: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Орлов Н.А.

Разбор военных действий Суворова в Италии в 1799 году

Публикуется по изданию: Орлов Н.А. Разбор военных действий Суворова в Италии в 1799 году. СПб, 1892.
 

I. Политическая обстановка

Первая коалиция и мир в Кампо-Формио. Раштадтский конгресс. Образование новых республик Францией. Политика Англии. Политика императрицы Екатерины II. Политика императора Павла I. Поводы к войне. Объявление войны в 1799 г.

 

[1] Великая революция привели Францию к борьбе с европейскими государствами, в которых господствовало монархическое начало.
Сперва иностранные дворы смотрели только с любопытством на революционное движение во Франции, как бы не сознавая угрожавшей опасности; но когда французы обнаружили стремление внести революцию в недра других государств и поколебать трон – тогда, казалось, забыто было соперничество Пруссии и Австрии, составлявшее узел политики 18 века, и образовалась коалиция.
Успех в войне оказался на стороне Франции.
Мир, заключенный с Австрией в 1797 году в Кампо-Формио, завершил войну 1-й коалиции европейски держав против Франции; но борьба этим не кончилась, – самый [2] трактат кампоформийский носил в себе зародыш будущих несогласий. По этому трактату Австрия уступила Франции окончательно южные Нидерланды, но получила значительную часть прежней Венецианской республики, Истрию и Далмацию, чем весьма округлила свои границы (по р. Адиж); секретными статьями того же договора австрийский кабинет обещал Франции уступку всех германских областей на левой стороне Рейна, так что Рейн делался границею Франции, а себе выговорил в вознаграждение архиепископство Зальцбург и часть Баварии до р. Инн; германским владетелям, зарейнские земли которых отходили к Франции, предназначались вознаграждения внутри Германии посредством секуляризации духовных владений. Секретные статьи хранились в глубокой тайне.
Все вопросы, касавшиеся германской империи, не разрешались кампоформийским трактатом, а должны были обсуждаться на конгрессе в Раштадте, открытом 28 ноября 1797 г. самим Бонапартом. Когда на конгрессе был приподнят край таинственной завесы, покрывавшей виды Австрии, то германские владетели потеряли последнее доверие к венскому кабинету, обратили свои надежды на прусского короля и даже начали заискивать расположения Франции, заботясь исключительно о собственных выгодах. В то же время французы, под впечатлением своих успехов и возраставшего значения, начали увеличивать свои требования, занимали своими войсками уже и правый берег Рейна, как завоеванную страну, отягощая жителей реквизициями; Австрии же отказали в обещанном вознаграждении. Австрия увидела, что все ее ожидания разрушены. Насильственные действия французов в Италии и Швейцарии не обещали ничего доброго. Тогда венский двор настоятельно обратился за помощью к России.

Французская директория распоряжалась самовластно в соседних мелких государствах и старалась, где только можно, вводить республиканскую демократическую форму правления, по образцу французской, и ставить силою оружия новые республики [3] в совершенную зависимость от Франции, которая вследствие этого называла себя матерью. Так из Ломбардии (Милан), Модены и римских легаций (Феррара, Болонья, Равенна) была учреждена республика Цизальпинская1 (18 июня 1797 г.), из Генуи и Луки – Лигурийская (в июне же), из Голландии – Батавская (11 января 1798 г.), из Швейцарии – гельветическая (1 апреля 1798 г.), причем Женева присоединена к Франции; только кантон Граубинден упорно отказывался признать новую конституцию и даже призывал на помощь австрийцев; из папских владений образована Римская республика (4 февраля 1798 г.), а сам папа Пий VI отвезен во французскую крепость Валанс; остальным государствам Апеннинского полуострова тоже угрожал полный переворот,– вопрос был только во времени. Король сардинский Карл Эммануил был в союзе с Францией, беспрекословно исполнял все требования, иногда крайне унизительные; но директория все-таки притеснила его до такой степени, что король вынужден был 28 ноября 1798 г. подписать отречение от пьемонтского престола и удалиться на остров Сардинию. Пьемонт сделался французскою областью.

Король неаполитанский Фердинанд IV, предвидя властолюбивые намерения французов, просил помощи у России, с которой и заключил союз. Помощь была обещана, но, не дожидаясь ее прибытия, армия неаполитанская (50 тыс.), вследствие подстрекательств Англии и обнадеживаний Австрии, вторглась под начальством австрийского генерала Мака в Римскую республику, откуда была скоро вытеснена генералом Шампионэ. Фердинанд на английском корабле бежал на остров Сицилию; в Неаполе 12 января 1799 г. провозглашена Парфенопейская республика. Впоследствии, уже с началом войны, французы заняли (15 марта 1799 г.) последнее самостоятельное владение в Италии, великое герцогство Тосканское, [4] учредили там республиканское правление, а великий герцог, как близкий родственник императора Франца, уехал в Вену.
Англия была одним из деятельнейших членов первой коалиции. Умственно расстроенный король Георг III не мог влиять на управление государством, полновластным распорядителем которого являлся человек обширного ума и твердого характера, знаменитый Питт. Он отлично понимал, что Англия, живущая главным образом торговлей, является естественным врагом всего европейского континента, преимущественно врагом государств приморских, особенно Франции, как могущественнейшей морской державы. Отсюда непримиримая вражда между Францией и Англией. В интересах последней было сеять вражду между континентальными государствами Европы, и, действительно, Англия является душою всех коалиций. Она энергично действует своим многочисленным флотом, она не жалеет субсидий на содержание сухопутных войск союзных государств, и, хотя войны стоят очень дорого, Англия остается в чистом выигрыше: владычество ее на морях утверждается, флоты европейских государств или ослабляются, или уничтожаются.
Англия долгое время пыталась втянуть Россию в войну против Франции, но императрица Екатерина считала революционные волнения на западе слишком отдаленными, война не имела для нее интереса; напротив, для нее было более выгодно, чтобы Пруссия и Австрия, уже ввязавшиеся в войну с Францией, истощались в этой борьбе и меньше влияли на разрешение польского вопроса, сильно занимавшего в то время русскую монархию. Только в 1796 году, когда давнишний ее союзник, Австрия, претерпела жестокие удары от гениального Бонапарта, а Пруссия уже примирилась с Францией и, быть может, втайне радовалась ослаблению своей соперницы,– только тогда Екатерина II вознамерилась послать на помощь императору Францу 60 тыс. армию под начальством фельдмаршала графа Суворова-Рымникского. [5]
6 ноября 1796 г. Екатерина Великая скончалась; на престол вступил император Павел I, который решился придержаться политики мира, дабы заняться улучшением внутреннего состояния России, утомленной, по мнению государя, многочисленными предшествовавшими войнами. Имея характер возвышенный, рыцарский, император Павел I решился в политике действовать чистосердечно, открыто, презирая обычные дипломатические ухищрения. Хотя истории представляет много примеров, что замечательные государственные люди в своей политической деятельности не считали необходимым руководствоваться обыденными правилами морали, принятыми во взаимных личных отношениях, но Павел I не изменял своим собственным нравственным убеждениям, когда, быть может, того и требовали интересы государства. «Правдивость, бескорыстие и сила могут говорить громко и без изворотов», – вот одно из правил русского императора; однако один он не мог провести эти начала в политику остальных европейских дворов, дипломаты которых, напротив, «ухищрения» и коварство возвели в систему, а потому вскоре им удалось направить русскую политику сообразно со своими интересами. Строгий приверженец монархического начала, Павел I являлся естественным противником французской революции.

*****

Если побудительные причины для войны достаточно назрели, то поводы, предлоги найдутся весьма легко; иногда вовсе пренебрегают вопросом о предлогах.
К концу 1798 г., ко времени образования второй коалиции против Франции, Англия и Неаполь уже находились с ней в войне.
Император Павел I негодовал на Францию, видя ее насилия над слабыми своими соседями; но были и более близкие поводы для неудовольствия: 1) при занятии Ионических островов, французы на острове Занте захватили 17 сентября [6] 1797 года русского консула Загурского, арестовали и отвезли в Корфу; Государь приказал прекратить сношения с Францией до освобождения Загурского; 2) Франция поддерживала поляков в надежде на восстановление Польши; давала у себя убежище польским выходцам, дозволяла генералу Домбровскому формировать в Цизальпинской республике польские легионы, как бы для службы в новой республике, а на самом деле легионы должны были служить кадрами будущей польской армии; 3) во время экспедиции Бонапарта в Египет, французы, нуждаясь в морской станции, захватили остров Мальту, принадлежавший рыцарскому ордену Св. Иоанна Иерусалимского, учреждению, существовавшему свое прежнее значение и составлявшему в Европе исторический анахронизм. Павел I был покровителем ордена, а после того, как великий магистр ордена Гомпеш, за позорную сдачу Мальты, был признан виновным в «глупейшей беспечности» и лишен своего сана, император принял 2 ноября 1798 г. поднесенное ему звание великого магистра. Он ценил орден, сделавшийся со времени французской революции представителем старинных дворянских родов, а следовательно, противником новых демократических учений. С обычною страстностью Павел I относился к делам ордена, и, понятно, захват Мальты являлся оскорблением самому монарху.
Французское правительство, со своей стороны, имело поводы к неудовольствиям против России. Король Людовик XVIII (граф Прованский), преследуемый директорией повсюду и нигде не находивший гостеприимства. получил убежище в России, в Митаве; несчастному французскому королю отпускалось на содержание ежегодно по 200 тыс. руб. из русской казны. Целый 7 тыс. корпус французских эмигрантов, под начальством принца Конде, принят на русскую службу и расквартирован на Волыни. В апреле 1798 г. французам воспрещен въезд в Россию; 17 июня дан указ о конфискации всех находившихся в России французских [7] кораблей и товаров, а затем (14 октября) и капиталов в Государственном заемном банке. Словом, поводов и с той и с другой стороны было много.
Что касается Австрии, то ее отношения к Франции обострились особенно после того, как в апреле 1798 г., в Вене, народ ворвался в дом французского посла Бернадотта и нанес оскорбление французскому флагу. Директория, потребовав удовлетворения, не получила его. Затем, в конце 1798 г. французские уполномоченные на Раштадтском конгрессе, узнав о движении русских вспомогательных войск в пределы Германской империи, грозили прервать переговоры.
К составившейся коалиции из Англии, Австрии, Неаполя и России, присоединилась Турция, владения которой (Египет) подверглись нападению французов, под начальством Бонапарта. Таким образом каждый из членов коалиции имел в предстоявшей войне материальные, осязательные интересы: Турция и Неаполь отстаивали свои владения, Австрия хотела сохранить имевшиеся земли и приобрести новые, Англия хлопотала о своем морском могуществе (ослабление Франции, уничтожение ее флота, а также голландского – на первом плане); одна Россия не имела подобных интересов и бескорыстно формулировала, в договоре с Англией, следующими словами общую цель союза: «действительнейшими мерами положить предел успехам французского оружия и распространению правил анархических; принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие».
Коалиция уже совсем была готова, Неаполь успел понести отдельное поражение, между тем Австрия все не решалась, все медлила открытием военных действий, как будто бы она хотела только настращать Францию, полагая, что устрашенная директория согласится удовлетворить своекорыстным желаниям Австрии, и дело не дойдет до войны. Но французские уполномоченные в Раштадте 20 января [8] 1799 г. потребовали вывода русских войск из Австрии в течение 2 недель, – неисполнение этого требования будет сочтено за объявление войны со стороны венского двора. 4-е февраля прошло, ответа не было,– и французы открыли военные действия.

 

 

Примечания

1. Французское общество находилось тогда под сильным классическим влиянием.

 


Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru