: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть вторая

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Часть 2. Санкт-Петербург. 1844.


Глава XXIII. Наблюдение Журжи

 Состав и назначение корпуса генерал-адъютанта Бороздина. Состав и назначение особенных отрядов. Топография Журжи. Историческое обозрение прежних действий под нею. Укрепление и вооружение Журжи в 1828 году. Генерал-лейтенант Корнилов подступает к Журже. Вылазка гарнизона 21 июня. Дело при Слободзее 30 июня. Вылазки турок 12, 14 и 25 июля. Генерал-адъютант Потемкин заступает на место умершего генерал-лейтенанта Корнилова. Вылазки неприятеля 9 августа, 13 и 21 сентября. Заключение.

 

[185] В начале июня месяца, когда главная квартира армии находилась в Карасу, генерал-адъютант Бороздин с переходом генерала Рота через Дунай, получил приказание охранять княжества и наблюдать крепости левого берега Дуная. Вверенные ему войска были разделены на 4 отряда: [186]
1-й, при Журже, под командой генерал-лейтенанта Корнилова. Он состоял из Екатеринбургского пехотного полка, 2-го батальона Тобольского полка1, Кинбургского драгунского полка, легкой № 3-го роты 17-й артиллерийской бригады, 31-го и 32-го егерских полков с легкой 2-го ротой 16-й артиллерийской бригады, 4-х орудий конноартиллерийской 20-го роты, Донских полков подполковников Рыковского и Табунщикова и фурштатского отделения при Кинбургском драгунском полку.
2-й в Малой Валахии, под командой генерал-майора барона Гейсмара. Он состоял из 2-й бригады 17-й пехотной дивизии (Томского и Колыванского полков), Курляндского уланского и Донского казачьего Золотарева 4-го полков, 10-ти орудий легкой № 2-го роты, 17-й артиллерийской бригады, и 2-х орудий Донской, конной артиллерийской № 1-го роты.
3-й отряд генерал-майора Рейтерна. Он был составлен из 3-й бригады 17-й пехотной дивизии, 17-й артиллерийской бригады 1-й батарейной роты, 2-й бригады 3-й уланской дивизии, с 6-ю орудиями Донской конной артиллерийской 1-го роты, Донского казачьего полка, подполковника [187] Борисова, и двух рот 6-го пионерного батальона с понтонами.
4-й отряд подполковника Кауфмана. Он имел целью наблюдение за крепостью Турно, но после незначительного здесь дела, 28-го мая, отошел в местечко Руссе-де-Веде. Он состоял из эскадрона Курляндского уланского полка, двух рот Томского пехотного полка, 2-хе орудий легкой № 2-го роты 17-й артиллерийской бригады, к сборной сотни казаков.
Действия отрядов Рейтерна и Кауфмана были во все время только наблюдательные.
Журжа находится на левом берегу Дуная, против крепости Рущука, по прямой дороге из Бухареста в Царьград, в 65-ти верстах от Бухареста и в 250 от столицы Турции. Она заключает в себе до 1500 домов, и в них до 7000 жителей: турок, греков, армян, но большей частью валахов. Крепость, одна из лучших в Турции, расположена на левом невысоком берегу северного рукава Дуная, отделяющегося от реки в 6-ти верстах выше города и снова с нею соединяющегося в 2-х верстах ниже. К северу от города простирается, версты на четыре, сухая и цветущая равнина, ограниченная высотами нагорного берега Дуная, которые тянутся параллельно течению его. Близ Дуная, несколько [188] выше Журжи, находится селение Слободзея, знаменитое по воспоминанию 1811 года, когда Кутузовым был совершен подвиг, не имеющий равного в военной истории. К северу, у подошвы возвышений, селения Турбат и Кират, а на высотах, почти на краю их, деревня Дая. К югу от Журжи небольшой остров, где находился замок. Далее к югу еще два большее острова, версты в две шириною, из коих верхний называется Кашора, а нижний Назырлуй. Сообщение производится из города на остров замка, и оттуда на остров Кашору, по мостам. Далее к Рущуку перевоз через Дунай на паромах, при сильных ветрах прекращаемый. Местность на островах весьма низменна, отчасти болотиста, и нередко среди лета во время таяния снегов в горах Трансильвании, покрывается водой так, что в 1811-м году оказалось необходимым устроить здесь насыпную дорогу из фашин.
В первую турецкую войну при императрице Екатерине Журжа обратила на себя внимание главнокомандующего, графа Румянцева. Генерал-лейтенант Штофельн овладел укреплениями и городом, но видя невозможность овладеть цитаделью, отступил к Бухаресту.
В следующем году генерал-аншеф Олиц явился перед крепостью. Замок сдался. Олиц [189] оставил там 600 человек гарнизона. В начале июня Ицет-паша осадил Журжу. Извещенный о том, князь Репнин (преемник Олица) спешил на помощь от Турно, но не мог подоспеть вовремя, русский гарнизон сдался за несколько часов до его прибытия. Вскоре после того русские снова делали попытку овладеть Журжей. Генерал Эссен, принявший начальство вместо князя Репнина, в ночь на 7 августа произвел приступ. Он был неудачен, и генерал Эссен отступил к Бухаресту. Но 23 октября Журжа снова была занята отрядом генерал-майора князя Долгорукого без большого сопротивления.
Во вторую Турецкую войну принц Кобургский обложил Журжу в конце мая с 9-ю батальонами и 16-ю эскадронами, но не видя успеха, около половины июня принужден был снять осаду.
При Императоре Александре Журжа, как тет-де-пон, благоприятствовавший набегам турок с правой стороны Дуная, обратила на себя усилие русских военачальников. В 1807 году главнокомандующий генерал Михельсон, желая отвлечь турок от Измаила, сделал поиск на Журжу с 10000-м корпусом.
В 1809 году главнокомандующий князь Прозоровский отрядил для овладения Журжей [190] генерал-лейтенанта Милорадовича. Марта 24 был произведен приступ. Колонны без труда овладели первым ретраншаментом, но во втором ров оказался глубже, нежели предполагали; заготовленные лестницы не достали до верха вала. Русские стали взбираться на штыках, и Несмотря на все усилия храбрости, принуждены были отступить. Надеясь овладеть Журжей врасплох, и не имея в виду правильной осады, Милорадович отошел к Бухаресту.
В 1810 году при обложении и осаде Рущука обложена была Журжа. С прекращением сообщений Журжи с Рущуком обе крепости сдались на капитуляцию.
В войну 1828 года укрепления Журжи состояли в северной части из пяти бастионов и трех равелинов. Правый бастион направлен был по течению рукава, левый обстреливал низменность, склоняющуюся к Чифлику. Углы бастионов вообще были весьма тупы, и издали казались полукруглыми. Куртины были довольно длинны. В каждой из них были ворота, прикрытые равелинами, далеко выдавшимися в поле. Высота вала была около 15 футов от поверхности земли, а толщина до 9 сажен. В фасах прорезаны были от 3-х до 5-ти амбразур, а на Флангах по два. Ров был вырыт правильно и соединен [191] со рвом равелином, имел каменную одежду. Ши¬рина рва была до 30 шагов, а вышина, вместе с глубиною, более двух мер человеческого ро¬ста. В окружности поставлено было 9 батарей, вмещавших каждая от 8-ми до 9-ти орудий. Вну¬три рва были вырыты еще две другие канавы, одинаковой с ним глубины, в 13 шагов ширины. Каждая из них была вооружена 7 батареями, имевшими также по 8 и 9 пушек. Сверх того в самой крепости находилось 12 полевых орудий. Покрытого пути и гласиса не было, и он заменялся покатостью к ручью, протекавшему пе¬ред крепостью. Русло ручья служило вместо второго рва, наводненного при разливе реки, в местах, прикрытых некоторого рода траншеей.
Укрепления правого фаса к Чифлику, вроде горнверка, прикрыты были наружными земляными пристройками, имевшими орудия. Цитадель примыкала к гирлу и почти сближалась с укрепления¬ми Рущука. Она была вооружена 7-ю батареями, вмещавшими каждая от 8-ми до 9-ти пушек. Главный вал крепости состоял из песчаной земли, и хотя был укреплен деревянными сваями, но при сильных дождях нередко обрушивался. Часть его, примыкавшая к гирлу, весною 1828 го¬да, при разливе Дуная совершенно исчезла, и вода покрыла большую часть города. [192]
Журжа была достаточно снабжена всеми припа¬сами и военными снарядами. Гарнизона предполо¬жено было собрат 8000 человек; в нем находилось более 900 человек регулярного вой¬ска. Журжей начальствовал Салагир-Кучук-Ахмед-паша.
В ночь на 11 июня генерал Корнилов двинулся с отрядом к Фунденям, и на другой день занял позиции перед Журжей близ Слободзеи. Десять дней турки не смели нападать на него и беспокоили только наши аванпосты. Наконец 21 июня неприятель сделал сильную вы¬лазку.
Еще накануне турки переправили значительное число конницы из Рущука в Журжу, и 21 июня атаковали генерала Корнилова с 2000-ми конницы и более чем 4000-ми пехоты при 8-ми орудиях. Завязалось жаркое дело, продолжавшееся с 2-х до 11 часов. Неприятель хотел вы¬теснить генерала Корнилова из его позиции, и открыть беспрепятственный путь своим партиям в Малую Валахию. Турки старались ударить во фланг отряда, но встретили храбрый отпор батальонов Екатеринбургского и Тобольского пехотных полков, и поражаемые удачным действием нашей конной артиллерии, были отражены на всех пунктах, разбиты и обращены в бегство. [193] Казаки и часть Кинбургского драгунского полка преследовали их до крепости. Урон неприятеля простирался до 500 человек убитыми и ра¬неными. Наша потеря была маловажна.
Июня 29 генерал Корнилов, желая вытеснить турок из Слободзеи, ежедневно приезжавших в значительных силах для фуражировки, предписал генерал-майору Жиленкову с двумя ротами егерей, двумя пешими орудиями, двумя эскадронами драгун, двумя орудиями конной артиллерии и сотней казаков выступить туда в 1-м часу пополуночи. Ничего не ожидая, на рассвете турки вышли в числе 400 человек по направлению к Слободзее и начали теснить наши пикеты, которым предписано было отступать к правому флангу отряда, расположенного в 4-х верстах от Слободзеи и скрытого в лощине. Другая большая толпа конницы показалась вправо от Слободзеи. До 300 человек конных с двумя орудиями выступили из крепости, поддер¬живаемые многочисленной пехотой, тянувшейся скрытно по берегу. Генерал Жиленков, желая разделить неприятеля, приказал одной части казаков отступать вправо, а другой частью их и одним эскадроном драгунов атаковал турок слева. Они были опрокинуты и преследованы до крепостного выстрела. [194]
С рассветом генерал Корнилов подвинулся на 6 верст вперед и, несмотря на усилия турок, успел соединиться с отрядом Жиленкова. Неприятель, ожидая с нашей стороны нападения, усилил свои пикеты и выслал сильную толпу пехоты с частью конницы вниз по Дунаю. С нашей стороны были сделаны некоторые распоряжения к отпору, но все действия ограничились перестрелкой с казаками. Турки потеряли до 300 человек убитыми и ранеными: 8 взято в плен. С нашей стороны было два убито и 10 ранено.
Утром 12 июля турки тремя большими толпами снова вышли из крепости и потянулись к Слободзее. Для первого отпора выслан был казачий Табунщикова полк и вслед за ним 1-й батальон Екатеринбургского полка. Вскоре неприятель, усилившись до 4000 человек конницы и пехоты, расположился против центра крепости и левого фланга. Весь отряд наш вышел на позиции. Турки открыли огонь из 8-ми или 10-ти полевых орудий, поставленных на протяжении нашей линии, но видя слабое действие их и плохой успех против нашего правого фланга, быстро устремились на левый и оттеснили казачьи пикеты, здесь расположенные. Тогда выдвинуты были влево 2-й батальон Тобольского полка и [195] эскадрон драгун с двумя конными орудиями для подкрепления казачьего полка Рыковского, находившегося на фланге. Приближение их и быстрое движение казаков полка Рыковского принудили турок отступить к крепости, что было началом общего отступления всей их линии. Перестрелка на аванпостах продолжалась еще несколько часов.
Сильная вылазка, сделанная неприятелем 14 июля под начальством паши Кучук-Ахмеда на левый фланг наш также не имела никакого успеха. Июля 25, в 4 часа пополуночи, турки сделали новую сильную вылазку. Генерал Корнилов построил свои войска в каре уступами, артиллерия в интервалах. Правым Флангом (две роты егерей, два эскадрона драгун с двумя конными орудиями и сотней казаков) командовал генерал-майор Жиленков; центром (2-й батальон Екатеринбургского полка с 8-ю орудиями пешей артиллерии) генерал-майор Ширман; левым флангом (один батальон Тобольского полка) полковник Борграф. Левый полубатальон сего последнего поставлен был в лощине с двумя орудиями пешей артиллерии. Два эскадрона драгун с двумя орудиями конной артиллерии стали также в лощине, несколько назади, в резерве.
В 5 часов утра толпа турок до 1200 человек, [196] начала теснить наш левый фланг, открыв огонь из своей артиллерии. Из Бухарестских ворот Журжи и переднего рва её вышло до 2500 человек пехоты и конницы с 12-ю орудиями, и они немедленно открыли сильный огонь. Более 2000 пехоты и 90 человек конницы из скрытых мест Селимской рощи повели атаку на наш правый фланг. За пехотой следовало еще около 600 человек конницы. Остановившись против нашего правого фланга, турки открыли огонь из 4-х орудий, а против центра нашего поставили батарею из 12-ти орудий. С нашей стороны начальник 1-й драгунской дивизии, генерал-майор Квитницкий поспешил немедленно сосредоточить все выстрелы своих орудий на сей пункт и открыть батальный огонь со всех батарей. Неприятельская центральная батарея шесть раз принуждена была переменять свою позицию и прекращать огонь. Наконец, после трехчасовой, почти беспрерывной канонады неприятель отступил в лощину перед крепостью.
Турки успели оттеснить правый фланг и начинали обходить его. Шестьдесят казаков посланы на подкрепление, и велено было придвинуться одному резервному эскадрону с двумя орудиями конной артиллерии. С возобновлением атаки на нашем правом фланге открыт сильный картечный огонь [197] из двух конных и двух пеших орудий. Неприятель был опрокинут на половине движения и обратился в бегство. Подполковник Рыковский с казаками и двумя эскадронами драгун ударил на бегущих и довершил поражение.
В час пополуночи огонь неприятельский прекратился. Турки ввели в сей день в дело до 16000 человек конницы и пехоты и 25 орудий под командой паши Журжинского и Рущукского. Они потеряли убитыми и ранеными до 700 человек.
Отряд лишился в то время своего главного начальника, умершего от болезни. Место его заступил генерал-адъютант Потемкин, также успешно продолжавший действовать против Журжи.
Августа 9, на рассвете неприятель в числе 1200 человек при 8-ми полевых и 4-х осадных орудиях быстро атаковал наши аванпосты со стороны Слободзеи и оттеснил их до лощины, где расположен был весь отряд уступами в батальонных каре. Турки старались обойти наш правый фланг, но полубатальон 34-го егерского полка с двумя пешими орудиями, здесь стоявший, подкрепленный 2-мя батальонами Екатеринбургского полка и артиллерией, и впереди его казаками с дивизионом драгун и двумя [198] конными орудиями быстро ударили на неприятеля и совершенно его расстроили.
Отраженные на правом фланге, турки перешли со всеми своими силами на левый. Получив здесь отпор, они бросились на центр, но сильный огонь из всех наших орудий принудил их ретироваться. Неприятель потерпел значительный урон от нашей артиллерии.
Сентября 13 около полудня большие толпы турок до 6000 человек, оттеснив наш правый фланг при Слободзее, и заняв все пространство от крепости влево, поставили на ближних высотах к Дунаю 10 орудий. Едва успел генерал-майор Жиленков с частью отряда атаковать неприятеля, неприятель начал отступать, открыв сильный огонь из полевых орудий и с левого бастиона.
В 4 часа пополудни турки обратились влево к Мустафице, и отсюда быстро ударили на казаков. Отступлением вправо казаки успели навести их на наш главный отряд. Кинбургский драгунский полк пошел в атаку, смял неприятельские толпы и преследовал их до крепостных выстрелов. 4 орудия конной артиллерии, следовавшие за драгунами, открыли сильный картечный огонь и кончили дело, где турки потеряли до 300 человек убитыми и ранеными. [199]
Сентября 21 Журжинский и Рущукский гарнизоны, усилившись прибывшими 2000-ми арнаутов, в числе 10000 сделали вылазку против нашего левого фланга, сбили аванпосты и устремились к нашим бивакам с необыкновенной быстротой. Казачий полк Рыковского едва успел удержать их, уже в близком расстоянии от лагеря. На левый фланг отряжен был 3-й Бугский уланский полк и батальон 33-го егерского полка с 8-ю орудиями под командой полковника Друвиля. Сие движение и атака улан при содействии артиллерии, открывшей сильный картечный огонь, заставили турок ретироваться до своих главных сил. Весь отряд наш подвинулся вперед. Неприятель открыл канонаду из 22-х орудий, продолжавшуюся беспрерывно более часа. Для усиления действия нашей артиллерии и подкрепления отряда полковника Друвиля отряжены на левый фланг 4 батарейных и 4 легких орудия и вторые батальоны Екатеринбургского и Тобольского полков. Удачное действие наших 12-ти орудий несколько раз прекращало огонь неприятельской батареи. Конная артиллерия поддерживала улан, теснивших беспрестанно турок. Решительный удар был нанесен дивизионом улан. Неприятель был смят и преследуем до крепости. Турки [200] потеряли 150 человек, с нашей стороны потеря была несравненно менее.
В таком положении находились дела под Журжей во время покорения Варны. Слабость наших сил под Журжей не помешала генералам Корнилову и Потемкину успешно отражать все нападения неприятеля и тем удержать его в крепости до конца кампании. Впрочем, остальные происшествия под Журжей не представляют ничего особенного.


Примечания

1. 1-й батальон содержал караул в Бухаресте.

 

 

Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru