: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть третья

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Санкт-Петербург. 1847.

 

Кампания 1829 года

Глава II

Числительная сила турецких войск при расположении их на зимних квартирах. Назначение новых главнокомандующих в Европейской и Азиатской Турции. Приготовления оттоманской Порты к войне 1829 года. План ее.

 

[14] С наступлением глубокой осени большая часть неприятельской армии расположена была на зимних квартирах. Главная квартира армии в Европейской Турции находилась в Шумле. В самой крепости на зиму оставлено было не более 5 тысяч преимущественно регулярных войск; прочие из составлявших гарнизон Шумлы, размещены были в окрестных селениях; некоторая же часть турецких солдат разбежалась по домам.
В Силистрии оставлено было на зиму не более 2 тысяч гарнизона; остальные войска после снятия блокады распущены были по окрестным селениям.
В Никополе, под начальством Чапан-Оглу, войска уменьшилось от побегов до 3 т. человек; [15] но там находилось еще до 2 т. вооруженных жителей. Город был хорошо укреплен, и защищаем 90 орудиями. В Систове, также достаточно укрепленном, стоял трехбунчужный паша Нури с 500 человек регулярного войска, 2500 вооруженных жителей и 4 орудиями.
В Рахове, укрепленном не слабее, находилось гарнизона более 4000 албанцев, не считая вооруженных жителей. Здесь начальствовал паша из арнаутов, славившийся мужеством и предприимчивостью.
В Виддине было войска более 20000, кроме 5000 человек, ожидаемых из Скодры.
В г. Галиполи полагалось до 10000 войска, собравшегося из-под Шумлы и Варны, но большею частью невооруженного. Как в сем городе, так и во всей Анатолии, войска турецкие терпели большой недостаток в хлебе, многие находились даже вынужденными продавать оружие свое для покупки жизненных припасов.
Не в дальнем расстоянии от с. Игнэ близ морского берега расположен был лагерь Солиман-паша, с 6000-м корпусом пехоты и конницы.
В с. Плоярах, в 15-ти верстах от Галиполи, находился паша Омер-Врионе, с 3000 корпусом. [16]
В м.Ломе было до 10000 войска. По дороге от Лома к Виддину верст за 12 от сей крепости, учрежден был турецкий пост, наблюдавший берега Дуная.
В Неготине было около 1000 человек войска.
В Бирзе-Паланки до 300 человек гарнизона.
В Кладове около 2000 войска.
В Ада-Кале (Новом Орсове) до 600 человек. Здесь начальствовал Омер-паша, брат Ибрагима паши Виддинского.
В кр. Паланке, в 40 верстах от Ниссы, по дороге к Софии, до 700 человек.
В кр. Ниссе более 3000 гарнизона.
В кр. Кюприкиой, против коей на реке Муравице устроено было мостовое укрепление, находилось до 2000 турок. Крепость сия, расположенная на возвышении и окруженная равниной, представляла значительную оборону.
Дорога от Софии до Кюприкиоя, пересекаемая многими дефиле, весьма неудобна, но край богатый и в продовольствии обеспеченный.
Дорога от Филиппополя чрез Софию на кр. Лом переходит чрез Малые Балканы и чрез Ходжа-Балкан; она также наполнена дефиле. При входе в четыре из них учреждены были наблюдательные турецкие посты. Дорога здесь около [17] 1½ саженей шириной, значительного препятствия для прохождения тяжестей не представляла.
В Адрианополе собрано было до 40000 албанцев и малое число регулярной пехоты. Войска терпели большой недостаток в хлебе.
В 5-ти верстах от Константинополя, в Рами-Чифлике, расположено было около 30000 регулярного войска, в том числе два эскадрона вроде конных егерей и два эскадрона уланов1.
Кроме исчисленных войск, находившихся в этих крепостях и других означенных местах, сераскиру-паше дано было повеление сформировать немедленно еще 4 уланских и 4 драгунских эскадрона. Они состояли, большей частью, из молодых солдат, назначенных охранять Константинополь. Сам султан занимался обучением их, иногда по два раза в день, имея постоянное пребывание в Рами-Чифлике. В то же время султан обращал внимание и на вооружение флота, впрочем, не многочисленного.
Блокада Дарданелл, препятствовавшая подвозу хлеба, произвела необыкновенную дороговизну его. Недостаток в хлебе невольно принуждал мирных жителей вступать в ряды войск, ибо одни [18] только солдаты получали хлеб, и то уменьшенной дачей.
Войскам производилось по 1 ½ фунту хлеба и по полуфунту мяса на человека. При отпуске же фуража сено, по неимению его, заменяли соломой ячменя и отпускали по 2 ока на лошадь в сутки. Око соломы стоило 12, ячменя 25 пар.
В твердой решимости продолжать борьбу с Россией, султан не внимал никаким убеждениям. Деятельность его была изумительна. Как сказано выше, сам он присутствовал ежедневно при обучении войск в столице. Беспрестанно рассылал фирманы пашам, возбуждая в них соревнование к упорной защите, занимался приведением в окончательное устройство флота, и наконец, велел составить из жителей в окрестностях Филиполя, Базарджика, Самакова и Софии род ополчения для отправления в крепости, по Дунаю расположенные. Сверх сего сформировано было 13 регулярных полков, готовых выступить в поход к 15-му марта.
Независимо от разосланных к пашам фирманов, Чаркаджи-паша получил повеление обозреть всю линию Дунайских крепостей, бывших во власти турок, для возвышения духа в войсках и внушения начальникам находиться во всегдашней готовности встретить внезапное нападение русских. [19]
Кроме сего, Ахмет-Ага предъявил Чапан-Оглу фирман султана, коим ободряя войска его, привыкшие к хищничеству, дозволялось им вторгаться в княжества для грабежа жителей. Паше Виддинскому дано подобное же разрешение относительно Малой Валахии.
Не довольный в прошедшем году действиями обоих главнокомандующих армиями, в Европейской и азиатской Турции, султан сменил их. В звание верховного визиря возведен был Решид-паша. Защитник Шумлы, Гуссейн-ага-паша, мечтавший за оборону её получить это звание, сильно роптал на такое назначение.
По дошедшим ли о том до султана слухам, или, как иные говорили, по неудовольствию за слабое содействие Омер-паше к освобождению Варны и за неудачные распоряжения при отступлении наших войск от Шумлы к Силистрии, Гуссейн-ага-паша получил другое назначение: сначала он послан был в Рущук, а потом, в июле 1829 года, призван в Шумлу. Сераскир Арзерумский, Галиб-паша, обвиняемый в слабохарактерности и недостатке военных способностей, сослан был в отдаленные области. Подобной немилости подвергся и Киос-Магомет-паша. Места их заступили Гаджи-Салех-паша Мейданский и Гакки-паша Сивазский. Первый облечен [20] саном сераскира с неограниченными полномочиями, а второй, отличавшийся военными дарованиями, наименован главнокомандующим войск, в Азиатской Турции расположенных.
Не менее деятельные меры принимал султан и в Азиатской Турции для остановления здесь успехов оружия русского, столь встревоживших Константинополь в прошедшем году. Сверх доходов азиатских областей, предоставленных распоряжению нового сераскира, султан прислал ему два миллиона рублей из собственной казны, обещая еще большие суммы, но вместе с тем повелевал ему не только воспрепятствовать дальнейшим успехам Русских, но и отнять у них все прошлогодние завоевания, возвратив Оттоманскому оружию утраченную славу. Сильные, по восточному обыкновению, цветистым слогом написанные воззвания разосланы были из Константинополя к племенам, населяющим Азиатскую Турцию. Султан призывал народ ко всеобщему поголовному ополчению.
Новый сераскир в Азии, со своей стороны, не тратил в бездействии спокойного зимнего времени. В Арзеруме 10000 человек вновь устроенной регулярной пехоты ежедневно обучались. Другие войска в числе 10000 человек, уцелевшие от прошлогоднего сбора, расположены были [21] отрядами в разных местах. Во всех областях паши и особые чиновники, султанские и сераскирские, деятельно производили наборы и вооружения. Значительные ополчения стекались к Арзеруму из отдаленных областей: Сиваза, Токита, Кесарии, Алеппо и других. Сераскир предполагал собрать, под личным своим начальством главный корпус около 80000 человек при 66 орудиях.
Независимо от сего главного корпуса, значительные силы равномерно собираемы были и на обеих оконечностях общей военной черты. На правом неприятельском крыле, где население преимущественно состоит из воинственных куртинцев, отчасти только подвластных Порте, назначены были действовать Ванский и Мушский паши с войсками, простиравшимися до 50000 человек при 50 орудиях. На левом крыле Аджарский бек и Трапезондский паша имели приказание вооружить горцев тамошних санджаков, для действий против Ахалциха и Гурии. Здесь полагали собрать 40000. В помощь им сераскир предназначил своего Кочью-бека с 20000 отрядом, при 30 орудиях.
Таким образом, число всех войск, предположенных собрать к весне в азиатской Турции, [22] могло простираться до 200000 при 136 орудиях2.
С той же попечительностью озабочивался сераскир и по другим предметам военных приготовлений. Семь обширных магазинов в Арзеруме наполнены были продовольствием и заключали в себе до 50000 четвертей разного хлеба. В кр. Гасан-Кале и в селении, лежащем на главном пути из Арзерума в Карс, приготовлены были также большие магазины. Для прочих отрядов, назначенных действовать отдельно на правом и левом флангах, запасы собирались с равною деятельностью.
Понимая важность Арзерума как средоточия всех вещественных и нравственных сил Анатолии, сераскир возобновил оборону тамошней крепости и цитадели, приказал обнести город рвом, укрепил предместья отдельными оборонительными постройками и усилил артиллерию крепостную и городскую до 200 орудий.
Подобные меры вооружения в европейской и азиатской Турции показывали всю решимость султана к борьбе самой упорной.
Главный план султана для войны 1829 года в европейской Турции состоял в том, чтобы с [23] наступлением весны частью своей армии под личным предводительством верховного визиря напасть на Варну и окрестные места, занимаемые русскими или, сообразно обстоятельствам, на Праводы, а другою частью вторгнуться в Малую Валахию. Для сего, к концу зимы, повелено было собрать до 60000 между Бургасом и Константинополем, а в Виддине сосредоточить 4 т. корпус и собрать также до 60000 иррегулярного войска. Назначение сих последних было взять Калафат, укрепиться в нем и действовать на Малую Валахию.
В Азии, как упомянуто выше, непреложною волею султана было возвратить от русских все области, утраченные там Портою в прошедшем году.

 

Примечания

1. Из донесений, полученных в Главной квартире, и хранящихся в архиве Департамента Генерального Штаба.
2. История военных действий в Азиатской Турции в 1828 и 1829 годах, Ушакова.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2021 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru