: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

 Соловьев В.А.

Суворов на Кубани


Глава 3. КУБАНСКИЙ КОРПУС

 

Впервые Кубанский корпус был сформирован в 1711 году по приказу Петра I. Правда, слово «корпус» в документах появилось значительно позднее, а тогда войска, отправляемые на Кубань, называли деташеметом (отдельный отряд, выполняющий особое задание). Генерал П. М. Апраксин, губернатор астраханский и казанский, собрал у Азова 9500 человек регулярных войск, казаков и 20 000 калмыцкой конницы и сделал набег на среднее течение Кубани с целью сковать татаро-ногайскую конницу и не допустить ее участия в походе на Дунай. Апраксин задачу выполнил. Возвращаясь к Дону, разбил во встречном бою князя Чан-Арслана, который после набега на Саратовскую и Пензенскую губернии шел степями к Кубани. Вместе с победителями возвратились на родину и 2000 пленных русских людей.
Вторично Петр I послал на пограничную линию «русское войско, в 5000 состоящее», когда получил известия, что «кубанские татары стали шевелиться». После смерти Петра I продолжалась борьба с Турцией и ее вассалами за выходы к южным морям. Поэтому и при его преемниках, когда начинались военные действия в Причерноморье, каждый раз в устье Дона формировался Кубанский корпус.
В 1736 году русские войска в ответ на набег крымских татар на Дон и южные окраины России вошли через Перекоп в Крым, сожгли Бахчисарай и осадили Азов, который после неудачного Прутского похода находился под властью Турции. Одновременно на Кубань были посланы донские казаки, большое ополчение союзных калмыков во главе с их ханом Дондок-Омбо, которые за две недели разорили низовье Кубани и выжгли три городка — станицы некрасовских казаков.
На следующий год летом татары, ногайцы и черкесы сделали набег на Дон и разорили пять городков. В ответ на жалобу казаков императрица Анна Иоановна разрешила им совместно с калмыками нанести ответный набег. В конце ноября союзники выступили в поход и разорили все правобережье Кубани. При этом приступом был взят главный город Кубани Копыл, точнее — Эски-Копыл (Старый Копыл), который был построен в 1608 году повелением крымского хана Казы-Гирея по прозвищу Бора, то есть буря. Город был резиденцией сераскира — главнокомандующего над кубанскими народами, который всегда назначался из рода крымских Гиреев.
Война окончилась в 1739 году Белградским договором, по которому к России отошли земли в устье Днепра и город Азов Успехи России в борьбе за выход в южные моря вызывали усиление враждебной деятельности со стороны Австрии и Англии, которые начали подогревать у Турции реваншистские настроения, подталкивая ее к новой войне.
В дополнение к уже построенному редуту Ахтар-Батар (г. Приморско-Ахтарск) и городу-крепости Ачу (г. Ачуев) Селим-Гирей начал в 1747 году строить на острове Мунтан город Новый Копыл (Ени-Копыл), укрепления которою были значительно сильнее, чем Эски-Копыла. Строили его под руководством турецкого инженера 4000 воинов Джамбулуцкой и Джетишкайской орд, которые сюда были направлены ханом из Бессарабии.
Новая война началась летом 1768 года набегом крымских татар на Украину. Затем военные действия начались на Дунае, у Перекопа, в Закавказье. И на Кубани, куда был направлен Кубанский корпус. В 1770 году генерал-аншеф (полный генерал) П. А. Румянцев несколькими ударами отбросил турок за Дунай, а в Средизем-ном море был уничтожен полностью морской флот Турции.
В том же году вновь сформированный Кубанский корпус под командованием генерала Медема подошел к Азову. А летом следующего года выделенные отряды с союзными калмыками сделали два набега на Кубань с целью не допустить отправки подкреплений в Крым. Не послушав пристава подполковника Кишенского, калмыцкий хан Убаша решил самовольно захватить Новый Копыл. Убаша ночью, скрытно провел свое войско и остановился, не доходя две версты до города, в камышах Казачьего ерика. Разведчики, высланные к Черной Протоке, доложили, что в городе все спокойно и гарнизон ведет себя беспечно. Перед рассветом 12 июля тысяча воинов, сняв одежду и вооружившись только холодным оружием, переплыла на лошадях реку и пошла на приступ. Однако валы оказались такими высокими, что без приступных лестниц на них взобраться было невозможно. Тогда воины подтащили к воротам найденный тут же большой камень и как тараном начали выбивать им ворота. Грохот всполошил спящий гарнизон, и с бастионов ударили пушки. Калмыки, подбирая раненых, бросились в реку и скрылись в камышах. В тот же день Убаша повел свое войско разорять остров Мунтан.
Набеги союзников на Кубань сковали силы ногайцев Это позволило летом 1771 года русскому корпусу войти в Крым, занять приморские крепости и возвести на ханский трон Сагиб-Гирея, сторонника сближения с Россией. А его брат, двадцатипятилетний Шагин-Гирей, был избран калгой, то есть вторым лицом в ханстве.
На Кубани же русскими войсками были взяты Ачуев и Темрюк. Позже направленный из Крыма десант без боя взял городок Таман. Но вскоре из-за вспыхнувшей эпидемии русские войска Кубань и Тамань оставили. Воспользовавшись тем, что часть Кубанского корпуса, которым командовал генерал-поручик Е. А. Щербинин, была направлена на подавление крестьянского восстания под руководством Пугачева, турки высадили на Тамани сильный десант и заняли все города. Весной же следующего года помогли своему ставленнику на ханский трон Девлет-Гирею собрать войско и выступить на Азов. Однако отряд Кубанского корпуса под командой подполковника Бухвостова во встречном бою разбил Девлет-Гирея, и тот так побежал под крыло турок, что промчался мимо Копыла, оставив его со всей артиллерией.
Одновременно входящий в состав корпуса Московский легион и два полка казаков под командой полковника И. Ф. Бринка сделали набег за Кубань, к Лабе, куда перекочевали три протурецки настроенные орды. Легион этот, как и С.-Петербургский легион, был сформирован специально для войны с турками в 1769 году и состоял из четырех батальонов пехоты, шести эскадронов кавалерии и двенадцати пушек. В 1775 году легион был расформирован и пополнил полки Кубанского корпуса, командиром которого стал бригадир И. Ф. Бринк.
После ряда сокрушительных поражений на Дунае Турция попросила мира, который и был подписан в 1774 году в Болгарии, в деревушке Кючук-Кайнар-джи. Турция отказывалась от ряда крепостей, признавала независимость Крыма и Кубани и предоставляла русским судам право свободного выхода в Средиземное море.
В 1775 году татарские феодалы свергли хана Сагиб-Гирея, вместо которого был поставлен Девлет-Гирей, ярый приверженец Турции. Генерал-аншеф граф Румянцев попросил срочно приехать к нему брата свергнутого хана - калгу Шагин-Гирея, который скрывался в Абазе, как тогда называлось левобережье Кубани в ее низовьях. Шагин-Гирей уже бывал в России. В 1771 году он посетил во главе делегации Санкт-Петербург и там обратил на себя внимание не только как прямой потомок Чингисхана, но и как сторонник сближения с Россией. За годы, проведенные в столице, он изучил языки, экономику, писал стихи. Царица наградила его несколькими орденами и дала чин капитана Преображенского гвардейского полка, ибо рассмотрела в молодом феодале наиболее подходящую кандидатуру для занятия ханского престола, к чему он и сам сильно стремился.
В сопровождении эскадрона Ахтырского гусарского полка Шагин-Гирей прибыл к устью Ей и в короткий срок сумел подчинить себе часть ногайских орд, несмотря на серьезное сопротивление турок и их сторонников из среды татар и ногайцев, которых возглавлял Тохтамыш-Гирей.
Весной 1776 года Турция усилила подготовку к новой войне. Стало известно, что в Крым прибыли французские военные инженеры для укрепления крепостей. А с Тамани разведка донесла, что там собирается большое ополчение из татар, ногайцев и горцев для нападения на Азов.
Командир Кубанского корпуса бригадир И. Ф. Бринк получил указание выдать Шагин-Гирею оружие и боеприпасы, чтобы тот мог вооружить своих сторонников. Получил Бринк и указание оказать всяческую помощь Шагин-Гирею в вытеснении турок с Кубани и Тамани и принудить все ногайские орды признать Шагин-Гирея своим ханом. Операция эта увенчалась успехом. В начале 1777 года Кубань и Тамань были очищены.
В это же время в Крым вошел русский корпус под командованием генерал-поручика А. А. Прозоровского, заместителем которого был генерал-поручик А. В. Суворов. Сагиб-Гирей бежал в Турцию, а приехавшего в Крым Шагин-Гирея крымские феодалы избрали своим ханом.
Осенью 1777 года обстановка в Крылу осложнилась. Шагин-Гирей восстановил против себя своих подданных введением европеизации. Слишком поспешные нововведения вызвали недовольство не только феодалов и духовенства, но и простого народа. Этим сразу же воспользовалось турецкое правительство. Агенты султана, который считался духовным главой всех мусульман, активизировали подрывную деятельность среди татар и ногайцев. Почти одновременно в нескольких местах начались волнения, которые и перекинулись на Кубань.
На рассвете 2 декабря 1777 года протурецки настроенный закубанский князь напал даже на Копыл, столицу Кубани, и пытался уничтожить паром, но казачий караул нападение отбил. Жители городка при первых же выстрелах укрылись в крепости и приготовились к обороне. Пошедший на рысях резерв из поста Одоевского смел пушечной картечью абреков с берега Черной Протоки, а затем, переправившись, атаковал противника в конном строю. Абреки, бросая награбленное, бежали в камыши Старой Кубани.
...Полководец, даже самый заслуженный, не всегда может быть политиком. Генерал И. Ф. Бринк сумел вытеснить турок с правобережья Кубани и с Тамани, но не сумел возвратить некрасовцев и убедить ногайские племена, какую выгоду им несут дружеские отношения с Россией. Он в данной обстановке оказался явно не на высоте: закубанские абреки продолжали делать набеги, татары выказывали недовольство. Все это вызывало у командования озабоченность. 28 декабря генерал-фельдмаршал Румянцев приказал командиру Крымского корпуса генерал-поручику А. А. Прозоровскому: «Укажите генерал-майору Бринку... сообразно дел положению, свои позиции взять так, чтобы удобно ему было и границы свои прикрывать, и разные орды и народы держать в страхе, и не бесплодно озираться на так великом пространстве на кочующие разные орды и народы, и которые непрестанно сей отряд с разных сторон тревожа изнурить могут до крайности».
Незадолго перед этим вице-президент Военной коллегии генерал-аншеф Г. А. Потемкин, получав сведения от Румянцева о положении на Кубани, вспомнил, что Суворов еще в июне просил дать ему в самостоятельное командование какой-либо корпус. Он и посоветовал Румянцеву назначить того вместо Бринка.


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2021 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru