: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Лукьянович Н.А.

Описание Турецкой войны
1828 и 1829 годов

Часть третья

Публикуется по изданию: Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Санкт-Петербург. 1847.

 

Кампания 1829 года


Глава V

Приготовительные распоряжения графа Дибича к открытию весеннего похода.

 

[57] В марте месяце главной квартирой получены были достоверные известия, что неприятель от недостатка продовольствия в весьма незначительных силах занимает дефилеи Балканские, крепости Шумлу и Силистрию, и что главные силы турок находятся между Рущуком, Тырново, Софией, Виддином и Никополем. Заключая из сего, что Силистрия не могла еще быть вновь снабжена жизненными припасами, и для легчайшего овладения ею, намереваясь отнять у неприятеля способы усилить сию крепость гарнизоном и продовольственными запасами, граф Дибич предположил в первых числах апреля подступить к Силистрии с частью войск вверенной ему армии, дабы обложением сей крепости пресечь все сообщения с нею. [58]
Войска сводного пехотного корпуса под начальством генерал-лейтенанта Красовского, с присоединением к ним 3-й бригады 11-й пехотной дивизии, 5-го и 6-го Черноморских конных и 4-го Уральского полков и Дунайской флотилии, назначены были к исполнению сего предприятия. Сверх того в подкрепление Красовского приказано следовать за Дунай 8-й пехотной дивизии с её артиллерией.
6-я пехотная дивизия, 1-я бригада 7-й, и 3-я бригада 11-й дивизии с их артиллерией и тремя казачьими полками, равно вышеупомянутые Черноморские и Уральские, должны были собраться около 10-го апреля при Карасу, или Черноводах, по усмотрению генерала Красовского, где будет удобнее. Затем оттуда начать дальнейшее движение, сообразуясь с движением Дунайской флотилии, коей вторая эскадра 26-го марта выступила уже из Измаила на соединение с первой, находившейся частью при Браилове, частью уже при Гирсове, и вслед за коей должна была идти и 3-я эскадра, остававшаяся в порту по неполучению еще необходимого такелажа. Для извлечения из действий флотилии всевозможной пользы предположено было командировать в распоряжение её один батальон из 3-й бригады 11-й пехотной дивизии. [59]
В то время, когда войска сии тронулись от сборного пункта своего к Силистрии, 8-я пехотная дивизия с артиллерией переправилась чрез Дунай и расположась первоначально одною бригадою в Черноводах, другою в Гирсове, и третьей между Дьяном, Гречи и Кизимчи. Она составляла, как выше сказано, резерв корпуса, назначенного двинуться под Силистрию. 2-я бригада 11-й пехотной дивизии с артиллериею заняла гарнизонами одним полком Мачин, Гирсов, Бабадаг, Тульчу и временно Исакчу, а другим Кюстенджи, Мангалию и Каварну, где тогда находилась 2-я бригада 7-й пехотной дивизии, которая, по смене её, и выступила в прямом направлении на Кузгун, к соединению с 1-го бригадой своей дивизии.
Вслед за сим двинулись с квартир 4-я, 5-я и 9-я пехотные, 2-я и 3-я гусарские, 1-я конноегерская, 4-я и Бугская уланские дивизии, все со состоявшей при них артиллерией. Им предписано было:
4-й пехотной дивизии, назначенной для блокады Журжи, собраться близ сей крепости, в Дае. 1-й бригаде прибыть на место 10-го, а 2-й и 3-й бригадам 25-го апреля.
5-й пехотной дивизии собраться при м. Калараш, против Силистрии. 1-й бригаде прийти туда [60] прежде, для смены 3-й бригады 8-й пехотной дивизии, а 2-й и 3-й бригадам к 30-му апреля.
9-й пехотной дивизии прибыть к Сатунову 25-го апреля.
2-й гусарской дивизии в Пиопетри к 1-му мая.
3-й гусарской дивизии в Сатуново к 27 Апреля.
1-й бригаде 1-й конноегерской дивизии идти под Журжу и прибыть в Даю 10-го, а 2-й бригаде в Бухарест 15-го Апреля.
4-й уланской дивизии в Пиопетри к 27 Апреля.
Трем полкам Бугской уланской дивизии (1-му, 3-му и 4-му), к 23-му апреля и 1-му мая, в Сатуново, где соединиться с ними конноартиллерийской № 27-го роте; а 2-му Бугскому полку, по распоряжению генерала от инфантерии графа Ланжерона, оставшемуся в Валахии, прибыть в Пиопетри к 21-му апреля, присоединясь к дивизии своей на дальнейшее следование ей за Дунаем.
Независимо от сего предписано было:
Одну роту 6-го пионерного батальона отправить к 20-му апреля в Гирсов, на соединение со своим батальоном, который вместе с 3-м пионерным и саперным, назначался к осаде Силистрии.
7-й пионерный батальон собрать по усмотрению генерала от инфантерии Рота в месте расположения 7-го пехотного корпуса. [61]
Парочную роту 18-и артиллерийской бригады направить в Базарджик, куда прибыть ей 25-го апреля.
Атаманский Его Императорского Высочества Наследника Донской казачий полк присоединить к действующей армии, для чего и прибыть ему в Сатуново в первых числах мая.
Коннобатарейной № 19-го и Донским конноартиллерийским №№ 1-го и 2-го ротам, поступавшим в боевой артиллерийский резерв, дано повеление прибыть 15-го мая, первым двум в Калараш, а последней к крепости Журже, в Даю1.
Таковы были предварительные распоряжения Дибича, который затем с главной квартирой своей 2-го апреля выступил из Ясс чрез Васлуй и Фальчи, в Галац, куда и прибыл 9-го числа.
Еще в половине марта главнокомандующий приказал генерал-лейтенанту Красовскому приготовить вверенный ему корпус к выступлению в Черноводы и далее под Силистрию, возложив на него наблюдение за снабжением Дунайской флотилии продовольствием для движения вверх по Дунаю, а также за всевозможным ускорением самого [62] движения её и сплава транспортных судов к Гирсову и далее к Черноводам.
Генерал Красовский принял все зависящие от него меры, но так как обещания о выступлении флотилий: военной и транспортной, полученные от начальников, были весьма неудовлетворительны, то Красовский сам отправился 21-го марта в Измаил, а 26-го в Браилов для личного осмотра флотилии, а также для ускорения собственными распоряжениями на месте исправления судов и загрузки их продовольствием.
По приведении флотилий в надлежащее устройство Красовский возвратился в с.Гречи, где встречен был неприятною вестью о заразе, которую некоторые врачи принимали за чуму2.
Более шести недель таившаяся в Мачине она внезапно открылась между нижними чинами расположенных там двух рот батальона Софийского пехотного полка. Немедленно приняты были [63] все меры предосторожности к недопущению распространению заразы в других войсках: обе роты неотлагательно выведены были из Мачина в лагерь и строго оцеплены. Вместе с тем, на основании повеления главнокомандующего, Красовский дал приказание начальнику 11-й пехотной дивизии, следовавшей из России и поступавшей под его начальство: 3-ю бригаду её с артиллерией по переправе чрез Дунай послать прямо к Гирсову; полкам же 2-й бригады, Орловскому и Брянскому, занять Тульчу, Бабадаг, Кюстенджи, Исакчу и с. Гречи, сменив полки 6-й и 7-й пехотных дивизий, кои должны были следовать одни к Гирсову, другие к Черноводам.
В ночь на 2-е апреля Красовский прибыл к Гирсову, где зараза, более 50-ти дней не показывавшаяся, с 30-го марта снова возникла с большей силой как в самой крепости, так и в нескольких других местах на левой стороне Дуная. Сделав должные распоряжения к продолжению оцепления Гирсова, а также и мест расположения рот Капорского пехотного полка и артиллерийских, которые с наступлением хорошей погоды выведены были в лагерь около крепости, генерал Красовский приказал приостановить переправу чрез Дунай, впредь до особого разрешения, дабы переправляющиеся войска и [64] команды не распространили гибельной болезни во внутрь Булгарии.
В первых числах апреля все войска корпуса Красовского собрались к Гирсову. Они усилены были еще 8-ю пехотной дивизией с её артиллерией. Дивизия сия расположилась лагерем около Пиопетри и Слободзеи, строго наблюдая за пресечением всякого общения как с жителями, так и с войсками, в ожидании дальнейшего приказания находившимися близ переправы на левом берегу Дуная.
Между тем контр-адмирал Патаниоти, 3-го апреля прибыв со 2-ю эскадрою Дунайской флотилией из Измаила в Браилов, соединился здесь с 1-ю эскадрою. Он снабдил обе флотилии провиантом и, приняв на суда часть материалов Каларашского моста, двинулся к Гирсову. 7-го числа остановился он со всею флотилией за 7-мь верст от крепости и забрал находившиеся там остальные к построению сего моста материалы.
Для ускорения движения флотилии к Черноводам генерал Красовский велел все вещи, которые она должна была принять на суда, немедленно вынести из Гирсова, очистив их прежде по карантинным правилам, а контр-адмиралу Патаниоти приказал для принятия сих вещей перейти к мысу, в одной версте выше Гирсова [65] находящемуся. Забрав поклажу, флотилия снялась 10 апреля с якоря. Пользуясь благоприятным ветром, поплыла к Черноводам, туда же потянулись и суда, следовавшие с продовольственными припасами. Признавая необходимым возобновить переправу чрез Дунай у Гирсова, главнокомандующий поставил при том в обязанность подвергать осмотру и четырехдневному карантинному испытанию все команды, транспорты и суда, идущие с левого берега Дуная на правый.
В отвращение недостатка в продовольствии, по причине медленного к Черноводам движения судов с провиантом, генерал Красовский счел полезным образовать новый подвижный магазин из прежних воловьего и конного, совершенно почти уничтожившихся; для чего приказал отобрать подъемных лошадей от оцепленного Капорского полка, также 6-й артиллерийской бригады, и прибавив к ним 150, вновь купленных. Составил, таким образом, до 250 повозок; немедленно отправленных в Кюстенджи для нагрузки там продовольствием и следования к Черноводам.
Имея в виду, что флотилия уже двинулась туда, генерал Красовский, распорядясь переправой через Дунай полков 8-й дивизии, направил к Черноводам все остальные войска свои, собранные [66] при Гропочебане, где 17 апреля и сосредоточился весь 3-й пехотный корпус. Для связи и сообщения корпуса Красовского с корпусом генерал-лейтенанта Ридигера, находившимся в Базарджике, от Черновод до с. Байрам-дере посылаемы были ежедневно партии казаков, поручаемые офицерам генерального штаба, а для наблюдения неприятеля отправлялись сильные разъезды их к Рассевату и далее по Силистрийской дороге.
Независимо от сих постоянных наблюдений, генерального штаба штабс-капитан Венцель командирован был с сотней казаков для обозрения дорог, ведущих за Рассеват к Силистрии: береговой и лежащей в обход лиманов, разлившихся на весьма большое пространство. Вместе с тем 400 казаков под командой войскового старшины Бакланова послано было в окрестности Кузгана для разыскания о неприятеля.
После трехдневного отсутствия отряд благополучно возвратился к лагерю, не заметив нигде следов неприятельских, но поиск сей не остался совершенно бесполезен. Гвардейского генерального штаба поручиком бароном Ливеном сделано было обозрение дорог, идущих от Черновод близ Дуная к Силистрии, по [67] коим войска наши следовали в прошедшую кампанию. Дороги сии найдены были бароном Ливеном и штабс-капитаном Венцелем от разлития Дуная совершенно непроходимыми. Из идущих же в обход лиманов признана самою удобнейшей дорога, пролегающая чрез селения Ивернези, Арабаджи, Молчово, Бакир-кусос, Кузгун, Козлуджи, Гирлицу и Алмалуй.

Наконец, 24-го апреля главнокомандующий со всем своим штабом прибыл к войскам, расположенным под Черноводами, где находился уже и штаб 3-го пехотного корпуса. На следующий день 25-го апреля по приказанию графа Дибича Дунайская флотилия снялась с якоря и потянулась от Черновод к Силистрии. Для сопровождения ей командированы были 5-й и 6-й конные Черноморские полки. Контр-адмирал Патаниоти также получил приказание подняться вверх по Дунаю к ближайшим островам, лежащим ниже Силистрии. Здесь, чрез рукава реки, под прикрытием её, поручено было генералу Графу Палену навести Каларашский мост, и вместе с тем твердой ногой занять острова выше Силистрии. В то же время, от флотилии контр-адмирала Патаниоти должна была отделиться часть судов, которые имели назначение при хорошем попутном ветре, пройдя мимо Силистрии, соединиться [68] с вновь устроенной малой флотилией, плававшей между речками Ботою и Аржисом.
В описываемое время собрана была партия казаков, из 150-ти человек состоявшая. Она следовала чрез с. Караач до с. Карапелит или Формедан. Отсюда приказано было скрытно отрядить избранных 50 казаков на дорогу, идущую от Силистрии в Шумлу, для тщательного разведывания о происходящем на сей дороге, стараясь схватить неприятельского курьера. По истечении же двух суток велено казакам возвратиться обратно в лагерь к войскам, куда между тем, по распоряжению генерала Красовского, отправлены были и полки 8-й дивизии. Переправясь через Дунай, они вскоре прибыли к Черноводам и присоединились к 3-му корпусу.
Собранные таким образом в лагере у Черновод войска наши 1-го мая в шесть часов утра двинулись оттуда под личным предводительством главнокомандующего двумя колоннами. Тяжелые обозы выступивших войск и 3-е отделение осадного инженерного парка, оставленные в лагере под прикрытием Тамбовского пехотного полка, с 4-мя орудиями легкой № 2-го роты 8-й артиллерийской бригады, под командой генерал-майора Жилинкова, последовали за армией [69] на другой день, находясь от неё в расстоянии одного перехода.
Приблизясь к Силистрии на 4 версты от города, при селе Алмалуй, армия разделилась на три колонны и двинулась для обложения крепости.

 

Примечания

1. Рапорт графа Дибича государю Императору от 31 марта 1829 года, №995.
2. По мнению бывшего генерал-штаб-доктора 2 армии Витта, болезнь, свирепствовавшая в некоторых частях, была не восточная чума (Peslis orientalis), а местная болезнь, или так называемая Валахская язва (typhus Australis). См. соч. г. Витта "О свойствах климата Валахии и Молдавии", изд. 1842 года).

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru