: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Е.Б. Фукс

История генералиссимуса,
князя Италийского,
графа Суворова-Рымникского

Публикуется по изданию: История генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского. Сочинение Е. Фукса. М., 1811.
 

Часть 2.
(5)

Взглянем теперь на поля Италии и Швейцарии, дабы увидеть, в каком положении находит фельдмаршал театр войны. Повествование сие будет только заключать в себе военные происшествия Апреля месяца, до принятия им главного над обеими Императорскими союзными армиями начальства.

Между тем как французские армии Журдана и Массены, принужденные оставить атаку, расположились по левую сторону берега и по всему течению Рейна, начиная от вершины оного и до устья, в самой опаснейшей оборонительной линии, каковую только природа и искусство могли произвести, французская Италиянская армия старалась выгнать Императорские войска из сильнейших их позиций на нижний Адиж, и тем отразить их в Бренто. Она усугубила свои усилия к достижению сей [119] цели до прибытия еще Российских войск, первые колонны коих ожидаемы были к 12 Апреля.
Генерал Шерер собирал армию свою на границе Цизальпинской республики, позади Пескиеры и Мантуи; между тем как Австрийская армия составлялась под начальством Генерала Края, на левом берегу Адижа, позади Вероны и Порто-Лениано.

Генерал Шерер 26 Марта с 6 дивизиями атаковал весь ряд Австрийских войск, находившихся между озером Гард и рекою Адиж. Он назначал одну из сих дивизий к заграждению и сильному нападению на Порто-Лениано, служащего опорой левому крылу Австрийской армии; две другие дивизии находились в Вероне; а три остальные были назначены к стеснению и обращению позиций правого крыла Австрийской армии. Цепь постов сих дивизий простиралась до Бардолино, что при озере Гард, и прикрывала вход долины между Риволи и Чиеза. Цель Генерала Шерера была та, чтобы по левому берегу Адижа занять сзади позицию Вероны, которую он спереди на правом берегу атаковал уже: он [120] надеялся таким способом принудить Императорские войска оставить сие место. Три дивизии, сопровождаемые Генералами Дельмасом, Гренье и Серрюрье, под начальством Генерал-Аншефа Моро, имели в непродолжительном времени совершенный успех; они оторвали редуты и траншеи, овладели Риволием, прошли Адиж и, дойдя до Киеза, отрезали ряд Австрийских войск, часть коих, находясь в худом положении, удалилась в долину до Пери.

Две дивизии центра французской армии, предводительствовавшиеся самим Главнокомандующим, атаковали на рассвете дня внешние укрепления Вероны, где командовал Генерал Рейтцен. Посты Сент-Луци и Сент-Максимен были осаждены в миг: Сент-Луци, защищаемый Генералами Минквитцем и Лиртайем, которые были при сем разе ранены, взят французами; пост Сент-Максимен, также храбро оборонявшийся, был занят до семи раз, но однако ж остался у Австрийцев. Генерал Каим, командовавший при сем случае, был ранен; но цепь аванпостов была спасена Австрийцами, исключая Сент-Луци, [121] при котором французы сдержали свое настояние.
Казалось, что в прохождении столь упорного сражения, продолжавшегося от рассвета дня до самой ночи, корпус защищавший Верону получал подкрепления, как и Генерал Шерер заимствовался ими так же из правого своего крыла.
Атака Порто-Ленияно, где находились Генерал Серван, раненый при сем случае, и убитый Генерал Девен, была неудачна; и после столь сильного сражения, каково было Веронское, дивизия сия была вынуждена удалиться в Мантую через Сереру.
На другой день после сего кровопролитного действия, Генерал Шерер не иначе оставил поле сражения, как по тщетном и бесполезном испытании многих атак.
Дивизии правого крыла французской армии продолжали также, в избежание опасности быть отрезанными, переходить опять Адиж и удаляться в Пескиеру. С большим трудом решился Генерал Моро на таковое отступное движение: он хотел, чтобы Генерал Шерер сохранил [122] свою позицию при Вероне, и давал ему время на атаку ее спереди.
Генерал Край, имевший сильным правое крыло свое, и находившийся в Порто-Ленияне, приметил, что самое сильнейшее стремление французов и главнейшее усилие Генерала Шерера было направляемо к центру правого крыла его шеренги. По сей причине он выступил со всем своим войском, какое только находилось в его распоряжении, к Вероне, отгадывая наверно, что французы не упустят возобновить своих атак.
Войска оставались в виду и почти на поле сражения; убитые не могли быть похороненными с 26го числа, и Генерал Шерер принужден был в вечеру 29 числа прекратить на несколько часов военные действия для выполнения сей обязанности.
На другой день, 30 Марта, он атаковал снова левым крылом своим всю цепь постов Австрийской армии и, выгнав Генерала Каима из позиции его при Вероне, навел мосты на Адиж и прошел дивизию Генерала Серрюрье, который примкнулся к Австрийскому корпусу на левом берегу до [123] местечка Вероны. Одна из сих колонн достигла уже такой высоты, что покрывала правое их крыло, дорогу к Виценце и лагерь войска.
Для отражения сей атаки, успех которой мог 6ы отделить Верону от Лениано, Генерал Край приказал пробираться через город дивизии лейтенант-фельдмаршала Фрелиха, который с Генералами Латерманом и Шателлером отражал атаку Лениано. Сия дивизия атаковала французов на трех колоннах с равномерным успехом, принудила их, после упорнейшего сопротивления, удалиться на мосты. Сие отступление должно было совершаться столь поспешно и быть преследуемо столь быстро, что часть французских колонн могла только перейти Адиж; мосты были изломаны самими французами, или разрушены мостовщиками, коих Генерал Край, при самом начале действия, умел провести сзади и защищать отрядными войсками. Отступление было таким образом отсечено от целой почти французской колонны, часть коей взята в плен, а прочие тщетно искали спасения в горах. [124] Потеря французов простиралась до 7 тысяч человек, но официальные донесения не утверждали того.
Первого Апреля, Генерал Шерер, примкнув все левое крыло свое к озеру Гард, по сю сторону оного, поставив сильный гарнизон в местечке Пескиере, сосредоточил силы свои при Вилла-Франке, между Адижом и Тартаро.
Сия позиция, прикрывавшая Мантую, не была одною только оборонительною.
Генерал Шерер угрожал переходом Адижа между Вероною и Порто-Лениано. Дивизия правого крыла его была расположена при сем последнем месте; остальная часть армии его занимала лагерем своим Маниян; главная квартира его 6ыла в Изола-Делла-Скала, на Тарторе.
Правое крыло Австрийской армии окончила переход через Адиж, заняло Кастель-Нуово, прикрыло Пескиеру, и стеснило левое крыло французской армии.
Генерал Шерер, желая воспрепятствовать Австрийцам обратить свое левое крыло, решился их атаковать 5 Апреля на всех пунктах, тремя сильными колоннами. [125] Правое крыло, состоявшее из двух дивизий Генералов Виктора и Гренье и было направлено на Сан-Жиакомо при Вероне. Дивизия авангарда Дельмаса шла к Доссобону, закрывая главную атаку центральных колонн, составленных из дивизий Гатри и Мон-Ришарда и предводительствуемых Генералом Моро. Дивизия Генерала Серрюрье, составлявшая колонну левого крыла, атаковала Вилла-Франка.
В продолжении сих диспозиций Генерал Край, получивший ночью некоторые подкрепления, и подозревая, после повеления оставить Пескиеру и напасть на них, что Генерал Шерер хочет еще попробовать переход через Адиж, решился предупредить его. Итак, он выступил против французов с тем же самым предприятием атаки, в том же самом порядке, составив три сильные колонны, под начальством Генералов Меркандена, Кайма и Зофа.
Две армии сошлись вдруг и начали сражение; оно было главнейшее и кровопролитнейшее. Генерал Моро проник в центр, и сражался под стенами Вероны. Все пункты [126] той линии, на которой колонны сошлись, сражались с упорнейшим отчаянием. Вилла-Франка, атакованная Серрюрьером, захваченная несколько раз, сдалась французам не прежде, как к концу дня. Наконец колонна левого крыла Императорского войска, предводительствуемая Генералом Цапфом, передний отряд которой был сопровождаем полковником Цахом, успев в обращении двух дивизий правого крыла французской армии, и принудив их к отступлению, установила тем бывшую до того в сомнении победу.
Обе армии провели ночь на поле сражения, устланном телами убитых. На другой день, 6 Апреля, Генерал Шерер, очистив в раз Изола-Делла-Скала и Вилла-Франка, сделал отступление через Рювербелло, где его ариергард занял пост 7го числа. Между тем как французская армия переходила Минчио в Гоито, Генерал Край, заставив вскоре преследовавший авангард, состоявший из двух дивизий Генералов Цопфа и Кайма, перейти также сию реку к Валледжио, кончил осаду Пескиеры. Взятие [127] Генералом Кленау важного поста Говернола, находящегося на восточной стороне Мантуи, и перерыв сношений с Феррарою, было непосредственными последствиями Манианского сражения при По. Австрийцы старались также извлечь из того свою пользу для выгодной границы между Тиролем, Бергамаском и Бресцианом.
С того времени, как французы должны были отказаться от соединения Швейцарской и Италиянской армии Графством Бормио, Императорские войска старались проникнуть в долину Олио. Сии движения направляемы были к тому, чтобы обратить совершенно главную позицию французской армии и заставить ее принять оборонительную линию между нижним Олио и Аддою для прикрытия Милана; но они 6ыли тщетны и преждевременны, между тем как Генерал Шерер сохранил бы наступательную на Адиже.
8 Апреля вея цепь французских или Цизальпинских постов, начиная от Бормио и до озер Идро и Гард, была атакована и удалилась в Бресчио, очистив ретраншаменты святого Антония и маленькое [128] предместье Рокка д'Анфо, имеющего положение свое на западном берегу озера Идро. Таково было взаимное положение французской и Австрийской армии в верхней Италии, как прибыла первая колонна Российского войска.
Беспристрастие требует сказать здесь, что сия знаменитая победа, Австрийцами одержанная, проложила путь к новым и Суворову, который встретил австрийского Генерала Края сими словами: «вашим победам буду я обязан своими».

Дабы видеть все положение дел военных в совокупности, нужно теперь обратить все внимание наше и к происшествиям Швейцарии, к политическим и военным ее отношениям.
Занятие Гельвеции было для французов весьма важно и выгодно, доколе они наблюдали наступательную систему. Пока армии их занимали еще Ломбардию или Пиемонт, долженствовала их линия быть теснее, и вся их позиция тем безопаснее: поелику высоты Альпов были в их руках, а с ними и главные сообщения между Швейцариею и Италиею. Но при невозможности [129] действовать наступательно в Баварии и Италии, нейтралитет Швейцарии был бы для них гораздо полезнее; ибо, ограждая громады Альпов, разрушал 6ы оный всякое сообщение Австрийцев между их армиями в Италии и на Рейне; на стороне же французов прикрывал 6ы их коммуникацию и средоточие от всяких нападений. Но поелику французы сами уничтожили сей нейтралитет, которого спасительная система изливала через триста лет все блаженство на Гельвецию, сию ограду воинской их системы: то Австрийцы, после успехов в Италии, могли армии свои в Италии и Немецкой земле привести также в непосредственное соотношение.
Тотчас, по отступлении Журдана на Рейне, занял Эрц-Герцог Карл главную свою квартиру в Штоках; Фельдмаршал-Лейтенант Старрай на правом его крыле растянул свой корпус к Кели и Мангейму, а на левом Фельдмаршал-Лейтенант Гоце вверх по Боденскому озеру против Рейнталя к Шафгаузену, оттуда обнародовал Эрц-герцог Швейцарцам прокламацию, в которой обещал [130] сохранять их независимость, целость, вольность, права и владения.
Уже начали открываться на Альпах возмущения, в прекращение которых приняты были Массеною строгие меры. Он объявил, что в Кантоны, где появятся возмущения, отправит колонны, которые огнем и мечом все разрушат. В самом деле все жестокости испытали несчастные Швейцарцы. Отборная милиция насильно принуждаема была идти на Рейн; смертная казнь была назначаема, каждому воспротивлявшемуся. Страшные денежные поборы, 18,000 вспомогательных войск, требовались от Кантонов; прежние их начальники взяты были под стражу. Везде царствовал страх и ужас, и ни один Швейцар не смел говорить о бедствиях и страданиях своего отечества. Где же слова Генерала Брюна, при вступлении в Швейцарию: «что великая нация хочет Гельвеции даровать свободу, а не продавать оной?» Несколько месяцев деспотизма пожрали, подобно огню, землю сию столь скудную. Швейцария с разрушенными своими замками, жилищами ее деспотов и тиранов, [131] напоминала нам ряд веков, в которые она низвергала с себя иго рабства. С благоговением прошли мы гробницу Вильгельма Телля — основателя благодеющей ее вольности. Казалось, что никогда не возвратится в недра ее рабство, подобно водопадам ее, стремительно разливающимся в отдаленные моря. —
Что принадлежит до военных мер, то Генерал Массена, тогда главнокомандовавший Дунайскою и Гельветическою армиями, занимался защищением Рейна от самых его источников в Граубиндене, по его течению, до границ Голландии.
Дивизии Генералов Лекурба и Менарда прикрывали Енгадин и Граубинден; еще дивизия заняла Рейнталь на восточном конце Боденского озера. Против сих трех дивизий, составлявших правое крыло Массеновой армии, стояли корпусы Фельдмаршал-Лейтенантов Белгарда и Гоце на границах Тирольских и в Форалбергене.
Главная французская армия против Эрц-герцога Карла простиралась от западного конца Боденского озера до Базеля. Вдоль по Гельветической границе были ее передовые [132] посты на разных пунктах, как то: в Петерсгаузене против Констанса, в Шафгаузене, в Еглизау и впереди Базеля. Все прочие мосты через сию реку были разломаны. Далее по Немецкой границе малый французский корпус переправился на правый берег Рейна у Алт-Брейзаха, и здесь заложил шанцы. Гораздо сильнейший стоял при Келе.
Часть прежде бывшей обсервационной армии под именем дивизии левого крыла, заняла город Мангейм с предлежащими крепостями.
Далее ниже были крепости Майнц, Эренбрейтштейн и Диссельдорф защищаемы, хотя и немногочисленными гарнизонами.
Со стороны Эрц-герцога Карла не было никаких значительных движений к Швейцарии. Он был несколько недель болен в Штоках. Также приписывали сие недостатку в съестных припасах, а потому и заготовлялись в Швабии магазины. Он ожидал успехов в Италии и удобнейшего для нападения времени года, и ограничивался только изгнанием французов из тех постов, которые заняли они на Швейцарских [133] границах, вдоль по правому 6ерегу Рейна.
13 Апреля Фельдмаршал-Лейтенант Наусидорф занял город Шафгаузен. Французы, сражаясь, переправились через Рейн и сожгли мост, чудесное произведение архитектуры славного Грубенмана. В сей день выгнаны они также были из Констанса и Петерсгаузена.
Между тем Массена получил весьма великое подкрепление из Франции и держал Австрийцев в углу Брейзаха, ведя войну с ними малыми отрядами на правом берегу Рейна пред Базелем, Брейзахом и Келем.

Тогда по 1 мая положение обоюдных армий в Швейцарии было следующее:

Французская армия.

Главнокомандующий Массена, Шеф Генерального штаба, дивизионный Генерал Шерер. Главная квартира Цюрих. [134]

A.
Правое крыло от Бормио до Рейнека. Командующий оным: дивизионный Генерал Ферино. Главная квартира Сен. Галлен. Дивизия Лекурбе в Енгадине и Фельтлине. Главная квартира Цернес.

B.
Дивизия Менарда в Граубиндене. Главная квартира Цисерс. Дивизия Лорге в Рейнтале, Главная квартира Алтштетен.

C.
Центр от Арбона до Фрикталя. Дивизия Дудинот, вправо при Минстерлингене, влево против Штейна. Главная квартира Фрауенфельд.
Дивизия Фандамме, между Туром и Рейном, против Шафгаузена. Главная квартира Андельфинген.
Дивизия Таро, между Тесом и устьем Аара, против Еглизау. Главная квартира Булас.
Дивизия Сульт, для резерва в Виле и в близлежащих местах.
Кавалерийская дивизия под начальством Генерала Клеина. Главная квартира Базель. [135]
Дивизия во внутренней Швейцарии, состоящая из гарнизонного батальона прежней Швейцарской армии, под начальством Генерала Нувион. Главная квартира Луцерн.
Левое крыло от Лауфенбурга до Диссельдорфа.
Дивизия Суам, от Лауфенбурга до Гиненгина. Главная квартира Базель.

D.
Дивизия Легранд, впереди Алтбрейзаха и Келя на правом берегу Рейна. Главная квартира Корк.
Дивизия нижнего Рейна, впереди Мангейма на правом берегу Рейна, под начальством Генерала Коллода. Главная квартира Мангейм.
Четыре соединенные департамента (Донерсберг, Заар, Рейн и Мозель, Роер), под начальством Генерала Дифора. Главная квартира Кобленц.

Австрийская армия.

A.
Корпус Лейтенант-фельдмаршала Беллегарда, на границе Тирольской. Главная квартира Наудерс. [136]

B.
Корпус Лейтенант-федьдмаршала Готце, в Форальбергене. Главная квартира Фельдкирхен.

C.
Главная армия под непосредственным главноначальствием Эрц-герцога Карла, от озера Боден до Брейсгау. Главная квартира Штоках.

D.
Корпус Лейтенант-фельдмаршала Старрая, от Брейсгау до Маина, со включением гарнизона в Филипебурге щ Вирцбурге.

По всем собранным тогда сведениям число войск, которыми Генерал Массена защищал Гельвецию и Граубинден, простиралось до 60,000, не включая здесь многочисленного Швейцарского отборного корпуса. От Базеля вдоль по Рейну до Диссельдорфа стояло 30,000 человек. Вся сия армия с 21 апреля называлась Дунайскою.
Австрийская армия на границах Гельвеции от Базеля до Боденского озера, под непосредственным главным начальством Эрц-герцога Карла состояла из 65,000; корпус фельдмаршала-лейтенанта Гоце из 20,000; корпус фельдмаршала-лейтенанта [137] Белгарда на Тирольской границе из такого же числа; корпус фельдмаршала-лейтенанта Старрая, который на правом крыле Эрц-герцога от Шварц-Вальда до Мейна простирался из 40,000.
Тогдашнее намерение Эрц-герцога было начать нападение свое на Швейцарию завладением Граубиндена. Между тем, как Белгард вступит в Енгадин, долженствовал Гоце пробраться через Луциен-Штейг, и потом с восточной стороны вступить в Швейцарию. Сам же Эрц-герцог хотел с главною своею силою у Шафгаузена и Штейна перейти Рейн и вместе с Гоцом двинуться к Цюриху.
В таком положении были дела в Швейцарии в апреле месяце.

Между сим временем Российские Императорские вспомогательные войска, под начальством Генерала от инфантерии Розенберга, выступили из города Смоленска и других мест до Бреста Литовского, где назначено было соединение целого корпуса, из 24,000 состоявшего, который и расположился в окрестностях сего города. Выступив из пределов России в восьми [138] отделениях в Галицию, продолжал оный поход свой на Австрийском продовольствии и по маршруту от Венского Гоф-кригсрата, военного верховного суда, полученного, весьма медленно. Разные недоразумения, встретившиеся по предмету продовольствия, и осеннее время, не позволявшее располагаться лагерями, а по отдаленным иногда деревням, были также тому причиною. Так дошел оный до города Брюна, куда из Вены выехал сему корпусу на встречу Император Римский Франц II с Императрицею. Во время Их Величеств там пребывания были разные маневры к совершенному удовольствию, изъявленному подарками начальнику и всему Генералитету.
Отсюда пошли Российские войска на зимние квартиры в Сент-Пелтен, где имели пребывание свое до весны. Там объявлен был войску столь радостный Высочайший Рескрипт ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ПАВЛА Первого, о назначении главного начальства над обеими Императорскими союзными армиями и над корпусом Генерала Лейтгермана, Генерал-фельдмаршала Графа Суворова Рымникского, [139] и с сим восторгом в восьми отделениях выступила из Сент-Пелтена 4го марта первая колонна под начальством Генерал-лейтенанта Повало-Швейковского по большой дороге к Вене; ей последовали и прочие. 8го Марта первая колонна проходила Шенбрун, великолепный загородный дом близ Вены, из которой многолюднейшей столицы выехали на встречу Римский Император и Императрица при бесчисленном стечении народа. Восклицания: Vivant Россияне! заглушали воздух. Вена не помнила подобного торжества. — Во всех беседах Вены повторялись лишь имена: Суворов и Россияне, и народ благословлял сих своих избавителей. Где покажется лишь Россиянин в сей столице, тотчас окружала толпа народа и провождала его с плеском.
Отсюда маршировали войска до Леобена, города известного по заключенным между Австриею и Франциею предварительным мирным постановлениям, откуда Массена угрожал 40,000ми войска стены Вены. Здесь корпус сформирован был в четыре отделения. Отсюда началась уже [140] быстрота Суворова; войска пустились без отдыха до Виллаха, и сим уже ознаменовалось его прибытие. Здесь для любопытства помещу я краткий маршрут с моими замечаниями, тогда сделанными.
22 марта из Леобена до Кнительфельда шла армия под подошвою гор, покрытых густым лесом через великой дефиле. Переход сей был 4 мили.
23 От Кнительфельда до Юденбурга дорога мощеная. Город лежит на вышине великих гор. Переход 2 мили.
24 От Юденбурга до Унценмаркта великие горы составляли дефилеи. Переход 3 мили.
25 Переход от Унценмаркта чрез Неймаркт до Фризаха был весьма затруднительный по весьма узким дефилеям через границу, отделяющую Стирию от Коринфии, и продолжался 5 миль.
26 марта от Фризаха до Сент-Вейта по весьма узкой дороге, где едва одна повозка проехать могла; 2 мили.
27 От Сент-Вейта до Фельдкирхена была дорога еще опаснейшая, тесная на краю пропасти; 3 мили. [141]
28 марта от Фельдкирхена до Виллаха встречались везде хребты гор и дефилеи при озере. Переход 5 мили. В сих переходах претерпевали мы все неприятности от весьма дурной погоды, и прошли в 7 дней с артиллерией и с обозом по опасным сим путям 22 Немецкие мили, или 154 версты. Сего числа прибыл в Виллах Генерал-фельдмаршал, Граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский, и принял главное начальство от Генерала от инфантерии Розенберга. Теперь пресекаю я сей маршрут. Все сделанные им тотчас новые распоряжения будут описаны на своем месте. Не скрою я, как самовидец, что такие изнурительные походы без роздыху возбуждали начально в войске ропот; но спасительность оных познали мы в последовавших победах. Слово форсированный марш приказано было фельдмаршалом выкинуть из лексикона армейского. На представление о роздыхе последовала резолюция: марш!!!

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru