: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Гололобов Михаил Алексеевич

ОБОРОНА ШУШИ

(из истории русско-персидской войны 1826—1828гг.)

новая война с Персией вписала много славных и героических страниц в историю войск Кавказского корпуса.
 

Впервые в Сети!
Материал любезно предоставлен автором и публикуется с его разрешения.

 

 

Вторжение персидских войск началось 16 июля 1826 года в районе Мирака, под натиском численно превосходящего противника наши войска были вынуждены отступать. Положение с каждым днем ухудшалось и Ермолов принимает решение оставить Бомбак и Шурагель и отдает приказ отвести войска: «за Безобдаль, с тем чтобы соединить их в Гергерах и Джелал-оглы на речке Каменке и тем прикрыть Грузию». 1) Между тем основные силы персов под командованием Аббас-Мирзы форсировали реку Аракс по Худоперинскому мосту и двинулись в направлении Шуши. Противник насчитывал до 25000 человек при 24 орудиях.

 

Доминик Фелицианович Квятковский,  капитан 42-го егерского полка 21-й пехотной дивизии Отдельного Кавказского корпуса (атрибуция Гершмана)
 («Московский журнал» №10 (2008) статья А. М. Гершмана)
 

В это время в Карабагской провинции располагался 42-й егерский полк при 6 орудиях (без одного батальона разбросанного по Ширванской и Нухинской провинциям) и 420 казаков Молчанова. Командовал отрядом полковник Иосиф Антонович Реут. Опираясь на помощь армянского населения, полковник Реут постоянно докладывал в Тифлис о подготовке персов и требовал усиление отряда. В ответ Ермолов в своих записках от 9 и 13 июля сообщал о направлении в Карабаг 2 рот из Ширвана, приказал укрепить Чинахчи и направить в Шушу роту егерей.

18 июля в Чинахчи где располагалась штаб-квартира полковника Реута прискакал армянин с известием от управляющего Карабагской провинцией майора Челяева о вторжении в Карабаг огромной персидской армии. Такие же сведения привезли и уцелевшие казаки из разбитого персами разъезда.

В Чинчихи стояли пять егерских рот, и по одной в Шуше и Герюсах. Чинчих не был приспособлен к обороне и после некоторого раздумья полковник Реут решил оставить его и идти в Шушу. Необходимо сказать, что и Шуша учитывая ее место, положение к обороне не готовилась. Посылая Реуту указания Ермолов не принимал ее во внимание, а предлагал оборонять Чинчих. То, что произошло, явилось стечением обстоятельств. Между тем персы приближались, две роты, посланные на укрепления отряда Реута из Шемахи вынуждены были вернуться. Собрать из местного населения милицию не удалось, а Елисаветполь был отрезан.

Уже находясь в Шуше Реут отдает приказ подполковнику Назимки находившемуся с тремя ротами егерей в горной части Карабага идти в Шушу. Но дойти эти роты не смогли, сначала они были атакованы конными отрядами местных татар, вскоре подошли персидские войска. Егеря дрались, отчаянно пытаясь пробиться к переправе через Ах-Кара-чай, но она уже была в руках неприятеля. Из документов известно, что в отряде Назимки было около 1000 человек, спастись удалось только 8. Персы и татары, участвовавшие в нападении на отряд раздули этот успех до такой степени, что паника достигла Тифлиса. А тут еще армянское население Карабага получило моральное потрясение от разграбления и уничтожения персами древнего Тативского монастыря. Узнав о разгроме Назимки, император Николай I в своем рескрипте от 10 августа 1826 года писал: «Русских превосходством сил одолевали, истребляли, но в плен не брали. Сколько из бумаг понять я мог, везде в частном исполнении видна оплошность неимоверная: где предвиделись военные обстоятельства должно бы было к ним и приготовиться». 2)

Известие о разгроме Нязимки Реут получил 24 июля, а на следующий день показались персидские отряды. 27 июля Аббас-Мирза послал предложение о сдачи, но оно было отвергнуто. Через два дня установив батареи, персы начали обстрел Шуши. Крепость при всей ее неподготовленности была удачно расположена на крутых скалах, атаковать ее можно было только с северо-востока, да и здесь рельеф местности весьма способствовал обороняющимся.

Гарнизон сражался с большим мужеством и героизмом. Персы предприняли несколько штурмов, все они закончились провалом. Необходимо воздать должное армянскому населению селения Шуша-Кент. Возглавляемые Сафаром и Ростомом Тархановыми они не только снабжали гарнизон мукой, но и отбивали попытки персов захватить их село. Из письма полковника Реута генералу Ермолову: «Ваше высокопревосходительство. Сегодня уже двенадцатый день, как я атакован, от вас не имею никакого сведения…Шах-Заде настоятельно требует сдачи крепости… Провианту у меня не так-то много… Сам шах с 40 т. стоит около Ардебиля, а здесь с Шах-Заде около Шуши регулярного и иррегулярного войска 15 т. И 14 пушек… Народ против нас весьма ожесточен своими муллами; домогаются, требуют штурма. Все готово, и лестницы поданы; стены моей крепости весьма меня в сем случае беспокоят. Впрочем на сие есть воля Божия».3)

Наконец было заключено девятидневное перемирие. Персы прислали в крепость двух заложников из числа знати, к ним в лагерь поехал майор Челяяев (который пробыл в персидском плену до конца войны). По договоренности сторон в Тифлис к Ермолову поехал Клюгенау. Неизвестно как долго продержался бы гарнизон, но наступило 5 сентября, Аббас-Мирза получил известие о Шамхорском разгроме и занятии князем Мадатовым Елисаветполя. Сняв длившуюся 49 дней осаду, Аббас-Мирза повел свою армию к Елисаветполю, не предполагая, чем для него закончится это предприятие.

После отхода персидских войск выяснилось, что отважный гарнизон Шуши потерял всего 32 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Император Николай Павлович щедро наградил героев обороны Шуши. 42-й егерский полк был пожалован Георгиевским знаменем с надписью: «За оборону Шуши против персиян в 1826 году». Полковник Реут был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени. Ростом Тарханов был произведен в прапорщики и пожалован пожизненной пенсией, а семье его брата Сафара умершего вскоре после снятия блокады было назначено содержание из государственной казны.

 

 


Источники и примечания:

1) Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. СПБ 1888г., т.3.
2) Дубровин Н. Указ. cоч.
3) Муравьев Н.Н. Записки «Русский Архив» 1889 г., кн. 2., стр. 539—540.

 

 

В начало раздела




© 2003-2017 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru