: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть первая

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Санкт-Петербург. 1844.


Глава IV. Военные приготовления России и начало похода.

 

Военные дороги и этапы. Способы продовольствия. Учреждение Полевого Почтамта. Меры против бродяг. Правила для соблюдения здоровья. Подвижные и временные госпитали. Состав и числительная сила действующей Русской армии. Назначение главнокомандующего и других начальников. Состав и расположение резервной армии. Государь Император принимает личное участие в войне. Первоначальный план военных действий. Начало похода. Занятие Молдавии и Валахии. Обложение Браилова.

[43] Россия беспрерывно наблюдала за военными приготовлениями Оттоманской Порты, обнаруживавшими решительность султана на борьбу упорную. Переговоры с Турцией, невзирая на все изъявления миролюбия со стороны Российского двора и посредничество европейских держав, беспрерывно принимали вид неприязненностей. На случай [44] совершенного разрыва с Оттоманскою Портою в конце 1827 года со стороны России учинены были приготовления к войне.
Сильные ополчения Порты и затруднения и препятствия в войне с турками, как показал опыт прежних времен, заставляли русское правительство принимать деятельные меры, чтобы обеспечить успех войны. Главнейшие распоряжения были следующие1:

1.По внутреннему устройству армии

На трех главных военных дорогах (1-я от Киева в Скуляны, 2-я от Кременчуга до Леки, и 3-я от Херсона до Ренни и Картала) устроены этапы. В главных из них учреждены значительные провиантские и фуражные магазины, а при некоторых склады комиссариатских вещей. Главные этапы находились в Киеве, Могилеве, Кременчуге, Кишиневе, Херсоне, Николаеве и Одессе.
Всем чинам армии выдано на покупку верховых лошадей не в зачет полугодовое жалованье по заграничному положению, а офицеры, которым верховых лошадей иметь не положено, получили [45] не в зачет полугодовое жалованье ассигнациями. Всем генералам, штаб- и обер-офицерам выдано годовое жалованье на подъем.
Войскам, выступавшим за границу, приказано было иметь на себе и в фурах 10-дневный запас провианта, кавалерии зернового фуража на 3 дня, артиллерии и обозам на 4 дня, если нельзя более. При каждом пехотном и кавалерийском полку, при каждой артиллерийской бригаде и при каждом пионерном батальоне следовали две пароконные повозки, одна с бочкою спирта, другая с бочкою уксуса, и на тех же повозках был запас черного перца в зерне на два месяца по комплектному числу людей. Часть бывших при армии хлебных запасов обращена в сухари, и новое заготовление их учинено в Одессе из купленной пшеницы. Определенная пропорция провианта и зернового фуража взята реквизициею взамен податей с губерний Подольской и Херсонской и с Бессарабской областей, объявленных в военном положении.
Подвижной магазин прибыл к армии нагруженный, пока не начиналась еще морская доставка продовольствия к Кюстенджи. Впоследствии подвозы производились уже морем на зафрахтованных судах, доставлявших все предметы снабжения из Одессы, Херсона, Севастополя, Феодосии и Таганрога в Кюстенджи, [46] Каварну, Балчик и Варну. Число сих судов простиралось свыше 180. Зафрахтование их, распоряжение о доставке на них в армию предметов снабжения и самая покупка в России муки, крупы, овса или ячменя и разных других потребностей предоставлены были Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору. Скот на продовольствие войск и для госпиталей пригонялся за Дунай из Молдавии и Валахии.
Подвижной магазин из воловьих и отчасти конных подвод от скотского падежа в походе 1828 года почти совершенно уничтожился. На 1829 год составлен был на прежних местах вновь подвижной магазин из воловьих подвод, и, следуя к армии, забрал по дороге заготовленные в разных губерниях и Бессарабской области сухари.
Для перемола зернового хлеба на случай, когда сухарями или мукою на продовольствие войск доставлять будет затруднительно, розданы в полки ручные мельницы, доставленные из С-Петербурга во 2-ю армию. По малому объему, занимаемому сими мельницами, предписано было помещать их в походе на провиантские фуры в обозе и даже носить на людях. Они не принесли ожидаемой пользы и были без употребления, так что в походе 1829 года их вовсе оставили. [47]
Главные склады провианта и фуража предположено учредить в приморских крепостях, которые будут взяты у турок. Отсюда должно было развозить их на подводах подвижного магазина и на верблюдах в действующие войска. В Молдавии и Валахии заготовлены в 1828 году большие запасы сена, но употребления им, кроме войск, находившихся зимою в сих самых княжествах, не было, ибо не найдено никакой возможности доставить из сих запасов какую-либо часть войскам, оставленным на зимовку за Дунаем: в Варне и других местах. В Бессарабии также заготовлены запасы сена для войск, отправленных туда после похода 1828 года на зимовку. Для заготовления сена за Дунаем прислано было в Кюстенджи 20000 кос, в июне месяце 1828 года, когда войска стояли лагерем у Карасу. Но так как сенокосом занимались только погонщики подвижного магазина, то и приготовлено было ими небольшое количество сена в окрестностях Кюстенджи. Вскоре от зноя трава на корне уничтожилась, и уже не было возможности производить сенокос. В 1829 году для сенокоса за Дунаем (в Добрудже) наряжены были люди из Молдавии, Валахии и Бессарабии, коим производилось содержание.
Для доставления служащим в армии более [48] удобного сообщения с Россией после перехода войск за границу учрежден был полевой почтамт. Нижние чины армии были освобождены от платежа денег за пересылку писем в Россию, а с других чинов взимаема была за отправление писем плата, причитавшаяся только от границы внутри России по существовавшей тогда внутренней таксе, не серебром, но ассигнациями. Правило сие распространялось только на лица, принадлежавшие к армии и пользовавшиеся правом пересылать письма через полевой почтамт. Отправление писем через почтовые экспедиции, учрежденные в Яссах и Бухаресте со взысканием страховых и портовых денег оставалось на прежнем основании по существовавшей в Молдавии и Валахии таксе.
Дабы лишить бродяг и людей беспаспортных возможности находиться при армии во время пребывания её за границей, разосланы были известной формы билеты за подписью и печатью генерал-гевальдигера армии через корпусные, дивизионные и бригадные штабы к командирам полков, батальонов и артиллерийских батарей. Билеты сии должны были иметь вся прислуга, казенная и собственная генералов, штаб- и обер-офицеров, и все лица, коим дозволено находиться в армии.
Изданы были особые правила для следования [49] обозов легкого и тяжелого, и определено число повозок для всех чинов.

II. По части медицинской.

Для сохранения здоровья солдат разосланы во все команды медицинские правила, составленные Главным доктором действующей армии, действительным статским советником Хановым, и предварительно рассмотренные и одобренные главным по армии медицинским инспектором, тайным советником баронетом Вилле. Правила охраняли по возможности от вредного влияния на здоровье климата и пищи. Вот главнейшие из них:
1) Сколько возможно, стараться избегать переходов ночью, ибо они чрезвычайно изнурительны. В жаркое время только по необходимости можно допускать переходы вместо дня ночью, но не вводить их в правило. Переход начинать с восходом солнца и кончать к полудню, а если он очень велик, то оканчивать с уменьшением зноя, ибо нередко от маршей в сильный жар солдаты умирают скоропостижно апоплексическим ударом. Наблюдать строго, дабы люди выступали в поход, несколько поевши, не пили из луж и канав2, [50] а имели в манерках чистую воду, запасаясь ею при удобном случае. Потому нижним чинам пехоты дозволено было манерки с водою пристегивать к тесакам или к ножнам штыка, смотря по удобству. Отпущены были манерки во все кавалерийские полки и конноартиллерийские роты действующей армии; их приказано носить через плечо.
2) Лагерные места избирать на почве сухой песчаной или известковой, вблизи от текущей воды и леса, обращая лагерь в знойное время к северо-востоку, а в холодное к юго-востоку. При расположении войск на биваках наблюдать в жаркое и холодное время, чтобы солдаты надевали на ночь набрюшники. Последнее было весьма полезно за Дунаем, где после знойного дня обыкновенно наступает холодная и росистая ночь.
3) Внимательно наблюдать ближайшим начальникам за умеренным употреблением зрелых плодов и совершенным воздержанием от употребления неспелых и начинающих портиться, чем значительно сберегается здоровье людей.
В прежние войны с Турциею в войсках, расположенных близ виноградных садов, нередко [51] от неумеренности неожиданно являлись чрезвычайно сильные лихорадки и кровавые поносы. Такие же следствия были от неумеренного употребления дынь, арбузов, слив и других плодов.
Для заболевавших чинов сверх подвижных госпиталей при армии учреждены были военно-временные госпитали, разделенные на четыре класса. Первоклассные на 150 человек, второклассные на 300 человек, третьеклассные на 600 человек, четвероклассные на 1200 человек. В Кременчуге, Житомире и Вознесенске открыты были второклассные госпитали, и потом в Фокшанах на 1000 человек. Существовавшие госпитали возведены: 1) Заднепровские, Тираспольский в 4 класс, Могилевский, Тульчинский и Каменецкий в 3-й класс, и 2)Бессарабские, Кишиневский и Измаильский в 4-й класс, и Белицк в 3-й класс.
Во время пребывания войск в Молдавии и Валахии признано было необходимым перевозить больных из госпиталей, находившихся близ армии, в устроенные сзади её и далее по Днестру. Удалением хронически больных и увечных очищать госпитали для вновь заболевающих и доставить значительному числу одержимых упорною лихорадкой и цингой единственное [52] средство излечения удалением их от причин, поддерживающих сии болезни. Испытано было, что многие, страдавшие несколько раз в год возвращавшеюся лихорадкой и цингой, одним удалением от низменных, болотистых мест придунайских поправлялись на пути и совершенно излечивались в госпиталях, на Днестре устроенных. Для перевоза больных от Дуная к Днестру по назначенным дорогам предписано через каждые три или четыре перехода устраивать этапные лазареты или полугоспитали 1-го класса на 100 человек, постановя правилом более 100 больных в один раз не перевозить. Cии лазареты принесли ощутимую пользу, после каждых трех или четырех дней доставляя больным хороший отдых, а трудно заболевавшие не подвергались большой опасности в дальнейшем следовании. Не смотря на запас съестных припасов в этапных лазаретах, предписывалось не считать излишним, если с больными можно везти на три или четыре дня нужнейшие и менее других подверженные порче припасы, чем отвращались затруднения при приобретении их по дороге. Этапные лазареты были полезны и для проходящих команд.
Для своевременного пособия раненым велено каждому шестому из семи человек в полку иметь в [53] ранце бинт в 4 аршина длины, компресс в квадратный аршин, и 4 золотника корпии.

III. По части строевой.

В конце 1827 года войскам 2-й армии, расположенным близ границ Турции, велено быть готовыми к походу. Для усиления сей армии предназначено отделить некоторую часть войск из 1-й армии, а именно: 3-й пехотный корпус (расположенный в Киевской и смежных с нею губерниях), 4-й резервный кавалерийский (стоявший в Курской губернии), Бугскую уланскую и 10-ю пехотную дивизии. Потом присоединились к действующей армии 2-й пехотный и гвардейский корпуса. Усиление турецких войск на границах и воззвание султана к народу заставили Русское правительство предварительно двинуть действующую армию (6-й и 7-й пехотные корпуса) к берегам Прута.
«Опыт всех времен и всех стран, - говорит Валентини, - доказал, что долговременное пребывание войск в какой-либо стране во всегдашней готовности к походу истощает ее гораздо более, нежели сама война. Эта истина всего вернее прилагается к театру войны на юго-востоке Европейской России. Здесь полководец не может питать войны войною. Более, нежели где-либо, [54] необходима ему главная, по выражению Монтекукули, стихия войны, для удовлетворения нужд армии, когда открывая поход, он вступает в страны пустынные и полудикие. Доходы целых областей поглощаются содержанием и пополнением магазинов и обозов, и притом надобно обеспечиваться условиями на запасы в смежных областях чужого края. Но впоследствии и эти средства содержания огромной армии становятся недостаточны». Такие трудности вполне предстояло одолевать действующим за Дунаем войскам.
При открытии военных действий 2-я армия состояла из следующих войск:

Наименование войск. Начальники.
6-й пехотный корпус. Генерал-лейтенант Рот.
В составе: 16-я пехотная дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Сулима.
17-я пехотная дивизия с её артиллерией генерал-лейтенант Корнилов. Причисленная к нему 4-я уланская дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант барон Крейц.
7-й пехотный корпус, генерал от кавалерии Воинов.
18-я пехотная дивизия с её артиллерией, генерал-майор, барон Людинсгаузен-Вольф. [55]
19-я пехотная дивизия с её артиллерией генерал-майор Иванов.
Причисленная к нему Бугская уланская дивизия, генерал-майор Рейтерн.
3-й пехотный корпус, Генерал от инфантерии Рудзевич.
7-я пехотная дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Ушаков.
8-я пехотная дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Засс.
9-я пехотная дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Бартоломей.
3-я гусарская дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Ридигер.
Причисленная к нему 10-я пехотная дивизия, с её артиллерией, генерал-лейтенант Свечин
4-й резервный кавалерийский корпус, генерал-адъютант Бороздин.
1-я драгунская дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Квитицкий
1-я конноегерская дивизия с её артиллерией, генерал-лейтенант Загряжский.
При Императорской квартире.
Лейб-гвардии казачьего полка два эскадрона.
Лейб-гвардии жандармского полуэскадрона один взвод и 4-й фурштатской бригады 6 рот. [56]

Числительные силы сих войск при начале войны были следующие:

3-й пехотный корпус, (Рудзевич)

4 дивизии (Ушаков, Засс, Бартоломей, Свечин), 16 полков пехотных и 6 егерских (не считая двух егерских полков, бывших в командировке), а в них:
Генералов 15.
Штаб- и обер-офицеров - 750.
Унтер-офицеров, музыкантов, и рядовых 34307
ИТОГО - 35072 человека.

4 полка гусарских (генерал-лейтенант Ридигер), в них:
Генералов 3
Штаб и обер-офицеров 83
Унтер-офицеров, музыкантов, и рядовых 3181
Итого - 3267.
Строевых лошадей 2823
Казаки.
Офицеров 56.
Унтер-офицеров и рядовых 2157.
2213.
Строевых лошадей - 2271. [57]
Артиллерия.
2 конные роты.
Штаб и обер-офицеров 15.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 473.
- 488.
Лошадей строевых 350.
Артиллерийских - . . 301.
Четыре бригады (не считая одной, о коей сведений не было, батарейных и легких 11 рот (не считая одной, бывшей в командировке), а в них:
Штаб и обер-офицеров ... 72.
Унтер-офицеров и рядовых 2000.
Лошадей артиллерийских . . 1883.
Итого артиллерии 13 рот, 87 офицеров, 2473 нижних чинов. Лошадей 2534.
2 батальона пионеров, а в них:
Генерал – 1
Штаб и обер-офицеров .33.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 1762
Итого – 1796
5 батальонов и одно отделение батальона фурштата –
Офицеров – 30,
Унтер-офицеров и рядовых – 709
Итого 739. [58]

1 рота жандармов.
Обер-офицер 1.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 35.
36.
Лошадей 35.
1 рота подвижных инвалидов.
Обер-офицер 1.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 150.
151.
Итого в 3-м пехотном корпусе 44 батальона, 16 эскадронов, 13 рот, 19 генералов, 1041офицеров, 44774 нижних чинов, а всего 45834. Лошадей строевых 5479, артиллерийских 2184.

6-й пехотный корпус, генерал-лейтенант Рот.
2 дивизии (генерал-лейтенанты Сулима и Корнилов 8 пехотных и 4 егерских полка, а в них:
Генералов 5.
Штаб- и обер-офицеров 408.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 19588.
20001. [59]

4 полка уланских (генерал- лейтенант барон Крейц), а в них:
Генералов 3.
Штаб- и обер-офицеров 108.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 2874.
2985.
Строевых лошадей 2700.

25 эскадронов казаков, а в них:
Штаб- и обер-офицеров 52.
Унтер-офицеров и рядовых . . . 1836.
1888.
Лошадей 1959.
Артиллерия.
1 конная рота,
Штаб- и обер-офицеров 4.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 175.
179.
Лошадей строевых 125.
артиллерийских 106.
2 бригады, 6 рот батарейной и легкой.
Штаб- и обер-офицеров . . . , , . . . 19.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 586.
605
Лошадей артиллерийских . . 528. [60]
Половина Донской полуроты.
Штаб- и обер-офицеров 4.
Унтер-офиц., музыкант, и рядовых 115.
119.
Лошадей строевых 88.
артиллерийских . . 83
Итого 7 и ? рот, 1 генерал, 49 офицеров,
1445 нижних чинов, лошадей 1,454.
Жандармской команды.
Обер-офицер 1.
Унтер-офицеров и рядовых 27.
28.
Лошадей 32.

Команды подвижных инвалидов.
Обер-офицеров 4.
Унтер-офицеров и рядовых 157.
161

Итого в 6-м пехотном корпусе 24 батальона, 41 эскадрон, 7 и ? рот, 9 генералов, 622 офицера, 25927 нижних чинов, а всего 26558
Лошадей строевых 4904, артиллерийских 1241. [61]

7-й пехотный корпус Генерал от кавалерии Воинов.

2 дивизии (генерал-майоры барон Людинсгаузен-Вольф и Иванов), 8 пехотных и 4 егерских полка, а в них: Генералов- 4. Штаб- и обер-офицеров 394. Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 19,393. 19,791.
4 полка уланских (генерал-майор Рейтерн), а в них:
Генералов 2.
Штаб и обер-офицеров 127.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 4,222. 4351
Лошадей строевых 4357.
Казаков.
Штаб и обер-офицеров 20
Унтер-офицеров и рядовых 1282. 1302.
Лошадей 1,312. [62]
Артиллерия.
1 конная рота.
Обер-офицеров 4
Унтер-офицеров и рядовых 175 179.
Лошадей строевых 116
» артиллерийских . . 105
Половина Донской роты.
Обер-офицеров 3
Унтер-офицеров и рядовых. 109 Всего 112
Лошадей строевых 95
артиллерийских. . 74

2 бригады батарейной и легкой, 6 рот, а в них:
Штаб и обер-офицеров 32
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 1147
1179.
Лошадей артиллерийских . 1056
Итого артиллерии 7 с половиной рот, 59 офицеров, 1431 нижних чинов, - Лошадей 1444.
2 батальона пионеров (не считая батальона саперов, о коих сведений не было). [63]
Штаб и обер-офицеров - 56.
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых 1617.
1,653.
Лошадей. . 680.
1 эскадрон жандармов.
Оберофицер 1.
Унтер-офицеров, музыкантов, и рядовых - 29.
30.
Лошадей 31.
1 рота подвижных инвалидов.
Штаб и обер-офицеров 4. -
Унтер-офицеров, музыкантов и рядовых - 139.
143.
Итого в 7-м пехотном корпусе 26 батальонов, 36 эскадронов, 8 с половиной рот, 6 генералов, 621 офицер, 28113 нижних чинов, а всего 28740. Лошадей 7844.

4-й кавалерийский корпус, генерал-адъютант Бороздин.

1 драгунская и 1 конноегерская дивизия (Генерал-лейтенанты Квитицкий и Загряжский), 8 полков, а в них генералов - 5, офицеров 211. [64]
Унтеров, музыкантов, и рядовых 6316.
6532.
Лошадей . 5696.
4 роты конной артиллерии.
Штаб и обер-офицеров - . 29.
Унтеров, музыкантов, рядовых - 1008.
1,037.
Лошадей строевых 739., артиллерийских - 666
О роте Донской артиллерии сведений не было. При корпусе (кроме конного эскадрона, оставшегося в Кременчуге для окончания формирования) находилось:
2 батальона фурштата.

офицеров 11.
Унтер и рядовых 254.
265.
Жандармов.
Обер-офицер 1.
Унтер- и рядовых . 19., Лошадей 02.
Итого в 4-м кавалерийском корпусе 2 батальона, 32 эскадрона, 4 роты, 6 генералов, 252 офицера, 7597 нижних чинов, а всего 7855. — Лошадей 7121.
Кроме того, при армии было команд и войск, не вошедших в состав корпусов и дивизий:
1 эскадрон жандармского полка (о другом сведений не было).
Штаб и обер-офицеров 11.
Унтер, музыкант, и рядовых 177. Всего 188
Лошадей 186.
1 рота подвижных инвалидов.
Обер-офицеров 2.
Унтеров, музыкантов и рядовых 87.
89.
1 рота осадного инженерного парка:
Штаб и обер-офицеров . 3.
Унтеров, музыкантов и рядовых 157.

Кроме 4-х осадных артиллерийских рот, 2-х рот резервных батарейных горной артиллерии, полуроты лабораторной и 4-х рот подвижных запасных парков, о коих сведений не было, состояло при армии: [66]
2 роты резервных батарейных, 4 роты подвижных запасных парков.
Штаб и обер-офицеров 28.
Унтеров, музыкантов, и рядовых 1548.
1576.
Лошадей артиллерийских . . 729.
В подвижном арсенале:
Обер-офицер 1.
Унтеров и рядовых .... 48. Всего - 49.
В Дунайской флотилии:
Штаб и обер-офицеров 54.
Унтер, музыкант, и рядовых 1418.
1472.
В пешем Черноморском казачьем полку:
Обер-офицеров 17.
Унтер-офицеров и рядовых .... 570.
587.
Всего в действующей армии:
Генералов 40.
Штаб и обер-офицеров 2652.
Унтер-офицеров, музыкантов, рядовых - 110416.
- 113108. [67]
Лошадей строевых 22953.
артиллерийских 6735.

Кроме того при армии состояло: при военном госпитале в Российских границах 9,5 рот подвижных инвалидов, и при подвижном магазине 8 рот вооруженных инвалидов.
Артиллерийских орудий при армии было:
Батарейных и легких . . . 396.
Осадных 44. ИТОГО: 440.

Осадный инженерный парк поступил в ведение начальника инженеров действующей армии, генерал-майора Дена 2-го, а четыре роты осадной артиллерии с находившимися при них для прислуги резервными батарейными ротами 5-го №, горною артиллериею и половиною лабораторной роты № 4-го отошли в ведение начальника артиллерии действующей армии, генерал-лейтенанта, барона Левенштерна. Подвижные запасные парки 7-й, 8-й, 9-й, 10-й, 16-й, 17-й, 18-й и 19-й артиллерийских бригад отданы были под команду начальника подвижных парков, под главным заведыванием начальника артиллерии действующей армии. Дунайская флотилия с пешим Черноморским казачьим полком состояла под начальством командира флотилии, капитана 1-го ранга [68] Завадовского.
Подвижный магазин, состоявший из вооруженных инвалидных рот, поручен начальству главноуправляющего продовольствием действующей армии, сенатора Абакумова. Подвижной госпиталь в составе подвижных инвалидных рот поручен в распоряжение директора госпиталей действующей армии под главным ведением дежурного генерала действующей армии.
Главнокомандующим всеми войсками действующей армии в Европейской Турции назначен был генерал-фельдмаршал граф Витгенштейн, прославившийся в Отечественную войну. Начальником главного штаба действующей армии был генерал-адъютант Киселев; генерал-квартирмейстером генерал-майор, князь Горчаков3; начальником артиллерии генерал-лейтенант барон [69] Левенштерн; начальником инженеров генерал-майор Трузсон 2-й (до прибытия его в армию повелено исправлять cию должность генерал-майору Дену 2-му); дежурным генералом генерал-майор Байков.
Резерв действующей армии состоял из пехоты, кавалерии и артиллерии. В состав его вошли из пехоты третьи батальоны 3-го, 4-го, 6-го и 7-го корпусов; из кавалерии 3-й резервный кавалерийский корпус и третьи дивизионы 1-й драгунской, 1-й конноегерской, 3-й гусарской, 4-й уланской и поселенной Бугской уланской дивизии (от неё оставлены в резерве только одни запасные эскадроны). Из артиллерии пешей резервные батарейные 5-го роты, полевые бригады 7-я , 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 13-я, 14-я и 15-я; конной 15-го, 16-го, 17-го и 18-го. Из казачьих полков 4-й Уральский, 9-й Оренбургский, 1-й и 2-й Башкирские и Донской казачий полк Ильина. Всего 60 батальонов пехоты, 120 эскадронов, 9 пехотных и 4 конных артиллерийских роты. Войска резервной армии были расположены в губерниях Харьковской, Курской, Киевской, Херсонской, в округах военных поселений полков Бугской уланской дивизии и в крепостях Хотине, Измаиле, Одессе. Начальником всей резервной армии назначен командир 3-го резервного кавалерийского [70] корпуса, генерал-лейтенант граф Витте.
Первоначальный план военных действий, утвержденный Государем Императором и сообщенный бывшим начальником главного штаба графом Дибичем, главнокомандующему4, состоял в следующем:
Войскам 6-го и 7-го корпусов, перейдя реку Прут во второй половине апреля месяца, двинуться: 6-му корпусу к Бухаресту и быстрым занятием княжеств Молдавского и Валахского предупредить вторжение в них турок, а 7-му корпусу обложить Браилов.
Третьему пехотному корпусу, выступив из мест своего расположения в Киевской и смежных с нею губерниях, следовать с возможною скоростью к берегам Дуная, переправиться через него, направить действия против крепостей Тульчи, Исакчи, Мачина и занять Бабадаг, распространяясь аванпостами до Траянова вала в ожидании, пока сосредоточатся другие войска, предназначенные для действий за Дунаем.
Четвертому резервному кавалерийскому корпусу следовать из Курской губернии к Измаилу и далее за Дунай, если обстоятельства не потребуют дать ему другого направления. [71]
Отдельный гвардейский корпус, начав выступление из С-Петербурга 1 апреля, следует по данному ему маршруту до местечка Тульчина и присоединяется к действующей армии.
Для обеспечения военных действий со стороны Азиатской Турции в то же время Кавказский корпус под начальством графа Паскевича-Эриванского получил приказание действовать наступательно.
Крепость Анапа по отдаленному положению её от театра предполагаемого похода в Азии внесена в черту действий главной армии, и предположено было послать к ней особую десантную экспедицию. Начальником сухопутных войск экспедиции, состоявших из 3-й егерской бригады, 7-й пехотной дивизии и части артиллерии, назначен исправлявший должность начальника морского штаба, контр-адмирал князь Меншиков. Главное начальство над экспедициею поручено вице-адмиралу Грейгу. На его попечение возложено продовольствие десантных войск. Вышеозначенной егерской бригаде (13-му и 14-му егерским полкам) повелено немедленно выступить с места расположения её в Екатеринославской губернии в Севастополь, откуда на судах эскадры вице-адмирала Грейга отплыть 20 апреля к Анапе. По взятии крепости помянутые войска должны были присоединиться к своей [72] дивизии и войти в состав действующей армии, для чего предполагалось перевезти их морем на западный берег Черного моря к точке, ближайшей от расположения 7-й пехотной дивизии.
Таким образом, с прибытием на Дунай одна часть действующей армии предназначалась к осаде крепостей, а другая к охранению занятого края и обеспечению сообщений. Европа с самого начала могла увидеть, что напрасны были опасения завоевательных замыслов России. «Европейский союз, целью коего было сохранение и упрочение мира - говорит Валентини, - должен тем более отдать справедливость умеренности Императора Николая, что cия умеренность была следствием свободной воли Его, а не недостатка средств».
Согласно операционному плану 6-й корпус генерал- лейтенанта Рота в первых числах апреля выступил из Балты, где была его корпусная квартира к границам России. Вслед за ним двинулся 7-й корпус генерала от кавалерии Воинова из Кишинева, своей корпусной квартиры. Близ города Рени войска сих корпусов сосредоточились. Здесь предназначена была немедленная переправа, но необыкновенное разлитие реки Прута воспрепятствовало совершить ее ранее исхода апреля месяца. Только 25-го числа войска 6-го и 7-го пехотных корпусов, отслужив в [73] лагере молебен, переправились через Прут тремя колоннами гораздо выше Рени, в трех различных местах, при местечках Скулянах, Фальчи и Вадули-Исаки, и ступили за рубеж Русского царства.
Быстротою своих действий главнокомандующий предупредил все замыслы неприятеля. Правая колонна под начальством генерал-лейтенанта барона Крейца, состоявшая из 1-й бригады 4-й уланской дивизии, конной роты № 28-го, двух резервных батальонов 16-й пехотной дивизии и 100 казаков, двинулась к Яссам. Авангард её в тот же день вступил в Яссы. Скорое появление его остановило выезд из Ясс господаря Струдзы и сохранило тишину при перемене правительства. Турецкий чиновник, диван-эфенди, отдался покровительству нашего консулата. Свита его заперлась в доме и хотела защищаться, но потом сдалась. Остальные турки в числе 100 человек с начальником своим бим-бешли-агою скрылись из города ночью на 25-е апреля.
Тайный советник граф Пален, прибывший в Яссы вместе с авангардом барона Крейца, немедленно по занятию города вступил в исправление обязанностей, возложенных на него по званию полномочного председателя диванов княжеств Молдавского и Валахского, а [74] князь Стурдза отправлен на жительство в Бессарабию. На другой день, 26-го апреля, генерал-лейтенант барон Крейц прибыл в Яссы со всем своим отрядом. Город был занят, и нарушенное мгновенным страхом спокойствие жителей вознаградилось общею радостью при встрече русских войск.
Барон Крейц продолжал следование к Фокшанам, а главная часть 6-го корпуса под начальством генерал-лейтенанта Рота спешила к Бухаресту для защиты его от предстоявшей опасности со стороны турок. Генерал-майор барон Гейсмар, начальствуя авангардом 6-го корпуса, состоявшим из 4 казачьих полков, 2-й бригады 4-й уланской дивизии с 6 орудиями Донской конной артиллерии и частью понтонов 6-го пионерного батальона прошел 228 верст в пять дней, и 30-го апреля явился близ Бухареста. Владетельный князь Гика, узнав о приближении русских войск, удалился за границу (И.Яковенко пишет, что князь Гика уехал в деревню под Бухарест).
Жители Бухареста приняли русских с изъявлением живейшего восторга. Духовенство встретило их с образами и хоругвями как избавителей столицы Валахской от разорения, на которое обрекали ее турки, предполагавшие напасть из Силистрии, Туртукая и Журжи. Между тем 7-й корпус, где находились главнокомандующий и начальник главного штаба, граф Дибич, [75] обратился к Браилову и обложил крепость 29-го апреля. Так в пять дней по переходе русских войск через границу княжества Молдавское и Валахское со столицами их были в нашей власти, и к 1 мая операционная линия наша находилась между Бухарестом и Браиловом, обеспечивая переход остальных войск через границу. Значительное пространство земель, занятое нами в неприятельском крае, достаточно было и для удовлетворения на первый раз важнейших военных потребностей.

 

 

Примечания

 

1. Из дел 2-й армии, хранящихся в архиве Департамента Генерального Штаба.
2. Во время экспедиции Наполеона в Египет, замечает доктор барон Ларрей, от употребления болотной воды чрезвычайно много умирало солдат, которые нередко проглатывали небольших пиявиц, незаметных для глаз.
3. Вскоре по начатии военных действий ему поручен был отряд, составленный, по воле главнокомандующего, от 6-го пехотного корпуса и состоявший из 2-й бригады 17-й пехотной дивизии, с легкой артиллерийской ротой №2, Курляндского уланского полка, двух орудий Донской конно-артиллерийской роты №1 и казачьего Золотарева 4-го полка. Он назначен для занятия Малой Валахиии защиты края от устья Ольты до австрийских границ. Исправление должности генерал-квартирмейстера возложено на генерал-майора Берха.
4. При донесении от 22 марта 1828 года, за №873.

 

Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru