: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Марченко М.К.

Суворов в своих рукописях

Публикуется по изданию: Марченко М.К. Александр Васильевич Суворов в своих рукописях. СПб., 1900.

 

II

 

[29]
В 7-ю книгу Суворовского Сборника включены 13 собственноручных писем и рапортов адмирала Осипа Михайловича де-Рибаса к A. В. Суворову. Любопытно сопоставить их с сохранившимися письмами к нему Суворова. Испанец по происхождению, Осип Михайлович родился в Неаполе, содействовал поимке самозваной княжны Таракановой и, заручившись покровительством Гр. А. Г. Орлова, приехал в Россию; в Петербурге он сблизился с Бецким и женился на воспитаннице его Настасье Ивановне Соколовой; впоследствии де-Рибасу поручен был надзор за гр. А. Г. Бобринским, с которым он путешествовал за границей, а в 1779 году, сделавшись любимцем Потемкина, он, в чине подполковника, представил ему проект улучшения флота и вскоре получил в командование карабинерный полк, а во вторую Турецкую войну отличился на суше и на море. В 1793 г., вместе с производством в чин вице-адмирала, де-Рибас был назначен командиром Черноморского гребного флота.
Боевую славу де-Рибаса составило, главным образом, дело 14 сентября 1789 г., когда он, предводительствуя вверенным ему деташментом, в виду всего турецкого флота, взял штурмом замок Гаджибей (нынешнюю Одессу). 3 октября того же года Осип Михайлович получил Георгия 3-й степени, а через год, 20 декабря 1790 г., за разбитие Турецкой флотилии в нижней части Дуная и за овладение крепостями Тульчею и Исакчею – Георгия 2-й степени.
Суворов вел с де-Рибасом оживленную переписку на французском, немецком, итальянском и русском языках. Некоторые из этих писем, сохранившихся в семейном архиве С. И. .Новосильцева, в целом виде не появлялись в печати; выдержки их, приведенные ниже в подлиннике, и перевод представят, может быть, некоторый интерес1. [30]
Подлинник.
Kinbourn le 11 janvier 1788 г.
J’ai reçu votre charmante lettre sans date et j’y réponds le même moment; ainsi votre absence était la cause de votre silence. Vous me charmez le plus par votre petit registre Timk: Roustch: et Sadow: ajoutez le au précédent et faites vos instances; ce serait une ingratitude, si (j’étais) à charge au magnanime Prince, une ingratitude aussi, s’ils (étaient) oubliés. L’un ou de R. ou de D. ou tous deux nageant dans le thé, lorsque nous l’étions dans le sang, m’avaient atterré; je puis manquer de reconnaissance et après de distinction. La brave poignée de 400 piétons, tout mon reste, a donné le grand branle, mais la cavallerie décida; les Dragons manquaient encore; le choc fut rude au milieu des barbares, l’impulsion massive, partout la pointe fut arrosée de sang.
1 verste dura le premier trait de carnage; elle ne s’étonna, que vers l’estacade, objet tout nouveau pour moi-même. Je vous renvois donc ce petit régistre. Servez vos prochains.
……………2  Mahomet dit on était lui même chrétien, la fin se comprend. Je réponds à toutes vos lettres; c’est assez; chez moi ne prenez pas ombrage. Pour le reste vous connaitrez Soubise. Bonne santé et gloire au P. et á Vous.

Перевод.
Кинбурн 11 января 1788 г.
Я получил ваше милое письмо без даты и тотчас на него отвечаю; итак, ваше отсутствие было причиною вашего молчания. Вы меня наиболее чаруете вашим маленьким списком Тимк. Рутч. и Садов., прибавьте его к предыдущему и просите; было бы неблагодарностью, если бы я был в тягость великодушному князю; но было бы неблагодарностью также, если бы они были забыты. Один из них, или Р, или Д, или оба, плавая в чаю, пока мы плавали в крови, меня поразили; я могу погрешить в благодарности, a затем и в благородстве. Храбрая горсть в 400 пехотинцев, весь моq остаток (резерв), дала великий (решающий) толчок; но кавалерия решила; драгун еще не доставало; удар был силен в средину варваров; импульс массовый; повсюду острие было обагрено кровью.
Одну версту продолжался первоначальный порыв разрушения, он (приостановился) лишь у эстакады, вещь для меня совершенно новая. Посылаю вам этот список. Услуживайте ближним.[31]
................  Магомет, говорят, был сам христианином, конец понятен. Я отвечаю на все ваши письма; довольно; у меня не берите тени. Для прочего вы будете знать Субиза. Доброго здоровья и славы (князю) и вам.
К письму приложен список рекомендуемых Суворовым к награде и поощрению лиц.
В письме к де-Рибасу от 1 марта 1788 г. из Кинбурна Суворов пишет3: «почти каждый подчиненный найдет предлог к неудовольствию в отношении своего начальника за свои удобства или ошибки; хорошо еще в мирное время, но случись здесь операции,– мне нужно больше помощников; на все меня не хватает, или скоро буду без жизни, или памяти».
«Я игнорирую ваши недостатки,– пишет в другом месте4 Суворов де-Рибасу,– но знаю ваши качества; частые случайности сблизили меня с вами и я был в них не лицемерен...» и далее: «чтобы победить препятствия, я буду повторять всегда, кто хорош на первой роли, никуда не годен на второй. Итак, для будущего я плаваю в ужасном противоречии между рвением и недоверием к судьбе, ко-торую предчувствую»…
Любопытно и другое письмо из Кинбурна, в конце которого Суворов указывает на значение Севастополя5:
Kinbourn. Equinoxe. «Vous me charmez, chevalier, Votre lettre du 2 Mars m’est douce. Loin du Pirronisme, plutòt voudrais-je toujours, m’égarer dans le stoicisme; à jamais dèlicat dans l’amitié, je prie la providence pour le bien de l’Etat, qu’elle (choisisse l’) un (d’) entre nous au moins jusqu’à la fin de guerre. L'éternité n’est que dans l’Eternel...
Au reste nous avons trop discuté pour les bords de la Tauride. Sevastopol bien gardé, ils s’y perdront.
Перевод:
Кинбурн. Равноденствие (8 марта) 1788 г. Вы меня чаруете, рыцарь; ваше письмо от 2 марта мне мило. Далекий от Пирронизма6, я скорее хотел бы всегда заблудиться в стоицизме; постоянно деликатный в дружбе, я прошу судьбу, [32] ради государственного блага, чтобы она избрала одного из нас, по крайней мере, до конца войны. Вечность только в вечном...
Впрочем, мы слишком много спорили о берегах Тавриды. Пусть хорошо будет обережен Севастополь – они там потеряются7.
На обороте 14-го листа Сборника помещены под заглавием «Articles» некоторые мысли Суворова, приводимые здесь в переводе:
«Военная работа подкрепляет здоровье; принцип до Адамовский; но чем больше удобств, тем меньше храбрости».
«Ночные марши – для воров. Мудрый не дерется нечаянно».
«Физический безумец – ничто, но метафизик это благоразумный, заявляющий о себе, но не дающий себя понять».
«Без добродетели нет ни славы, ни чести; но мудрому удается привести ее к метеору».
«Искренность отношений, правда в общении – вот дружба; разум ее терпит лишь с подсадкою».
«Не бросайте никогда апельсина, пока в нем есть еще содержимое».
Сохранилось итальянское письмо Суворова к де-Рибасу8 из Берлада от 15 октября 1789 года, (после того как Осип Михайлович, получил 3 октября орден св. Георгия 3 степени); в письме Александр Васильевича называет его непобедимым Дориа. Андреа Дориа (1468–1560) был родом из Генуи; моряк по призванию, он в 1532 году, будучи главнокомандующим над морскими силами Импера-тора Карла V, одержал у берегов Греции блистательную победу над Турецким флотом9:
Invincibile Doria,
Осип Михайлович.
Е tempo per Vostra Eccellenza da far (prevalere) (i)l successor del Barbarossa. Devotissimo sc(h)iavo Александр Суворов.
Непобедимый Дориа,
Осип Михайлович.
Время вашему Превосходительству превознести наследника Барбароссы. Преданнейший раб Александр Суворов. [33]
С большою искренностью благодарит Суворов де-Рибаса за приветствие после Рымника, 3 ноября 1789 г. из Берлада: «Я не могу сказать, чтобы мне были безразличны рукоплескания знатока, храброго генерала и достойного героя, который в присутствии целого неприятельского флота, под огнем 37 его судов, берет штурмом хорошо защищенную крепость; наоборот, я считаюсь и буду считаться с этим»10.
Под Рымником около 25 т. русских и австрийцев разбили 90–115 т. турок. Австрийцами начальствовал Принц Кобургский. Суворов в письме к Де-Рибасу объясняет, каким образом такое «двугосподство» могло все-таки привести к победе11: «первая двигательная причина наших успехов была наша взаимная дружба, полная откровенности и искренности между мною и Принцем Кобургским; до конца ценность этих отношений осталась неизменной; я не могу забыть этой нежной честности, столь редкой и может быть беспримерной, которую я неизменно чувствовал, без малейшей тени недоверия. Наша маленькая армия жила по-братски и делилась достоинством; двойственность, экивок, энигма были в ней серьезно запрещены...».
О том же расположении к Принцу Кобургскому можно заключить из письма Суворова своей дочери из Берлада в Молдавию 2-го декабря 1789 года. Подлинник письма написан по-немецки12.
Gräfin und Reichsgräifm Наташа Суворочка. Küsse alle meine Schwester. Bedanke mich unterthänigst für En. Exel. Briefe (vom 14 Juni und 9 br. und danke Gott fürs Erhalten deiner mir so theueren Gesundheit durch Vorsorge deiner unschätzbaren Mutter Софья Ивановна deren aller Dasein der Allmächtige beglücke. Unsere Operationen sind angehalten. Sonst würde ich deine Briefe nicht gelesen haben, weil, mich selbige der Zärtlichkeit wegen gegen dich hätten hinderlich sein Können.
Wir haben hier ein Moskowitischen Winter und ich komme ganz erfroren aus der Kirche. Ich habe mich etliche Tage in Jassi aufgehalten in voller Zufriedenheit und bin dort noch mit einem der aller kostbarsten Degen begnädiget worden; des gleichen einen mein treuer Freund Fürst Saxe-Соburg, welcher sich jetzt in Bukarest befindet, auch bekommen...
Графиня и Имперская Графия Наташа Суворовчка. Поцелуй всех моих сестер. Благодарю почтительнейше ваше сиятельство за письма ваши от 14 июня и ноября и благодарю Бога за сохранение твоего столь мне дорогого здоровья попечениями несравненной твоей матери, Софии Ивановны; осчастливь ее за то, Всемогущий! Операции наши приостановились. Иначе я не читал бы твоих писем, ибо они бы мне помешали, ради моей нежности к тебе.
У нас здесь Московская зима и я возвращаюсь из церкви совсем озябший. Несколько дней провел я в Яссах в полном удовольствии [34] и там был одарен одною из драгоценнейших шпаг; такую же получил мой верный друг, Князь Сакс-Кобургский, находящийся теперь в Бухаресте...
Следующий 1790 год был годом Измаила. Крепость взята была штурмом 11-го декабря, а 26-го Суворов писал (по-видимому, из Галаца ) Де-Рибасу с бароном Саксном: «Кунктатор морил голодом Аннибала, отрезанного от своего отечества, a здесь мы на себя вскармливаем Лернскую гидру13. Я останавливаю пример на себе; ничего решительного, исключая некоторых иллюзий. Я – человек машина; будьте человеком физикальным; вам остается править судьбою руля. В минувшую кампанию Измаил был пассивен, Браилов – центральный пункт, был важнейшим; возьмите его – Силистрия падет, и ваш правый фланг на Балканах; вместо того выжиданием ли создаете себе из Браилова другой Очаков»... ...и затем, через три дня, 29-го декабря 1790 г. из Галаца14: Ваше Превосходительство, Осип Михайлович! Да, от устьев Дуная и двух его берегов до сих пор ваша флотилия сделала слишком много, чтобы не сказать все, и кончает бездействием и беззаботной нерешительностью, выводящею из терпения чрез меру хитроумных континенталов, не ведающих ни главнейших основ нашего искусства, ни в высокой степени, все это прекрасное целое до их корня (ignorant les principaux points du notre art et au suprème degrès ce beau ensemble jusqu'á leur racine).
Накануне 1791 года Суворов развивает Рибасу свой план дальнейшего продолжения войны с Турцией из «Галаца 30 декабря 1790 года»15. Истинная слава не может быть отыскана; она проистекает из самопожертвования на пользу блага общественного».
Все письма Суворова к Де-Рибасу, как находящиеся в Рукописных Сборниках, так и напечатания в «Русском Архиве» за 1866 год, своеобразно и метко характеризуют самый образ мышления Суворова, его серьезное всестороннее образование, его военно-административные стратегические и политические мысли. Вот отрывок письма (без пометы числа и года), сохранившегося в Новосильцевской рукописи16; «Господь [35] да внушить нам дисциплину, она мать победы! I-е, чины должны почитаться. II-е, подчиненные могут жаловаться на начальников, но письменно; приговор накажет клевету; редко выяснит он злоупотребление властью. Ш-е, французское рассуждение – злоупотребление; офицеры не сбегут с поля сражения; есть большая разница между Сарматами и Галлами в нравах, глядя по локальному. Конечно, начальник более великодушен, потому что у него менее претензий. Никто в равной мере не оделен мудростью и благоразумием: Нестор – мудр, Улис – благоразумен; подчиненный, даже патриот, всегда найдет возражение в одном или другом; если он прорвет преграду законов – нет более субординации; если он пресмыкающийся льстец, без достоинств в добродетели, он постепенно будет вращать своего начальника живьем на вертеле; и чем он старше, тем легче; но льстец гордый и без-наказанный – величайший злодей.
Старушка болтает, ребенок лепечет, петух поет, часто без причины, не зная зачем.
На другой день после равноденствия я окреп, осуждал свои недостатки насчет ближнего. Да! Благоразумие! С ней связаны хитрости и ловкости, которые облегчают средства; моя оценка их знает; мое размышление ими не пользуется; свойства души моей склоняются более к Нестору.
Если знаком с недвижными весами Юпитера, приходится иногда давать волю судьбе, без внимания к свободе воли.
Забыл сказать вам в моих строках в ответ на письмо Е. С. Князя Нассау, что я заметил, что был сух (р. с. lors de la production, l’invention était aride). Будьте добры уверить его словесно в моей преданности.
В этой войне все мои обязательства с вами имели в виду только еще более кровавую войну против самолюбия, чтобы во всякое время предупредить его; его влияния опасны, но без злобы; все бело... Князь будет гораздо лучше обслужен... недостатка в остальном не будет, в уме, достоинстве, бодрствовании, предвидении; вот и все; да противоставляйте вашу мудрость – скупости и гордости. Вы навсегда будете прекрасным трубадуром, оцененным и обласканным грациями.
О! Чудное поле, по советам Констан(тина); виды Князя освещают Шпрее и Сену, прорывают Дунай на Геспериды, поворачивают Темзу к Балтике и приостанавливаются у Багдада». Тотчас после Измаила начался внутренний разрыв с Потемкиным. Суворов его перерастал. Войну кончили другие. В феврале 1791 г. Александр Васильевич приехал в Петербург.

 

 

Примечания

1. Сувор. Рукоп. Сборн., кн. 7, л.л. 1–11,13–25; копия с письма де-Рибаса Суворову (л. 12); в Русском Архиве за 1866 г. (стр. 970) напечатано печатано 50 писем Суворова к де-Рибасу (с 22 Сент. 1789 г. по 1796 г.). Дополнением к этим письмам служить «Recueil de lettres du F. Maréchal Souvoroff à M. de Ribas», по-видимому современная рукопись на 29 листах с карандашною пометою руки В. В. Стасова о принадлежности ее C. II. Новосильцову. В рукописи этой собраны копии писем Суворова к де-Рибасу, самое раннее из Кинбурна (11 Января 1788 г.); последнее из Варшавы (от 4/15 Сентября 1795 г.). Рукопись эта передана мне А. А. Красовским и была, по-видимому, известна A. Петрушевскому, который во 2-м издании своей книги (1900 г. стр. 805) говорит о ней вкратце в дополнительных источниках. Местонахождение оригиналов, с которых сняты эти копии, до сих пор не выяснено.
2. Многоточие означает пропуск двух первых строк, вероятно, не понятых при снятии копии и потому неясных в рукописи.
3. «…Presque tout subaltern trouvera pretext de mécontentement envers son chef pour ses commoditiés, o uses égarements: passé en temps pacifique, mais s’il y a ici des opérations, il me faut plus d’aides, je ne puis pas suffir à tout, ou je sui strop tôt sans vie ou connaissance»… (курсив составителя). Рукопись Новосильцеского Архива, л. 9.
4. Рукопись Новосильцевского Архива, л. 10.
5. Там же, л. л. 11 и 12.
6. Пиррон, греческий филосов, сопровождал Анаксарха, спутника Александра Македонского во время похода в Азию. Он учил, между прочим, акаталепсии, или атараксии, т. е. равнодушию. Пиррон умер около 270 г. до Р. Х.
7. Курсив составителя.
8. Рукопись Новосильцовского Архива, л. 15.
9. В 1535 г. Дориа руководил завоеванием Туниса, а в 1542 г. спас от гибели армию и флот Императора Карла V в походе на Алжир. Настоящее письмо лишний раз свидетельствует о солидном историческом образовании Суворова. Габсбурги (Карл V) наследовали в свое время престол Гогенштауфенов (Барбаросса).
10. Подлинник на французском языке.
11. Рукопись Новосильцевского Архива (на обороте 16 л.), подлинник на французском языке.
12. Русский Архив 1866 г., стр. 941.
13. Рукопись Новосильцовского Архива, л. л. 18 и 19 (подлинник – по-французски).
14. Рукопись Новосильцовского Архива, л. л. 20 и 21 (оригинал на французском языке). Курсив составителя. Содержание письма заставляет отнестись с некоторой осторожностью к выставленной в начале его дате.
15. Рукопись Новосильцовского Архива, л. л. 22 и 23 (подлинник на французском языке).
16. Рукопись Новосильцевского Архива, л. л. 25 и 26. (Подлинник по-французски).

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru