: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Антинг И.-Ф.

Победы графа А.В. Суворова-Рымникского

часть IV

Публикуется по изданию: Антинг И.Ф. Победы графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, или Жизнь его, и военные деяния против Пруссии, Турции, Польши и Франции. Пер. с французского Ф.Бунаков. Часть IV. - М., 1810.
 

 

Глава 2. Победы при Кобрине и Крупчицах

 

(Переменное щастие оружия.) С самого начала возмущения в Кракове, с кровопролитного дня в Варшаве, откуда Русские, потеряв очень много [17] людей, принуждены были уйти и соединиться с Прусаками в Закрощиме; многие партии Российских войск действовали против Польских инсургентов около Кракова и Сендомира с переменным щастием. В Закрощиме Русские войска с Прусскими одержали знаменитую победу над Костюшкою. Под Хельмом Генерал-Порутчик Дерфельден разбил Заиончика, взял у него много пленных и часть артиллерии. В Вильне выгода была со стороны Поляков. Многие партии проникли даже в Курляндию, повсюду возгорелись бунты, и дороги не были безопасны. Прусаки, под начальством самого Короля, а Русские, под командою Генерал-Порутчика Барона Ферзена, держали Варшаву в осаде, и так как смятения час от часу распространялись, то все предвещало, что война продолжится еще несколько лет.

(Быстрой переход к Варковичу)
Так как обстоятельства требовали гораздо более быстроты в распоряжениях и в действиях, то Граф Суворов [18] получил повеления собрать сколько можно войск и отправиться во внутренность Польши. Он тотчас разослал приказания к корпусным Начальникам и назначил сборное место в Варковиче на новых Польских границах. Но как нельзя было оставить занятых провинций без войск по полученной вновь реформе, то Суворов расположил в них 8 баталионов, 10 эскадронов, 700 козаков и 6 полевых пушек, под командою Генерал-Порутчика Дунина и Генерала Левашова, и отправился из Немирова 14 Августа 1794 года. Корпус его состоял из 8000 человек, под начальством Генералов Потемкина, Шевича, Исленьева и Бригадиров Поливанова, Шталя и Исаева.
Чтобы, для ободрения солдат, находиться лично везде в случае нападения и чтобы подать собою примере Офицерам, Граф Суворов разделял с ними все труды; он ехал до самой Варшавы верхом и ни разу не садился в повозку. [19]
Его корпус прибыл в восьмой день в Варкович, отстоящий на 300 верст от Немирова; прочие, выступившие из разных пунктов, пришли на другой день. Войска простояли в сем месте два дни как для того, чтобы отдохнуть после столь скорого и большого переходу, так и для того, чтобы напечь хлебов на месяц, потому что впереди нигде не было магазинов, и чтобы поправить повозки и фуры.

(Снятие осады Варшавы.)
Через шесть дней пришел корпус в Ковель, во 125 верстах от Варковича. От сильных дождей дорога испортилась и вода в реках очень прибыла. Наперед послали Козаков, чтобы несколько исправить переправы. Тогда-то узнал Суворов с прискорбием о снятии Варшавской осады, по причине возмущения в южной Пруссии, куда Король отправился со своими войсками. Генерал Ферзен, отделившись от его армии, старался достигнуть левого берега Вислы. Генерал [20] Буксгевден присоединился к Суворову с своим корпусом в Ковеле, а в 30 верстах оттуда и Генерал Маркове; оба сии присоединившиеся корпуса составляли 7 баталионов и 22 эскадрона с 8 полевыми пушками. И так весь корпус Суворова состоял из 12,000 человек; но четвертая часть оного потребна была для прикрытия обоза и других отделений.
Суворов получил известие, что Польский Генерал Сираковский находился под Кобриным; он тотчас выступил в походе без барабанного бою и без труб в величайшей тишине. Солдатам запрещено было петь и производить даже военной крик.
Назавтра очень рано передовые Козаки повстречали первую Польскую партию, состоявшую из 200 человек конницы. Началось сражение: весьма мало Поляков ушло, 25 человек и в том числе один Офицер взято в плен, прочие изрублены. [21]
Сие происходило недалеко от местечка Дивиля. По донесениям жителей узнали, что в Кобрине, отстоявшем на 28 верст оттуда, было 500 человек Польской пехоты и конницы. Пленные, захваченные в сие время, подтвердили сие показание и уведомили, что сии 500 человек составляли передовые войска Сираковского.

(Поход к Кобрину)
Генералы советовали подождать еще несколько, чтобы получить вернейшие известия; но Суворов, который не любил отсрочек, часто столь пагубных, ни разъездов, которые более служили к сведению неприятеля, нежели к открытию оного, хотел немедленно отправиться к Кобрину, давши несколько отдохнуть лошадям.
800 козаков выступили в полночь. Бригадир Шталь следовал за ними для подкрепления с 10 эскадронами конных егерей. Прочая кавалерия шла несколько подалее, а на конец и пехота. Намерение Суворова состояло в том, что ежели [22] найдет даже корпус Сираковского в Кобрине, то напасть на него с пиками и саблями, не дожидаясь пехоты.

(Кобринское сражение)
Он отправился вперед с Исаевым и с отрядом Донских Козаков. Они приехали ночью в корчму, содержимую Жидами, в 5 верстах от Кобрина. Тут они остановились и расспрашивали о числе войск, находившихся в Кобрине. Жид отвечал им: «Говорят, что корпус Сираковского, в 20,000 человек, выступил из Бржеца и что его завтра ожидают. Чаешь конницы и пехоты пришла уже и расположилась по ту сторону Кобрина». Суворов решился идти туда тотчас и напасть на Поляков до рассвета. Он немедленно послал Козаков вперед. У неприятельских караулов видны были огни и можно было судить почти об их числе. Козаки скоро повстречали форпосты, которые их окликали, и едва успели выстрелить из пистолетов один раз, как они напали на них столь [23] стремительно, что Поляки не успели их узнать. 300 человек изрублено и 65 взято в плен.
Едва спаслось 50 человек. В 6 часов все было кончено, а в 8 пришла пехота.
В Кобрине взяли магазин, в котором находилось довольное количество хлеба, ржи и овса. Это была очень нужна нашим войскам.
Несмотря на желание Суворова идти вперед, должно было остановиться в Кобрине для необходимых поправок и для поджидания хлебных повозок и фур. Он приказал войскам своим здесь отдыхать. На другой день, ввечеру, Козак привел Польского рейтара, который объявил, что Сираковский прибыл с 16,000 человек к Крупчицу, в 15 верстах от Кобрина, и что он имел намерение идти гораздо далее; что он ожидал встретиться здесь с корпусами Буксгевдена и Маркова, но Суворова почитал еще в Варковиче, и не прежде узнал о его прибытии, как в Крупчице. [24]
Русские были во всю ночь в готовности под Кобриным; позади стоял обоз, прикрываемый Козаками и Смоленским полком. Ввечеру пронесся слух, что неприятели напали на них; сие было тем вероятнее, что Поляки были во многих пунктах весьма многочисленны.

(Поход к Крупчицу.)
Суворов ожидал их; но так как неприятель не показывался, то он подвинулся до рассвета на 7 верст вперед. В сем месте нашел он весьма выгодную позицию и удобную к тому, чтобы заманить неприятеля. Это была пологая равнина, с одной стороны которой протекала маленькая речка. Намерение Суворова было позволить Полякам подойти, а после опрокинуть их в реку. Между тем войска отдыхали с час. Но как они не показывались, то Граф вознамерился их еще стеснить; Козаки повстречали некоторые конные форпосты; с которыми происходили у них сшибки» Они привели несколько человек пленных, которые сказали, что Сираковский хотел [25] было предупредить Русских, но занимая весьма выгодную позицию за болотами, под прикрытием пяти батарей, он решился ожидать нападения.
(Победа при Крупчице) И так весь корпус выступил, перешел в брод речку Мухавец, и в 9 часов был от неприятеля в 3 верстах. Козаки прогнали конные форпосты до деревни Перки. Колонны построились в линию. Пехота и конница подошли к пунктам, назначенным от Суворова для нападения, и неприятельские батареи начали действовать. С нашей стороны открылся также огонь и принудил замолчать несколько Польских пушек, поставленных по сю сторону болота в корчме. Первые бомбы зажгли ее, и неприятель старался как можно скорее спасти пушки по худому мосту, лежавшему через болото.
Часть Польской кавалерии пошла вправо к густому лесу, как бы желая зайти нашим в бок: Суворов отрядил Генерала Исленьева с [26] конно-егерским Переяславским полком, для воспрепятствования сему нападению; но он не мог никак перейти болота. Польская конница возвратилась к главному корпусу, и Исленьев то же учинил.
Тогда началась с обеих сторон канонада, продолжавшаяся несколько времени. Неприятель думал, что его никак нельзя было атаковать за сим болотом, шириною 200 шагов, довольно глубоким и имевшим с обеих сторон возвышения, покрытые лесом. Но Суворов приказал напасть. Пехота пошла тотчас двумя колоннами, под командою Генерала Буксгевдена и перешла болото под беспрерывным огнем, не смотря на величайшие затруднения. Ничто не могло остановить Русских; — они преодолевали все опасности; иные вытаскивали бревна и доски из ближних хижин и переходили по ним, другие и так пробирались. Изо всей артиллерии можно было только взять с собою четыре пушки, которые [27]
————
Сражение при Крупчицком монастыре, 6 Сент. 1794 года
Сражение при Крупчицком монастыре, 6 Сент. 1794 года


Сражение при Крупчицком монастыре, 6 Сент. 1794 года.
Изъяснение знаков.
A. Каким образом наши войска шли колоннами.
B. Козаки, снявшие неприятельские пикеты.
C. Неприятельские пикеты.
D. Глуховский карабинерной полк в резерве.
E. Переяславский конно-егерский полк.
F. Пехотные полки.
G. Четыре егерьские баталиона.
H. Полевая артиллерия и резерв.
I. Переход через болото.
K. Неприятельский лагерь.
L. Первая неприятельская позиция.
M. Выступление фрунтом против неприятеля.
O. Отступление оного карреями и колоннами.
P. Нападение на неприятельскую конницу.
Q. Следы, по коим неприятель спасся с лес.
R. Место победы и отдохновения наших.
1. Перки. 2. Деревня и Крупчицкой монастырь. 3. Янополь. 4. Рагоцна.
————


солдаты перенесли на себе; прочие оставили позади под прикрытием. Три эскадрона гусар и Козаки перешли вместе с пехотой на флангах.
Войска как скоро переправились через болото, что продолжалось около часу, выстроились, взошли на небольшое возвышение и бросились с криком на неприятеля, который переменил позицию и встретил их сильным картечным огнем. Наши сделали только несколько выстрелов из ружей и ударили на их линии штыками. Корпус Сираковского упорно защищался; но не смотря на превосходство его артиллерии 9 он был приведен в беспорядок и потерял много людей, Несколько Поляков ушли к Крупчицкому монастырю, но были преследуемы и перебиты. Монахи просили пощады у солдат и выходили к ним с Библией и Крестом. Их не трогали.
Сираковский начал отступать во всех пунктах; он построил карре из трех густых колонн, поставил [28] кавалерию на флангах и ретировался мало-помалу.
В сие время подоспели с правого крыла 4 конных полка, под командою Шевича. Они должны были обходишь версты 3 лесом, рубили ветви и, набросавши их в болото, переводили в руках лошадей. Исленьев с своей стороны перешел влеве по худому мосту. Таким образом наша конница напала вдруг с обеих сторон на отступающего неприятеля.
Тут Поляки много потеряли; они тщетно старались действовать многочисленною своею артиллерией, конница и пехота утесняли их и загнали в лес. Было уже 5 часов по полудни, стало очень темно и их нельзя было далее преследовать.
Польской корпус состоял из 12,000 пехоты, 3500 конницы и около 12000 вооруженных косами. Это ужасное оружие было изобретено Костюшкою; оно состояло из острого лезвия наподобие косы, на конце которой была пика в фут длиною, [29] насаженная на древко длиною в 10 футов.
Неприятель оставил на месте около 3000 человек и между ними много Офицеров. Их Генерал Рушич убит. В плен взято очень мало. Русские потеряли 125 человек и 200 ранено.

(Важность сей победы)
Сия победа тем важнее, что она была первая одержанная войсками, под командою Суворова, и что неприятель, несмотря на превосходство числа, на большую артиллерию и на выгоднейшее положение, был разбит. Наша пехота наиболее способствовала к одержанию победы, потому что она беспрестанно нападала с штыками и опрокидывала Поляков.
Как скоро сражение началось делаться решительным, Суворов послал в Кобрине приказание, чтобы обоз с прикрывавшими его войсками приближался, особенно чтобы вперед были посланы повозки с хлебом и полевые фуры. Они приехали с час после сражения. Войска подкрепили себя пищею и стали на [30] биваках в 3 верстах от Крупчица под Яноплем.
Нельзя сказать, чему более должно удивляться, мужеству ли Россиян, или их неутомимости. Они выступили только 3 недели из Немирова, и в 21 день перешли 560 верст. Можно б было усомниться в справедливости многочисленных опытов сей беспримерной деятельности, если б малое отдаление времен, в которые сие происходило, и неоспоримые доказательства не удовлетворяли нас.

 

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru