: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть первая

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Санкт-Петербург. 1844.


Глава VIII. Действия главной армии от Карасу до Базарджика.


Положение главной армии при Карасу; 2-й пехотный корпус следует на ее усиление. Распределение войск 6-го пехотного и 4-го резервного кавалерийского корпусов. Рекогносцировка под Базарджиком. Присоединение к армии 1-й конно-егерской дивизии. Прибытие транспортов. Выступление армии из Карасу. Занятие авангардом ее Базарджика. Дело под Базарджиком. Кавалерийская стычка в окрестностях Козлуджи. Прибытие главной квартиры в Базарджик. Поход армии от Карасу. Присоединение 7-го корпуса.

[148] Падение Браилова и многих других крепостей в тылу армии, ускоренное быстрым перенесением Императорской квартиры с берегов Дуная к Карасу, имело в свою очередь важное влияние на дальнейшее движение армии за Траяновым валом. Покоренные крепости совершенно обезопасили тыл армии, а Кюстенджский порт [149] обеспечил ее продовольствием, снарядами и другими потребностями. Между тем необходимость оставлять хотя б ничтожные гарнизоны в покоренных крепостях ослабила действующую армию до того, что под личным начальством главнокомандующего находились только четыре неполные дивизии: 8-я, 9-я и 10-я пехотные и 3-я гусарская (всего около 12000 человек).
Потому велено было немедленно двинуться и присоединиться ко 2-й армии 2-му пехотному корпусу, генерал-адъютанта князя Щербатова, состоявшему из 4-й, 5-й и 6-й пехотных и 2-й гусарской дивизий, и расположенному в Киевской, Каменец-Подольской, Черниговской и Полтавской губерниях. Войскам сим приказано следовать: пехотным полкам в двухбатальонном составе, кавалерийским в 6 эскадронов, действующим артиллерийским ротам в 8 орудий, но с полным числом ящиков.
Числительная сила сего корпуса состояла в следующем: 2-я гусарская дивизия и при ней 2 конноартиллерийские роты; 4-я, 5-я и 6-я пехотные дивизии, 12 пехотных и 6 егерских полков, и при них 4-я, 5-я и 6-я артиллерийские бригады, 9 рот легких и батарейных и две парочные батареи. Число находившихся в корпусе с жандармскою командою, подвижною инвалидною ротою [150] и 4-мя батальонами 2-й фурштатской бригады было:
Штаб-офицеров 131.
Обер-офицеров 917.
Унтер-офицеров 3703.
Музыкантов 1339.
Рядовых 32115.
Нестроевых 1896.
401011.
Корпус сей предназначался для занятия Молдавии, Валахии, и мест, лежащих по течению Дуная выше крепости Силистрии. Сверх того повелено было отделить часть резервных войск 2-й apмии для прикрытия течения Дуная ниже Силистрии и занятия пространства от Дуная до Балкан. Но так как 2-й корпус мог прибыть к Дунаю не ранее исхода сентября, а занятием позиции при Карасу главная армия стала на одну высоту с линиею крепостей верхнего и среднего Дуная, то с прибытием в то время к берегам Дуная 4-го резервного кавалерийского корпуса сделаны были следующие распоряжения:
1) Одна часть корпуса генерал-адъютанта Бороздина (1-я конноегерская дивизия) должна была [151] перейти Дунай и поступить в состав главной армии.
2) 7-му корпусу по окончании осады Браилова приказано также присоединиться к главной армии.
5) Генерал от инфантерии Рот (произведенный в сей чин за отличие) с двумя бригадами 16-й пехотной и одною 4-й уланской дивизии получил назначение перейти Дунай в Фунденах и обложить Силистрию.
4) Генерал-лейтенанту Бороздину с 17-ю пехотною дивизией, одной бригадой 16-й, тремя полками улан и одним драгун, поручено защищать тыл бывшей за Дунаем армии, действуя против крепостей его левого берега и, охраняя Валахию от набегов турецких. Крепости Виддин и Журжа, занятые сильными гарнизонами, требовали особого внимания. Наблюдение их было поручено особым отрядам генерал-мaйopa князя Горчакова и генерал-лейтенанта Корнилова. Первый из них вскоре получил другое назначение2, и место его заступил генерал-майор барон Гейсмар. Сверх того отряды генерал-мaйopa Рейтерна и подполковника Кауфмана наблюдали Турну, Кале и другие части Малой Валахии. [152]
Главная армия, занимая по-прежнему позицию при Карасу, имела свои авангарды по направлению к Варне и Базарджику. Генерал-майор Свечин находился в Мангалии на берегу Черного моря; генерал-лейтенант Ридигер в Кучук-Кингези, на дороге из Карасу в Базарджик и влево в Мангалию; генерал-майор Акинфьев стоял правее в Байрам-Дере, также на дороге из Карасу в Базарджик. Два эти отряда отстояли от главной армии около 20 верст, имея впереди себя в Муссабее, где дороги соединяются, казачий полк Ступачевского.
Вскоре было получено известие, что неприятель сосредотачивается в Базарджике. Для разведки о силах его отправлен из лагеря при Карасу полковник Липранди с отрядом Бугских улан и казачьим полком Ступачевского. Не доходя нескольких верст до Базарджика по направлению к Муссабею встретили неприятельский отряд. После ничтожной перестрелки неприятель был сбит и быстро преследован до возвышения в двух верстах от Базарджика, откуда можно было обозреть неприятельский лагерь. Помощь, высланная преследуемым туркам, не позволила оставаться долго. Успели, однако, заметить, что при Базарджике находилось до 10000 человек, а от пленных известились [153] об ожидании еще более войска из Шумлы, Правод и других мест. Неприятель сильно преследовал отряд полковника Липранди только до Муссабея.
Вследствие донесения полковника Липранди о сосредоточении неприятельских сил под Базарджиком главная армия начала готовиться к выступлению из Карасу. Июня 20-го получено известие о покорении Анапы и следовании нашего флота к Варне. Между тем присоединилась к армии 1-я конноегерская дивизия; 7-й корпус был также на марше. Прибыли, наконец, транспорты с продовольственными средствами, необходимыми для дальнейшего движения армии.
Июня 24-го Государь император выступил с армией из Карасу. Авангард главной армии под начальством генерал-лейтенанта Ридигера двинулся вперед по направлению к Базарджику тремя колоннами. Левая, под командою генерал-лейтенанта Свечина, состояла из войск, занимавших дотоле Мангалию; правая, под начальством генерал-майора Акинфьева, из четырех эскадронов гусар, трех эскадронов улан, четырех батальонов и сотни казаков, а средняя, под командою самого начальника авангарда, из 12 эскадронов гусар, 4 батальонов и 200 казаков. Отряду генерал-лейтенанта князя [154] Мадатова приказано держаться на одной высоте с главными силами армии и наблюдать пространство между Дукусагачем и Силистрией по дороге от Кайнарджи.
Авангард генерал-лейтенанта Ридигера, соединившись с отрядом генерал-лейтенанта Свечина 25-го июня, ночевал на позиции в 10-ти верстах от Базарджика, по дороге из Сафтианлыка. Передовой отряд генерал-майора Кирсанова (из 500 казаков Секретова полка и дивизиона Александрийского гусарского полка) и отряд генерал-майора Акинфьева заняли в тот же день Базарджик, оставленный жителями, и расположились впереди его по дорогам, ведущим в Варну, Шумлу и Силистрию.
Занятие Базарджика генерал-майором Акинфьевым последовало вопреки данной диспозиции. Он должен был ночевать со своим отрядом в Гельбе-Kиоe, не доходя нескольких верст до Базарджика, и тем дать время подойти прочим войскам армии. Но не имея в то время при себе хороших проводников, Акинфьев не нашел Гельбе-Киоя, и притом по дороге из Муссабея до Базарджика он встретил только одну деревню с одним колодцем. Сии причины и известие, что Базарджик уже занят передовым отрядом, заставили его двинуть туда свои остальные [155] войска. Отряд генерал-майора Кирсанова стал по левую сторону города, а казаки Ступачевского полка, составлявшие передовую стражу отряда генерал-майора Акинфьева, заняли аванпосты по правую сторону Базарджика.
Едва войска успели около 2 часов пополудни занять позицию, из лесу по дороге в Шумлу выступили большие толпы неприятельской конницы под начальством Гассан-паши, защищавшего переправу на Дунае, и Али-шах-паши. Нечаянное нападение заставило наши аванпосты отступить, но генерал-майор Кирсанов, подкрепив казаков дивизионом Александрийского гусарского полка, успел после нескольких атак опрокинуть неприятеля. Генерал-майор Акинфьев, приблизившись с отрядом своим к Базарджику, и видя отступавших казаков, подкрепил их эскадроном 2-го Бугского полка, продолжая наступать со всем своим отрядом. Приближение его побудило турок отступить к высотам, находящимся в трех верстах за Базарджиком. Вскоре, однако, снова потянулись они в больших толпах вправо к Базарджику, вероятно, намереваясь занять его. Препятствуя тому, генерал-майор Акинфьев выдвинул батальон 20-го егерского полка с двумя орудиями на позицию правее города и остановил движение неприятеля. Остальные войска [156] отряда переправились через речку и, заняв высоты позади помянутого батальона, открыли по неприятелю огонь из орудий. Было 4 часа. Неприятель продолжал движение вправо, стараясь обойти левый фланг генерал-майора Акинфьева, но Александрийского гусарского полка полковник Арсеньев заметил движение неприятеля и двинул навстречу ему один дивизион, не смотря на превосходство турецких сил (около 1500 человек).
Неприятель несколько раз покушался обойти дивизион, но решительные атаки гусар и искусные движения полковника Арсеньева не только не допустили его достигнуть своей цели, но и принудили отступить к главным силам. В 7 часов вечера перестрелка прекратилась, и сражение казалось конченным, когда тысяч до восьми турецкой конницы, выехав из леса, внезапно бросились на отряд генерал-майора Акинфьева. Он приказал открыть огонь из орудий. Два эскадрона улан, посланные обойти неприятеля и ударить ему во фланг, были опрокинуты и принуждены отступить. Второй батальон 20-го егерского полка, рассыпав своих застрельщиков, пошел вперед и, принимая на себя отступавших улан, встретил неприятеля сильным огнем. Три раза атаковывали его турки, но не могли поколебать. Наконец, прорвавшись сквозь вторую линию [157] пехоты, ожесточенно напали они на пять эскадронов улан, позади её стоявших, потеснили их даже за орудия наши и едва было не овладели орудиями. Успех неприятеля был мгновенный. Уланы, поддерживаемые колоннами 19-го и 20-го егерских полков, ударили решительно, опрокинули турок совершенно, и отбив орудия, погнали между кареев со значительным уроном. Турки не осмеливались более возобновлять нападения и бросились к лесу, заняв высоты форпостами, а ночью ушли по дороге к Шумле.
Тем кончилось авангардное дело под Базарджиком. Не смотря на слабость наших сил, стремление турок овладеть Базарджиком, несколько раз ими возобновленное, осталось тщетным. Потеря наша была невелика. Убиты сотник и 22 человека нижних чинов; ранены штаб-офицер, 2 обер-офицера, 45 нижних чинов. Урон неприятеля был гораздо значительнее. Кроме увезенных ими раненых и убитых, найдено разбросанных по дороге тел более 200.
После Базарджикского дела передовой отряд главного авангарда под командою генерал-майора Кирсанова послан был вперед для открытия неприятеля. Пройдя восемь верст, он внезапно был атакован сильными толпами неприятельской конницы и пехоты, расположенными в лесистом [158] месте по дороге к Козлуджи. Полк принца Оранского, стесненный превосходством сил неприятеля, не смотря на мужественное сопротивление, принужден был после значительного урона отступить. При известии о том генерал-лейтенанту Ридигеру приказано атаковать неприятеля, но турки не выждали нападения и продолжали отступать к Шумле и отчасти к Праводам.
Июня 28 прибыла к Базарджику главная квартира.
Поход армии от Карасу до Базарджика соединен был еще с большими затруднениями и лишениями, нежели движение от Дуная к Траянову валу. С дальнейшим походом войск внутрь Булгарии жара становилась сильнее. Зной и жажда удваивали усталость солдат. Недостаток воды был ощутителен при наступлении на Базарджик. Для бригады отводилось иногда только по два и по три колодезя, так что солдаты, изнуренные усиленным переходом по раскаленным степям, вместо необходимого отдохновения, целую ночь проводили в добывании воды. Столпление около колодезей было так велико, что для учреждения порядка необходимо было ставить караулы. Чрезвычайная глубина колодцев также препятствовала удовлетворению жажды. По неимению канатов и посуды воду доставали манерками [159] и кашеварными котлами, привязывая по нескольку котлов на веревки, связанные концами и наставленные ремнями, даже этишкетами. При малейшей неосторожности веревки обрывались или развязывались на дне колодца. Доставать их оттуда спускались солдаты. Можно судить, с каким затруднением поила лошадей своих кавалерия.
Селения, лежащие по пути следования, с приближением наших войск были оставляемы жителями. Неприятель гнал всех за собою, принуждая даже пушечными выстрелами выбираться поспешнее. В опустевших деревнях русские войска находили ямы с ячменем и пшеницею, всякую домашнюю птицу и пасеки. Рогатый скот поселяне уводили в горы и леса, но волы и буйволы, отставая или вырываясь от своих хозяев, по навыку возвращались в селения, коим принадлежали. Томимые жаждою, с ревом, как бешеные, бегали они по степям, отыскивая водопои, и в большом числе доставались нашим фуражирам.
Во время пребывания главной квартиры в Базарджике прибыл туда из-под Браилова 7-й корпус. Государь Император, осмотрев его и найдя в отличном состоянии, объявил свое благоволение всем начальникам. Нижним чинам, бывшим на Браиловском приступе, пожаловано [160] по 2 рубля, а пионерам и артиллеристам по 5 рублей ассигнациями на человека.
Усилившись в своем составе 7-м корпусом, армия начала готовиться к выступлению из Базарджика. Но, не говоря еще об её дальнейшем движении, должно описать покорение Анапы, имевшее важное влияние на дальнейшие успехи нашего оружия.

 

 

Примечания

1. Подробный список см. в Прибавлениях.
2. Он назначен был начальником 18 пехотной дивизии, по смерти генерал-майора, барона Людинсгаузена-Вольфа

 

Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru