: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть вторая

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Часть 2. Санкт-Петербург. 1844.


Глава XXI. Действия под Шумлой в сентябре 1828 года

В сентябре месяце

Граф Витгенштейн оставляет несколько редутов. Нападения на наших фуражиров. Движение Верховного визиря из-за Балкан. Принц Евгений переходит в Девно. Экспедиция Карадженема-Ибрагима-паши. Меры охранения тыла и флангов. Нападение турок на Базарджик. Вылазка неприятеля 16 сентября. Прибытие под Шумлу 6го корпуса. Нападение на авангард его. Подвиг генерал-майора Набеля. Взрыв порохового погреба в Шумле. Торжество обеих армий. Заслуги графа Витгенштейна.

[148] Прибытие гвардейского корпуса под Варну было в день нападения Гуссейна-паши на графа Витгенштейна, и остановило намерение его отступить к Енибазару. При беспрерывном уменьшении сил своих не мог он, однако, далее сохранять строгого наблюдения Шумлы, и в начале сентября принужден был оставить четыре редута [149] на левом крыле 7-го корпуса, ибо бесполезно было далее удерживать их.
Несмотря на слабость позиции графа Витгенштейна, после неудачи при нападении 28-го августа на наши редуты и на левый фланг, турки долго не выходили из укреплений, и ограничивали действия пальбой из мортир и пушек. Зато беспрерывно нападали они на фуражиров, стараясь затруднять нам добывание продовольствия, так что наши отряды принуждены были фуражировать не только далее Енибазара и его окрестностей, но и на некотором расстоянии от наших флангов. И здесь не были они безопасны. Сентября 6-го внезапно атаковал их в окрестностях Енибазара трехтысячный конный отряд под предводительством Ибрагима-паши, бывшего коменданта Тульчи. Он вышел из Шумлы и пробрался в тыл наш по Балканским дефилеям, через Смедово на дорогу в Енибазар и Козлуджи. Турецкая конница с уроном отраженная войсками, охранявшими наши вагенбурги, вблизи от первого из сих мест, кинулась на ближайшую долину, где наши фуражиры прикрываемы были ротой 35-го егерского полка. Командовавшие ею, штабс-капитан Шамраев и поручик Некрасов немедленно построились в каре, и на крик неприятеля, требовавшего, чтобы они сдались, отвечали [150] сильной стрельбою. Успешно отразили они все атаки турецкой конницы, пока не подоспели к ним на помощь две другие роты, принудившие турок отступать.
В следующие дни неприятель нападал на фуражиров с разных сторон, и успел нанести 3-й гусарской дивизии урон, состоявший из 5-ти офицеров и 200 нижних чинов. Почти в одно время турки, в больших силах напали при Праводах на отряд генерал-лейтенанта князя Мадатова, но и здесь были отражены.
Главнокомандующий получил, наконец, известие, что неприятель в числе 14000 человек следует по направлению к Чалыкаваку и Айдосу, намереваясь присоединиться к великому визирю и сделать диверсию к Варне. Принцу Евгению дано было приказание двинуться с 19- пехотной дивизией на Девно, и присоединить там к себе отряд князя Мадатова из Правод, и Кременчугский пехотный полк из Козлуджи. Граф Витгенштейн предполагал усилить еще отряд принца Евгения кавалерией из блокадного корпуса под Варной, желая поставить против верховного визиря хотя несколько значительный силы. Предположения большей частью исполнились и увенчались полным успехом.
По мере уменьшения сил наших под Шумлой [151] возрастала отважность неприятеля. Карздженем-Ибрагим-паша, посланный с 6000 человек в Силистрию для доставления туда в мешках пороха, успешно исполнил свое отважное дело, и 10-го сентября благополучно возвратился в Шумлу. Для отвращения набегов неприятеля на фуражиров отряд под командой генерал-майора Понсети, занял все пункты, где турки могли набегать на Козлуджи, или Енибазар; патрули посылаемы были в долины, прилежащие к Балканам. Генерал-лейтенанту Ридигеру предписано произвести рекогносцировку по направлению к реке Буюк-Камчику, очистить от неприятеля пространство к селам Марашу и Смедову, и наблюдать сии места разъездами.
Видя, что у него отнималась возможность вредить нашей фуражировке на левом фланге, неприятель обратился на наш правый фланг и тыл. Четырехтысячный отряд турецкий, пробравшись с левого фланга через Дели-Орманский лес в долину Табан-Дере, проник до Базарджика. Высланная для рекогносцировки рота встретила его в 3-х верстах. Неприятель истребил ее, бросился в город, и уже был в крайних домах, но, не имея достаточной решительности, дал время генерал-майору Курису (коменданту [152] Базарджика) собрать всех больных, которые могли держать оружие, и присоединить их к своему слабому гарнизону. Открылась перестрелка. Турки принуждены были отступить, и бросили большую добычу всякого рода, находившуюся в сем складочном месте.
Неприятель возобновил притом усилия на нашу позицию перед Шумлой. Сентября 16 утром турки открыли сильный огонь из укреплений. Конница их большими толпами напала на передовые посты против нашего левого фланга. Генерал-майор Сысоев с резервом казачьих полков встретил неприятеля и медленно отступая, старался завлечь его под выстрелы редутов. Турки дались в обман, усиливая натиск по мере отступления казаков. Ободренный мнимым успехом, около полудня неприятель вывел из крепости новые толпы конницы и пехоты, но едва приблизился он к редутам, как пораженный удачным действием артиллерии, принужден был, расстроенный, возвратиться в Шумлу.
К берегам Дуная прибыл тогда 2-й корпус, назначенный на смену при блокаде Силистрии 6-го корпуса, которому велено следовать на усиление войск под Шумлу. Авангард, состоявший из бригады 5-й уланской дивизии, под начальством генерал-майора Набеля, подошел 20-го сентября [153] на вид Шумлы. Заметив с высот приближение его, неприятель вышел из крепости в числе 8000 человек под начальством Гуссейн-паши, и с ним Ицет и Галиль-паши с 4-мя пушками. Турки спустились с высот и направились на Силистрийскую дорогу, намереваясь отрезать отряд генерал-майора Набеля от нашего лагеря и истребить его. Услышав пальбу, и получив донесение о движении неприятеля от казаков, главнокомандующий послал генерал-адъютанта, графа Орлова, с 1-й конноегерской дивизией, 4-мя батальонами пехоты, и 16-ю орудиями по направлению к Кадикиой. Отряд сей успел разделить внимание неприятеля, выставил свои орудия и начал действовать им. Генерал-майор Набель, не доходя двух верст до нашей позиции под Шумлой, был атакован при выходе из теснин превосходным числом неприятеля. Но дивизионы улан хладнокровно выходили из дефиле, строились и пускались в атаку так смело, что каждый раз турки были опрокидываемы. Бригада успела вывезти из дефиле все тяжести, опрокинула неприятеля и присоединилась к войскам графа Орлова, с коими вместе вступила на позицию Шумлскую. Остальные войска 6-го корпуса прибыли вскоре туда же. [154]
Описанное здесь кавалерийское дело, где участвовали неприятельская пехота, конница и артиллерия, принадлежит к одним из блистательнейших. Турки потеряли до 300 человек, и одного бим-башу. Главнокомандующий Гуссейн-паша и его товарищ Ицет-паша едва спаслись от плена. Во время одной из атак, припертые к речке, турки должны были бросить своих лошадей и с трудом перебрались вброд на другой берег её. Казаки овладели лошадьми.
Сентября 23 наши войска под Шумлой были встревожены взрывом в крепости порохового погреба с частью зарядов, лежавших в выдающемся углу укрепления. Неприятель открыл тогда со всех редутов своих сильный огонь, скоро прекратившийся. Около 150 человек турок были жертвами взрыва. Али-Шах-паша и Ибрагим-ага отправлены были в тот день с частью войск, артиллерией и некрасовцами к Омер-паше на подкрепление, так что гарнизон Шумлский значительно уменьшился.
Через два дня корпус наш был встревожен гораздо сильнее. Сентября 26, в 10 часов утра выступил из крепости весь гарнизон начал строиться вне наших выстрелов, и открыл [155] батальный огонь холостыми зарядами, а из редутов ядрами. Такое торжество неприятеля обеспокоило главнокомандующего. Опасались, не получено ли турками какого-либо неблагоприятного нам известия из Варны. Но вскоре турок, схваченный на передовой цепи, успокоил известием, что пальба происходила по случаю рождения султанской дочери.
Через несколько часов привезены были в лагерь Бойлештские трофеи. Знамена и бунчуки, числом более 20-ти, возимы были по всей позиции. Неприятель мог заметить их, и заметил, ибо немедленно открыл огонь из редутов. Если действия графа Витгенштейна под Шумлой в последнее время не были, и не могли быть решительны, он успел, Несмотря на слабость сил своих и многие неблагоприятные обстоятельства, исполнить главное: удержать Гуссейна-пашу1 три месяца в бездействии, отражая мужественно все вылазки турецкого гарнизона, старавшегося сбить нас с позиции и прорваться на помощь к Варне и Силистрии. Прибытие корпуса генерала Рота под Шумлу могло дать новый оборот [156] делу. Но прежде описания дальнейших происшествии должно сообразить действия под Силистрией. блокада коей начинала тогда составлять главный предмет кампании 1828 года.

 

 

Примечания

1. Он имел в начале до 40000 войск. Хотя в последствии турок было не более 14000, но у нас гораздо меньше.

 

 

Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru