: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть первая

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Санкт-Петербург. 1844.


Глава X. Деятельность от Базарджика до Шумлы.


Операционный план по занятии Базарджика. Причины движения на Шумлу. Наблюдение Варны, Силистрии и Журжи. Занятие Козлуджи. Дело под Енибазаром. Вступление в Енибазар главной армии. Занятие Правод. Поиск на Айдос. Движение к Буланлыку. Расположение неприятельской армии. Сражение при Буланлыке. Отступление Турков.

[189] После покорения двух важных крепостей: Анапы - ключа Азиатских берегов Черного моря, и Браилова, обеспечившего действия войск наших за Дунаем, оставались еще на северной стороне Балкан две главные крепости, Варна и Шумла. Первая из них, составляя правое крыло турецкой позиции, укреплена природою и искусством. Многочисленный гарнизон под начальством [190] Капудан-паши, любимца султанского, и Юссуф-паши Сересского, одного из первых вельмож Оттоманской империи, защищал Варну. Неприступные позиции Шумлы, где сосредоточены были главные силы турецкой армии под начальством Гуссейн-аги-паши, сераскира, или главнокомандующего турецкими войсками, действовавшими на северной стороне Балкан, представляла еще более препятствий. Варна и Шумла почитались у турок вратами Царьграда, и турки употребили все свои средства и усилия укрепить cии пункты.
Можно было понять выгоды и преимущества операционной линии по берегу Черного моря и необходимость покорения Варны, но армия турецкая, собравшаяся в Шумле, представляла важный вопрос для решения: должно ли было обратиться прямо к Варне, или прежде стараться разбить сераскира Гуссейн-пашу в Шумле и потом осадить Варну. Следствия одного большого сражения и победы над турецкой армией неисчислимы и иногда решали участь войны. Потому после многих рассуждений положено было начать наступлением на Шумлу, дабы отвлечь внимание неприятеля от настоящей цели наших действий - Варны, разбить, если будет можно, главные силы Оттоманские, и потом обратиться [191] к Варне. В таком положении дел, не имея возможности получить вскоре подкрепление, Варна была бы покорена без больших затруднений.
Осаду Варны одновременно с движением на Шумлу невозможно было предпринять по трем важным причинам:
1.Главная армия не имела достаточных сил и не могла отделить значительного корпуса войск, необходимых для блокады и осады Варны. Шедшие к армии остальные два корпуса - гвардейский и 2-й пехотный - были еще в отдаленном расстоянии.
2.Осадная артиллерия и парки по взятии Браилова не могли подоспеть.
3.Флот наш, необходимый для блокады Варны, оставался еще под Анапой и мог прибыть с десантом не прежде половины августа. Потому надлежало довольствоваться наблюдением за действиями Варнского гарнизона, уже довольно значительного1, и заняв Праводы, прикрыть [192] сообщение пунктов, где устраивались склады продовольствия, госпитали, артиллерийские парки, и куда свозились жизненные потребности, обеспечивавшие армию.
Вследствие сего по занятии Базарджика принят был следующий план военных действий. Генерал-майор барон Гейсмар на крайнем правом крыле в Малой Валахии должен был сдерживать покушения турок со стороны Виддина, наблюдая за сообщениями турецких крепостей по верхнему Дунаю. Генерал-лейтенант Корнилов продолжает наблюдать Журжу; генерал от инфантерии Рот, перейдя Дунай, обложит Силистрию. Главная армия под начальством фельдмаршала графа Витгенштейна, состоявшая в то время из 3-го и 7-го корпусов, 1-й конноегерской дивизии и 108 орудий резервной артиллерии должна была, оставя Базарджик, следовать через Козлуджи и Енибазар к Шумле. Для обеспечения сего движения со стороны Варны послан был отряд под начальством генерал-адъютанта графа Сухтелена, и ему велено наблюдать Варну до начала правильной осады. Генерал-лейтенант Ушаков с небольшим отрядом приближался от Тульчи и был в нескольких переходах назади главной армии.
Согласно предположенному плану генерал-лейтенант [193] Ридигер с авангардом главной армии, состоявшим из бригады егерей, 3-й гусарской дивизии и 400 казаков, занял Козлуджи. Продолжая отсюда обозрение по направлению к Енибазару, он встретил неприятеля, внезапно атаковавшего гусарские полки, и принудившего их отступить до позиций, где оставалась пехота. Ничтожная удача казалась неприятелю важною, и ободрила турок, особенно жителей. Рассеянные по лесу, отделяющему Базарджик от Козлуджи, они усилили свои нападения на сообщения авангарда с армиею, и тем побудили главную армию перенести лагерь из Базарджика в Козлуджи. Движение это казалось тем более необходимым, что недостаток воды в Базарджике становился ощутительным, и притом сближалось время прибытия к Варне флота и нескольких батальонов под начальством вице-адмирала князя Меншикова, плывшего от Анапы.
Утром июля 4-го главная армия выступила из Базарджика. Пройдя лес и теснины Ушенлиндере, июля 5-го прибыла в Козлуджи. Корпус Рудзевича пришел туда накануне. По прибытии Государя Императора 3-й корпус, имея в авангарде отряд Ридигера, двинулся по дороге на Шумлу и остановился в нескольких верстах от Козлуджи. Казаки перестреливались [194] в тот день при селении Эски-Арнаут-Лар, занимаемом Али-Шах-пашею. Открыв сообщение с отрядом генерал-адъютанта графа Сухтелена, от коего генерал-лейтенант Ушаков был в одном переходе, главная армия, скрывая свое настоящее намерение против Варны, направилась на Шумлу в ожидании прибытия флота от Анапы.
Ночью Али-Шах-паша со всеми силами его, простиравшимися от 7-ми до 8-ми тысяч человек с 5-ю орудиями, снял лагерь, и отступая к Шумле, остановился на высоте при селении Ени-Kиoe. Здесь присоединился к авангарду походный атаман Донцов, генерал-майор Сысоев, посланный из лагеря при Базарджике вправо, для прикрытия правого фланга движения армии из упомянутого лагеря к Шумле. Немедленно по прибытии атаковал он турок. Отступив на высоту перед городом Енибазаром и получив здесь подкрепление, они стали твердою ногою. Бой между ними и казаками завязался упорный. Сысоев вынужден был послать к генералу Рудзевичу объяснить положение казаков и просить выручить их. Несколько пехотных колонн (бригада егерей) немедленно были отправлены на помощь. Едва заметили турки головы колонн пехоты, показавшиеся из-за возвышения на пушечный [195] выстрел, как стремглав бросились назад, и казаки начали теснить их к глубокой долине Енибазара. Если бы генерал Рудзевич не подкрепил вовремя казаков, бывших внезапно припертыми к речке, протекающей через Ени-Киой, они сделались бы жертвою своей отваги.
Армия остановилась лагерем сзади корпуса Рудзевича. Казаки заняли цепь против Енибазара, где находился еще отряд, оставленный Али-Шах-пашею, удалившимся к Шумле. На другой день, июля 6-го, с рассветом, походный атаман Сысоев двинулся вперед и открыл перестрелку с передовою цепью неприятеля. Четыре батарейных орудия корпуса Рудзевича, поставленных на высоте, сделали несколько выстрелов по туркам, стоявшим лагерем при Енибазаре. Их было достаточно, чтобы заставить неприятеля очистить город. Казаки преследовали турок. Корпус Рудзевича занял лагерь при Енибазаре.
Императорский лагерь остановился на том месте, где ночевал 3-й корпус. На другой день, июля 7-го, Государь Император обозревал окрестности. Казаки имели довольно жаркую перестрелку с неприятелем, приблизившимся также для обозрения.
Генерал-адъютант Бенкендорф 2-й, [196] отправленный для прикрытия левого фланга армии из Козлуджи, с 4-мя батальонами 10-й дивизии, эскадроном Бугских улан, легкою артиллерийскою ротою и несколькими казаками, занял июля 4-го город Праводы (Провадия), вытесня из него турок. Занятие Правод было чрезвычайно важно, ибо сей город лежит на сообщении Шумлы с Варной, в 40 верстах от Шумлы и в 50 от Варны. Здесь соединяются дороги из Шумлы и Адрианополя через Енибазар, Эски-Стамбул и Чалыкавак, из Царьграда через Бургас и Айдос, из Варны через Девно и из Базарджика. Таким образом, по положению своему у подошвы отрасли Балкан Праводы составляют здесь ключ их. Город разделяется рекою Праводы, впадающей в Камчик, на две неравные части; меньшая из них несколько обеспечена недоступностью примыкающих к ней утесов, но со всех других сторон город совершенно открыт. До войны имел он около 20 тысяч жителей, в 600 домах, которые были разорены, ибо не предвиделось долговременного здесь пребывания, а тем менее зимовки.
Не довольствуясь занятием Правод, генерал-адъютант Бенкендорф послал июля 7-го состоявшего при нем флигель-адъютанта, полковника барона Деллингсгаузена с батальоном [197] пехотного герцога Веллингтона полка по дороге в Айдос. Пройдя двадцать верст, Деллингсгаузен встретил значительный турецкий транспорт. Атаковал его и разбил конвой, но обоз, по неудобству вывезти его из ущелья, принужден был истребить.
В Енибазаре соединились все войска главной армии, и 3 июля утром началось общее движение на Шумлу2. В 6 часов армия под личным предводительством Государя Императора двинулась вперед в следующем общем порядке. Корпус Рудзевича на правом фланге, прочие войска на левом. А именно: три бригады 9-й пехотной дивизии, построенные эшелонами, с их артиллерией, составили авангард под командой генерала Рудзевича, примыкая левым флангом к корпусу Воинова и закрывая правый от взоров неприятеля. За вторым эшелоном авангарда шли в готовности составить каре, 15-й и 16-й егерские полки с 12-ю орудиями под командой генерал-адъютанта Бенкендорфа 1-го. Впереди находился сам Государь Император. По правую сторону егерей были три гусарские полка дивизии генерал-лейтенанта Ридигера. Четвертый полк принца Оранского отряжен [198] был для содействия на левом фланге 7-му корпусу. В некотором расстоянии от егерской бригады шла вся резервная артиллерия с четырьмя батальонами 8-й дивизии, а вправо от артиллерии находилась 1-я конноегерская дивизия под начальством генерал-адъютанта графа Орлова.
Граф Дибич, ехавший за казаками, достигнув кургана, лежащего несколько влево от дороги из Енибазара в Шумлу, предложил остановить здесь армию на отдых, почему приказано было 3-му корпусу примкнуть к кургану левым флангом, а 7-му правым. Вместе с тем он послал донести Государю Императору о своем распоряжении и доложить, что с кургана открывается вся позиция неприятеля. Государь Император тотчас отправился на курган со всею своею свитой. Войска, перейдя 12 верст по местам, перерезанным мелкими долинами, остановились в назначенном для них месте.
На другом берегу тинистого ручья, протекающего посреди долины, стояла турецкая армия в числе, по-видимому, до 30000 человек, с 18-ю орудиями, под предводительством сераскира Гуссейн-аги-паши. Она расположена была шестью эшелонами. Правый фланг её был скрыт; артиллерия расставлена в кустарниках, прикрывавших центр позиции; левый фланг простирался [199] далее нашего правого фланга. Передовой отряд турок занимал мост на реке Кади-Киой. Неприятель воспользовался крепкою позициею в 4 верстах от Шумлы, построясь в боевой порядок, какого не видали у него прежде. Пехота турецкая занимала центр, конница стояла по флангам, артиллерия была расставлена на выгодных местах.
После кратковременного отдыха войска наши двинулись вперед. Генерал-адъютант граф Дибич принял начальство над 7-м корпусом для обхода правого неприятельского фланга от селения Касаплы. В 12-м часу утра завязалась перестрелка между казаками под командой генерал-майора Кирсанова и отрядом неприятельской конницы. В полдень, когда граф Дибич стал угрожать неприятельскому флангу, началась в центре нашем атака канонадою против ближайших к нашей позиции рядов неприятельской конницы. Она немедленно отступила колоннами на вершину возвышения, где стояла неприятельская пехота.
По распоряжению генерал-адъютанта Киселева, находившегося при передовых колоннах, наведены были два моста на речке Буланлык, и генерал Рудзевич перешел здесь с двумя бригадами 9-й пехотной дивизии. Крутые берега, [200] иловатое дно Буланлыка представляли немалое затруднение для переправы, когда притом неприятель всячески старался воспрепятствовать нам.
Едва первые наши войска остановились на другом берегу для прикрытия переправы прочих, турецкие наездники начали подъезжать к самым колоннам и стрелять из пистолетов. Один из них подскакал к генералу Рудзевичу, распоряжавшемуся переправой и стоявшему подле одного батальона, выстрелил в него из четырех пистолетов и из ружья, но к счастью, все пять раз дал промах.
Необыкновенная отважность неприятеля не могла остановить стремления наших войск. Через несколько минут первая линия уже шла на неприятельскую позицию. Турецкая конница бросилась на наши каре, повсюду встретила убийственный ружейный огонь, подкрепляемый картечью легких орудий. Генерал-адъютант Киселев, граф Ланжерон и другие особы из свиты Государя Императора находились при передовых кареях. Батарейная артиллерия, найдя удобные места, выстроилась на нескольких пунктах и открыла действие по неприятельской артиллерии и линиям пехоты. С другой стороны граф Дибич двинулся вперед и начал атаку канонадою по правому флангу неприятеля. Наконец, на правом фланге [201] генерал-лейтенант Ридигер атаковал турок, засевших в лесу, и опрокинул их, когда огонь конной артиллерии дивизии графа Орлова довершил расстройство в рядах неприятельских. Вся наша линия с криком «ура» скорым шагом двинулась на неприятельскую позицию. Турки повсюду обратились в бегство.
Тщетно главнокомандующий Гуссейн-ага-паша и начальствовавший над регулярными войсками Галиль-паша3 хотели остановить бегущих. Общий страх, коему ни один народ не подвержен более турок, распространился между ними. Взбешенный Гуссейн воткнул в землю несколько знамен и свои бунчуки, и тем побудил некоторых беглецов возвратиться. Покушаясь восстановить бой, турки обратили несколько орудий против 7-го корпуса.
Наша пехота получила приказание остановиться, и генерал Рудзевич удовольствовался приказом бросить из батарейных орудий несколько гранат в неприятеля, собравшегося около бунчуков. И того было достаточно. Страх еще более усилился в рядах неприятеля и овладел всеми. Усилия Гуссейна были напрасны. Турки в беспорядке больше прежнего ударились бежать, [202] забывая свой древний обычай отчаянно защищать воткнутые в землю бунчуки. Гуссейн в бешеной ярости проклинал беглецов и послал приказание в Шумлу не впускать в городские ворота ни одного человека из войск, бывших в сражении. Он предполагал, вероятно, что мы будем преследовать его, и, пользуясь беспорядком и ничтожным сопротивлением, оказанным турками на позиции, попытаемся овладеть Шумлой.
Действия Али-Шах-паши против нашей конницы, получившей приказание обойти левый фланг неприятеля, были удачнее, ибо на другую сторону Буланлыка перешли только казаки в числе не более 1000 человек под начальством своего походного атамана генерала Сысоева. Регулярная кавалерия оставалась на нашей стороне по затруднительности переправы. Поддержанные конной артиллерией, казаки вступили в жаркий бой с турецкой конницей, но по многочисленности неприятеля не могли его опрокинуть. Обойденные с правого фланга и расстроенные в центре, опасаясь за свой левый фланг, турки отступили под прикрытие батарей Шумлы к стенам крепости.
В 4 часа пополудни войска русские заняли те места, где нашли неприятеля, а крайний левый фланг 7-го корпуса занял дорогу, ведущую из [203] Шумлы в Царьград через Чалыкавак. На сей позиции Государь Император с армиею провел ночь на биваках.
Нельзя не упомянуть здесь, что все движения во время дела при деревне Буланлыке произведены были, по словам очевидцев, так, как будто на маневрах. Потеря неприятеля простиралась до 150-ти человек. Впрочем, урон его нельзя было определить точно, ибо находясь близко к Шумле, он имел возможность унести с собою большую часть раненых и убитых. С нашей стороны ранены генерал-майор Кирсанов4, штаб-офицер, 4 обер-офицера и 60 нижних чинов; убиты 2 обер-офицера и 20 нижних чинов. В числе убитых находился флигель-адъютант, полковник Реад, отличавшийся своею храбростью. Он разорван неприятельским ядром, попавшим ему в грудь, когда передавал приказание графа Дибича.

 

 

Примечания

1. Он простирался тогда до 8000 человек. Впрочем, в турецких крепостях должно причислять к гарнизону всех вообще жителей мужского пола. Каждый турок - воин, и кроме регулярного войска, в последние годы устроенного, все остальное войско турецкое состояло из милиции, то есть жителей разных мест империи, высылаемых на войну. Должно заметить еще, что жители турецкого осажденного города защищают свою собственность и семейства упорно и отчаянно.
2. План сражения при Буланлыке, №6.
3. Впоследствии зять султана Махмуда II-го, он женат на сестре нынешнего Султана.
4. Он ранен легко и не оставлял командования.

 

Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru