: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Орлов Н.А.

Разбор военных действий Суворова в Италии в 1799 году

Публикуется по изданию: Орлов Н.А. Разбор военных действий Суворова в Италии в 1799 году. СПб, 1892.
 

VII. Адда1

Расположение сил противников и оценка его. План Шерера. Диспозиция Суворова на 13 (26) апреля и разбор ее. Бой у Лекко 15 апреля. План Суворова на 16 апреля. Назначение Моро главнокомандующим, его распоряжения. Переправа у Треццо и бой при Ваприо. Бой у Кассано. Действия на левом фланге французов. Капитуляция Серрюрье. Разбор операции на р. Адде. Занятие Милана и административные распоряжения.

Подойдя к р. Адде 14 апреля, союзные войска были расположены следующим образом: 1) авангард Багратиона (3 батальона, 3 казачьих полка – 3 тысячи), пройдя Каприно, преследовал неприятеля в горы к Лекко; 2) Розенберг (дивизия Повало-Швейковского 9 бат., 8 эск., 1 каз. полк – 9 тысяч) и Вукасович (8 ⅓ бат., 2 эск. – 7 тысяч) и Каприно, против Бривио; 3) Отт (6 бат., 8 эск. – 5 тысяч) у С. Джервазио и Цопф (6 бат., 8 эск. – 5 тысяч) у Каноника, против Треццо; 4) Мелас (дивизии Фрёлиха и Кайма 16 бат., 16 эск. – 13 тысяч) у Тревилио, против Кассано; 5) Секендорф (2 бат., 2 эск. – 1,500 человек) [73] занял Крему, где нашел значительные запасы и 30 орудий, брошенных Виктором; 6) Гогенцоллерн (5 бат., 6 эск. – 5 тысяч) против крепости Пичегетоне; всего 55 ⅓ бат., 50 эск., 4 каз. полка, – 48½ тысяч2.
Главная квартира в Тревилио; впрочем, Суворов менял свое местопребывание.
Французская армия расположилась за р. Адой: 1) Серрюрье (10 бат., 10 эск.,– 8 тысяч) от Лекко до Треццо; в Лекко командовал бригадный генерал Сойе, в Бривио – генерал-адъютант Гиллье; 2) Гренье (10 бат., 10 эск. – 8 тысяч) от Ваприо до Вилла Помпеана; 3) Виктор (10 бат.. 10 эск. – 8 тысяч) от Вилла Помпеана до Робеко; 4) Лабуасьер (5 бат., 7 эск. – 4 тысячи) от Робеко до р. По; на правый берег По выдвинут небольшой отряд Лемуаня; всего 35 бат., 37 эск., – 28 тысяч. Сюда вошли присоединившиеся гарнизоны из разных пунктов Ломбардии. Сверх того отряд Монришара (он не участвовал в сражении) отправлен за р. По для усмирения поднявшегося там восстания и для связи с войсками средней и южной Италии. Главная квартира в Инцаго, на дороге из Кассано в Милан. Мосты на р. Адде уничтожены, исключая Лекко (впрочем, разнообразного), Кассано, Лоди и Пичигетоне, где были тет-де-поны. Мост в Кассано обложен горючими веществами, чтобы сжечь его в последнюю минуту.
Сравнивая расположение сторон, мы видим, что обе армии растянулись по фронту почти на одинаковое расстояние, около 100 верст; но только в этом и сходство. Рассматривая группировку сил в подробностях, мы видим большую разницу. Шерер разбросался равномерным кордоном вдоль всей реки; на более важном участке от Лекко до Кассано, верст 40, находилось не более 12 тыс.; между тем у Суворова на том же участке находилось 42 тыс.; следовательно, [74]

№ 4.
Союзная армия (Суворов).

Авангард кн. Багратиона – у Лекко.

3 бат., 3 каз. п.

3,000

Главные силы корпуса Розенберга – на пути от Каприно к Лекко.

9 бат., 9 эск., 1 каз. п.

9,000

Вукасович – у Бривио.

8 ⅓ бат., 2 эск.

7,000

Дивизия Отта – у С. Джервазио.

6 бат., 8 эск.

5,000

Дивизия Цопфа – у Каноники.

6 бат., 8 эск.

5,000

Дивизия Фрёлиха и Кейма – у Тревилио.

16 бат., 16 эск.

13,000

Сверх того:

Секендорф – у Лоди.

2 бат., 2 эск.

1,500

Гр. Гогенцоллерн – против Пичигетоне.

5 бат., 6 эск.

5,000

 

55 ⅓ бат., 50 эск., 4 каз. п.

48,500


Французская армия (Шерер).

Дивизия Серрюрье – от Лекко до Треццо.

10 бат., 10 эск.

8,000

Дивизия Гренье – от Ваприо до Вилла-Помпеана.

10 бат., 10 эск.

8,000

Дивизия Виктора – от Вилла-Помпеана до Робеко.

10 бат., 10 эск.

8,000

Отряд Лабуасьера – от Робеко до р. По.

5 бат., 7 эск.

4,000

 

35 бат., 37 эск.

28,000

[75] на привлечение внимания 16 тыс. французов на участке от Кассано до р. По расходовалось всего 6 с половиной тысячи; в частности группировка сил Суворова на правом участке не так благоприятна, как на всей линии; против центра, т. е. Кассано и Треццо (на 13 верст), сосредоточено только 23 тыс., а 19 тыс. направлено к правому флангу, на расстояние целого перехода от центра. Общего резерва не было ни у тог, ни у другого противника.
План Шерера заключался в том, чтобы за р. Адой задержать неприятеля, выиграть время и притянуть подкрепления из южной Италии, Франции, а может быть, и с левого фланга. Отсюда явилось опасение за фланги, и, желая сохранить связь направо и налево, Шерер разбросал свои силы по фронту (был даже послан отряд в Вальтелин, к Априка)3; желание удержать страну от восстания еще более увеличивало разброску: отделение Монришара и оставление мелких отрядов в тылу армии. Цель Шерера – пассивная оборона; он не мог рассчитывать разбить врага в генеральном сражении, но только одержать случайный успех над какой-нибудь его частью. Как видно из его действий, он не рассчитывал на активную оборону, а потому не было никакой надобности оставлять не разрушенными мосты, а тем более занимать позиции впереди мостов Кассано и Лекко.
Выгоднее было бы французам, уничтожив за собою мосты, держать силы сосредоточенными где-нибудь близ Кассано, на кратчайшей дороге к Милану, а реку наблюдать небольшими постами. Тогда они заставили бы наступающего потратить время на переправу, понести потери, а сами отступили бы в порядке; всякой ошибкой противника они могли бы воспользоваться, чтоб нанести ему частное поражение.
Казаки, рассыпавшись по берегу Адды, быстро выяснили растянутое расположение французов. Обстановка указывала, что для удара следует выбрать центр; Суворов и остановился [76] на этом решении. Для облегчения наступательной переправы обыкновенно прибегают к развлечению внимания противника (демонстрации) и к перебрасыванию на противоположный берег отряда, обеспечивающего наводку моста или ведущего вспомогательную атаку для захвата моста существующего (как при атаке всякого дефиле); подобный вспомогательный отряд выгодно переправить в стороне от пункта главной переправы.
План Суворова, как можно предположить на основании действий отрядов союзников и диспозиции на 15-е апреля, заключался в том, чтобы главные силы переправить у Треццо и Кассано; для демонстрации послужат отряды Секендорфа против Лоди и Гогенцоллерна против Пичигетоне4; вспомогательная атака возложена на Багратиона, который должен был перейти у Лекко и потом мог спуститься вниз по правому берегу до Треццо, где содействовать переправе Отта.
Результатом соображений главнокомандующего явилась следующая диспозиция5.


Диспозиция на 26/15 апреля.
Тревилио 25/14 апреля 1799 г.
Ф. Л. Отт с дивизией своею, немедленно сосредоточенною при Сен-Жервасио, к коей присоединится ген. Вукасович, должен перейти там Адду; для чего немедленно присланы будут к нему понтонные мосты. Авангард сей, и при оном все казаки, следуют по переходе через Адду на Треццо и Горгонцоло к Милану, посылают сильный отряд в Олиате-Олона и Комо, а другой сильнейший, особенно пехотою, вдоль правого берега Адды, через Ваприо в Касано, для овладения тамошним мостом. [77]
По переходе в Сен-Жервасио авангард Ф. Л. Отта, туда же следовать будут дивизии Швейковского и Цопфа, стоящие в окрестностях Камоники6 под начальством генерала-от-инфантерии Розенберга; переправятся там через сию реку и вслед за авангардом пойдут к Милану через Треццо и Горгонцоло в таком расстоянии от авангарда, чтоб всегда иметь возможность подкреплять оный.
Дивизия Цопфа оставляет при Камонике два батальона для наблюдения за находящимся там неприятелем, пока он не удалится оттуда. После батальоны сии переходят через Адду по плавучему мосту; если же разрушен оный неприятелем, то следуют за колонною чрез Сен-Жервасио.
Две дивизии Фрёлиха и Кейма, стоящие при Тревилио, остаются там впредь до повеления7 и посылают разъезды к Лоди для скорейшего получения известий из тамошней страны.
Суворов.

Здесь не упомянуто об авангарде Багратиона и его назначении; у нас документальных данных для объяснения причины этого; но предположения, весьма вероятные, сделать можно. Багратион находился от Тревилио в 40 верстах, диспозиция могла попасть к нему весьма поздно, [78] вероятно словесная директива дана была раньше; наконец, фельдмаршал хорошо знал своего авангардного начальника, доверял ему и рассчитывал на его частный почин. Вероятно, по этим же причинам, исключая, может быть, последней, не упомянуто об отрядах Секендорфа и Гогенцоллерна.
Что Суворов любил прибегать при фронтальной атаке к содействию атаки фланговой, к обходам (движение Багратиона), это показывают почти все его атаки различных дефиле; наконец, эта идея прямо видна из направления пехоты Отта для овладения мостом у Кассано, после переправы у Треццо.
Из направления отрядов Багратиона и Отта мы видим, что Суворов, несмотря на превосходство в силах, не хотел прибегать к лобовым штурмам, когда они не отвечали обстановке, и вопреки сложившимся о нем понятиям действовал методически (в лучшем смысле этого слова) и вовсе не был склонен к азартной игре8.
Если мы выше обращали внимание на некоторую разброску сил Суворова, явившуюся результатом движения за противником по расходящимся дорогам, то диспозицией на 15-е апреля этот недостаток существенно исправляется: Розенберг и Вукасович притягивались к Треццо и затем все силы союзников были бы сосредоточены в центре, а на флангах остались бы ничтожные отряды: на левом 6½ тыс. Секендорфа и Гогенцоллерна, на правом – 3 тыс. Багратиона, да и он должен был подойти к центру, только на правом берегу Адды.
Отсутствие общего резерва можно объяснить превосходством сил союзников: на переправе у Треццо, кроме Отта, сосредоточивались Вукасович, Розенберг и Цопф, – значит [79] в резервах не было бы недостатка; что же касается Меласа, то, вероятно, приказание о переправе у Кассано было бы ему дано тогда, когда Отт овладел бы уже Кассанским мостом, – следовательно, в этом случае резерва не нужно; если де неприятель перешел бы в наступление у Кассано (чего на основании верных сведений о противнике и предполагать было невозможно), то положение Меласа с 13 тыс. вовсе нельзя было признать опасным; даже при успехе против Меласа французы оказались бы в критическом положении, имея сзади массу в 26 тыс., выдвинувшуюся от Треццо.
Нельзя не указать на некоторую сложность плана фельдмаршала, но она неизбежна при подобной обстановке и вошла не в большей мере, чем необходимо.
Теперь является вопрос, почему вспомогательная атака назначена чрез Лекко – пункт, удаленный от Треццо на 25 верст, а не где-либо ближе к пункту главной переправы? Мог ли поспеть Багратион 15-го апреля для содействия Отту?
Так как ближе к Треццо, как у Лекко, моста не было, то направление Багратиона на этот мост оказывалось весьма естественным тем более, что 14-го апреля авангард Багратиона уже имел стычку перед Лекко9. Вероятно, Суворов рассчитывал, что в таком отдаленном пункте не может быть большого отряда французов, а потому Багратион легко овладеет переправой и ночным маршем поспеет к Треццо, где Отту хлопот было довольно, ибо, как видно из диспозиции Суворова, понтонные мосты только еще предполагалось направить к Треццо.
Предположения Суворова, если они были, не оправдались. Багратион только в 8 часов утра 15-го апреля двинулся для атаки Лекко.

Этот город расположен на левом берегу истоков [80] р. Адды (собственно здесь уже часть озера Комо) и занят был ген. Сойе (4б., 1 эск.), да на правом берегу за разобранным мостом стояла 6 орудийная батарея с прикрытием (вероятно, 2 бат., 3 эск.); весь отряд Сойе – 5 тысяч. Багратион (3 т., артиллерии не было) пылко атаковал город, ворвался в него, но французы, заметив слабость русских, перешли в наступление. Положение русских сделалось трудным10. Багратион прикрылся густою цепью застрельщиков и спешенных казаков и послал за подкреплением к Розенбергу. [81] Генерал-майор Милорадович с батальоном примчался на обывательских подводах и выручил Багратиона; затем подошли еще два батальона под начальством Повало-Швейковского, опрокинули неприятеля, и к 8 часам вечера город остался за русскими. Французы потеряли до 100 человек пленными; потеря убитыми и ранеными – неизвестна. Русские – 385 чел. убитых и раненых, в числе последних Багратион. Решили, что о переходе в тот же день на другой берег в Лекко нельзя и думать. Между тем Вукасович, подойдя к Бривио, верстах в 12 ниже Лекко, нашел, что этот пункт занят слабо, и ночью начал тут устраивать переправу; поэтому русские оставили Лекко и расположились на ночлег все вместе в ущелье между Лекко и Бривио.
Упорное сопротивление французов у Лекко несколько изменило план переправы союзников. Суворов отложил до ночи на 16-е апреля устройство переправы у Треццо; Меласу предписал на другой день атаковать предмостное укрепление у Кассано, а Секендорфу переправиться в Лоди. Все три казачьих полка, бывшие у Багратиона, получили приказание ночью же перейти к Отту11. [82]
Рассматривая план Суворова на 16-е апреля, видим, что сущность его – прорыв центра – осталась та же. Роль Багратиона относитьельно Треццо должен был исполнить Вукасович, устраивавший переправу на судах у Бривии.
Может быть бой у Лекко навел Суворова на мысль, что там сосредоточен сильный французский отряд (целая дивизия Серрюрье)12, а потому он оставляет русские войска на своем правом фланге (по диспозиции на 15-е апреля их предполагалось притянуть к центру), который был важен, между прочим, потому, что здесь проходила лучшая дорога (через Бергамо, Палаццоло и Брешию), служившая для сообщений с тылом.
Приказание атаковать с фронта в Кассано и Треццо, не выжидая действия вспомогательной атаки, обхода, можно объяснить слишком ясно обнаружившейся для Суворова слабостью противника, его разброской, отделением сильного отряда на фланг к Лекко и ослаблением вследствие этого центра, наконец, нежеланием терять долее времени, ибо на берегу Адды Суворов находился уже с 14-го апреля.
Нельзя не обратить внимание на то, что казаки были притянуты от Багратиона к Отту. Действительно, в горах у Лекко, где действовал Багратион, казаки были не нужны, а на равнине у Треццо конница могла принести большую пользу.
Хотя мы привели объяснения, почему тот или другой отряд союзной армии оказался на известном пункте, но значительная разброска сил, хотя далеко не такая, как у французов, остается фактом.

15-го апреля во французской армии произошла важная перемена: Шерер передал командование армией генералу [83] Моро, человеку во цвете лет (35), пользовавшемуся общим уважением в армии, отличавшемуся и теоретическим знанием военного искусства и боевой опытностью, приветливостью и высоким умом. Он не был высокопарящим гением, но присутствие духа и неизменное хладнокровие давали ему возможность выходить с честью из самых критических обстоятельств. Во всяком случае, после Бонапарта это был лучший французский генерал того времени (талантливого Гоша уже не было в живых).
Узнав в тот же день о смене французского главнокомандующего (как быстро передаются известия из одной армии в другую!), Суворов заметил: «мало славы было бы разбить шарлатана; лавры, которые похитим у Моро, будут лучше цвести и зеленеть».

Моро переехал в Инцаго, в главную квартиру, и немедленно принялся исправлять ошибку своего предшественника: он решился стянуть армию к центру и в тот же вечер (15-го) разослал соответствующие приказанья. Гренье приказано было собраться к Ваприо13, Виктору к Кассано, а Лабуасьеру занять прежние места Виктора (Лоди); Серрюрье, оставив посты в Лекко и Бривио, уже двигался с 4 тыс. по направлению к Треццо, вероятно, еще по приказанию Шерера; отрядам, оставленным в Милане и других пунктах в тылу, послано приказание спешить к Адде.
Идея Моро о сосредоточении заслуживает внимания, но на исполнение ее требовалось более суток, так как разброска Шерера была очень велика, а, кроме того, смена должна была произойти последовательно, так как нельзя же было сразу оголить все пункты14.
В это время15 получено известие о покушениях Вукасовича переправиться у Бривио; немедленно Моро приказывает

 

[84]

№ 5.
Союзные войска.

При Ваприо.

Дивизия Отта.

6 бат. 8 эск.

5,000

Дивизия Цопфа.

6 бат. 8 эск.

5,000

Казаки Денисова.

3 каз. п.

1,500

 

12 бат. 16 эск. 3 каз. п.

11,500

При Кассано.

Мелас (с дивизиями Фрёлиха и Кейма)

16 бат. 16 эск.

13,000

Всего:

28 бат. 32 эск. 3 каз. п.

24,500

 

Французские войска.

При Ваприо.

Части дивизий Гренье и Виктора

9 бат. 8 эск.

7,000

24-й конно-егерский полк, прибывший из Милана

4 эск.

500

 

9 бат. 12 эск.

7,500

При Кассано.

Одна полубригада дивизии Гренье

3 бат.

3,000

Подкрепления, прибывшие к ней из дивизии Виктора.

3 бат.

Всего:

15 бат. 12 эск.

10,500

А. Первоначальное положение союзных войск, с вечера 15-го апреля.
В. Положение войск в самом сражении 15-го апреля.

[85] Серрюрье, оставив 1 батальон в Треццо, возвратиться к Бривио.
В полночь на 16 апреля Отт начал наводить понтонный мост у Треццо. Эта операция весьма поучительна. Пункт для переправы был весьма неудобный с теоретической точки зрения: крутизна берега затрудняла спуск понтонов на воду; извилистое, быстрое течение реки и каменистое дно препятствовало (особенно ночью) удобствам наводки моста; но, с другой стороны, неприятель не обращал внимания на этот неудобный пункт (батальон, оставленный у Треццо Серрюрье, занимал замок, но не имел постов на самом берегу), ночная темнота прикрывала работы, река была не широка, так что потребовалось всего 7 понтонов. Понтонерный офицер донес о невозможности наводить мост в этом пункте. Тогда маркиз Шателер, уже достаточно усвоивший себе суворовские понятия о непреклонности в преодолении препятствий, прибыл к месту переправы и принял решительные меры.
Несколько егерей и волонтеров из батальона Надасти переправились на лодках и заняли правый берег для обеспечения наводки моста.
Начали спускать понтоны; работа производилась в совершенной тишине, и к рассвету мост был готов. Только утром французский батальон заметил свою оплошность, но уже было поздно: 6 рот егерей д’Аспра и несколько сотен казаков перешли по мосту, а за ними начала переправляться дивизия Отта, затем казачьи полки Денисова, Молчанова и Грекова, прибывшие чрезвычайно быстро от Лекко; наконец двинулась и дивизия Цопфа.
Казаки обскакали с тыла французский батальон; преследуемый головными батальонами Отта, он едва успел отступить; Гренье с бригадою Кенеля подходил в это время к Ваприо и остановил на позиции Ваприо–Поццо (2½ версты по фронту) наступление Отта, имевшего пока только 4 бат., 4 эск. и казаков. [86]
Моро поскакал на место боя и чуть было сам не попал в руки казаков, рассыпавшихся даже до его главной квартиры в Инцаго. Немедленно французский главнокомандующий приказал остальной части дивизии Греньн (бригада Кистера) и Виктору ускорить движение к позиции Ваприо–Поццо. Он уже сожалел, что отправил Серрюрье к Бривио и потому послал ему приказание остановиться там, где застанет его посланный. Серрюрье остановился у Вердерио. Это приказание скорее может быть названо командою, ибо не выражало цели предъявленного требования, а между тем, казалось бы, что находившегося в 12 верстах Серрюрье следовало возможно лучше ориентировать относительно положения дел и намерений главнокомандующего. Но, вероятно, Моро сам еще не выяснил себе точно обстановки, не решил, куда лучше направить Серрюрье, притянуть ли к Ваприо или придвинуть к Бривио, иначе незачем ему было бы отдавать столь неопределенное приказание; конечно, он предполагал послать дополнительно извещение об окончательном своем решении, но этого ему сделать не удалось, ибо с развитием боя казаки прервали сообщения между Моро и Серрюрье.
Подкрепления прибывали и к той и к другой стороне; боевой порядок противников был выстроен перпендикулярно к р. Адде; один фланг сражающихся примыкал к реке, а на противоположном действовала конница.
С приходом бригады Кистера и Гренье собралось до 9 батальонов и 8 эскадронов; прибытие Моро и распространившееся известие о назначении его главнокомандующим воодушевило французов; они делали крайние усилия; Гренье переходит в наступление, вырывает из рук австрийцев захваченную уже ими деревню Ваприо; успех сопровождает французов16.
Между тем Моро уясняет себе обстановку: он понимает, [87] что здесь союзники ведут главную атаку, что казаки не пропустят дополнительного приказания Серрюрье, и он не придет на помощь, что Виктор не поспеет, словом, что благоразумие повелевает начать отступление; но он увлечен общим одушевлением и не останавливает победоносного наступления Гренье.
Маркиз Шателер спешит на помощь Отту с двумя батальонами дивизии Цопфа и двумя эскадронами.
Рассказывают, что Суворовым отдано было приказание: австрийской кавалерии не ждать сбора целого полка, но атаковать отдельными эскадронами, по мере их прибытия; очевидно, нужна была немедленная помощь Отту, каждая минута была дорога, каждое усилие вело в задержке французов, к выигрышу времени, необходимого для подхода всей дивизии Цопфа; австрийцам распоряжение Суворова показалось странным17.
Подкрепление Шателера не остановило пылкого наступления французов; их кавалерия изрубила один из вновь прибывших батальонов гренадер (Стенча). Тогда донской атаман Денисов с 3 полками и венгерскими гусарами дружно ударил на левый фланг неприятеля, ворвался во французскую пехоту и опрокинул ее к Понцо. От Милана подоспел французский 24-й конно-егерский полк, но и его казаки опрокинули, преследовали до самой Горгонцолы и захватили много пленных.
Подошли остальные два батальона Цопфа и два эскадрона; австрийская пехота атаковала деревни Поццо и Ваприо и взяла их после упорного боя.
Моро приказал Гренье отступить на позицию Инцаго–Кассано, тем более что со стороны последнего была слышна сильная канонада. Кенель в порядке отступил к Инцаго, а раненый Кистер через Групелло к Кассано.
В Кассано мост проходил через канал Муцца и [88] р. Адду, был прикрыт на левом берегу тет-де-поном, впереди которого протекал канал Риторта. 106-я полубригада, оставленная Гренье в Кассано, стала за каналом Риторта и 5 часов отбивала атаки Меласа. В 4 часа пополудни на помощь подошла бригада Арго из дивизии Виктора. Суворов приказал Меласу взять Кассано во что бы то ни стало. Выставив батарею из 30 орудий, австрийцы заставили французов отступить в тет-де-пон, успели навести мост через канал и пошли на штурм мостового укрепления. Атака ведена крайне живо; полк Рейского так быстро ворвался в тет-де-пон, что французы, спасаясь на другой берег, не успели поджечь мост и увезти орудия; Арго убит. На плечах неприятеля австрийцы перешли мост и начали выходить из Кассано в тыл французам, отступавшим от Ваприо. Теперь Моро должен был думать не о продолжении боя, а только об отступлении; но прямая дорога на Милан через Горгонцолу была уже отрезана, – Моро поспешно отступил через Мельцо.
Часть дивизии Виктора, поздно смененная у Лоди бригадой Лабуасьера, не могла поспеть к полю сражения, и Виктор получил приказание отступать вместе с войсками Лабуасьера через Меленьяно.
Упорный бой с 6 часов утра до 6 часов вечера до такой степени утомил австрийцев, что они не в состоянии были преследовать разбитого неприятеля; одни казаки следили за ним.
Трофеи победителей состояли из 19 орудий, знамени и свыше 2 тысяч пленных; потеря французов убитыми и ранеными весьма значительна; у союзников более одной тысячи человек18. [89]
Вукасович сбил французский пост у Бривио и в ночь на 16 апреля перешел Адду, но что он делал дальше и отчего не двинулся к Треццо, в имеющихся источниках не разъяснено.
Генерал-адъютант Гиллье, командовавший в Бривио, хотя и был подкреплен в Ольджинате 39-й полубригадой, возвращавшейся из Вальтелины, но, видя успехи Вукасовича и не имея известий от своего начальника Серрюрье, отступил на Комо, куда уже была отправлена артиллерия генерала Сойе из Лекко. Этот последний, увидав 16 апреля приготовления всего отряда Розенберга к бою и узнав, что Вукасович отбросил Гиллье к Ольджинате, а следовательно, отрезал путь соединения с главными силами, – сел на суда на озере Комо. высадился в Менаджио, отсюда через Порлеццо и Лугано достиг Лювино на Лаго Маджиоре, на судах спустился к Арона и таким кружным путем спас свой отряд.
Серрюрье, точно исполняя приказание Моро, остановился между Вердерио и Падерно (почему-то тылом к Адде), тщательно окопался и так оставался целый день 16-го и ночь на 17-е апреля, выжидая дальнейших приказаний, отрезанный Оттом с юга и Вукасовичем с севера; а между тем с двух сторон, у Ваприо и Бривио, гремела канонада, шел ожесточенный бой. Бой кончился. Моро отступил, союзники ночевали на поле сражения; Серрюрье остался незамеченным.
17-го апреля союзная армия двинулась к Милану, причем Вукасович и Розенберг получили приказание идти через Монцу. Рано утром казаки Вукасовича открыли отряд Серрюрье. Вукасович предложил ему сдаться. Серрюрье отвергнул предложение и начал защищаться, но когда увидел приближавшиеся войска Розенберга, то положил оружие. [90]
Офицерам (до 250) позволено возвратиться во Францию на честное слово не служить против союзников в течение всей кампании; нижние чины (до 2,700) отправлены в Венецианскую область до размена пленных.
Потерпев поражение на Адде, французская армия отступала за р. Тичино, где Моро рассчитывал на присоединение Серрюрье, об участии которого еще не знал: Виктор и Лабуасьер через Павию, Гренье через Милан на Буфалору, оставив в миланской цитадели гарнизон из 2,400 человек.
Что касается фланговых частей, то мы уже видели, что Гиллье отошел на Комо, Сойе кружным путем на Арону, а Лемуань, находившийся у Пичигитоне, оставил здесь гарнизон, а сам перешел По в Пьяченце, уничтожив за собою мост. Республиканские власти и приверженцы французов спасались из Милана, столицы Цизальпинской республики, в Турин, под прикрытием дивизии Гренье.
В сражении на р. Адде приняли участие дивизии Серрюрье, Гренье и часть дивизии Виктора, всего около 18 тыс., следовательно, около 10 тыс. присутствовали, но не действовали; большая часть дивизии Виктора и авангард Лабуасьера только совершали бесполезные марши. Нельзя признать правильным такое употребление сил; но мы видели, как все это случилось.
Из 18 тыс. убито и ранено более 2½ тыс., взято в плен до 5 тыс. и 27 орудий (14 у Гренье, 5 в Кассанском тет-де-поне, 8 у Серрюрье). Союзники потеряли до 2 тыс. человек.
Что за причина такого значительного урона у французов? Им не было никакого основания принимать бой на р. Адде; не принимали же они его на других реках, – Адда не давала таких больших выгод, чтобы на ней искать боя. Правда, эта река сильнее некоторых других притоков По, но все-таки размеры ее не велики, устройство переправы не представляет больших трудностей. Бой есть решительное, но вместе с тем крайнее средство для достижения поставленной [91] цели. Могли ли рассчитывать французы достигнуть своей цели сражением на Адде, могли ли они рассчитывать на успех? Вряд ли; скорее это был бой отчаяния. Французы задержали союзников насколько возможно на Р. Адде, и 15-го вечером они должны были бы отступить. Но они остались. После этого, чем дольше стояли они на позиции, тем более ухудшалось их положение.
Но если Моро решился сделать попытку сопротивляться переходу союзников, рассчитывая, может быть, на их ошибку или счастливый случай, то ему следовало быть крайне чутким к общему положению дел и не рисковать армией (необходимой еще для продолжения войны) для мимолетного успеха на каком-либо одном пункте. Лишь только он уяснил себе, что противник энергически атакует и не даст времени сосредоточить силы, Моро обязан был отступить, дабы сохранить армию. Но он увлекается, во вред общему делу, временным успехом Гренье, хотя видит, что переправа неприятельских подкреплений продолжается, и что развить успех он не будет в состоянии; Моро поступил как солдат, а не как полководец. Если он не понес еще больших потерь, то обязан особенно благоприятным обстоятельствам.
Моро бесспорно виноват в катастрофе, постигшей Серрюрье, но последний виноват в своей гибели еще более. В самом деле, Серрюрье находился в таком положении, когда более всего удобно проявить частный почин. Уже утром 16 апреля он потерял сообщения и с Моро и с частями своей дивизии у Бривио и Лекко; очевидно, он стал самостоятельным начальником, который не может получать приказаний, а обязан действовать на свой риск и страх, сообразуясь только с обстановкой. Обстановка представлялась для него в таком виде: у Треццо происходит переправа (он не мог этого не знать, если только посылал разъезды; но допустим, что он этого не сделал), с одной и с другой стороны, по направлению к Ваприо и Бривио, слышна канонада, там идет бой, самого Серрюрье никто [92] не атакует. Что он должен делать? Несомненно, идти на выстрелы. Но куда? Конечно к Ваприо: там оставалась вся французская армия, а у Бривио и Лекко одна его бригада; если бы у Ваприо был только ничтожный отряд союзников, то, конечно, Моро скоро сбил бы его и дал о себе сведение, связь не могла быть прервана в этом случае; у Бривио, вероятно, были небольшие силы неприятеля, иначе, сбив небольшой пост Гиллье, они уже двигались бы к Ваприо или Милану. Предполагая даже, что Серрюрье не в состоянии был оценить важность пунктов и пошел бы к Бривио, то и в таком случае он принес бы пользу левому крылу французов и сам избегнул бы катастрофы; но если бы он своевременно пошел к Треццо, прервал бы там переправу Цопфа и вышел в тыл Отту, то последствия могли быть весьма выгодные для французов. Серрюрье, однако, с удивительным терпением стоит у Вердерио. 17 апреля союзники начинают отрезывать ему пути отступления (очевидно, он не посылает разъездов и не знает, что делается кругом; кавалерийский пост выдвинут только на 2 версты к деревне Имберсаго). Он ничего не предпринимает19. Наконец, он окружен. Из такого положения есть два выхода: честный – пробиться, позорный – положить оружие. Серрюрье выбирает последний20.
Разброска сил Суворова в сражении 16 апреля повела к упорным боям у Ваприо и Кассано, к значительным потерям, которых, может быть, удалось бы избежать при большем сосредоточении сил. В бою при Ваприо у Гренье было [93] тысяч 7, в дивизиях же Отта и Цопфа вместе с казаками – тысяч 11; но эта цифра была сосредоточена только к концу боя, когда, получив превосходство в числе, союзниками и удалось опрокинуть пылких французов после продолжительных усилий. Нельзя сказать, что можно было быть вполне уверенным в исходе атаки у Ваприо: своевременное прибытие 3 т. Серрюрье тысяч 6-ти Виктора (2 тыс. он мог по пути забросить в Кассано), составило бы 16 тыс. французов, предводимых искусным Моро, против 11 тысяч неприятелей.
Таким положением боя при Ваприо можно объяснить энергичную лобовую атаку войсками Меласа у Кассано; вероятно, эта атака поведена была с целью содействовать успеху у Ваприо или, по взятии Кассано, движением в тыл Гренье, или отвлечением на себя части французских войск от того поля сражения. Может быть, вялость утренних действий Меласа и позволила Моро оставить в кассанском тет-де-поне одну только 106 полубригаду, что показывает вместе с тем глазомер Моро. Самая атака у Кассано после 4 часов дня ведена войсками Меласа превосходно: поучительна подготовка огнем 30-орудийной батареи, а затем решительный удар вплоть до занятия самого города Кассано.
Победоносный бой должен быть закончен энергическим неотвязным преследованием. Только тут победитель пожинает плоды своей победы и доводит армию противника до окончательного материального и нравственного разложения.
Суворов не преследовал, он только следил за неприятелем казаками. Как объяснить это? Конечно, он отлично сознавал необходимость преследования, не сам ли он неоднократно указывал на ошибки Края, остановившегося после сражения при Маньяно; но Суворов не имел средств для преследования: австрийцы, бывшие 12 часов в бою, утомились до крайности; русский фельдмаршал командовал ими всего 12 дней, они еще не получили привычки к крайним форсировкам, с этими войсками нельзя было преследовать до последнего истощения сил. Из русских войск под рукою случились [94] только казаки, которые были 15 апреля у Багратиона под Лекко, сделали в ночь на 16-е марш в 30 верст до Треццо, целый день 16-го участвовали в горячем бою и потом нашли еще в себе силы следить за отступавшим неприятелем. Остальные русские войска находились далеко в тылу. Во всяком случае, хотя Суворов посылал пышные реляции о сражении при р. Адде, приводил в восторг петербургский и венский дворы, официально был доволен своими первыми успехами, но в глубине души не совсем ими удовлетворялся21; вероятною причиною этого был недостаток преследования. Он сам писал впоследствии, что если бы мог преследовать французов по пятам, то «почти бы никто из них не спасся, лишь я здесь сведал, что они как овцы бежали, и генералы впереди»22. Клаузевиц (203-205) говорит, что Суворову вовсе не нужно было давать боя на Адде, а простым движением на Кремону и нижнюю Адду обойти правый фланг противника, перейти По при первом удобном случае и двинуться к Аллесандрии; такой маневр давал следующие выгоды: Моро отрезывался от Макдональда, может быть, даже от Генуи; союзники угрожали путям отступления на Ниццу, которые отходили косвенно от правого фланга Моро; наконец, легко можно было завоевать целые области. Клаузевиц не указывает, когда именно должен был Суворов принять это направление. Если сразу от Минчио, то мы уже разбирали выше подобный выбор операционной линии (см. главу VI); но если союзники свернули бы после взятия бреши, то и в таком случае те же доводы остаются в силе, – пришлось бы совершить фланговый марш сначала к Кремоне, а потом за р. По, причем Пяьченца была в руках французов; отсюда они могли угрожать сообщениям союзников в самом близком расстоянии, да и далее в тылу сообщения Суворова были бы на воздухе. Занимая такое фланговое положение, французы [95] могли не опасаться за собственные коммуникации. ибо отрезанные от путей на Геную и Ниццу, они сохраняли еще сообщения на Пиньероль. Фенестреллу и Бриансон, наконец, имели пути в Швейцарию. Кроме того, при подобном маневре Суворова Моро выигрывал время, чтобы притянуть подкрепления и предупредить его на Страдельской позиции, а Макдональд, быть может, успел бы подойти из южной Италии.
Самое естественное для фельдмаршала было стремиться, возможно скорее ослабить одного из противников, избирать предметом действия неприятельскую армию, и если французы принимали бой, то это было Суворову как нельзя более на руку: он должен был также страстно искать боя, как Моро его избегать.
Едва французы отступили из Милана, как вечером 17 апреля майор Молчанов с полком казаков ворвался в город и завладел им. Французы укрылись в цитадель; народ бросился истреблять эмблемы республиканского правления: деревья вольности, фригийские колпаки, надписи и пр. Суворов с австрийцами остановился на ночлег у Крессенцаго (переход верст 20), и только Мелас с передовыми войсками вошел в Милан.
18-го апреля вступление Суворова в город было торжественным въездом. В это число пришлось Светлое Христово Воскресенье; весенний итальянский день был совершенно ясен; на улицах города толпы народа. Все радовались; дворянство и духовенство надеялись на восстановление своих прав, попранных революцией, на возвращение имуществ и почестей; торговцы и ремесленники рассчитывали избавиться от тягостных налогов и насильственных займов; сельское население жаждало успокоения. Суворова встречали криками: «eviva nostro liberatore!» С таким же восторгом встречали итальянцы Бонапарта в том же Милане 3 года назад (в 1796 г.) и год спустя (1800 г.).
Во всей северной Италии народ заволновался, начали вспыхивать восстания против французов. [96]

№ 6.
Союзные войска (Суворов).

Дивизии Фрёлиха и Кейма – при Милане.

16 бат. 16 эск.

12,600

Дивизия Отта – у Каза д’Олона.

6 бат. 8эск.

4,700

Дивизия Цопфа – у С. Донато.

6 бат. 8 эск.

4,700

Дивизия Вукасовича – на пути к Милану.

8 ⅓ бат. 2эск.

7,000

Русские войска Розенберга – на пути к Милану. (При них один австрийский гусарский полк).

12 бат. 8 эск. 1 каз п.

10,000

Отряд Секендорфа – у Лоди.

2 бат. 2 эск.

1,500

Отряд Гр. Гогенцоллерна – у Пичигетоне.

5 бат. 6 эск.

5.000

Казачьи полка Денисова – на передовых постах.

3 каз п.

1,500

 

55 ⅓ бат, 50 эск.. 4 каз. п.

47,000


Французские войска (Моро).

Гренье – отступает от Милана чрез Буфалора к Новаре.
Виктор и Лабуасьер – отступают на Павию и Валенцу.
Лемуань – отступает чрез Пьяченцу.

25 бат. 30 эск.

20,000

Французский гарнизон: в цитадели Миланской.

 

2,400

Французский гарнизон в крепости Пичигетоне.

 

800

[97] Союзная армия расположилась так: дивизия Фрёлиха и Кайма в самом городе и возле него; Отт выдвинут в виде авангарда верст на 10 к Каза д’Олона на дороге к Буфалоре; за ним Вукасович; Цопф выдвинут к С. Донато на дороге к Пьяченце; казаки заняли передовые посты; русские Розенберга следовали к Милану через Монцу; войска Гогенцоллерна и Секендорфа – близ Пичигетоне.
Уничтожив Цизальпинскую республику, Суворов учредил временное правление впредь до распоряжений венского двора, владевшего большей частью Ломбардии до Кампоформийского мира. Мелас, которому главнокомандующий поручил административные заботы, учредил в Милане, к великому неудовольствию итальянцев, австрийские полицейские порядки, обезоружил национальную гвардию, запретил ношение цизальпинского военного мундира, ввел опять в обращение билеты венского банка и проч.
Итак, 8 апреля Суворов начал наступление, двигался весьма сосредоточенно, в 9 дней прошел более 100 верст, переправился через 5 рек (Киеза, Мела, Олио, Серио и Адда) и дал сражение, в котором одержал победу и нанес противнику чувствительный урон, а на 10-й день занял столицу Цизальпинской республики и низвергнул ее. В 10 дней была завоевана Ломбардия23.

 

 

Примечания

1. Справедливо замечает Милютин (т. III, стр. 173), что официальные источники о первом периоде кампании неясны и противоречивы; то же следует сказать и о неофициальных; особенно это относится к боям на р. Адде. Но если принять во внимание, что все записки и диспозиции писались спешно и не особенно соблюдались синтаксические правила, что многое передавалось на словах или записками, не дошедшими до нас, а потому диспозиции являлись отчасти только дополнением, – то многие из недоумений историков можно разъяснить весьма вероятными догадками.
2. Число войск показано примерно и взято у Милютина; оно расходится с показанным при начале наступления от Минчио, а именно – в австрийских войсках не достает 2 бат., а в численности 3 ½ тыс. человек.
3. Clausewitz, 194.
4. Демонстративную роль, как ниже увидим из диспозиции, попутно должны были сыграть войска Меласа против Касанно и 2 батальона Цопфа против Ваприо.
5. Фукс, ч. II, стр. 33-34.
6. Милютин (т. III, стр. 173) пишет: «можно заключить, что русские войска Розенберга были в то время в Канонике (против Ваприо) вместе с дивизией Цопфа». нам кажется, что если в диспозиции исправить грамматические ошибки, встречающиеся, как известно, во множестве в документах того времени, то недоразумение исчезнет. Прочтем так: «туда же следовать будут дивизии Швейкоского и Цопфа, стоящая в окрестностях Каноники, под начальством…».
7. Милютин (т. I, стр. 283) излагает этот пункт так: «Мелас, с дивизиями Кейма и Фрёлиха, должен был впредь до приказания оставаться в резерве у Тревилио». Слово «в резерве» прибавлено произвольно; мы продолжаем настаивать, что общего резерва у Суворова не было; дивизии Фрёлиха и Кейма, очевидно, хотя о том прямо и не сказано, должны были перейти по мосту в Кассано, при содействии Отта.
8. Намерение штурмовать Брешию, называемое иностранными писателями «турецким» образом действий, нам кажется весьма сообразным с обстановкой, а назначение для штурма огромных сил, подтверждающим наше мнение о нежелании рисковать, предоставлять дело случаю.
9. Об этом упоминают Жомини, Клаузевиц, Фукс и Грязев («Русский Вестник» № 6, стр. 121), но весьма темно, относя на это число даже что-то похожее на бой 15-го апреля.
10. В письме к гр. Толстому от 11 мая Суворов говорит: «на Лако-ди-Комо чуть было мою печенку не проглотили». «Военный журнал», книжка 1, 1810 г., стр. 48.
11. Милютин, т. I, стр. 284. К сожалению, историк не указывает, откуда он почерпнул эти сведения. правда, в соответствующем примечании (т. III, стр. 175) он приводит предписание Меласу; однако здесь нет положительного приказания атаковать Кассано, а сказано: «по доставлении понтонного моста из Сен-Джервазио и по возобновлении моста в Кассано, перейти через Адду с двумя дивизиями Кейма и Фрёлиха и следовать с авангардом к Милану по большой дороге». Может быть это значит, что Мелас должен перейти Адду, когда уже мост не будет нужен на переправе у Треццо (Джервазио), т. е. Отт и Цопф уже перейдут реку, выйдут в тыл Кассано и, заставив неприятеля отступить, дадут возможность вохобновить кассанский мост. Далее в предписании говорится: «за вами следует, под начальством ген. Розенберга, колонна императорских Российских войск, при которой и я находиться буду в ожидании известий от вас». По этому поводу у Милютина рождается недоумение, «каким же образом предполагал Суворов переправить русские войска Розенберга, вслед за Меласом, в Кассано, когда они находились в то время еще у Лекко?»
Это недоразумение заимствует у Милютина и Петрушевский (т. III, стр. 54 и 384) и дает такой тог, как будто в план Суворова входило послать в атаку на Кассано русских. нам кажется, что недоумение будет совершенно устранено, если слово «следует» понимать в смысле следования не на Кассано, а на Милан, переправиться же русские могли и в другом месте.
12. Петрушевский, т. III, стр. 51.
13. Clausewitz, 196.
14. Clausewitz, 198.
15. Клаузевиц (195) говорит, что в 6 часов вечера 15 апреля.
16. Jomini, III, p.347.
17. Петрушевский, III, стр. 55.
18. Клаузевиц (стр. 198) замечает, что Суворов, вероятно, был при войсках Меласа, ибо «только этим можно объяснить себе необыкновенную энергию при атаке». Милютин (т. I, стр. 290) утверждает, что главная квартира Суворова (но это не значит, что и сам он) 17 апреля находилась в Ваприо. По поводу замечания Клаузевицв можно сказать, что энергия в атаке Меласа проявилась только после 4 часов пополудни, а до тех пор скорее надо предполагать вялость, ибо его удерживала одна полубригада. Затем есть указание, весьма неопределенное, на распоряжения Суворова в момент движения Шателера с частью дивизии Цопфа в бою у Ваприо. Может быть, утром Суворов был у Треццо, а после обеда у Кассано?
19. Мы видим, что генерал Соей нашел способы спасти свой отряд отрезанный у Лекко Розенбергом.
20. В Милане Суворов возвратил Серрюрье его шпагу и сказал: «кто так владеет шпагою, как Вы – тот не может быть лишен ее». Серрюрье был очень доволен.
«Наполеон, желавший возвысить в общем мнении австрийского генерала Проверу, человека с весьма посредственными качествами, часто выхвалял его и достиг, наконец, того, что венский кабинет снова определил его. Вскоре после того он вторично был взят в плен». (Memoires de Gourgaud, I, 237).
21. Петрушевский, III, стр. 63.
22. «Военный журнал», кн. I, 1810 г., стр. 50.
23. Милютин, т. I, стр. 276-302; Clausewitz 192-205; Jomini, t. III, p. 345-349.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru