: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Антинг И.-Ф.

Победы графа А.В. Суворова-Рымникского

часть VI

Публикуется по изданию: Антинг И.Ф. Победы графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, или Жизнь его, и военные деяния против Пруссии, Турции, Польши и Франции. Пер. с французского Ф.Бунаков. Часть VI. - М., 1810.
 

Осада Генуи и взятие Тортоны

 

После сражения при Нови, проигранного Французами, состояние Генуи сделалось весьма критическим. Английской Адмирал Нельсон блокировал гавань с эскадрою, на которой находились высадные войска, между тем как Кленау, завладевший крепостию С. Марии и Сестри де Левант, шел с сей стороны. Жители Генуезские, терпевшие уже страшный голод, расположены были предать город союзникам, и естьли бы в сих обстоятельствах Суворов мог отправить туда свою армию, как он и намерен был, — то сей важный город верно достался бы во власть ему, и Французы вероятно были бы прогнаны за Вар. Уже [41] показывались в Генуе некоторые неудовольствия на приверженных к Французам: через пять или шесть дней после сражения при Нови, — в ту минуту когда старейшины готовы были утвердить определение Совета шестидесяти человек, от которого велено было Лигурийской директории вооружить семь тысяч человек, назначенных составить с Французами гарнизон Генуезской, — от пяти до шести сот судовщиков, дрягелей, угольщиков по наущению некоторых богатых купцов вошли в залу Совета Старейшин, воспрепятствовали утверждению, поругались депутатам, известным по своей привязанности к Франции, и прямо сказали, что они хотят мира, что должно вести переговоры с союзниками. Потом побежали по городу, кричали против партизанов Французских и обвиняли их в том, [42] что они хотят вооружаться только для того, чтобы Геную предать грабительству. Чрез несколько времени после того Вочеслав Пикардо и Лудовик Ламбрескини явились в Директорию и требовали удаления депутатов. Потом предложили идти сами для переговоров с Суворовым. Дабы прекратить сии возмущения и уничтожить усилия своих неприятелей, Французы привели город в осадное состояние. Очевидно, что сии политические движения согласны были с намерениями Суворова и с покушениями Генерала Кленау осадить Геную со стороны Восточного залива.

Здесь надобно представить действия сего Генерала, сообразные с генеральным планом атаки, которой был обдуман и исполнен по большей части Суворовым.
В конце Июля город Capзана и весь залив Спецциа [43] заняты уже были союзниками. Только крепость Св. Марии могла устоять. Генерал Миоллис получил от Генерала Жуберта повеление занять все прежние позиции. С двухтысячною колонною Французов и Лигурийцев сей Генерал сошел с высот Бокетских и 7-го Августа захватил корпус Австро-Россиян, усиленных несколькими сотнями вооруженных крестьян, — между тем как гарнизон крепости Св. Марии делал сильную вылазку. Бунтовщики и союзники, под предводительством Капитана Кортези, принуждены будучи уступить числу, уклонились к левому берегу Мавры и там расположились.
Суворов велел Генералу Кленау, бывшему тогда в Тоскане, немедленно собрать, новые силы и идти с ними выгнать Французов из залива Спецции. Генерал Фрелих заступил [44] место Кленау в управлении Тосканы и Романии, — а сей последний, устремившись к Capзане, 13-го Августа напал на Французов, которые, тщетно противясь, уступили союзникам все прежние их положения на заливе Спецции. Крепость Св. Марии была осаждена с земли в то самое время, как небольшая Английская эскадра блокировала ее с Моря. Непосредственно после победы при Нови Суворов дал Кленау особенные наставления, дабы он мог воспользоваться своими успехами, — и, в намерении завладеть всем заливом Восточным, осадить Геную с этой стороны и стараться взять ее силою или хитростями.
Кленау, которого главная квартира была в Сарзане, собрал там 7000 Австро-Россиян, в числе которых были 800 конных Венгерцев, 600 конных Козаков и 5600 [45] Кроатов. Он соединил с сим корпусом 3000 вооруженных крестьян и с этими силами пошел на Геную. Он завладел без всякого сопротивления городком Сестри и выгнал Французов из окружных мест. Августа 21-го город Киавари взят был открытою силою, и Французы прогнаны за Рапалло, где союзники поставили передние свои посты, уже дозоры Генерала Кленау были только на один день пути от стен Генуезских. Полковник Орескович, начальствовавший Козаками, управлял осадою крепости Св. Марии, которая 24-го Августа сдалась на капитуляцию. Через день, гарнизон, состоявший из 560 солдат и 36 офицеров, отдался в плен. В крепости найдено было 30 пушек и множество воинских запасов.
Хотя Генерал Кленау не имел такого же успеха при [46] нападениях на Рекко — важный пост в четырех милях от Генуи, откуда был отражен с уроном, — однако же нет сомнения, что естьли бы Суворов продолжил неприятельские планы свои против Генуи, Кленау сделал бы полезный отвод и способствовал бы успеху в сем великом предприятии. Движениями своими он привлек на себя внимание Французов и, пресекши всякое сообщение между Генуею, Тосканою и Лукками, воспрепятствовал сему городу получать съестные припасы с сей стороны.

Между тем Французская армия сохраняла окопанные положения свои в Генуезской области, и пятнадцать дней спустя после сражения при Нови славной пост Бокетской не был еще атакован. Напрасно союзники покушались напасть на крепость Гави и потом на Бокету. Они заняли Волтужио; [47] но Суворов, призываемый в Пиемонт, не мог отрядить таких корпусов, которые могли бы пробраться через извилистые дефилеи Апеннинские.
Он отправил правое крыло свое к Вало для подкрепления левого крыла Швейцарской армии, находящейся под командою Эрц-Герцога. Генерал Крей, которому поручено было сделать эту диверсию, устремил корпус свой к Новаре и перенес туда главную свою квартиру Августа 2-го. Левое крыло союзников, находясь всегда под начальством Генерала Меласа, осталось подле Нови присматривать за маневрами Французов, расположившихся на задней части Апеннинов. С центром своей армии Суворов пошел к Асти, оставив между Спиньо и Акки сторожевой корпус, составленный из Русских. Посты у долин Пиемонтских были усилены. [48]
В сие время Генерал Беллегар послан был в Вену с самым важным тайным поручением.
Генерал Шампионнет, начальствуя Алпийскою армиею, состоящею почти из двадцати пяти тысяч человек, получил повелении производить во время атаки Жуберта диверсии правым крылом своим на Фенестреллу и Кони, уже блокированные союзниками, а левым на Монт-Сенис и Сен-Бернард.

В тот же самый день, в которой дано было сражение при Нови, Алпийская армия, разделенная на три корпуса, нападала на показанные места. Войска Мон-Сениса пошли на Улькс, Эксиль и, под предводительством Генерала Флавиньи, завладела славным укрепленным постом. Войска Мон-Сениса заняли Ферриер, Новалез и пост Тюиль. Гора [49] Сен-Бернард была также взята. Союзники, будучи слишком слабы в сих различных постах, — потому что все почти силы были тогда соединены с великою армиею Суворова,— должны были уклониться и дожидаться подмоги. Но отражение сих слишком медленных атак не могло развлечь Генерала Суворова и отнять у него из виду главной его предмет — взятие Тортоны. Итак, он отправил только вспомогательный корпус к долинам Пиемонтским, и заняв средние положения, откуда легко мог устремиться на угрожаемые места, он сильно требовал сдачи цитадели Тортонской, которая долженствовала быть наградою за победу при Нови.
Бригадный Шеф Гаст защищал с двумя тысячами человек эту крепость, которая почиталась первейшею в Италии. Она была осаждена еще прежде [50] сражения при Требии. Отвлечение Моро заставило снять ее блокаду; но как скоро он принужден был удалиться, то крепость была еще сильнее осаждена. Граф Алкаини, которому поручено было располагать осадою, велел открыть траншею. Осажденные покусились сделать вылазку; но она не имела никакого успеха. В продолжении нескольких дней действия были неважны. Наконец, когда батареи и укрепления были кончены, 10-го Августа был атакован корпусом крепости; 12 проведен второй паралейной ров, и бомбардирование начато. Надежда получить пособие от Жуберта заставила гарнизон упорно защищаться. На корпус крепости стреляли из пятидесяти пушек. Осажденные отвечали очень слабо, потому что батареи их были испорчены; но они поправили их и чрез целой день производили страшной [51] огонь из ружей и больших пушек. Комендант попросил перемирия на тридцать дней и обещался сдаться на капитуляцию, естьли по истечении сего времени не получит помощи. Это предложение сперва было отвергнуто, потом принято, только на двадцать дней, с теми же условиями. Осада была остановлена и неприятельские действия прекращены с обеих сторон.
Прошло двадцать дней, и не было никакой помощи. Сентября 11-го, союзники завладели крепостию, из которой 12-го вышел Французской гарнизон, уменьшенный до тысячи четырехсот человек. Он имел военные почести и был предшествуем Австрийскою музыкою. За больными и ранеными смотрели с особенным вниманием, по повелению, данному от Суворова союзным Генералам. Только два баталиона оставлены [52] были в крепости, а прочие осаждающие войска соединились с великою армиею, состоящею еще из шестидесяти тысяч человек.

Для защищения Южных провинций своих Французы имели в Италии только две крепости, Кони и Геную. Меньше, нежели в пять месяцов Суворов выиграл пять сражений и овладел весьма крепкими местами Северной Италии, как-то: Турином, Александриею, Мантуею, Тортоною, и наконец возвратил назад большую часть Пиемонта. Король Сардинский, в знак своего благоволения, возвысил его Королевским дипломом в чин Фельдмаршала войск своих на твердой земле. Он распространил Княжеское достоинство на него и его потомков со всеми правами и почестьми.
Городе Турин в изъявление своей признательности поднес [53] ему шпагу, украшенную алмазами.
Российской Император прислал ему портрет свой, осыпанный бриллиантами, с следующим рескриптом: «Граф Александр Суворов! Портрет мой свидетельствует всему свету благорасположение и признательность Государя к великим делам своего подданного. Вы ознаменовали славою мое царствование.
Ваш доброжелательный Павел I.
Сверх того Император дал ему Княжеское титло, прибавив к фамилии Рымникский фамилию Италийского как освободителя Италии. Всем Русским полкам, под его командою находящимся, он дал право бить гренадерской поход, кроме Ребиндерова, которой ничем не отличился. [54]
Вдруг военное положение союзников переменилось; великие силы были размещены и новой план утвержден двумя Императорскими дворами.

 

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru