: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Богданович М.И.

Походы Суворова в Италии и Швейцарии.

Публикуется по изданию: Богданович М.И. Походы Суворова в Италии и Швейцарии. СПб, 1846.
 

Сражение при Нови.

 

15-го августа, французы были расположены в том же самом порядке, как и накануне, т. е. следующим образом: дивизия Домбровского блокировала замок Серавалле, занятый одним батальоном австрийских войск, дивизия Ватреня стояла на правом фланге у Сан-Бартоломео, в расстоянии около 3-х верст от дивизии Ларибуассьера и бригады Колли, занимавших Нови и ближайшие к этому городу скаты; левое крыло (дивизии Лемуана и Груши) находилось у Пастураны(1).
Суворов, решась атаковать французов в занятой ими позиции, предполагал, настойчивыми и многократно повторенными атаками, заставить французов ввести в дело все резервы и отвлечь внимание неприятеля к левому его крылу; по достижении чего, союзники должны были обойти правое крыло французской армии и в то же время атаковать ее решительно с фронта. Таковы были предположения [100] Суворова, сколько можно судить из самых его действий в сражении при Нови. Первоначальная атака была поручена правому крылу союзников, состоявшему под начальством Края: в 5 часов утра, Беллегард с 13-ю батальонами атаковал дивизию Груши (9 бат.) на оконечности левого крыла французов; Отт с 13-ю батальонами напал на дивизию Лемуана (9 бат. и 3 эскад.), двигавшуюся для занятия позиции и еще не успевшую построиться в боевой порядок; а Секендорф с 3-мя баталионами и 3 эскадронами был отряжен к Басалюццо, для обеспечения союзников с правого фланга. — Прибытие к левому крылу французской армии пеших и конных резервов, под начальством Клозеля и Ришпанса (7 бат. и 5 кадров кавалерийских полков), способствовало неприятельским войскам удержаться на занятой ими позиции; в эту решительную минуту, Жубер, находившийся впереди одной, из колон Лемуана, был поражен смертельно пулею; но прибытие Моро к сему пункту ободрило французские войска и способствовало им удержать за собою занятые ими высоты; в то же время, дивизия Беллегарда, покушавшаяся обойти Пастурану по берегу Риаско, была встречена частью резервов неприятельской армии и принуждена отступить. Таким образом — на правом крыле союзной армии, силы противных сторон находились в равновесии и бой продолжался с переменным успехом, с 5-ти до 8-ми часов утра, между тем, как в центре и на противоположном фланге господствовала глубокая тишина. Это подало Краю повод полагать, что против [101] него находилась большая часть неприятельской армии. Несколько раз посылал он адъютантов своих к Багратиону требуя помощи; но как русским войскам не было приказано идти в атаку, то они оставались в бездействии; наконец в 9-ть часов, когда Край уже готовился отступать, Багратион решился двинуться к Нови(2).
Между тем Сен-Сир, видя что целая половина французской армии едва лишь могла удерживаться против правого крыла союзных войск, решился сблизить к Нови дивизию Ватреня (10 батал. и 2 эскад.), отдаленную от прочих французских войск промежутком в несколько верст и примыкавшую к Скривии. Дивизия сия, по прибытии к центру позиции, была поставлена правее Нови, на скате Монте-Ротондо, образуя исходящий угол с прочими войсками. Одна из бригад дивизии Ларибуассьера, под начальством Гардана (3 батальона), заняла город, а другая бригада этой дивизии (три батал. с 2-мя эскад.) и бригада Колли (7 батал.) стали на высотах влево от Нови. Из числа 4-х баталионов, составлявших резерв центра, два баталиона были поставлены так же на высотах правее Нови а другие два, поддержанные тремя кадрами кавалерийских полков, состоявшими под начальством Гереня, расположились сзади города, на господствующем над оным плато(3). [102]
В 9-ть часов утра, Багратион с 8-ю баталионами атаковал с фронта Нови и ближайшую к городу высоты, но сильный картечный и ружейный огонь остановил его колонны и заставил его направить князя Горчакова, с егерским полком генерал-майора Миллера 3-го и с гренадерскими батальонами Ломоносова и Санаева (всего 4 батал.), влево от Нови по горному скату, сам же Багратион, с полком имени своего и с гренадерскими баталионами Дендрыгина и Калемина (всего 4 батал.), продолжал двигаться с фронта на Нови. Едва лишь войска Горчакова стали взбираться на высоты, как были атакованы во фланг дивизиею Ватреня, шедшею в то время от Бартоломео к Нови, мало-помалу вся дивизия Ферстера (полки Милорадовича, принца Баденского младшего, Ферстера и Дальгейма, всего 8 батал.) была введена в дело; но превосходство в численном отношении французских войск, действовавших в окрестностях Нови (дивизии Ватреня, Ларибуассьера и бригада Колли, всего же с резервами до 15-ти тысяч), над войсками Багратиона и Ферстера (всего до 9-ти тыс.), заставило русских отступать по направлению к Поццоло-Формигаро(4). В это самое время (в 11 часов) прибыл на место сражения Суворов с Великим Князем Константином Павловичем и с [103] генерал - квартирмейстером Цахом: генералу Дерфельдену приказано было, подкрепив Багратиона и Ферстера всею дивизиею Швейковского, возобновить атаку на Нови; в то же время, посланы были приказания: Краю — атаковать снова левое крыло французской армии; Меласу, двинуться вперед и действовать на левом крыле союзных войск; а Розенбергу, поспешить в помощь главным силам. Несколько раз союзники возобновляли фронтальные атаки на центр и на левое крыло неприятельской позиции, и хотя не успели сбить французов с занимаемых ими высот; однако же достигли цели, предположенной главнокомандующим: неприятель совершенно истощил свои резервы и уже не был в состоянии противиться новым усилиям союзной армии(5).
Между тем — Мелас, с 5 до 11-ти часов, находился в совершенном бездействии у Ривальты, в 10-ти верстах от места побоища — ограничился высылкою разъездов и намерен был оставаться на месте до получения от Суворова приказания действовать наступательно. Но получив от высланных им отрядов известие об отступлении Багратиона и о движении одной из колонн Ватреня к Формигаро, он наконец решился, в 11 часов утра, не ожидая более приказания, направиться с своими 14-ю тысячами против правого крыла [104] французской армии(6). Движение сие было совершено тремя колоннами: бригада Нобили следовала вверх по правому берегу Скривии, чтобы освободить от обложения Серравальский замок; бригада Митровского была направлена по левому берегу Скривии к Монте-Ротондо; сам же Мелас, с пехотными бригадами Люзиньяна и Лаудона и с кавалерийскою бригадою принца Лихтенштейнского, сперва двигался прямо но пути ведущему от Ривальты к Нови, а потом повернул влево от Беттоло и направился в промежуток между Нови и Сан-Бартоломео; затем — отрядив влево Лаудона в помощь Митровскому, долженствовавшему действовать против дивизии Домбровского, Мелас, с пехотною бригадою Люзиньяна и с кавалериею принца Лихтенштейнского, атаковал французские войска, занимавшие часть плато, находящуюся к востоку от Нови. Прибытие на поле сражения 14-ти тысяч свежих войск, в тот самый момент, когда прочие войска обеих сторон, уже несколько раз введенные в бой, были весьма расстроены, имело самые решительные результаты. Хотя дивизия Ватреня, обойденная с правого фланга и тыла бригадами Лаудона и Митровского и атакованная с фронта бригадою Люзиньяна, была поддержана частью дивизии Ларибуассьера, что подало ей возможность вначале одержать некоторые успехи над австрийскими войсками генерала Люзиньяна, однако же вслед за тем и, Ватрень, угрожаемый потерею пути отступления [105] на Гави, был оттеснен за речку Форнову, на расстоянии около 3-х верст от прежней своей позиции(7). Между тем российские войска успели овладеть предместиями Нови; а на оконечности левого крыла союзников, бригада Нобили заставила Домбровского снять блокаду Серавалле и отступить по направлению к Гави; за тем — помянутая бригада расположилась у Виньоло. В таком положении находились обе стороны в 4 часа пополудни, когда Моро решился отступать(8). Дивизия Ватреня получила приказание занять несколькими батальонами селения Тассароло и Сан-Кристофоро и тем способствовать отступлению центра. Дивизия Ларибуассьера должна была, под прикрытием войск Ватреня, отступать на Тассароло к Гави. — Бригаде Колли и резервной кавалерии Гереня (Guerin) приказано было прикрывать отступление на Гави правого крыла, между тем, как дивизия Груши с большою частью артиллерии французской армии получила приказание отступать через Пастурану под прикрытием дивизии Лемуана, которая в свою очередь долженствовала отступить под прикрытием бригады Колли. Отступление правого крыла французской армии, благодаря слишком осторожному преследованию Меласа, было совершено без большего урона и в наилучшем порядке; но бригада Колли и кавалерия Гереня [106] не успели выйти вслед за Ларибуассьером на большую дорогу(9). В 6-ть часов пополудни ворвались в Нови, — с восточной стороны, венгерские гренадеры под начальством Меласа, а с северной и западной сторон, войска Багратиона и Швейковского; французский 68-й полк, занимавший город, а равно стоявшие сзади пехота Колли и кавалерия Гереня, были отброшены на Лемуана, отступавшего к Пастуране. Российские войска, примкнув правым флангом к войскам Края, опрокинули дивизию Лемуана; в то же время, один из баталионов Беллегарда, под начальством майора Кеза, двинулся вправо от Пастураны, обошел это селение, и расположась на высотах, за оным лежащих, выслал стрелков на углубленную дорогу, по которой тянулись неприятельские парки и войска; несколько убитых лошадей загромоздили теснину. Вскоре после того русские войска ворвались в Пастурану; дивизии Лемуана и Груши, приведенные в совершенное расстройство решительным натиском Багратиона и Беллегарда, рассеялись во все стороны по горным тропинкам. Груши и Периньон, надеясь спасти свою артиллерию, заняли одним батальоном 74-го полка Пастурану, и присоединив к себе часть войск, обращенных в бегство, долго сопротивлялись усилиям союзных войск, но наконец были окружены со всех сторон и покрытые ранами захвачены в плен. Бригада Колли отступила к Пастуране и [107] сражаясь упорно, была частью истреблена, частью взята в плен вместе с тяжелораненым начальником своим. Союзники преследовали неприятеля довольно слабо. французские войска к 11-ти часам ночи собрались у Гави; со стороны же союзников, корпуса Края и Дерфельдена расположились параллельно к речке Брогере, примыкая правым крылом к Пастуране; а корпус Меласа переправился через речку и стал под углом с прочими войсками, фронтом к Тассароло(10). Урон французов в сражении при Нови, кроме потери Жубера и 4-х генералов, взятых в плен (Периньона, Груши, Колли и Партуно), состоял, по собственным их показаниям, из 37-ми орудий, 128-ми зарядных ящиков, 4-х знамен, 1500 человек убитыми; 5 тысяч ранеными и 3-х тысяч пленными. Урон союзников простирался (по донесениям Суворова) убитыми до 1250 (350 русских и 900 австрийцев), а ранеными до 4700 человек (1500 русских и 5200 австрийцев); по свидетельству же генерала Штуттергейма (основанному на сличении официальных документов обеих сторон), потеря союзников простиралась до 8-ми тысяч, из числа которых в корпусе Края 5 тыс; в русских войсках 2500 и в корпусе Меласа 500 челов. В числе пленных, захваченных французами, находился генерал Люзиньян. В числе раненных были генерал-лейтенант Тыртов и генерал-майоры: [108] князь Горчаков и Чубаров(11). В награду нашего знаменитого полководца, за победу при Нови, был отдан, августа 24-го (по старому стилю), следующий Высочайший приказ: «в благодарность подвигов князя Италийского графа Суворова-Рымникского, гвардии и всем Российским войскам, даже и в присутствии Государя, отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества». Вместе с тем, императору Павлу угодно было обратить в пансион жалованье убитых на войне штаб и обер-офицеров, женам по смерть, а детям до совершенного возраста, выдав, сверх того, из экстраординарных сумм, в распоряжение главнокомандующего данных, тем из них, кои находились за границею, не в зачет, годовое жалованье на проезд в пределы Империи(12).
Получив сведение о желании короля Сардинского служить в италийской армии под начальством Суворова, Император Павел изъявил на то свое согласие следующим образом: «Государь, брат Мой! Я получил письмо В. В. от 7 (18) июня. Изъявленное Вами желание служить в Моих армиях под начальством фельдмаршала князя Италийского графа Суворова-Рымникского, чрезвычайно для меня [109] лестно: могу ли отказаться от сей чести? В воле В. В. состоит прибыть когда заблагорассудите в армии Мои: Вы найдете в них много особ, кои так же как и Я, с усердием несут службу, совершая доброе дело. Польза угнетенных государей, кроме фельдмаршала Суворова и сражающихся под его предводительством русских солдат, никому надежнее не могла быть вверена. Примите Мою благодарность за лестное отличие, оказываемое Вами сему знаменитому полководцу и потомству его, которое в позднейшие времена свидетельствовать будет о признательных возвышенных чувствованиях Ваших к российскому генералу, стол хорошо исполнявшему Мои намерения на службе за общее дело всех государей».
В то самое время, когда происходило сражение при Нови, генерал Розенберг выступил из Вигиццоло, немедленно по получении предписания, данного ему Суворовым, однако же успел придти в Поццоло-Формигаро не прежде, как в ночи с 15-го на 16-е августа(13).

 

Замечания.

Военные писатели, рассматривая действия обоих сторон в сражении при Нови, упрекают Жубера в том, что он, убедившись в превосходстве сил союзной армии, не отступил к Гави в ночи с 14-го на 15-е августа; сверх того — расположение [110] французских войск, правым флангом и Скривии, а левым к Лемме, было слишком растянуто; касательно же действий Суворова, нельзя не заметить, что им не отдают надлежащей справедливости: полководец наш в донесении императору Францу о победе при Нови, увлеченный великодушным порывом воздать каждому должное по мере заслуг, писал, «что храбрости австрийских войск, под предводительством достойного генерала Меласа, он обязан был победою». Это благородное сознание Суворова подало повод, как самому Меласу, так и австрийским современным писателям, утверждать, что вся честь победы при Нови исключительно принадлежит австрийцам, несмотря на то, что вскоре за тем последовавшее поражение их при Маренго должно было бы показать вполне нашим союзникам важность участия русских войск в завоевании Италии. рассматривая действия Суворова в сражении при Нови, нельзя не сознаться в том, что он не ввел в дело всех тех войск, которые у него были — так сказать — под рукою и что самые атаки союзников не имели между собою надлежащей связи; но это было следствием как предварительного раздробленного расположения союзников (в котором нельзя обвинять Суворова), так и недостатка сведений относительно расположения войск неприятельских и видов Жубера. Находясь в неизвестности на счет сих предметов и желая предупредить французов, по какому бы пути не направились они в долину р. По, Суворов принужден был расположить Беллегарда [111] долине р. Орбы, Дерфельдена у Поццоло-Формигаро, а Меласа у Ривальты. 15-го августа поутру, Суворову не оставалось делать ничего более, как неотлагательно атаковать Жубера: ибо, в противном случае, французская армия успела бы отступить за Аппенинские горы. Если бы Суворов повел атаку в одно время всеми войсками тогда стоявшими против неприятельской позиции, то не мог бы продлить боя, в течение 9-ти часов, до прибытия Меласа. Из всего нами сказанного явствует, что несмотря на порицания завистников великого мужа, его слава просияла новым блеском в знаменитой победе при Нови.

 

1. Klausewitz. Th. 1. S. 518.
2. Реляция о сражении 4 (15) августа при Нови, представленная императору Францу II Суворовым. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 105-109. Klausewitz. Th. 1. S. 520-522.
3. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 108-109. Klausewitz. Th. 1. S. 522-523.
4. Донесение императору Павлу I Суворова из Асти от 14 (25) августа 1799 г. Реляция о сражении при Нови, представленная Императору Францу II, Суворовым. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 109-110. Dumas. Precis des evenem. milit. T.1, p. 343-344. Klausewitz. Th. 1. S. 523.
5. Журнал Военных действий российско-австрийской армии, сост. г.-ад. графом Комаровским. Донесение императору Павлу I Суворова от 14 (25) августа 1799 г. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 110-113. Klausewitz. Th. 1. S. 523-525.
6. Реляция о сражении при Нови, представленная Суворову Меласом. Klausewitz. Th. 1. S. 525.
7. Реляция о сражении при Нови, представл. императору Францу II Суворовым. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 113-115. Dumas. Precis des evenem. milit. T.1, p. 344-345. Klausewitz. Th. 1. S. 525-528.
8. Klausewitz. Th. 1. S. 528.
9. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 117 et 119.
10. Реляция, о сражении при Нови, представл. Императору Францу II Суворовым. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 117-121. Klausewitz. Th. 1. S. 529-530.
11. Реляция о сражении при Нови, представл. Императору Францу II Суворовым. Донесение императору Павлу I Суворова из Асти от 14 (25) августа 1799 г. Jomini. Hist. crit. et mil. des guerres de la revol. T. 12, р. 121-122. Klausewitz. Th. 1. S. 530-531.
12. Рескрипт Императора Павла I к Суворову, от 25 августа (5 сентября) 1799 г. Указ Правительствующему Сенату от 30 августа 1799 года.
13. Журнал военных действий, составл. ген.-адъют. граф. Комаровским.

 

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru