: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

А.А. Замостьянов

Краткий обзор суворовской литературы

Права на этот электронный текст принадлежат Арсению Замостьянову, (2002 год). Разрешено свободное распространение при условии сохранения целостности текста (включая данную информацию). Разрешено свободное использование для некоммерческих целей при условии ссылки на источник. Электронное издание произведений Арсения Замостьянова - товарный знак и знак обслуживания, принадлежащие автору.

 

Никита Михайлович Муравьев (1796 - 1843) - тот самый основатель Союза Спасения и Союза Благоденствия - в 1816 году опубликовал в "Сыне отечества" "Рассуждение о жизнеописаниях Суворова", одну из первых попыток литературного осмысления суворовской историографии. Печально и симптоматично, что многие положения давней муравьевской статьи являются правильными и для нашего времени: "…горестные для патриота размышления возбудила во мне мысль, что нет еще до сих пор русской истории Суворова, первого из вождей". Конечно, с тех пор многое изменилось, и о Суворове было написано немало и немало талантливого, но полноценной истории Суворова - той, которую, быть может, замышлял А. С. Пушкин, в России до сих нет. Есть талантливый и умный исторический роман Олега Михайлова, есть замечательные капитальные исследования жизни полководца Петрушевского и Ростунова, но всё-таки суворовский феномен остается для нас тайной за семью печатями - и очень печально, что даже в России в последние пятьдесят лет гораздо великому Наполеону было уделено гораздо больше исследовательского внимания, чем великому Суворову. Кроме биографического исследования Ростунова, ярким явлением в сувороведении последнего времени стало научное издание писем полководца, подготовленное В. С. Лопатиным, в авторитетной серии "Литературные памятники". Дополнением к 688 письмам в этом издании стали публикации записок Суворова, "Разговора с солдатами их языком" и талантливого исследования В. С. Лопатина "Суворов в своих письмах". Заслуживают всестороннего внимания и составленные В. С. Лопатиным примечания к суворовским публикациям книги.

Суворовская историография была исследована не одним поколением талантливых историков, особенно интересен обзор А. Г. Кавтарадзе "Суворов в отечественной историографии", работа, вошедшая в сборник "А. В. Суворов. К 250-летию со дня рождения" ("Наука", М.,1980). В настоящей главе мы очертим круг суворовских исследований, особенно сильно повлиявших на историю общественного отношения к Александру Васильевичу Суворову.

Суворов был прижизненно удостоен биографического исследования. В пору Итальянского и Швейцарского походов появилось немало людей, желавших стать биографами великого полководца. Суворовская библиография традиционно начинается с публикации 1765 года; с того времени упоминания имени Суворова в иностранной и российской печати встречались регулярно, с частотой, зависевшей от направлений суворовского боевого пути. Первым же биографом Суворова стал немец И. Ф. Антинг. Антинг служил в русской армии, слыл неплохим рисовальщиком и изготовителем силуэтов, наконец, в начале 1790-х годов он стал секретарем генерал-аншефа Суворова. Предприимчивого немца заинтересовал великий солдат, пользовавшийся репутацией замечательного чудака и оригинала. Получив благословение самого Суворова, Антинг приступил к написанию биографии своего непосредственного начальника. В 1795 году, в Германии, вышла первая часть сочинения Антинга. В ней освещалась деятельность Суворова до 1794 года, до суворовского фельдмаршальства. В 1799 году, в кульминационный год суворовской славы первая часть книги Антинга "Жизнь и военные деяния генералиссимуса князя Италийского графа Суворова-Рымникского с виньетами и планами" была издана в России, в течение 1800 года последовали аналогичные издания второй и третьей частей.

В 1841 году в "Отечественных записках" были опубликованы воспоминания суворовского сподвижника П. Н. Ивашева "Из записок и Суворове", из которых следует, что генералиссимус был недоволен второй частью сочинения Антинга и поручил Ивашеву исправить биографию: "Во второй части Антинг скворца дроздом встречает, много немогузнайства и клокотни - тебе лучше известно: куда пуля, когда картечь, где штык, где сабля; исправь, пожалуй, солдатским языком, отдай каждому справедливость, и себе - я свидетель".

Следующей русскоязычной биографией Суворова была книга Е. Б. Фукса "История генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского", вышедшая в свет в 1811 году. Егор Фукс также издавал и ставшие весьма популярными сборники анекдотов о Суворове. Позже (в 1826 году) Фукс издал книгу о последних походах Суворова "История Российско-австрийской кампании 1799 года под предводительством генералиссимуса, кн. Италийского, графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского". Прошли годы, и известная работа Дмитрия Милютина заслонила это, как признавали многие, неудачное биографическое исследование Егора Фукса. Заметим, что без перекличек с анекдотами Фукса не обходился ни один позднейший исследователь жизни Суворова, будь он историком или писателем.

В 1808 году в Петербурге выходит книга с характерно длинным названием - "Дух великого Суворова, или Анекдоты подлинные о князе Италийском, графе Александре Васильевиче Суворове-Рымникском… с присовокуплением безсмертного его сочинения тактики или науки искусно побеждать и переписки Суворова с разными знаменитыми особами. Российское сочинение В. С.". Кто скрывался под инициалами В. С. - загадка, и в наше время неразгаданная. В "Духе великого Суворова…" яркие, всем запомнившиеся суворовские анекдоты соседствовали с письмами и документами полководца. Начиналось освоение суворовского наследия - такую поставила перед историками и мемуаристами сама эпоха, великий Девятнадцатый век российской культуры.

Чтобы иметь представление о европейской суворовской литературе, существовавшей в первой четверти Девятнадцатого века, можно обратиться к источникам, которыми пользовался Д. Г. Байрон в работе над суворовскими песнями поэмы "Дон Жуан". Байрона заинтересовала характеристика Суворова из книги Г. Кастельно "Древняя и современная история России", а также из "Жизнеописания Екатерины Второй" Тука. Байрон также ознакомился с книгами полковника Сполдинга "Суворов" и Л.-М.-П. Траншан де Лаверна "Жизнь фельдмаршала Суворова". К этому списку следует присоединить книги о Суворове, упомянутые Никитой Муравьевым - и мы получим объективный список образцов популярной и научно-популярной суворовской литературы того времени. Муравьев повествует о сочинениях Антинга, Фукса, Бошана, Лаверна, Дюбокажа, Сервана, наконец, М. Дюма. Безусловно, на Суворова падал отсвет славы Наполеона и европейские историки спорили: победил русский полководец французов или лишь поучился у своего младшего и гениального современника. В этот спор охотно включались и русские историки и писатели.

В 1812 году С. Глинка выпускает книгу "Жизнь Суворова, им самим описанная, или собрание писем и сочинений его". Эта, о двух частях, работа подытожила труды предшественников Глинки по публикации и введению в научный оборот памятников литературного наследия Суворова. Кроме того, книга содержала обширное исследование самого Сергея Глинки, посвященное жизни Суворова и его литературному наследию.

В 1840 году был издан четырёхчастный труд Дмитрия Николаевича Бантыш-Каменского "Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов", в котором находилась и биография "Князя Александра Васильевича Италийского, графа Суворова-Рымникского, 3-го генералиссимуса". Автор использовал и труды Антинга, и анекдоты о Суворове, и суворовские документы. Подчас эту книгу цитируют и в наше время, а, если цитируют, то уж наверное читают.

В 1840-е годы были написаны три книги о Суворове, которые и в наше время представляют интерес не только для исследователей суворовской историографии. Это работы Я. М. Старкова-Третьякова "Рассказы старого воина о Суворове" (1847 г.), М. И. Богдановича "Походы Суворова в Италии и Швейцарии" (1846 г.) (в 1852 году вышла другая работа Богдановича - "Походы Румянцева, Потемкина и Суворова в Турции") и Николая Полевого "История князя Италийского, графа Суворова-Рымникского". Особенный интерес вызывает книга "Рассказы старого воина…", открывшие новое в личности Суворова, показавшие восприятие Суворова в солдатских и офицерских кругах. Книга Н. А. Полевого несет следы глубокой авторской зависимости от трудов Антинга, чувствуется в ней и установка на сенсационность в описании взаимоотношений Суворова и Румянцева, Суворова и Потемкина. Николай Полевой был одарённым человеком, блестящим стилистом, но пустоватым историком, робко работающим с документами. И всё-таки, написанная живым литературным языком книга талантливого писателя стала самым популярным жизнеописанием Суворова вплоть до выхода в свет работ Петрушевского.

В те же годы начали выходить в свет и книги Ф. И. Смита - сначала на немецком языке, а с 1860-х годов и в русском переводе ("Суворов и падение Польши" - 1866 - 1867 гг.). Федор (Фридрих) Смит, дошедший с русской армией до Парижа, был талантливым адвокатом Суворова перед европейской общественностью; он развенчивал распространённые в Европе мифы о русском полководце, как о невежественном варваре. Долгое время работы немецкоязычного русского историка считались образцом сувороведения.

В 1852 - 53 гг. вышел пятитомный труд Д. А. Милютина "История войны России с Францией в царствование императора Павла в 1799 г.". За ним последовала книга П. М. Саковича "Действия Суворова в Турции в 1773 году". Книга Милютина - одна из вершин научного сувороведения, Милютин сочетал критическое отношение к источникам и документальную обоснованность положений с пониманием великой роли образа Суворова в народной истории. Сам Д. И. Милютин был замечательным военным и политическим деятелем, одним из тех, кто олицетворил 1850-е - 1860-е годы России. Всё это заставляет нас и по сей день с особенным вниманием относиться к милютинским исследованиям. И в современной литературе можно встретить немало комплиментов суворовской работе Милютина - признание пришло к этому историку раз и навсегда.

В 1856 году появилась книга А. И. Астафьева - страстного пропагандиста суворовского гения. Книга называлась "Воспоминания о Суворове". Автор принял вызов европейских историков и с успехом принялся доказывать уникальность Суворова.

В 1874 году появилась книга Н. Рыбкина "Генералиссимус Суворов. Жизнь его в своих вотчинах и хозяйственная деятельность". Эта книга - образец внимательного исследования определённого среза суворовской судьбы, суворовского наследия. Н. Рыбкин опубликовал множество ценных источников, касающихся хозяйственной деятельности Суворова: переписку, иные документы.

В 1884 году в сувороведении началась эпоха Александра Фомича Петрушевского. Его книга "Генералиссимус князь Суворов" (в 3-х томах) не только стала полнейшим исследованием биографии Суворова, но и вызвала новую волну интереса к личности генералиссимуса. В 1900 году вышло в свет второе, переработанное издание, и, что замечательно, была добавлена глава "Суворов легендарный и исторический". Петрушевский отнюдь не ограничивался пересказом событий жизни Суворова и работой с документами. Его интересовала и личность полководца - его психологический портрет, и природа суворовского феномена в восприятии общества. Кредо Петрушевского - "Опыт истории Суворова, но не его эпохи" - определило некоторую ограниченность исследования. Суворов справедливо рассматривается Петрушевским как явление уникальное, но историк делает из этого следующий вывод - уникальное явление не имеет глубоких корней, оно по природе феноменально и оказывается лишь исключением из правил. Поэтому в капитальном исследовании Петрушевского мы не находим крупных исторических обобщений, анализа эпохи Суворова и эпохи, предшествовавшей Суворову. Книги Петрушевского - уникальный образец честной скрупулёзной работы историка-биографа. После Петрушевского казалось, что в суворовской историографии наступило время работ, решающих локальные задачи, а задача создания цельной биографии выполнена.

Свою немаловажную роль в суворовской историографии сыграл и М. И. Драгомиров - русский учёный и военный деятель, изучавший и комментировавший "Науку побеждать" и вообще проявлявший деятельный интерес к суворовскому наследию. С именем М. И. Драгомирова связана попытка модернизации и возрождения суворовских традиций не только в пореформенной русской армии, но и в идеологии тогдашней России.

В 1900 году, к столетию со дня смерти А. В. Суворова, в биографической библиотеке Флорентия Павленкова вышел очерк М. Л. Песковского, посвященный русскому полководцу. Эта суворовская биография отражает усреднённое понимание суворовского образа рубежа 19 и 20 веков. М. Л. Песковский активно привлекал суворовские анекдоты, демократизировал образ Суворова, увы, с избыточной сенсационностью описал противоречия, возникавшие между Румянцевым и Суворовым. В 1903 году М. Л. Песковский, женатый на двоюродной сестре В. И. Ульянова-Ленина, окончил свои дни в доме призрения душевнобольных имени императора Александра Третьего. Суворовский очерк Песковского, к сожалению, не вошёл в число лучших очерков павлёнковской библиотеки. Главным его достоинством оказалась живость доступного, лёгкого языка.

В 1892 году, в Гродно, выходит книга С. К. Гершельмана "Нравственный элемент в руках Суворова". Гершельманом была поднята интересная и важная для православной России тема. В 1900 году в исследовании А. В. Геруа, "Суворов-солдат" был освящён путь Суворова в нижних чинах, развеяны некоторые мифы относительно солдатства Александра Васильевича

Наконец, в 1900 г., к столетию со дня смерти полководца был выпущен двухтомник "Суворов в сообщениях профессоров Николаевской академии Генерального штаба". В сборнике выделялись статьи М. В. Алексеева, А. З. Мышлаевского.

Большой интерес у современного читателя вызывает выдержавшая несколько переизданий в начале 20 века монография П. И. Ковалевского "Генералиссимус Александр Васильевич Суворов: Психиатрические эскизы из истории" - ещё одно и, может быть, полнейшее исследование природы чудачеств Суворова, особенностей натуры гения. Ковалевский ставит под сомнение распространенное мнение (см. Соловьев, Ключевский) о наигранности суворовских чудачеств. Для него чудачества - естественное следствие характера Суворова, "организации его нервной системы". В последующие годы советские психологи развивали идеи Ковалевского, продолжая исследование суворовского феномена.

В 1916 году начался выпуск издания В. А. Алексеев "Письма и бумаги Суворова", с авторскими объяснениями и примечаниями. Вышел только первый том этой книги, затем жизнь известного сувороведа оборвалась. Ранее, в 1901 году, В. А. Алексеев приоткрыл завесу над одной из самых таинственных страстей Суворова - творчеством - в монографии "Суворов-поэт". Лучшие сувороведы послеоктябрьского времени - И. И. Ростунов, В. С. Лопатин - оказались продолжателями В. А. Алексеева, его признанных образцовыми методов исследования суворовского наследия.

Характерно, что после октября 1917 года и до второй половины 1930-х суворовские исследования появлялись лишь в специальных военных изданиях. Отметим монографию Н. П. Михневича "Суворов - в оценке европейских писателей и военных", вышедшую в грозном 1921 году. Суворову уделяли внимание историки, исследовавшие русское военное искусство - А. И. Верховский, знаменитый М. Н. Покровский, С. Г. Лукирский. Знаменует развитие старой тенденции и написанная в 1920-е годы, но так и не нашедшая тогда своего издателя работа Г. Ф. Гирса "Суворов и Наполеон. Опыт сопоставления их полководческих дарований с характерологической точки зрения. Военно-психологический этюд (к проблеме психологии личности)".

Наконец, развенчали "школку Покровского", началось преодоление вульгарно-социологического подхода к истории, и появились новые биографии Суворова - К. Осипова, С. Калинина, С. Глязера (все вышли в 1938 году). Особенную популярность получила книга К. Осипова, на полтора десятилетия ставшая главной книгой о Суворове и за это время не раз переизданная. Книгу эту принято критиковать - и критика эта справедлива. Нужно, впрочем, отдать должное К. Осипову, создавшему яркий образ полководца, который оказался ближе к легендарному, а не историческому Суворову. Конечно, Осипов выставляет Суворова, как деятеля, "чуждого царям и придворным кругам".

В 1939 году появилась книга А. Н. Боголюбова "Полководческое искусство Суворова". В отличие от К. Осипова, А. Боголюбов уделил внимание теме, заявленной в заглавии книги. Две эти предвоенные книги дополняли одна другую: Осипов раскрывал характер Суворова, цитировал стихи и анекдоты, а Боголюбов обращал внимание на полководческий талант генералиссимуса, стратега и тактика. Идеологическая тенденция, характерная для поздних тридцатых, присутствовала в обеих сочинениях.

Перед войной и во время войны было издано немало монографий и брошюр о Суворове и суворовских войнах. Книги эти делали своё благородное дело, воодушевляя солдат и просвещая боевых офицеров. Автором нескольких брошюр был К. Пигарев, в 1948 году издавший книгу "Суворов".

В 1946 году вышла книга Г. П. Мещерякова и Л. Г. Бескровного "А. В. Суворов". В книге затрагивались разные аспекты суворовского характера, значения Суворова для России и особенностей полководческого таланта Суворова.

Лучшие начинания исторической науки в сталинскую эпоху были связаны не с историософскими обобщениями, а с источниковедением. Шаг за шагом осваивалось суворовское наследие, издавались документы. Итогом этих работ стал четырёхтомник "А. В. Суворов. Документы" под редакцией Г. П. Мещерякова, вышедший в 1949 - 1953 годах. До сих пор это крупнейшее издание суворовских документов, необходимое для каждого биографа Суворова, для всех, изучающих историю русского полководца.

В 1950 году вышел в свет юбилейный "Суворовский сборник" Института истории АН СССР (среди авторов - Н. И. Шатагин, Л. Г. Бескровный, А. Е. Гутор). В стилистике статей сборника отразилась догматическая насыщенность эпохи "сталинского ампира". В статье А. Е. Гутора была выдвинута сенсационная, впоследствии не раз опровергнутая, версия смещения даты рождения Суворова с 1730 на 1729 год.

В 1978 году в Ленинграде вышла книга Г. И. Мееровича и Ф. В. Буданова "Суворов в Петербурге", продемонстрировавшая ряд интересных документов по заявленной теме.

В 1980 году Институт истории АН СССР выпустил юбилейный сборник статей "Александр Васильевич Суворов" под редакцией А. Г. Бескровного. В сборнике помещены содержательные статьи А. Г. Бескровного, И. И. Ростунова, А. Г. Кавтарадзе, открывшие новый, более свободный от идеологических догм, этап изучения Суворова. В 1983 году в Ереване выходит интересная монография М. Г. Нерсисяна "Суворов и русско-армянские отношения в 1770-х - 1780-х годах", раскрывшая важную и малоизученную главу суворовской биографии.

В 1989 году в "Воениздате" выходит капитальная монография И. И. Ростунова "Генералиссимус Александр Васильевич Суворов: Жизнь и полководческая деятельность". Установка на документальность, на строгую научность отличает эту книгу от всех иных биографий Суворова. Здесь (!) практически отсутствуют анекдоты, зато представлен анализ стратегии и тактики Суворова, великолепно освоен и переработан в биографическое исследование четырехтомник суворовских документов и иные источники. В 1990 году в том же "Воениздате" выходит книга "А. В. Суворов. Походы и сражения в письмах и записках", составленная О. Л. Сариным, являющаяся своеобразным документальным приложением к монографии И. И. Ростунова.

В 1980-е - 1990-е годы, пожалуй, наибольший вклад в сувороведение внёс В. С. Лопатин, издавший в 1992 году монографию "Потемкин и Суворов", а ранее, в 1987 году подготовивший и прокомментировавший уникальное издание писем Суворова в серии "Литературные памятники". В издании помещена и статья В. С. Лопатина "Суворов в своих письмах", демонстрирующая лучшие стороны сувороведения и, увы, нечастый в исследовательской среде хороший литературный вкус. В творчестве В. С. Лопатина отразилось новое отношение к Суворову, к истории, характерное для отечественной исторической науки 1970-х - 1990-х. Не брезгуя источниковедением и строго относясь к документальной точности, Лопатин создаёт личностный, авторский образ Суворова. Комментарии Лопатина к письмам Суворова - одни из самых удачных не только в сувороведении, но и во всей авторитетной книжной серии "Литературные памятники".

Любопытный анализ суворовской деятельности при Павле Первом до ссылки в Кончанское предпринимает М. М. Сафонов в недавней статье "Суворов и оппозиция Павлу Первому". Этот поучительный эпизод русской истории, когда великий полководец проявил терпимость и смирение и отказался от идеи мятежа, в последнее время становится всё более злободневным.

В 1998 году выходит книга, собранная М. Г. Жуковой "Твой есмь аз" Суворов", обзор документов и легенд, показывающих суворовское отношение к православной вере, к Богу, к Церкви. В приложении к книге - Канон, составленный лично Суворовым.

Суворовских исследований в России было немало, но всё равно образ нашего полководца остаётся шире любых книжных образов, Суворов как национальный герой интереснее и сильнее Суворова - героя исследований. Писать о Суворове в России - занятие и благодарное, и ответственное. Иначе и не бывает с национальными героями. Неизвестно, был бы развеян скепсис Никиты Муравьева по отношению к биографиям Суворова, доживи старинный декабрист до наших дней? У научного сувороведения есть свои вершины - Милютин, Петрушевский, Алексеев, Ростунов, Лопатин. Есть уникальные книги - собрания суворовских документов в четырехтомнике, собранном Мещеряковым и писем в томе, собранном Лопатиным. Современный читатель с интересом и пользой для себя знакомится и с произведениями Бантыш-Каменского, Н. Полевого, Осипова. Без научного сувороведения не было бы и суворовской беллетристики - Алданова, Папаригопуло, Олега Михайлова, Раковского, Григорьева. Не было бы рассказов о Суворове, предназначенных детям. Иным, обеднённым, был бы образ нашего полководца в русской поэзии. Может быть, существует и взаимное влияние суворовской легенды и научного сувороведения. Ясно, что без легенды сувороведение было бы иным, но, может быть, иные особенно яркие исследования изменили само предание о великом полководце? повлияли на фольклор?

Не сомневаюсь: не только педантичный историк, но и время, будущие десятилетия и века дополнят мой краткий обзор суворовской историографии.

 


В начало раздела




© 2003-2017 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru