Петра I полков мне известна, и если сообщаемые мною по этому «предмету сведения иногда не согласны с появившимися в русской исторической литературе сведениями, то это разногласие или даже противоречие следует объяснять лишь предпочтением заимствованных мною сведений из архивных документов сведениям в печатных исторических трудах.
Предлагаемая книга содержит в себе краткие сведения родословного характера об упомянутых полках.
Возможные в ней те или иные недочеты следует признать вполне естественными: ведь даже такие крупные современники Петра I, как граф Б. П. Шереметев, князь Н. И. Репнин, Т. Н. Стрешнев и некоторые другие иногда сообщали о том или ином полке довольно сбивчивые и не безусловно достоверные сведения. [X]
В некоторых из напечатанных мною архивных документов летосчисление ведется не от Рождества Христова, а от сотворения мира. Для перевода такой хронологической даты, напр. 7180 г. на современное счисление следует из 7180 вычесть 5508 лет, протекших от сотворения мира до Рождества Христова, и тогда получится искомый год современного счисления (7180-5508=1672 год).

Н. Зезюлинский.
Петроград. Фонтанка, 143.

 


Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru